1887. Указ «о кухаркиных детях».

 

 

 

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений

Автор-составитель Вадим Серов

 

КУХАРКИНЫ ДЕТИ

Первоисточник — печально знаменитый в свое время циркуляр (1887) российского министра просвещения Ивана Давидовича Делянова (1818— 1897). Этим циркуляром, одобренным императором Александром III и получившим в обществе ироническое название «о кухаркиных детях» (хотя как раз они там и не упоминались), предписывалось учебному начальству допускать в гимназии и прогимназии только обеспеченных детей, то есть «только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство о правильном над ними домашнем надзоре и в предоставлении им необходимого для учебных занятий удобства».

И далее в циркуляре пояснялось, что «при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, коих, за исключением разве одаренных необыкновенными способностями,

не следует выводить из среды, к коей они принадлежат» (Рождественский С.В. Исторический очерк деятельности Министерства народного просвещения. СПб., 1909). 

Иносказательно — о детях из бедных, социально незащищенных семей.

  

ДОКЛАД  

министра народного просвещения И. Делянова

«О сокращении гимназического образования» (1887 г.)

 

Вследствие предположения, состоявшегося в совещании при моем участии, из министров: внутренних дел, государственных имуществ, управляющего министерством финансов и обер-прокурора Святейшего синода, я имел счастие испрашивать соизволение Вашего Императорского Величества на внесение в Комитет министров представления о допущении впредь в гимназии и в прогимназии детей лишь некоторых сословий не ниже купцов 2-й гильдии. 

Ваше Императорское Величество, всесторонне обсудив это предположение, изволили на всеподданнейшем докладе моем 23 мая выразить мысль, что, признавая эту меру несвоевременною и неудобною, Вы полагали бы за лучшее достигнуть цели отвращения наплыва в гимназии и прогимназии детей лиц, не соответствующих по домашней их обстановке среднему образованию, другими какими-либо способами, и изволили Всемилостивейше повелеть мне войти в новые по этому вопросу соображения.

Проникаясь мыслью Вашего Величества, я счел нужным посоветоваться с означенными выше лицами, за исключением находящегося ныне в отсутствии действительного тайного советника графа Толстого, и мы, ввиду замечания Вашего Величества, предположили, что независимо от возвышения платы за учение, было бы, по крайней мере, нужно разъяснить начальствам гимназий и прогимназий, чтобы они принимали в эти учебные заведения

только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре и в предоставлении им необходимого для учебных занятий удобства. Таким образом, при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию. С тем вместе, не находя полезным облегчать на казенные средства приготовление детей в гимназии и прогимназии, совещание высказало, что было бы необходимо закрыть приготовительные при них классы, прекратив ныне же прием в оные. На приведение сей последней меры в исполнение уже последовало, по всеподданнейшему докладу моему 11 апреля, предварительное высочайшее Вашего Императорского Величества
соизволение.

Если Ваше Величество соизволит окончательно одобрить вышеизложенные предположения, то теперь предстоит только войти в Комитет министров с представлением:

 1) об ограничении известным процентом приема в гимназии и прогимназии детей евреев, к которым может быть с пользою применена и предположенная особою комиссией под председательством статс-секретаря графа Палена мера о недопущении в гимназии и прогимназии детей евреев из низших сословий, и

2) о предоставлении министру народного просвещения, в изменение ст. 129 устава университетов 23 августа 1884 г., права определять плату за слушание лекций, не стесняясь ныне установленной 50-рублевой нормой. 

На приведений сих предположений в исполнение приемлю долг всеподданнейше испрашивать высочайшее Вашего Императорского Величества соизволение.

Что же касается до сокращения числа гимназий и прогимназии, с преобразованием некоторых из них в реальные и промышленные училища, то имею счастие всеподданнейше доложить, что, ввиду выраженного на докладе моем 29 марта Вашего Императорского Величества повеления, мною собраны уже сравнительные статистические данные о числе учеников, количестве параллельных классов и средствах содержания гимназий и прогимназий, а также сделано соображение о возможности закрытия или преобразования оных, смотря по местным условиям и средствам, на них отпускаемым из казны или от земств и городских обществ; но дальнейшие по сему предположения ныне приостановлены впредь до разрешения вопроса о преобразовании реальных и открытия промышленных училищ,

так как без сего невозможно ни преобразовывать гимназии и прогимназии, ни закрывать оные, потому что ученики сих заведений, по закрытии гимназии или прогимназии в какой-либо местности, были бы лишены возможности продолжать свое образование за неимением соответственного учебного заведения, что поставило бы местные общества в крайне затруднительное положение. Впрочем, можно надеяться, что с приведением вышеизложенных мер в исполнение значительно сократится число учеников в гимназиях и прогимназиях и улучшится состав их, что особенно важно потому, что дурное направление учащихся зависит не от количества гимназий и прогимназий, а от качества учеников и переполнения каждой из них в отдельности».

