Страница не найдена | Институт языка и литературы им. Рудаки Академии наук Республики Таджикистан

Садриддин Айнӣ (1878 – 1954)

Адиб, олим ва асосгузори адабиёти муосири тоҷик. Аввалин Президенти Академияи илмҳои Ҷумҳурии Тоҷикистон. Муаллифи асарҳои «Таърихи амирони манғитияи Бухоро», «Таърихи инқилоби фикрӣ дар Бухоро», «Намунаи адабиёти тоҷик», «Дохунда», «Ғуломон», «Ёддоштҳо» ва дигар асарҳо, ки ба 29 забони хориҷӣ нашр шудаанд.
Бо фармони Президенти Ҷумҳурии Тоҷикистон Эмомалӣ Раҳмон аз 08 сентябри соли 1997 ба асосгузори адабиёти муосири тоҷик Садриддин Айнӣ унвони олии «Қаҳрамони Тоҷикистон» дода шуд.

Бобоҷон Ғафуров (1909 – 1977)

Олим, академики Академияи Илмҳои ИҶШС, арбоби ҳизбӣ ва давлатӣ, муаллифи китоби оламшумули «Тоҷикон» ва зиёда аз 300 асару мақолаҳо.
Солҳои 1944-1946 котиби дуюм, с.1946-1956 котиби якуми КМ Ҳизби комунистии Тоҷикистон, 1956 – 1977 сарвари Пажуҳишгоҳи шарқшиносии ИҶШС.
Бо фармони Президенти Ҷумҳурии Тоҷикистон Эмомалӣ Раҳмон аз 08 сентябри соли 1997 ба таърихшинос ва шарқшиноси шинохтаи тоҷик, академик, муаллифи китоби «Тоҷикон» Бобоҷон Ғафуров унвони олии «Қаҳрамони Тоҷикистон» дода шуд.

Мирзо Турсунзода (1911-1977)

Шоири халқӣ, раиси Иттифоқи нависандагони Тоҷикистон, Қаҳрамони меҳнати сотсиалистӣ, Раиси Кумитаи якдилии халқҳои Осиё ва Африқо. Барои достонҳои «Қиссаи Ҳиндустон»(1948), «Ҳасани аробакаш», «Чароғи абадӣ», «Садои Осиё»,(1960) «Ҷони ширин» (1963) бо ҷоизаҳои давлатии ИҶШС, ҶШС Тоҷикистон ва байналмилалии ба номи Ҷ. Неҳру (1967) сарфароз шуда буд.
Бо фармони Президенти Ҷумҳурии Тоҷикистон Эмомалӣ Раҳмон аз 07 майи соли 2001 ба шоири халқии Тоҷикистон, ходими намоёни ҷамъиятӣ Мирзо Турсунзода унвони олии «Қаҳрамони Тоҷикистон» дода шуд.

Эмомалӣ Раҳмон

Президенти Ҷумҳурии Тоҷикистон. 19 ноябри соли 1992 дар иҷлосияи XVI Шўрои Олии Ҷумҳурии Тоҷикистон раиси Шўрои Олии Ҷумҳурии Тоҷикистон, 6 ноябри соли 1994 бори аввал, солҳои 1999, 2006 ва 2013 Президенти Ҷумҳурии Тоҷикистон интихоб гардидаст.
Асосгузори сулҳу ваҳдати миллӣ-Пешвои миллат.
Бо қарори Маҷлиси Олии Ҷумҳурии Тоҷикистон 11 декабри соли 1999 барои мустаҳкам намудани давлатдории соҳибистиқлол ва пойдории сулҳ дар Ҷумҳурии Тоҷикистон бо унвони олии “Қаҳрамони Тоҷикистон” мукофотонида шудааст.

Нусратулло Махсум (1881 – 1938)

Нусратулло Махсум (Лутфуллоев) ходими давлатӣ ва ҳизбӣ. Солҳои 1924-1926 раиси Кумитаи инқилобии ҶМШС Тоҷикистон, солҳои 1926-1933 раиси Кумитаи Иҷроияи Марказии ҶШС Тоҷикистон.
Бо фармони Президенти Ҷумҳурии Тоҷикистон аз 27 июни соли 2006 ба фарзанди барӯманди халқи тоҷик Нусратулло Махсум унвони олии “Қаҳрамони Тоҷикистон” дода шудааст.

Шириншоҳ Шоҳтемур (1899 – 1937)

Ходими давлатӣ ва ҳизбӣ. Солҳои 1929-1931 котиби Ҳизби коммунистии ҶШС Тоҷикистон, солҳои 1933-1937 Раиси Кумитаи Иҷроияи Марказии ҶШС Тоҷикистон.
Бо фармони Президенти Ҷумҳурии Тоҷикистон аз 27 июни соли 2006 ба фарзанди барӯманди халқи тоҷик Шириншоҳ Шоҳтемур, унвони олии «Қаҳрамони Тоҷикистон» дода шудааст.

Онлайн тест по Русскому языку по теме Лексический повтор

Те, кто по своей социально-культурной функции должны следить за сбережением и соблюдением языковых норм, часто и с удовольствием их нарушают. Писатели (особенно, поэты) используют разнообразные способы искажения правильного построения словесных конструкций, чтобы выделить часть текста из монотонной череды правильных предложений или придать высказыванию разговорную эмоциональность.

Особой популярностью пользуется повтор в самых разных видах. Собственно говоря, в этом нет ничего необычного, ведь и гвоздь не забьешь с одного удара. Обратите внимание, насколько различаются сухое, высокомерное, даже немного невежливое одинокое «Да» и участливое, заинтересованное «Да-да» или «Да-да-да». Присмотревшись к разговорной речи, можно заметить, что этот прием заимствован литераторами из обыденного языка. Доходчивость информации всегда связывалась с повторением. Повторы «Пожар, пожар!», «Эх, раз, еще раз» подобны шекспировскому «Коня! Коня! Пол-царства за коня!». Конечно, это не запретная тавтология, а допустимый рефрен.

Составители теста в справочной статье выделили несколько видов лексических повторов именно как литературные приемы, обосновывая их законность иллюстрациями из литературных произведений.

Полученные знания закрепляются коротким (на 5 вопросов) тестом, в котором самым трудным вопросом оказывается не самый теоретический (прочтение статьи дает гарантию правильного ответа), а вопрос, в котором все ответы правильные.

Но надо иметь в виду, что эта информация носит только справочный характер, поскольку использовать лексический повтор в любых вариантах разрешено только имеющим на это право, данное свыше, или оказавшимся в ситуации, когда без повтора не обойтись. Имеются в виду приступ вдохновения или настоящий пожар.



Пройти тест онлайн


Может быть интересно


Ещё никто не оставил комментария, вы будете первым.


Написать комментарий

Спасибо за комментарий, он будет опубликован после проверки

1. Средства связи предложений в тексте

Тип средства

Пояснение

Примеры

союзные слова

 

 

 

 

 

 

 

Второе предложение начинается с союза или союзного слова. Союзы тоже, также, же могут находиться в середине предложения

 

 

 

 

 

В ненастье и во время прибыли воды клёва не было. Зато как хороши были туманные и свежие утра, когда тени деревьев лежали далеко на воде и под самым берегом ходили стаями неторопливые пучеглазые голавли! (К. Паустовский. Золотой линь).