Ложь как правда… А не приходилось ли вам, читатель и «сообщник», задумываться о том, что в политике ложь играет точно такую же роль, точнее — выполняет те же самые функции, что и ПРАВДА.

А отсюда — и непреодолимый соблазн воспользоваться неправдой, ложью для достижения собственных целей: 

  — Авось, не заметят, «схавают» за милую душу! И ведь молчат — не значит, что не замечают, да вот лень связываться с некоторыми особенно громко кричащими «пропагаторами» новых идей. …Да вот только всегда ли оправданно наше молчание, на котором и пытаются зарабатывать «политический капитал» неграмотные или наглые политические авантюристы. И вновь о кухарках и их детях

 

Из ИНТЕРНЕТА. Дневник Литератора   В связи с одной распространенной ошибкой.

       Очень часть  цитируют слова Ленина о том, что каждая куxарка должна уметь управлять государством.

 

Действительно, В.И. Ленин в работе «Удержат ли большевики государственную власть» (т.34, с. 315) писал: » Мы не утописты. Мы знаем , что любой чернорабочий и любая кухарка НЕ способны

сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласились с академиками, и с Брешковской, и с Церетели».

 

То есть говорил о ПРАВЕ, возможности «кухаркиных детей», детей «простолюдинов» на получение СОВРЕМЕННОГО образования и о ПРАВЕ участвовать в управлении делами государства и общества.

Таким образом Ленин говорил прямо противоположное тому, что ему приписывает вся демократическая пресса при поддакивании почти всей интеллигенции.

 

— Нет, батенька, Ленин писал, прежде всего, совсем о другом: о том, что должен быть шанс получить высшее образование у всех, в т.ч. и у детей куxарки (это посовременнее звучит, кто хочет уточнить в Инете найдет).

 

ПЕРВАЯ дискуссия «о кухаркиных детях» началась….. 30 июня 1887 – когда в России был принят

указ о запрете поступления в гимназии детей простолюдинов («указ о кухаркиных детях»).

По этому поводу Александр III тоже оставил резолюцию, собственноручно начертав на судебном показании крестьянки, сообщавшей, что ее сын хочет учиться: «Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!», —.

 

Александр III о роли государства в высшем образовании особо не рассуждал, исповедуя гораздо более простой подход к состоянию страны, почти 90 процентов населения которой не умели даже читать и писать. «И слава Богу!», — наложил он резолюцию на доклад из Тобольской губернии, сообщавший о низкой грамотности в ней.

 

    Кстати, российское студенчество XIX века ответило на указ 30 июня массовыми сходками солидарности с «лишенными» права на образование «простолюдинами». Наши же «доморощенные» «демократы»-либералы, конечно, против «кухаркиных детей» в управлении государством!

 

 

www.domarchive.ru

Корней Чуковский о себе, царе и «кухаркиных детях» | Актуальная классика | Культура

1 июля 1887 года был издан Доклад «О сокращении гимназического образования», составленный министром просвещения Российской империи графом Деляновым и также известный как «Циркуляр о кухаркиных детях». Выход устава предваряло совещание, которое Делянов провёл совместно с другими министрами и обер-прокурором Святейшего Синода, то есть официальным представителем Российского Императора в Синоде, Константином Победоносцевым. Именно идеи обер-прокурора легли в основу «Циркуляра»: Победоносцев был уверен, что остановить народные революционные движения возможно, в том числе и ограничив получение образования представителями низших слоёв общества.

Иван Делянов. 1890 год. Фото: Commons.wikimedia.org / Левицкий

Согласно тексту доклада, «гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одарённых гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию. С тем вместе, не находя полезным облегчать на казённые средства приготовление детей в гимназии и прогимназии, совещание высказало, что было бы необходимо закрыть приготовительные при них классы, прекратив ныне же приём в оные».