 

Было два часа, в доме было тихо и пусто, мама, как всегда, спала после обеда. Глашка тоже, верно, заснула… (И. Бунин. Апрель)

 

 

 

 

 

 

Предложения, связанные с помощью частиц, обычно имеют дополнительное средство связи

 

 

 

 

Мерин был покорен. Только глубоко, раздувая рёбра, вздохнул, когда почувствовал подпруги (И. Бунин. Последнее свидание).

 

И я бы ему многое рассказал и обратил внимание. Ведь у нас не трактир, а для образованных людей. .. (И. Шмелёв. Человек из ресторана)

 

 

 

 

 

 

 

В качестве вида связи обычно используются личные, указательные и притяжательные местоимения, которые указывают на лица, предметы и признаки, названные в предыдущем предложении

 

Неужели ты думаешь, я поеду оправдываться и извиняться. Это значит над собой прямо приговор подписать (А. Куприн. Куст сирени).

 

На крыльце, положив морду на лапы, калачиком свернулась старая гончая собака. Она не двинулась, только посмотрела, подняв брови, и с приветом постучала хвостом (И. Бунин. Последнее свидание)

 

 

 

 

 

 

 

В качестве вида связи обычно используются наречия места, времени и местоименные наречия разных значений

 

Тина насмешливо присела и показала зеркалу язык. Потом она обернулась к другой сестре, Татьяне Аркадьевне, около которой возилась на полу модистка, подмётывая на живую нитку низ голубой юбки (А. Куприн. Тапёр).

 

Пройдя деревню, увидал с косогора огоньки внизу, на водяной мельнице у Петра Архипова. Пошёл туда (И. Бунин. Последняя осень)

Формы слова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Одно и то же слово повторяется в двух соседних предложениях, но имеет разные формы (т. е. отличается окончаниями).

Если в задании средство названо как формы слов (а не сло’ва), то, значит, встречаются два и более слов в разных формах

 

 

Маленький доктор, едва доставая до груди Арбузова, приложил к ней стетоскоп и стал выслушивать. Испуганно глядя доктору в затылок, Арбузов шумно вдыхал воздух и выпускал его изо рта, сделав губы трубочкой, чтобы не дышать на ровный глянцевитый пробор докторских волос (А. Куприн. В цирке)

 

Всё крыльцо было седое от мороза. Мороз солью лежал на траве, на сизо-зелёных раковинах капустных листьев, раскиданных по двору (И. Бунин. Последнее свидание)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глаголы, использованные в соседних предложениях, указывают на одновременность или последовательность ситуаций, на время, в которое они происходят

 

 

 

 

 

 

В кабинете Алмазов простоял с минуту на одном месте, глядя куда-то в угол. Потом он выпустил из рук портфель, который упал на пол и раскрылся, а сам бросился в кресло, злобно хрустнув сложенными вместе пальцами… (А. Куприн. Куст сирени).

 

Улица была совершенно пуста. Дома были все одинаковые, белые, двухэтажные, купеческие, с большими садами, и казалось, что в них нет ни души; белая густая пыль лежала на мостовой; и всё это слепило, всё было залито жарким, пламенным и радостным, но здесь как будто бесцельным солнцем (И. Бунин. Солнечный удар)

Что такое повтор в русском языке примеры. Лексический повтор в поэтическом тексте: его функции, примеры.

Лексический повтор

повтор лингвистический литература художественный

Повтором или репризой называется фигура речи, которая состоит в повторении звуков, слов, морфем, синонимов или синтаксических конструкций в условиях достаточной тесноты ряда, т.е. достаточно близко друг от друга, чтобы их можно было заметить. 11 Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка. — М.: Просвещение. — 1992. — с.182

Также как и другие фигуры речи, усиливающие выразительность высказывания, повторы можно рассматривать в плане расхождения между традиционно обозначающим и ситуативно обозначающим как некоторое целенаправленное отклонение от нейтральной синтаксической нормы, для которой достаточно однократного употребления слова.

Функции повтора и та дополнительная информация, которую он несет, могут быть весьма разнообразными.

Наиболее обычная функция повтора — функция усиления. В этой функции повтор как стилистический прием наиболее близко подходит к повторам как норме живой возбужденной речи.

Those evening bells! Those evening bells.

Повторы, несущие функцию усиления, обычно в композиционном отношении очень просты: повторяющиеся слова стоят рядом друг с другом. Другие функции повтора не так прямо связаны с тем эмоциональным значением, которое эти повторы имеют в живой разговорной речи. Функция других повторов обычно выявляется в самом контексте высказывания. Так в следующем отрывке из романа Диккенса «Our Mutual Friend» повтор имеет функцию последовательности. Она проявляется даже без конечного then, которое уточняет эту функцию.

«Sloppy… laughed loud and long. At this time the two innocents, with their brains at that apparent danger, laughed, and Mrs. Hidgen laughed and the orphan laughed and then the visitors laughed».

Повторение слова laughed, усиленное многосоюзием, служит целям образного воспроизведения описываемой сцены.

Иногда повтор приобретает функцию модальности.

«What has my life been? Tag and grind, lag and grind turn the wheel, turn the wheel»

Повтор здесь использован для передачи монотонности и однообразия действий. Эта функция реализуется главным образом ритмом, который образуется из-за повторения слов и словосочетаний. Такую же функцию модальности имеют и разнообразные повторы в «The song of the shirt» Томаса Гуда.

Work — work — work!

Till the brain begins to swim!

Work — work — work!

Till the eyes are heavy and dim!

Seam, and gusset, and band,

Band and gusset, and seam, —

Till over the buttons I fall asleep,

And sew them on in a dream!

Утомительное однообразие и монотонность действий выражена разными средствами. Важнейшим, конечно, является само значение оборотов Till the brain begins to swim! и Till the eyes are heavy and dim! Но лексикологически переданное утомление, вызванное работой, еще не указывает на однообразие, монотонность самой работы. Это передается повторами слов work и seam, and gusset, and band.

Другая функция, которая довольно часто реализуется повтором, — это функция нарастания.

Повторение слов способствует большей силе высказывания, большей напряженности повествования. Эта функция родственна первой функции, указанной выше.

В ряде случаев повтор служит для выражения многократности или длительности действия. В этой функции повтор является типизацией фольклорных повторов. Fledgeby knocked and rang, and Fledgeby rang and knocked, but no one came.

В функции многократности действия особенно часто повторяются наречия, разделенные союзом and.

He played the unhappy tune over and over again.

Часто многократность действия или длительность действия поддерживается и значением пояснительных слов и словосочетаний.

I sat working and working in a desperate manner, and I talked and talked morning noon and night. Здесь длительность выражена формой глагола, повтором и словосочетанием noon and night.

Иногда повтор приобретает функцию смягчения резкости перехода от одного плана высказывания к другому. Так, например, в следующей строфе из поэмы Байрона «Don Juan» повторение слов and then служит целям такого смягчения перехода:

For then their eloguence grows quite profuse:

And when at length they»re out of breath, they sign,

And cast their languid eyes down, and let loose

A tear or two, and then we make if up:

And then — and then — and then — sit down and sup.

Бывают случаи, когда повтор выступает в функции, которая противоречит самому назначению повтора, как средству выделения отдельных частей высказывания. Повторяющиеся единицы, слова и словосочетания служат лишь фоном, на котором резко выделяются другие, неповторяющиеся единицы высказывания. Так в следующих примерах повторяющиеся слова не являются тем элементом высказывания, который должен быть выделен:

«I am attached to you. But I can»t consent and I won»t consent and I never did consent and I never will consent to be lost in you»

Особо важно отметить функцию, которая является второстепенной, но которая сопровождает в большинстве случаев другие, вышеуказанные функции повтора. Это функция ритмическая. Повторение одних и тех же единиц (слов, словосочетаний и целых предложений) способствует более четкой ритмической организации предложения, часто приближающую ритмическую организацию к стихотворному размеру. Вот предложение, в котором повторение сочетания and upon his создает определенный ритм:

«The glow of the fire was upon the landlord»s bold head, and upon his twinkling eye, and upon his watering mouth, and upon his pimpled face, and upon his round fat figure»

И. В. Арнольд выделяет другие функции повтора. Повтор может, например, выделить главную идею или тему текста.

Beauty is truth, thruth beauty, — that is all

You know on larch, and all you need to know.

Повтор подчеркивает единство, и даже тождественность, красоты и правды. Лингвистически это выражается тем, что подлежащее и предикатив, связанные глаголом be, меняются местами, а это возможно только в том случае, если между обозначаемыми ими понятиями существует тождество.

Повтор может выполнять и несколько функций одновременно.

В «Песни о Гайавате» Г. Лонгфелло повтор создает фольклорный колорит, песенную ритмичность, закрепляет и подчеркивает взаимосвязь отдельных образов, сливая их в единую картину.

With the odours of the forest,

With the dew and damp of meadows,

With the curling smoke of wigwams,

With the rushing of great rivers.

Повтор придает сказу ритмический, песенный характер и объединяет в одно целое перечисление элементов природы края.

Различного рода повторы могут служить важным средством связи внутри текста.

Связь при помощи предлогов имеет более конкретный характер, чем союзная связь. В приведенном примере связь осуществляется анафорическим повтором предлогов with, from и in с параллельными конструкциями и некоторыми другими повторами. Многообразие функций повтора особенно сильно представлено в поэзии, поскольку стихосложение основано на повторности конструктивных элементов, повтор играет немалую роль и в прозе. В прозе повтор используется для речевой характеристики персонажей, экспрессивности, эмоциональности; нередко приобретая сатирическую направленность.

Под лексическим повтором понимается повторение слова, словосочетания или предложения в составе одного высказывания (предложения, сложного синтаксического целого, абзаца) и в более крупных единицах коммуникации, охватывающих ряд высказываний.

«Повторение, — пишет Вандриес, — есть также один из приемов, вышедших из языка эффективного. Этот прием, будучи применен к языку логическому, превратился в простое грамматическое орудие. Его исходную точку мы видим в волнении, сопровождающем выражение чувства, доведенного до его высшего напряжения». 1

Действительно, повтор как стилистический прием является типизированным обобщением имеющегося в языке средства выражения возбужденного состояния, которое, как известно, выражается в речи различными средствами, зависящими от степени и характера возбуждения. Речь может быть возвышенной, патетической, нервной, умиленной и т. д. Возбужденная речь отличается фрагментарностью, иногда алогичностью, повторением отдельных частей высказывания. Более того, повторы слов и целых словосочетаний (также как и фрагментарность и алогичность построений) в эмоционально-возбужденной речи являются закономерностью. Здесь они не несут какой-либо стилистической функции. Например:

«Stop!» — she cried, «Don»t tell me! I don»t want to hear; I don»t want to hear what you»ve come for. I don»t want to hear»

(J. Galsworthy.)

1 Вандриес Ж. Язык. Соцэкгиз, М., 1937, стр. 147.

Повторение слов «I don»t want to hear» не является стилистическим приемом. Эмоциональная экспрессивность повторения слов здесь основана на соответствующем интонационном оформлении высказывания и выражает определенное психическое состояние говорящего.

Обычно в тексте художественных произведений, где описывается такое возбужденное состояние героя, даются авторские ремарки (cried, sobbed, passionately и т. п.).

Совершенно другое значение имеют повторы отдельных слов и выражений в народно-поэтическом творчестве. Известно, что устная народная поэзия широко пользуется повторением слов в целях замедления повествования, придания песенного характера сказу, и часто вызывается требованиями ритма.

В некоторых художественных произведениях повторы используются в целях стилизации народно-песенной поэзии. Примеры такой стилизации фольклорно-песенных повторений мы находим, например, в следующем стихотворении Р. Бернса:

My heart»s in the Highlands, my heart is not here, My heart»s in the Highlands a-chasing the deer. Chasing the wild deer and following the roe, My heart»s in the Highlands wherever I go.

Повтор может быть использован не только в стилистических целях, он может быть и средством придания ясности высказыванию, помогающим избежать туманности изложения. Так, в примере из «Записок Пиквикского клуба»:

«A casual observer, adds the secretary to whose notes we are indebted for the following account, a casual observer might have no ticed nothing extraordinary in the bald head of Mr. Pickwick …»

повторяющееся сочетание a casual observer служит не целям эмфазы, а используется для придания ясности изложению. Такие повторения обычно появляются в сложноподчиненных предложениях, содержащих цепь придаточных определительных предложений, или при наличии развернутой авторской ремарки.

Повторы, использованные в стилистических функциях эмфазы, обычно классифицируются по композиционному принципу, то есть месту повторяющейся единицы в составе предложения или абзаца.

Так выделяется повтор слов, словосочетаний и целых предложений, которые расположены в начале отрезков речи (предложений, синтагм, речевых групп). Такие повторы носят название анафоры (единоначатие). Например:

For that was it! Ignorant of the long and stealthy march of passion, and of the state to which it had reduced Fleur; ignorant of how Soames had watched her, seen that beloved young part of his very self fair, reach the edge of things and stand there balancing; ignorant of Fleur»s» reckless desperation beneath that falling picture, and her father»s knowledge there of — ignorant of all this everybody felt aggrieved.

(J. Galsworthy.)

Стихотворение Томаса Гуда «November» целиком построено на анафоре. Повторяющееся в начале каждого предложения отрицание по завершается каламбуром. Слово November воспринимается в цепи анафор как другие сочетания с «по».

No sun — no moon! No morn — no noon —

No dawn — no dusk — no proper time of day-No sky — no earthly view-No distance looking blue — No road — no street — no «t»other side the way» No end to any Row No indications where the Crescents go — No top to any steeple No recognition of familiar people! No warmth — no cheerfulness, no healthful ease, No comfortable feel in any member; No shade, no shine, no butterflies, no bees, No fruits, no flowers, no leaves, no birds, November!

Повторы в конце предложения (абзацев и т. д.) носят название эпифоры (концовка). В следующем отрывке из романа Диккенса «Bleak House» эпифора представляет собой целое словосочетание:

«I am exactly the man to be placed in a superior position, in such a case as that. I am above the rest of mankind, in such a case as that. I can act with philosophy, in such a case as that.»