Доклад носил рекомендательный характер и не содержал каких-либо точных инструкций и указаний. Тем не менее, в некоторых учебных заведениях «циркуляр» расценили как руководство к действию, так что отчисления, согласно информации очевидцев, всё же имели место. Об исключении по «указу о кухаркиных детях» неоднократно вспоминает в своих произведениях

Корней Чуковский, из-за низкого происхождения так и не закончивший Одесскую гимназию. В статье «Министр, царь и «кухаркины дети»», опубликованной в журнале «Смена» в июле 1937 года, писатель объясняет, что подтолкнуло императора Александра III к принятию «Циркуляра»:

«Самодержавный «народолюбец» яснее всего обнаруживал свои подлинные чувства к народу, когда дело шло о народном образовании, о школах для масс. Тягу своего любимого «простого народа» к культуре он считал опасным преступлением, которое необходимо пресечь в самом корне.

Когда крестьянка Ананьина, привлечённая к суду по одному революционному делу, упомянула о том, что она мечтала отдать своего сына в гимназию, Александр III написал, негодуя:

«Это-то и ужасно! Мужик, а тоже лезет в гимназию!»

Когда тобольский губернатор не без прискорбия довёл в своём докладе до монаршего сведения, что в губернии мало грамотных, царь написал на полях:

«И слава Богу!»

Он хорошо понимал, что «простые люди» лишь до той минуты являются надёжной опорой престола, покуда они в темноте.

Поэтому он так распалялся, когда обнаруживал, что, невзирая ни на какие приказы, дети дворников, судомоек и прачек так и «лезут» за наукой в гимназию.

В 1887 году молодые студенты, первокурсники, вчерашние гимназисты, дети очень небогатых родителей организовали покушение на жизнь царя. Значит, во всём виноваты гимназии! Значит, для того, чтобы утихомирить студенчество, нужно очистить гимназии от озлобленной и недовольной бедноты.

Чуть только Ивану Давыдычу стало известно, что, вдохновляемый Победоносцевым, царь намерен очистить гимназии от ненавистных «чумазых», он ещё до всяких распоряжений по этому поводу изготовил проект циркуляра: изгнать из гимназий не только крестьянских и мещанских детей, но даже детей небогатых купцов, чтобы там учились одни лишь богачи и дворяне.

Александр III прочитал и поморщился:

«Это хорошо бы… Но перед Европой неловко… Надо бы как-нибудь помягче…»

И Иван Давыдыч тотчас же изготовил другой циркуляр, либеральнее. Циркуляр, который прославил его на многие годы, а может быть (кто знает?), на века. Циркуляр о так называемых «кухаркиных детях»».

Детский писатель Корней Чуковский во время встречи со своими юными читателями в детской библиотеке в Переделкино. 1959 год. Фото: РИА Новости / Семенов. О том, как лично его коснулись новые порядки, Чуковский пишет и в своей автобиографической повести «Серебряный герб» — ироничной книге о детских и отроческих годах жизни. О точной дате и причинах исключения исследователи спорят до сих пор: одни считают, сверяясь с цифрами и фактами, а точнее с тем, как называлась гимназия в то или иное время, что выгнать молодого человека могли не раньше 1898 года, когда ему было уже 16 лет. Сам же автор утверждает, что покинул учебное заведение в пятом классе — в 12 лет — и представляет себя на страницах повести ещё довольно инфантильным и по-детски трогательным мальчиком. Вероятно, писатель намеренно «подвинул» дату, чтобы несправедливость ощущалась острее на фоне детского горя со слезами, какого не было у 16-летнего юноши.

АиФ.ru публикует отрывок из повести Корнея Чуковского «Серебряный герб», в котором школьный инспектор Прохор Евгеньевич (Прошка) объявляет герою, что тот исключён. И не на две недели за провинности — «издевaюсь нaд обрядaми церкви, рaзврaщaю блaгочестивого Зуевa, устрaивaю десятки снaстей для сигнaлизaции во время диктовки (вот когдa он вспомнил о моём телефоне) и нaрочно дaю неверные сигнaлы товaрищaм, чтобы они получaли нули…», — как думал мальчик, а навсегда.

***

«— Здесь вaм не булочнaя, увaжaемый сэр, — говорит он громко, нa всю зaлу. — Или вы не зaметили — нa дверях у нaс вывесочкa: «Посторонним вход строго воспрещaется».

Гимнaзисты окружaют нaс молчaливой толпой. Их не меньше стa, a откудa-то мчaтся ещё и ещё. Двое или трое — со скрипкaми: должно быть, у них только что кончилaсь музыкa.

— Здесь вaм не булочнaя, — повторяет Прошкa язвительным голосом, глядя не нa меня, a нa публику. Он потирaет руки, он выпятил грудь. Он похож нa aктёрa, который дорвaлся нaконец до любимой выигрышной роли и собирaется сыгрaть её под aплодисменты восторженных зрителей.