Повтор может быть оформлен и таким образом: повторяющаяся единица (слово, словосочетание, предложение) находится и в начале и в конце отрывка, образуя своеобразную рамку. Такой повтор носит название кольцевого повтора (framing). Например:

Poor doll»s dressmaker! How often so dragged down by hands that should have raised her up; how often so misdirected when losing her way on the eternal road and asking guidance! Poor, little doll»s dressmaker!

Из других композиционных форм повтора следует упомянуть анадиплосис (подхват или с т ы к). Слово, которым заканчивается предложение или короткий отрезок речи повторяется в начале следующего предложения или отрезка речи. Так, например, в «Манифесте Коммунистической партии» Маркса и Энгельса, слово fight выделено в высказывании подхватом:

«Freeman and slave. . . carried on an uninterrupted, now hidden, now open fight, a fight that each time ended, either in a revolutionary re-constitution of society at large, or in the common ruin of the contending classes.»

Иногда в составе одного высказывания используется цепь подхватов. Такие повторы носят название цепных повторов. 1

«A smile would come into Mr. Pickwick»s face: a smile extended into a laugh: the laugh into a roar, and the roar became general.»

«For glances beget ogles, ogles sights, sights wishes, wishes words, and words a letter.» (Вуrоn.)

Каково же назначение повтора как стилистического приема? Каковы функции повторов в разных стилях речи?

Наиболее обычная функция повтора — функция усиления. В этой функции повтор как стилистический прием наиболее близко подходит к повторам как норме живой возбужденной речи. Так, например:

Those evening bells! Those evening bells! (Th. Moor e.)

Повторы, несущие функцию усиления, обычно в композиционном отношении очень просты: повторяющиеся

слова стоят рядом друг с другом. Другие функции повтора

1 См. Кухаренко В. А. Виды повторов и их стилистическое использование в произведениях Диккенса, канд. дисс., М., 1955.

не так прямо связаны с тем эмоциональным значением, которое эти повторы имеют в живой разговорной речи. Функция других повторов обычно выявляется в самом контексте высказывания.

Так в следующем отрывке из романа Диккенса «Our Mutual Friend» повтор имеет функцию последовательности. Она проявляется даже без конечного then, которое уточняет эту функцию.

«Sloppy . . . laughed loud and long. At this time the two innocents, with their brains at that apparent danger, laughed, and Mrs Hidgen laughed and the orphan laughed and then the visitors laughed.»

Повторение слова laughed, усиленное многосоюзием, служит целям образного воспроизведения описываемой сцены.

Иногда повтор приобретает функцию модальности. Например:

«What has my life been? Fag and grind, fag and grind Turn the wheel, turn the wheel.» (Ch. Dickens)

Повтор здесь использован для передачи монотонности и однообразия действий. Эта функция реализуется главным образом ритмом, который образуется из-за повторения слов и словосочетаний. Такую же функцию модальности имеют и разнообразные повторы в «The Song of the Shirt» Томаса Гуда. Например:

Work — work — work!

Till the brain begins to swim! Work — work — work!

Till the eyes are heavy and dim! Seam, and gusset, and band,

Band and gusset, and seam, — Till over the buttons I fall asleep,

And sew them on in a dream!

Утомительное однообразие и монотонность действий выражена разными средствами. Важнейшим, конечно, является само значение оборотов Till the brain begins to swim! и Till the eyes are heavy and dim! Но лексически переданное утомление, вызванное работой, еще не указывает на однообразие, монотонность самой работы. Это передается повторами слов work и seam, and gusset, and band.

Другая функция, которая довольно часто реализуется повтором, — это функция нарастания. Повторение слов способствует большей силе высказывания, большей напряженности повествования. Эта функция родственна первой функции, указанной выше. Разница состоит в том, что нарастание выражает постепенность увеличения силы эмоций. Например:

I answer to all these questions — Quilp — Quilp, who deludes me into his infernal den, and takes a delight in looking on and chuckling while I scorch, and burn, and bruise, and maim myself — Quilp, who never once, no, never once, in all our communications together, has treated me, otherwise than as a dog — Quilp, whom I have always hated with my whole heart, but never so much as lately. (Ch. Dickens.)

Повторение имени Quilp дает нарастание напряженности высказывания. Такой повтор настоятельно требует интонационного усиления (повышения тона).

Анафора часто используется в связующей, объединяющей функции. Так, в нижеприведенном примере мысль писателя связать, объединить разрозненные объекты наблюдения своего героя в одно целое осуществляется при помощи повтора слова now.

There stood Dick, gazing now at the green gown, now at the brown head-dress, now at the face, and now at the rapid pen in a state of stupid perplexity. (Ch. Dickens.)

В ряде случаев повтор служит для выражения многократности или длительности действия. В этой функции повтор является типизацией фольклорных повторов. Например: Fledgeby knocked and rang, and Fledgeby rang and knocked, but no one came.

В функции многократности действия особенно часто повторяются наречия, разделенные союзом and. Например: Не played the unhappy tune over and over again.

Часто многократность действия или длительность действия поддерживается и значением пояснительных слов и словосочетаний. Например: «I sat working and working in a desparate manner, and I talked and talked morning noon and night. » Здесь длительность выражена формой глагола, повтором и словосочетанием noon and night.

Иногда повтор приобретает функцию смягчения резкости перехода от одного плана высказывания к другому. Так, например, в следующей строфе из поэмы Байрона «Don

Juan» повторение слов and then служит целям такого смягчения перехода:

For then their eloquence grows quite profuse:

And when at length they»re out of breath, they sigh,

And cast their languid eyes down, and let loose

A tear or two, and then we make it up:

And then — and then — and then — sit down and sup.

Бывают случаи, когда повтор выступает в функции, которая противоречит самому назначению повтора, как средству выделения отдельных частей высказывания. Повторяющиеся единицы, слова и словосочетания служат лишь фоном, на котором резко выделяются другие, неповторяющиеся единицы высказывания. Так в следующих примерах повторяющиеся слова не являются тем элементом высказывания, который должен быть выделен,

«I am attached to you. But I can»t consent and I won»t consent and I never» did consent and I never will consent to be lost in you.»

At last I hope you got your wishes realised — by your Boffins. You»ll be rich enough — with your Boffins. You can have as much flirting as you like — at your Boffins. But you won»t take me to your Boffins. I can tell you — you and your Boffins too! (Ch. Dickens.)

Перечисленные здесь функции повторов ни в какой степени не ограничивают потенциальных возможностей этого стилистического приема. Как и всякое средство, рассчитанное на эмоциональный эффект, — это средство полифункционально.

Особо нужно отметить функцию, которая является второстепенной, но которая сопровождает в большинстве случаев другие, вышеуказанные функции повтора. Это функция ритмическая. Повторение одних и тех же единиц (слов, словосочетаний и целых предложений) способствует более четкой ритмической организации предложения, часто приближающей такую ритмическую организацию к стихотворному размеру. Вот предложение, в котором повторение сочетания and upon his создает определенный ритм:

«The glow of the fire was upon the landlord»s bold head, and upon his twinkling eye, and upon his watering mouth, and upon his pimpled face, and upon his round fat figure.» (Ch. Dickens.)