— Прохор Евгеньич, — лепечу я бессвязно, — я ни в чём… Спросите у Козельского… у Зюзи. Зюзя, отчего ты молчишь? Ведь ты знaешь, что я дaже не видел твоего дневникa. Честное слово, не видел. Все мои товaрищи скaжут. Вот и Тюнтин… спросите у Тюнтинa.

— Нет-с! Извините! Вaши товaрищи — вон они!

И Прошкa укaзывaет рукою в окно. Тaм нa пaнели под мaртовским солнцем, у железной решётки монaстырского сaдa сгрудились оборвaнные бездомные дети, которых в нaшем городе нaзывaют «босявкaми».

Александр Блок и Корней Чуковский на вечере Блока в Большом Драматическом театре. Фото М. С. Наппельбаума. Петроград, 25 апреля 1921 года. Репродукция. Фото: РИА Новости

— Не прикaжете ли приглaсить этих джентльменов сюдa? — спрaшивaет Прошкa нaсмешливым голосом. — «Сaдитесь, дорогие, зa пaрты, мы нaучим вaс aлгебре, химии, всем языкaм».

Это любимaя Прошкинa темa. В течение многих лет он не рaз повторял, что гимнaзии существуют для избрaнных.

Сегодня он говорит об этом особенно крaсноречиво и долго. И тут только я зaмечaю, что спрaвa, у двери в «рыдaльню», тихо стоит Шестиглaзый и, зaжмурившись, кивaет головою.

Прошкa — его обезьянa: подрaжaет ему во всех своих жестaх и произносит тaкие же цветистые речи. И дaже щурится близоруко, совсем кaк Бургмейстер, хотя зрение у него очень хорошее.

Я слушaю его кaк в тумaне. Прямо против меня стоит взволновaнный, бледный Тимошa, и в его зелёных глaзaх — плaменнaя ненaвисть к Прохору. Щёки его дёргaются в судороге, губы непрерывно шевелятся. Он силится что-то скaзaть, но не может, потому что он зaикa; при мaлейшем душевном волнении у него отнимaется язык, и он только мычит от нaтуги.

Тут же стоит Людвиг Мейер, восьмиклaссник, и смотрит нa меня с явным сочувствием.

— Будьте же любезны удaлиться! — обрaщaется ко мне Прошкa с преувеличенной вежливостью. — И кaк это он ловко прокрaлся сюдa! — говорит он совсем другим голосом, обрaщaясь к молодому служителю Косте. — «Я, Прохор Евгеньич, зa булочкой!»

— Дa он тут с утрa! — кричит Тюнтин.

— С утрa?.. Угу-гу! Ты, Костя, гляди и помни: чуть увидишь этого синьорa — ни в пaрaдный, ни в чёрный. В прихожую — и то воспрещaется… По-жaлуйте, молодой человек!

— Прохор Евгеньич! — кричит издaли Муня Блохин, протискивaясь к нему сквозь толпу. — Прохор Евгеньич, вы, должно быть, не знaете… Я сейчaс вaм скaжу…

Прошкa глядит нa Блохинa тем зловещим и многознaчительным взглядом, кaким обычно глядит Шестиглaзый нa сaмых зaкоренелых «рыдaльцев», и, не ответив ни словa, обрaщaется ко мне с той же нaсмешливой вежливостью:

— Берите, молодой человек, вaши вещи, если они у вaс есть, и пожaлуйте зa мной… Вот сюдa-с!

Он покaзывaет мне дорогу — «нaпрaво-с», «нaлево-с», кaк будто я здесь никогдa не бывaл, и ведёт меня к выходу, кaк полицейский своего aрестaнтa: он — впереди, сбоку — Костя.

— Погодите, пожaлуйстa! — кричит Муня Блохин, зaтёртый толпой первоклaссников, хлынувшей из нижних коридоров.

Я иду, опустив глaзa. Почему-то мне тaк стыдно перед идущими вслед зa мною товaрищaми, словно я поймaнный вор.

Нaконец Муне удaётся протискaться к Прохору.

— Прохор Евгеньич, его только нa две недели… Только до постaновления советa. Я слышaл. Мне скaзaли… Вы, должно быть, не знaете…

— Совет уже зaседaл вчерa вечером. Экстренно. И постaновил: исключить. Его и ещё двоих.

Услышaв эти стрaшные словa, я не грохнулся нa пол, не зaвопил, не зaплaкaл. Для нового горя во мне уже кaк будто нет местa.

Тимошa что-то говорит мне, но что — я не понимaю, не слышу. Я кaк будто онемел и оглох.