В результате частого употребления некоторые сочетания, повторяясь в неизменном виде, образуют фразеологические единицы, например, again and again или better and better, worse and worse. Эти сочетания настолько спаяны в семантико-структурном отношении, что являются уже фразеологическими единицами английского языка. Они обычно используются в целях выражения протяженности процесса становления нового признака. В этом случае повтор приобретает чисто смысловую функцию. Это становится особенно очевидным, если сравнить ранее приведенные примеры со следующим примером, где повторяющееся слово again выступает не в составе фразеологической единицы:

«. . . he arose and knocked with his staff again, and listened again and again sat down to wait. » (Ch. Dickens.)

Особый тип повтора представляет собой так называемый корневой повтор. 1 Сущность этого приема заключается в том, что к существительному или глаголу, расширившему свое значение, присоединяется в качестве определения слово той же основы, которая как бы возвращает своему определяемому истинный смысл. Например:

«То live again in the youth of the young.» (J. Galsworthy.) или: «He loves a dodge for its own sake; being . . . the dodgerest of all the dodges.» (Ch. Dickens.)

Schemmer, Karl Schemmer, was a brute, a brutish brute.

Последний пример представляет собой соединение разных видов повтора: начального повтора Schemmer, имени героя — и слова, характеризующего его — brute, усиленного корневым повтором. В корневых повторах особенно разнообразны оттенки значений. Корневые повторы в этом отношении приближаются по своим стилистическим функциям к приему игры словами и другим средствам, основанным на использовании многозначности слова.

1 Ср. Виноградов В.В. Язык Гоголя и его значение в истории русского языка. Сб. «Материалы и исследования по истории русского литературного языка». Акад. Наук СССР, 1953, т. III, стр 34. В. В. Виноградов называет такой повтор «мнимой тавтологией».

См. повторение 1 Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011. повтор сущ., кол во синонимов: 12 … Словарь синонимов

Повтор — см. Рефрен. Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2 х т. / Под редакцией Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина Ветринского. М.; Л.: Изд во Л. Д. Френкель, 1925 … Литературная энциклопедия

ПОВТОР — ПОВТОР, повтора, муж. (лит.). Прием в художественной речи, заключающийся в повторении одинаковых звуков или их сочетаний в известной последовательности. Звуковые повторы. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

ПОВТОР — ПОВТОР, а, муж. То же, что повторение (во 2 знач.). Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

повтор — повтор. См. теломерная последовательность. (Источник: «Англо русский толковый словарь генетических терминов». Арефьев В.А., Лисовенко Л.А., Москва: Изд во ВНИРО, 1995 г.) … Молекулярная биология и генетика. Толковый словарь.

Повтор — ПОВТОР см. Рефрен … Словарь литературных терминов

повтор — повторение шаг цикл итерация итерационный — [Л.Г.Суменко. Англо русский словарь по информационным технологиям. М.: ГП ЦНИИС, 2003.] Тематики информационные технологии в целом Синонимы повторениешагциклитерацияитерационный EN iteration … Справочник технического переводчика

ПОВТОР — в избирательной кампании основной метод, воздействующий на восприятие избирателем агитационного сообщения. Психологи утверждают, что для того чтобы человек запомнил один тезис, ему (избирателю) его (тезис) необходимо повторить от пяти до восьми… … Юридическая энциклопедия

повтор — (не) повторять ошибок действие, повтор (не) повторять чужих ошибок действие, повтор вдохнуть новую жизнь действие, каузация, повтор вернулась способность обладание, субъект, повтор вернулось хорошее настроение обладание, субъект, повтор … Глагольной сочетаемости непредметных имён

повтор — (повторение, удвоение). Полное или частичное повторение корня, основы или целого слова как способ образования слов, описательных форм, фразеологических единиц. Еле еле, крепко накрепко, крест накрест, мало помалу, рад радешенек, честь честъу,… … Словарь лингвистических терминов

повтор — 1) Дополнительное синтаксическое средство. Например, в русском языке повтор всегда вносит экспрессивные оттенки, акцентирует тот или иной смысл: А он все думал и думал… В данном примере повтор подчеркивает длительность, интенсивность действия.… … Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

Книги

  • Антология разговорной речи. Некоторые аспекты теории. Повтор — словотворчество. Том 3 , Харченко В.К.. Третий том включает в себя рубрики: повтор, поговорка, порядок слов и синтаксис в целом, пословица, приставки, профессионализм, речевая маска, сентенции и рассуждения, синонимы и проксонимы,… Купить за 734 руб
  • Антология разговорной речи. Некоторые аспекты теории. В 5 томах. Том 3. Повтор — Словотворчество , В. К. Харченко. Каждый том пятитомника содержит теоретические сведения общего характера, а в качестве основного массива — лично собранные автором записи разговорных реплик, систематизированные по аспектам…

Повтор — повторение слов или словосочетаний, благодаря чему на них фиксируется внимание читателя (слушателя) и тем самым усиливается их роль в тексте. Повтор придает художественному тексту связность, усиливает его эмоциональное воздействие, подчеркивает важнейшие мысли.

Повторы могут широко употребляться в прозе: рассказе, повести, романе. Это чаще всего смысловые повторы. Например, у Ф. М. Достоевского настойчиво тревожащий сознание Раскольникова на протяжении всего романа образ колокольчика вызывает у читателя различные чувства и мысли, способствует более глубокому пониманию произведения. К повторению характерных деталей нередко прибегает А. П. Чехов: неизменный ритуал приема гостей в доме Туркиных («Ионыч»), «футлярные» детали в описаниях Беликова («Человек в футляре»)

Но особенно велика роль повтора в стихах. Стихи строятся на четком чередовании соизмеримых ритмических величин — слогов, ударений, строк, строф. Рифма и другие звуковые соответствия образуют звуковые повторы. Особым видом словесного повтора в стихах является рефрен (припев).

Наиболее распространенный вид повтора — параллелизм.

Элементы, повторяющиеся всякий раз на равном расстоянии друг от друга, в заранее ожидаемом месте (например, припев в песне), образуют повтор упорядоченный (регулярный) в отличие от нерегулярного (так нерегулярно повторяются в стихотворении А. С. Пушкина «Погасло дневное светило…» строки «Шуми, шуми, послушное ветрило, // Волнуйся подо мной, угрюмый океан»).

Фольклору присуще троекратное повторение, причем последний повтор противопоставляется двум первым. Так, первые две попытки действия героя волшебной сказки обычно неудачны, и только третья приносит успех. В сказках же с так называемой цепочной композицией («Колобок», «Теремок», «Репка») повторяющихся эпизодов обычно больше. В литературном произведении элементы, имеющие особо важное значение, могут повторяться много раз. По сходству с музыкальными такие повторы, выступающие носителями основных идей произведения, принято называть лейтмотивами.

Повторяющиеся элементы могут находиться рядом и следовать один за другим (константный повтор), а могут быть разделены другими элементами текста (дистантный повтор). Особый вид константного повтора — удвоение понятия (тавтология), более всего распространенное в фольклоре: «рано‑ранешенько»; у Пушкина в наброске одной из «Песен западных славян»: «Разломали тесную темницу»; у М. И. Цветаевой: «Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст, // И все — равно, и все — едино…»

Существенно также, какую позицию занимают повторяющиеся элементы в строке, строфе, абзаце. Если они стоят в начале построения — это анафора: «Когда умирают кони — дышат, // Когда умирают травы — сохнут, // Когда умирают солнца — они гаснут, // Когда умирают люди — поют песни» (В. Хлебников). Повторение в конце фрагментов называется эпифорой. Эпифора, стоящая в конце строки после рифмы (редиф), характерна для поэзии Востока. У русских поэтов чаще встречается анафора.

Слова, стоящие в конце одной строки и составляющие начало последующей, называются стыком или подхватом — построение, особенно любимое фольклором: «Бочки накатали с лютым зельем. // С лютым зельем, с черным порохом». Этим приемом широко пользуются и поэты: «О, весна без конца и без краю — // Без конца и без краю мечта!» (А. А. Блок). Подхват особенно наглядно демонстрирует роль повтора как средства для достижения связности художественного текста.

Бывает, что в одном повторе совмещаются различные его виды. Так, строка «Ну что тебе надо еще от меня?» начинает и завершает стихотворение А. А. Вознесенского «Исповедь» (кольцо). Эта же строка стоит в конце нескольких строф стихотворения (эпифора).

Повтор может быть точным (повтор‑копия) и неточным (повтор‑эхо). Неточность может проявляться в изменении последовательности элементов или же в изменяемости самих элементов. Сравним начало и конец стихотворения Блока: «Ночь, улица, фонарь, аптека… — Ночь, ледяная рябь канала, // Аптека, улица, фонарь». Изменились и последовательность элементов, и их число. Повтор, при котором элементы (строки или слова) следуют в обратном порядке, называется зеркальным.

Неточность повтора может вызываться сжатием первоначального текста (редукция) или его растяжением (амплификация), как в только что приведенном примере.

Особую группу составляют межтекстовые повторы. В фольклоре, а также в средневековой литературе наиболее важные художественные образы переходили из одного произведения в другое (постоянные эпитеты, зачины и концовки сказок, картины сражений в древнерусских летописях и повестях — по этой причине их не следует принимать за точное описание какого‑либо конкретного сражения). В литературе средних веков одно произведение служило как бы отзвуком, эхом другого. Так, в «Задонщине» — повести о победе на Куликовом поле — много элементов, соотнесенных со «Словом о полку Игореве».

Классификация повторов

Такие ученые, как К. Кожевникова , О.С. Селиванова , Г.Я. Солганик , Д. Таннен , констатируют, что между повторами разных уровней языка существует тесная взаимосвязь и взаимодействие. Внутри каждого уровня повторы классифицируются в зависимости от их специфики. Так, по типу связи повторы делятся на лексико-семантические и семантические.

Говоря о текстообразующих логико-семантических связях внутри текста, Л.Г. Бабенко, Ю.В. Казарин выделяют полный тождественный повтор; частичный лексико-семантический повтор; тематический повтор; синонимический повтор; антонимический повтор; дейктический повтор, синтаксический повтор .

Существует такое понятие как лексический повтор, т.е. повторение слова или словосочетания в составе одного предложения, абзаца или целого текста .

Лексическая повторяемость — это «воспроизведение одного слова или группы слов, имеющих тождественное лексическое значение, выступающих в качестве одной части речи, выполняющих одну и ту же синтаксическую функцию» . «Лексическая повторяемость является необходимым фактором создания… текста» . А.Е. Супрун отмечает, что функционально повторы служат структурированию текста и обеспечивают тем самым его цельность и единство. Благодаря повторам дискретные элементы, отдельные слова складываются в единое целое .

Явление лексического повтора носит двоякий характер, так как, с одной стороны, немотивированная повторяемость слов, а иногда и целых фраз, является недостатком, а, с другой стороны, «может быть и достоинством, если речь становится этим путем более понятной и уясняет смысл» . Е.А. Иванчикова пишет о лексическом повторе как об экспрессивном приеме выделения, подчеркивания, фиксации внимания .

По расположению лексических единиц выделяют контактные, дистантные и смежные лексические повторы. Контактный повтор? воспроизведение слов, расположенных рядом друг с другом. Дистантная повторяемость? воспроизведение слов, отделенных друг от друга словом, группой слов или предложением. Смежный повтор — воспроизведение слов, находящихся рядом, но входящих в разные словосочетания или предложения. Могут повторяться слова разных частей речи: существительное, прилагательное, глагол деепричастие, наречие и т.д. Таким образом, выделяются субстантивные, адъективные, глагольные, наречные, местоименные повторы, а также повторы служебных частей речи (союзы, предлоги, частицы). Фразовый повтор — повтор большей, чем слово, части предложения, отдельного предложения, группы предложений. «Фразовый повтор, — отмечает О.Ю. Коробейникова, ? является средством организации текста, средством его архитектоники . Фразовый повтор служит также приемом смыслового структурирования текста.

Величина расстояния между повторяющимися единицами и число повторений могут быть различными, но обязательно такими, чтобы читатель мог заметить повтор. Если повтор не сочетается с использованием многозначности, тогда его функция может быть усилительной, или эмоциональной, или усилительно-эмоциональной. Среди лексико-синтаксических повторов выделяют анафору, эпифору, аналиплосис, симплоку, хиазм и рамочную конструкцию.

Согласно Ю, М. Скребневу, анафорой называется идентичное начало одного или нескольких элементов в смежных сегментах текста, цель которого — усиление повторяющихся слов . Например:

Each bait hung head down with the shank of the hook inside the bait fish. Each sardine was hooked through both eyes. Each line was looped onto a stick.

Эпифорой называют идентичность конечных элементов в двух или более сегментных текстах. Она регулирует ритм текста и приближает прозу к поэзии. Например:

How do you feel , hand ? How does it go, hand ? Be patient , hand .

Анадиплосисом называют повтор, при котором конечная часть предложения является началом следующего предложения:

My choice was to go there to find him beyond all people. Beyond all people in the world.

Термином «симплока» обозначают одинаковое начало и конец высказываний. Например:

He took the bait like a male . He pulled like a male .

Рамочные конструкции подразумевают идентичное начало и конец текста: Last for me , head, last for me . Как правило, рамочный повтор в художественном тексте является преднамеренным и закономерным:

«You damn crook. Damn crook. Coddamn crook» .

Хиазмом называется лексико-синтаксический повтор, при котором два сегмента текста являются параллельными конструкциями, но члены этих сегментов меняются местами : Soldiers face powder , girls powder faces .

Ритм прозы, опирающийся на элементы конкретного языка и их использующий, специфичен только для этого языка, в связи с чем механическое копирование ритма иноязычной прозы, воспроизведения количества и последовательности слагающих его элементов не может привести к полному художественно-функциональному соответствию текста оригинала и текста перевода .