Мы нaчинaем спускaться в шинельную. Здесь я знaю кaждую ступеньку, кaждое пятно нa стене. Кaкими испугaнно круглыми, большими глaзaми глядят нa меня первоклaссники, девятилетние мaльчики, толпящиеся внизу, в вестибюле! Должно быть, им кaжется, что я сaмый нaстоящий рaзбойник, который, если вырвется, нaделaет бед.

Сгорбленный и несчaстный, я спускaюсь по лестнице.

В шинельной я вижу Мелетия. Он стоит перед зеркaлом и, прищурив глaзa, стaрaтельно приглaживaет мaленькой щёточкой свои жидкие белёсые брови. Я клaняюсь ему в зеркaло, по стaрой привычке. Он смотрит нa меня, кaк нa зaбор или дерево.

Прошкa звонко кричит Моисеичу:

— Подaйте молодому человеку фурaжечку!

Подaвaть гимнaзистaм фурaжки — тaкого обычaя у нaс не бывaло.

Я хочу шaгнуть к своей вешaлке (знaкомaя вешaлкa — номер одиннaдцaтый, первaя слевa), но Прошкa удерживaет меня зa плечо:

— Не трудитесь, пожaлуйстa. Вaм сейчaс подaдут.

И, перехвaтив мою фурaжку — недaвно купленную, с белыми кaнтикaми, — он делaет ужaсную вещь: вылaмывaет из неё мой гимнaзический герб и отдaёт её мне — без гербa!»

Отрывок из из повести Корнея Чуковского «Серебряный герб»

www.aif.ru

Циркуляр о кухаркиных детях — это… Что такое Циркуляр о кухаркиных детях?


Циркуляр о кухаркиных детях

Циркуляр о кухаркиных детях

«Циркуляр о кухаркиных детях» — издан 1 июля 1887 года министром просвещения Российской империи графом И. Д. Деляновым и предписывал при приёме в гимназии воздержаться «от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат».

Циркуляр опирался на воззрения Александра III (Александру принадлежит отзыв на показания крестьянки М. А. Ананьиной о том, что ее сын хочет учиться в гимназии — «Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!») и К. П. Победоносцева о необходимости «остудить» российское общество, ограничив передвижение из «неблагородных» слоёв населения в разночинцы и студенты, основную движущую силу революционного подъема предшествующих лет. Из гимназий были отчислены представители низших слоёв общества, сумевшие оплатить обучение для своих детей. В частности, из Одесской гимназии был исключён Николай Корнейчуков (К. Чуковский).

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

  • О купце
  • О любви (альбом)

Смотреть что такое «Циркуляр о кухаркиных детях» в других словарях:

  • О кухаркиных детях — «Циркуляр о кухаркиных детях» издан 1 июля 1887 года министром просвещения Российской империи графом И. Д. Деляновым и предписывал при приёме в гимназии воздержаться «от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников… …   Википедия

  • Александр III — В Википедии есть статьи о других людях с именем Александр III. Александр III Александрович …   Википедия

  • Делянов, И. Д. — (1818 1897) граф, министр народного просвещения царской России. Начал свою служебную карьеру с должности управляющего делами секретного комитета о раскольниках, затем был попечителем петербургского учебного округа, членом совета главного… …   Исторический справочник русского марксиста

  • Ivan Delyanov — Count Ivan Davidovich Delyanov (in Russian Иван Давыдович Делянов) (December 12,1818 ndash; January 10,1898) was a Russian statesman of Armenian descent.Delyanov graduated from Moscow State University s Law School in 1838. In 1857 ndash; 1897, he …   Wikipedia

  • Делянов Иван Давыдович — (1818  1897/1898), граф (с 1888), государственный деятель, почётный член Петербургской АН (1859). Директор Императорской Публичной библиотеки в Санкт Петербурге (1861 1882). С 1882 министр народного просвещения. Проводил политику контрреформ:… …   Энциклопедический словарь

  • АЛЕКСАНДР III Александрович — (26 февраля (10 марта) 1845, Петербург 20 октября (1 ноября) 1894, Ливадия, Крым), российский император (с 1 марта 1881) из династии Романовых (см. РОМАНОВЫ), второй сын Александра II Николаевича. В первой половины 1880 х годов Александр III… …   Энциклопедический словарь

  • Делянов, Иван Давыдович — Иван Давыдович Делянов …   Википедия

  • Государь Император Александр III — Александр III Александрович Портрет Александра III работы Крамского …   Википедия

  • Делянов, Иван Давидович — Иван Давыдович Делянов (30 ноября 1818, Москва 29 декабря 1897, Петербург) граф, государственный деятель Российской империи, министр народного просвещения, директор Публичной библиотеки в 1861 1882. Биография Дворянин, сын генерал майора Д. А.… …   Википедия

  • Делянов, Иван — Иван Давыдович Делянов (30 ноября 1818, Москва 29 декабря 1897, Петербург) граф, государственный деятель Российской империи, министр народного просвещения, директор Публичной библиотеки в 1861 1882. Биография Дворянин, сын генерал майора Д. А.… …   Википедия

Книги

  • Темнеющий берег, Николай Лесков. Статья написана по поводу циркуляра министра народного просвещения Делянова от 18 июня 1887 года, в котором предписывалось не принимать в гимназии «детей кучеров, прачек, мелких лавочников и… Подробнее  Купить за руб электронная книга

dic.academic.ru

Александр III и указ о «кухаркиных детях»: arctus

Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus
Categories:
Печально знаменитый в свое время циркуляр (1887) российского министра просвещения Ивана Давидовича Делянова (1818— 1897) был одобрен лично императором Александром III и предписывал учебному начальству допускать в гимназии и прогимназии только обеспеченных детей. В циркуляре пояснялось, что «при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, коих, за исключением разве одаренных необыкновенными способностями, не следует выводить из среды, к коей они принадлежат».
(из комментариев: https://vk.com/clubeotnsk?w=wall-24888841_23055)

С отбрасыванием советского периода истории Александр III и его царствование, видимо, выбраны как идеал, как вершина российской государственности, её могущества. Как пример. Может быть, в рамках этого «возвращения к корням» у нас и уничтожается образование, ибо потребителей не следует выводить из среды, к коей они принадлежат. С них достаточно только сносно уметь считать: складывать и вычитать. Умножение и деление выполнит калькулятор.
=Arctus=




Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

arctus.livejournal.com

«Циркуляр о кухаркиных детях» и крушение империи: vladimirtan

«Циркуляром о кухаркиных детях» 130 лет назад возмущалась вся прогрессивная общественность Российской империи, но не это возмущение привело к революции, а некоторые подводные камни, таившиеся в безобидном начинании Александра III.

1 июля 1887 г., в Министерстве просвещения Российской империи появился циркуляр, озаглавленный так: «О сокращении гимназического образования». Документ был секретным, так сказать, для служебного, внутреннего пользования. Статусом закона или даже указа он не обладал, тем не менее значение этой скромной бумаге придаётся огромное. В истории России этот документ утвердился, как «Циркуляр о кухаркиных детях».

Часто приходится слышать, что именно этот документ явился одной из причин сильно возросшего общественного недовольства, которое впоследствии привело к взрыву революционных настроений. В частности, возмущение общественности вызывал вот этот фрагмент:

«Нужно разъяснить начальствам гимназий и прогимназий, чтобы они принимали в эти учебные заведения только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре. Таким образом, при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одарённых гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию».

«Нужны профессионалы»

Можно видеть, что о «кухаркиных детях» здесь речи нет, однако социальная  дискриминация прослеживается. Получалось, что, если ты родился в бедной семье кучера, лакея, повара или прачки, тебя не то что не возьмут учиться в гимназию, но и думать об этом детям не следует, и стремиться к образованию им не положено.

Сейчас пытаются оправдать появление этого циркуляра вполне объективными предпосылками. Дескать, начиналось индустриальное развитие державы, для которого перепроизводство выпускников классических гимназий с их греческим, латынью и общим гуманитарным уклоном не очень-то и нужно. Скорее, даже вредно. А нужно, наоборот, побольше людей с крепким средним профессионально-техническим образованием.

Действительно, параллельно с циркуляром о «кухаркиных детях» появляется целый ряд нормативных документов, показывающих, что правительство работает именно в этом направлении. В 1839 г. появились первые «реальные классы для временного преподавания технических наук». В 1864 г. классы стали реальными гимназиями. В 1872 г. — реальными техническими училищами. В 1888 г. повсеместно учреждаются промышленные училища, ремесленные училища, химико-технические училища и даже отдельные школы при ремесленных училищах со слесарными и столярными отделениями. Реформа среднего технического образования в России шла долго и муторно, почти полвека.

Через год после циркуляра о «кухаркиных детях», реальные училища стали полноценными учебными заведениями. В 1888 г. завершилась многоступенчатая реформа, которая наконец-то снабдила Российскую империю средними учебными заведениями технического профиля, их выпускники получили право поступать в университет.Правда, только на физико-математический или медицинский факультет.