Проблема передачи английских лексико-синтаксических повторов, которые являются важной стилистически релевантной чертой английского синтаксиса, может быть вызвана тем, что в языке перевода повторы либо не играют столь же важную роль в формировании ритмико-стилистических особенностей текста, либо отсутствуют как экспрессивный прием в языке перевода. Рассматривая особенности передачи лексико-синтаксических повторов с английского языка на русский язык, следует учитывать такие особенности языка перевода, как порядок слов, длину предложений и традиционные экспрессивные средства языка.

О.С. Селиванова предлагает классификацию повтора в зависимости от того, к какой части речи он принадлежит .

А.Ф. Папина обращает внимание на: 1) повторы однокоренных слов с наименьшими изменениями семантики, но с возможностями позиционных изменений; 2) повторы с разнородностью лексико-семантической и позиционной; 3) повторы грамматические в тексте с цепной и параллельной связью .

З.П. Куликовой разработана классификация видов повтора согласно их отнесенности к уровням языка: фонетический, словообразовательный, лексический, семантический, синтаксический, лексико-синтаксический повторы .

Структурно-семантическая модель может охватывать разные уровни плана выражения симилятивных единиц, включая синтаксический и фонетический. На этих уровнях симилятивные единицы зачастую характеризуются теми или иными приемами повтора. С помощью повтора осуществляется дополнительная (наряду с образной) мотивировка значения выражения. Повтор способствует со- и противопоставлению образов, а через них — элементов значения. На синтаксическом уровне основным приемом повтора служат параллельные конструкции, а на фонетическом — аллитерация, ассонанс, рифма, акцентно-слоговой повтор (совпадение акцентно-слоговых структур семантически сопоставляемых лексем), а также признаковая аллитерация, при которой согласные совпадают не полностью, а только по одному-двум признакам (назальность, велярность и т. д.). Та или иная схема повтора может являться компонентом структурно-семантической модели. Например, противопоставление образов подчеркнуто аллитерацией в следующей группе выражений, построенных по единой модели:

as snug as a bug in a rug (очень уютно),

like priest, like people, like master, like man (каков поп, таков и приход),

like teacher, like pupil (каков учитель, таков и ученик),

like mother, like daughter (яблоко от яблони далеко не падает),

like parens, like children (яблоко от яблони далеко не падает) .

Прием со- и противопоставления смыслов с помощью формальных средств повтора широко применяется в английской фразеологии, что можно наблюдать, например, в следующих моделях:

on the one hand…on the other hand (с одной стороны…с другой стороны),

day in and out (изо дня в день).

Данная модель, состоящая из предлогов и существительных, используется в качестве вводных слов.

Комбинированность модели day by day (постепенно), from time to time (постепенно), step by step (постоянно), by fits and starts (урывками), bag and baggage (со всеми пожитками), by hook or by crook (всеми правдами и неправдами), one dog-one bull (на равных условиях), еggs is eggs (дважды два-четыре) задействована на фонетическом, морфологическом, словообразовательном и семантическом уровнях. Хотя в плане содержания эти сочетания выражены существительными, однако в плане выражения они несут адвербиальный характер.

Большой интерес для лингвиста представляет проблема разграничения повтора как стилистического приёма, с одной стороны, и повтора как типа выдвижения, обеспечивающего структурную связанность и целостность текста и устанавливающего иерархию его элементов — с другой. И.В. Арнольд подчеркивает своеобразие повтора как фигуры речи и его потенциал стать типом выдвижения . Под выдвижением понимаются способы формальной организации текста, фокусирующие внимание читателя на определённых элементах сообщения и устанавливающие семантически релевантные отношения между элементами одного, а чаще — разных уровней. Типы выдвижения формируют иерархию значений внутри текста, т.е. выдвигают на первый план особенно важные части сообщения, кроме того, устанавливают связи между целым текстом и его отдельными составляющими. Эти задачи реализуются, когда одни виды повторов выступают в соединении с другими видами повторов и переплетаются с другими стилистическими приёмами, выдвигая их на первый план.

Рассказ Э. Хемингуэя «Cat in the Rain» демонстрирует «сцепление» повторов на лексическом уровне (ключевые слова), грамматическом уровне (корневой повтор, повтор местоимений, параллельные конструкции), а также семантический повтор — семантически близкие слова, которые формируют одно семантическое поле, независимо от частеречного значения. Семантические повторы создают высокую смысловую усложнённость, особую концентрацию идеи. Смысловая концентрация как раз и способствует выделению главной темы. Образ дождя, определяющий жизнь главных героев, усиливается повтором глаголов drip, glisten, wet , а также наложением корневого повтора. Повтору слова cat сопутствует повтор таких единиц, как kitty, to purr , благодаря чему «кошка / котенок » ассоциируется с теплом, уютом, домом, со всем тем, чего лишена героиня.

При использовании семантического повтора возникает избыточность информации, что в определённом смысле вызывает нарушение нормы и в то же время защищает сообщение от помех при интерпретации текста. Избыточность приводит к тому, что каждый последующий элемент текста может быть в известной степени предсказан на основе предшествующих благодаря взаимосвязи с ними и создаёт условия для «выдвижения» основной идеи и актуализации наиболее значимых стилистических приемов, способствующих выявлению этой идеи. В данном случае речь идет о метафоре «Дождь тоска, героиня кошка под дождем ». Многократный повтор, как отмечалось выше, превращает данные метафоры в символ одиночества.

М. Хоуи придерживается типологии, которая выделяет шесть видов повтора: простой лексический повтор, анафору, эпифору, эпанафору (стык) и частичный повтор .

Т.В. Харламова дополнительно выделяет семантический и лексико-синтаксический повторы , а И.В. Арнольд — местоименный .

Для нашего исследования приемлема предложенная Д. Таннен концепция о том, что, в зависимости от размещения своих компонентов, повтор может быть контактным, который заключается в смежном размещении членов повтора, когда они следуют друг за другом или размещены в непосредственной близости друг от одного. Он также может быть дистантным, когда его члены сосредоточены и отделены значительными сегментами текста. И, наконец, указывается о сквозном повторе, при котором члены повтора фиксируются в контексте всего произведения, образуя сквозную линию тематической связи. Если контактный семантический повтор обеспечивает минимум, необходимый для связности единства текста в малом текстовом блоке, то дистантный повтор способен подчеркнуть линию связи для некоторой локальной темы произведения. Со своей стороны, сквозной повтор выстраивает тематический стержень смысла, то есть выделяет главную тему, что особенно удачно можно проследить в малом художественном тексте .

И.В. Арнольд, обращаясь к этому вопросу, добавляет, что развитие той или иной микротемы в целом тексте осуществляется с помощью контактного повтора, выполняющего смысловую и структурную функции. Этот тип повтора выделяет существенные фрагменты текста, способствует, с одной стороны, созданию связности текста и разграничению микротем — с другой. Применение дистантного повтора актуализирует внимание читателя, выделяет важную деталь. Такой повтор создает сложную ткань структуры текста, служит средством связи между различными частями текста, средством сочетания макротекста .

В теории перевода (С.Е. Максимов, Г. Хоуи) определяют такие типы повтора в тексте, как простое лексическое повторение, сложное лексическое повторение, простой парафраз, сложный парафраз, кореферентное повторения или кореференция, субституция или замещение .