Пусть «кухаркины дети» не могут поступать в гимназии, есть же и другие заведения, есть выбор, иди куда хочешь. В ремесленном училище и сам выучишься, и государству польза будет.


Устный счет в школе в 1895 г.

Кризис управления

Однако на самом деле прорыва не случилось, и эти реформаторские шаги в техническом образовании не принесли настоящей пользы государству.

Современник и свидетель этих реформ, историк Василий Ключевский, дал чеканно сформулированный комментарий по политике в сфере образования: «В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало, вторые беспомощны, потому что их слишком много».

Золотые слова, и сказаны вовремя — похоже, что правительство к ним прислушалось и развернуло целую сеть реальных училищ именно для того, чтобы воспитать «мастеров». Должна была заработать система образования, дающая государству «гениев»- генераторов идей, и грамотных «исполнителей»,  «мастеров», занимающихся непосредственно производством. Ждали, что система будет работать, но система почему-то не работала, не смотря на то, что есть и квалифицированные специалисты высшего и среднего уровня, и дешёвая рабочая сила. Дело в том, что страну поразил первый кризис индустриализации, при котором обнаружилась нехватка управленцев. Их нужно было откуда-то взять, причём в достаточно большом количестве.

Циркуляр о «кухаркиных детях», призванный сократить широкий доступ именно к гуманитарному гимназическому образованию, к той самой сфере обучения, которая могла дать управленцев широкого профиля. Не технарей или мастеров, а специалистов, умеющих ясно ставить задачи производства перед рабочими, свободно излагать свои мысли, то есть работать с людьми. За тринадцать лет действия циркуляра о «кухаркиных детях», отказывающего в среднем образовании большой социальной группе населения, привёл к ощутимому дефициту грамотных управленческих кадров на производстве.

На социальную дискриминацию откликнулись «народники», отправившиеся «в народ», в сёлах возникали частные деревенские школы, воскресные школы для взрослых и детей, устраивали воскресные чтения, ради просвещения селян. Недовольство социальной дискриминации росло и в городах, его поддерживали и направляли в нужное русло революционеры разных политических направлений. Протестные устремления общества сформулировал В.И. Ленин в тезисах: «Мы требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники». Требовали этого не только большевики, сколько сама экономическая жизнь и ежедневное, будничное малое и среднее производство.

источник


vladimirtan.livejournal.com

Циркуляр о кухаркиных детях — С каждого индиянца ежегодно по ефимку

Доклад «О сокращении гимназического образования» («Циркуляр о кухаркиных детях») — издан 1 июля 1887 года министром просвещения Российской империи графом И. Д. Деляновым. Доклад рекомендовал директорам гимназий и прогимназий при приёме детей в учебные заведения учитывать возможности лиц, на попечении которых эти дети находятся, обеспечивать необходимые условия для такого обучения; таким образом «гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию»


Доклад был составлен на совещании министров внутренних дел, государственных имуществ, управляющего министерством финансов и обер-прокурора святейшего синода Российской империи и опирался на воззрения К. П. Победоносцева о необходимости «остудить» российское общество, ограничив передвижение из «неблагородных» слоёв населения в разночинцы и студенты, основную движущую силу революционного подъёма предшествующих лет

Константин Петрович Победоносцев (1827 — 1907)
— российский государственный деятель,
учёный-правовед, писатель, переводчик,
историк Церкви; действительный тайный советник.
В 1880—1905 годы занимал пост Обер-прокурора Святейшего Синода.
Член Государственного совета (с 1872),
почётный член Императорской Академии наук (1880),
Почётный член Императорского Православного Палестинского Общества.
Преподавал законоведение и право будущему императору Александру III
и имел на него большое влияние.


В циркуляре содержалась инструкция по отчислению уже учащихся в гимназии представителей низших слоёв общества: «…если бы между принятыми уже учениками впоследствии оказались такие, которые вследствие домашней обстановки своих родителей или родственников оказывают вредное влияние на своих товарищей, то таких следует увольнять из гимназии или прогимназии».

lev-dmitrich.livejournal.com

«Кухаркины дети». Как закон в сфере образования привёл к крушению империи

«Циркуляром о кухаркиных детях» возмущалась вся прогрессивная общественность Российской империи. Но не это возмущение привело к революции. А некоторые подводные камни, таившиеся в безобидном начинании Александра III.

Н. П. Богданов-Бельский. Устный счёт. В народной школе С. А. Рачинского. 1895. Государственная Третьяковская галерея, Москва. © / Public Domain

130 лет назад, 1 июля 1887 г., в Министерстве просвещения Российской империи появился циркуляр, озаглавленный так: «О сокращении гимназического образования». Документ был секретным, так сказать, для служебного, внутреннего пользования. Статусом закона или даже указа он не обладал. Тем не менее значение этой скромной бумаге придаётся огромное. Чтобы стало ясно, почему так вышло, придётся вспомнить название, под которым он утвердился в истории. «Циркуляр о кухаркиных детях».

Часто приходится слышать, что именно этот документ явился одной из причин сильно возросшего общественного недовольства, которое впоследствии привело к взрыву революционных настроений. В частности, возмущение вызывал вот этот фрагмент:

«Нужно разъяснить начальствам гимназий и прогимназий, чтобы они принимали в эти учебные заведения только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре. Таким образом, при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одарённых гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию».


«Нужны профессионалы»

Можно видеть, что конкретно о «кухаркиных детях» здесь речи не идёт. Однако можно видеть и то, что сейчас назвали бы дискриминацией по социальному признаку. Получалось, что, если ты родился в бедной семье какого-нибудь подметалы, тебя не то что не возьмут учиться в гимназию, но и думать об этом не следует, и стремиться не положено.

Сейчас, по прошествии времени, задним числом пытаются оправдать появление этого циркуляра вполне объективными предпосылками. Дескать, потихонечку начиналось индустриальное развитие державы, для которого перепроизводство выпускников классических гимназий с их греческим, латынью и общим гуманитарным уклоном не очень-то и нужно. Скорее, даже вредно. А нужно, наоборот, побольше людей с крепким средним профессионально-техническим образованием.


И действительно, параллельно с циркуляром о «кухаркиных детях» появляется целый ряд нормативных документов, которые вроде бы показывают: да, правительство работает именно в этом направлении. Уже в 1888 г. последовательно учреждаются: промышленные училища, ремесленные училища, химико-технические училища и даже отдельные школы при ремесленных училищах со слесарными и столярными отделениями. Более того, в 1888 г. завершилась многоступенчатая реформа, которая наконец-то снабдила Российскую империю средними учебными заведениями технического профиля. Она шла долго и муторно, почти полвека.

В 1839 г. появились первые «реальные классы для временного преподавания технических наук». В 1864 г. классы стали реальными гимназиями. В 1872 г. — реальными училищами. И вот теперь, через год после циркуляра о «кухаркиных детях», реальные училища стали полноценными учебными заведениями: их выпускники получили право поступать в университет. Правда, только на физико-математический или медицинский факультет.

Казалось бы, вот он, настоящий прорыв. Пусть «кухаркины дети» не могут поступать в гимназии. Есть же и другие заведения. Есть выбор, в конце концов. Иди туда, куда хочешь. И сам выучишься, и государству польза будет.


Кризис управления

Однако на самом деле прорыва не случилось. И по-настоящему серьёзной пользы для государства эти шаги не принесли.

Современник и свидетель этих реформ, историк Василий Ключевский, дал чеканно сформулированный комментарий по политике в сфере образования: «В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало, вторые беспомощны, потому что их слишком много».

Золотые слова, и сказаны вовремя. Более того, создаётся впечатление, что правительство к ним прислушалось и развернуло целую сеть реальных училищ именно для того, чтобы дать «мастеров». Должно было получиться красиво. Вот есть «гении», вот есть «исполнители», вот мы даём к ним «мастеров» и ждём, что система будет работать.

А она почему-то работает через раз, да и то с пробуксовкой. Почему же, если есть и квалифицированные специалисты высшего и среднего уровня, и дешёвая рабочая сила? Дело в том, что как раз тогда страну поразил первый кризис индустриализации. Категорическая нехватка управленцев. Их нужно было откуда-то взять, причём в достаточно большом количестве.

Но в это время подоспел циркуляр о «кухаркиных детях», который призван был сократить широкий доступ именно к гуманитарному гимназическому образованию. Как раз к той сфере, которая могла дать управленцев широкого профиля. Не технарей или мастеров, а специалистов, умеющих работать с людьми. Так что дело здесь не только в народном возмущении или дискриминации. Просто тринадцати лет действия этого циркуляра оказалось вполне достаточно для того, чтобы дефицит грамотных управленческих кадров вырос до ощутимых размеров. Империя явно теряла управление своими частями. И в конце концов это привело к тезису Ленина: «Мы требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники». С одной только поправкой. Требовали этого не столько большевики, сколько сама жизнь.

irenol-5-5.livejournal.com