Рассмотрим указанные типы подробнее. Простое лексическое повторение имеет место тогда, когда лексическая единица (слово или словосочетание), уже использованная в тексте, повторяется без значительных изменений с грамматической точки зрения парадигмы. Т.е. происходит только изменение числа, времени, лица, состояния и т.д. Отметим, что такой вид повтора рассматривается только между полнозначными словами. Простое лексическое повторение не является средством связи между служебными словами — артиклями, предлогами, союзами, вспомогательными глаголами или долями.

О сложном лексическом повторении говорится, когда две лексические единицы имеют общую основу, но не являются формально тождественными, или когда они формально тождественны, но принадлежат к разным частям речи (а, точнее, выполняют различные грамматические функции в предложении). Некоторые антонимы, имеющие общую основу слова, также принадлежат к образцам сложного лексического повтора.

Простой парафраз употребляется, когда необходимо одну лексическую единицу заменить другой с таким же значением. Сюда можно также отнести большинство контекстуальных синонимов.

Сложный парафраз понимают как наличие одной лексической единицы, предусматривающий существование другой, хотя они и не имеют общей основы. Сюда, во-первых, относятся некоторые антонимы, которые не имеют общей основы. Во-вторых, о сложном парафразе говорят, когда одно слово является сложным лексическим повторением относительно второго и простым парафразом относительно третьего. В этом случае сложный парафраз наблюдается между вторым и третьим словом. Кореферентное повторение или кореференция имеет место, когда две лексические единицы относятся к одному и тому же объекту действительности, который указан в контексте. Субституция означает замещение лексических единиц служебными словами, чаще всего местоимениями. Исследование этой проблемы предусматривает введение понятия узлов лексико-семантической связи, которые Г. Хоуи называет «бондами» .

Для обозначения этого явления М.П. Котюрова применяет термин «семантические блоки», основанные на смежности значения лексических единиц, которые влияют на формирование научного знания в процессе его уплотнения . То есть ученый относит эти семантические блоки к способам уплотнения содержания текста.

Для описания этого явления Г.Я. Солганик вводит термин «скрепы» — лексические единицы, которые выступают сегментами-фиксаторами, скрепляющими значения всех компонентов текста в семантические узлы . Основная функция фиксаторов заключается не столько в сообщении, сколько в управлении мнением автора. Такое явление вполне закономерно, поскольку текст не предусматривает развитие знания, а следовательно, смысловой повторяемости знания, разного типа излишков и препятствий, которые определяют расширение и развитие научного знания в тексте.

Именно трех связей, считают С.Е. Максимов и М. Хоуи, достаточно для утверждения о наличии связности между ними. Это можно объяснить тем, что посредством установления менее трех повторений каждое предложение обязательно так или иначе будет связываться с другим, а это уже ничего нового о различных аспектах связности, кроме того, что она действительно пронизывает весь текст, не сообщит.

Итак, слова образуют связи, а предложения, имеющие три и более таких связей, образуют узлы. Другими словами, любые два предложения считаются связанными, если они имеют по крайней мере три повторяющихся слова.

Манипулятивная роль лексического и синтаксического повтора (на материале текста выступления Франсуа Фийона в ходе президентской кампании во Франции в 2017 году)

XV международная научно-практическая конференция | МЦНС «НАУКА И ПРОСВЕЩЕНИЕ»

беду [https://lenta.ru (29.11.2016)]. Но разоблачительные материалы сатирической газеты «Le Canard

Enchaîné», касающиеся фиктивного трудоустройства его жены, Пенелопы Фийон, нанесли непоправи-

мый удар репутации бывшего премьер-министра и способствовали стремительному снижению уровня

его популярности [https://www.vedomosti.ru (02.02.2017)].

Н.В. Никашина и А.О Попова отмечают, что повтор представляет собой «одно из наиболее эф-

фективных средств осуществления процесса убеждения, достижения стратегических целей» [Никаши-

на, Попова 2015: 202]. И.И. Радченко пишет, что «особенность повтора как стилистического приема за-

ключается в усилении, закреплении высказывания в сознании читателя, в апелляции к его эмоциям,

чувствам, настроениям [Радченко 2013: 131].

Н.В. Никашина и А.О. Попова предлагают следующую классификацию повторов:

1) по характеру повторяющихся элементов – повторы звуков, слов, отдельных морфем, устойчи-

вых выражения, фразеологизмов, морфологических форм, лексических блоков, синтаксических кон-

струкций;

2) по место положения повтора относительно друг друга – контактные и дистантные повторы;

3) по построению композиции в структуре текста – анафорические, окольцовывающие, эпифори-

ческие повторы;

4) по количеству повторяющихся фигур в тексте – двукратные, трехкратные, многократные по-

вторения;

5) по качеству повторяющихся элементов различаются повторы полные и частичные [Никашина,

Попова 2015: 203].

Рассмотрим подробнее, какими видами лексических и синтаксических повторов воспользовался

Франсуа Фийон во время выступления в Клермон-Ферране.

Повтор слова:

Parmi mes concurrents, aucun ne reconnaît la gravité de notre dette publique. Aucun ne propose de

changement sérieux. Среди моих конкурентов, ни один не признает тяжесть нашего государственного

долга. Ни один не предлагает серьезных изменений. [Discours à Clermont-Ferrand: 07.04.2017].

Повтор местоимения aucun (никто, ничто) позволяет кандидату от партии «Республиканцы» под-

черкнуть свою исключительность, выделить себя на фоне политических конкурентов. Также усматри-

вается манипулятивное зерно в данном высказывании: Фийон не приводит никаких фактических дока-

зательств того, что действительно никто, кроме него, не предлагает реформ и изменений.

La souveraineté, c’est la capacité à rester maître de son destin. Ne jamais laisser quiconque nous dicter

notre conduite : voilà l’âme de la nation française ! La souveraineté au peuple, par le peuple, pour le peuple :

voilà le sens de la République ! Mais que reste-t-il de notre souveraineté nationale quand notre dette publique

record nous met à la merci d’une reprise en mains par le FMI ? Суверенитет – это способность оставаться

хозяевами своей судьбы. Никогда не позволять кому-либо предписывать нам наше поведение – вот

она, душа французской нации! Суверенитет народу, от народа, для народа – вот он, смысл республики!

Но что осталось от нашего национального суверенитета, когда наш рекордный долг ставит нас в невы-

годное положение перед МВФ? [Discours à Clermont-Ferrand: 07.04.2017].

Повторы таких важных, системообразующих для французского избирателя понятий, как «сувере-

нитет» и «народ», помогают кандидатам привлечь на свою сторону патриотически настроенных граж-

дан страны.

Le coût du service national d’un mois proposé par M.Macron, c’est 15 Mds€. 15 milliards pour organiser

des colonies de vacances qui casseront l’outil militaire français. Le coût du retour à la retraite à 60 ans voulu

par Mme Le Pen, c’est 20 Mds€ qui casseront notre régime par répartition. Цена в месяц всеобщей воин-

ской повинности, предложенной господином Макроном, это 15 миллиардов евро. 15 миллиардов, чтобы

организовать лагеря, груз, который сломает французскую военную машину. Цена возврата выхода на

пенсию в 60 лет, предложенного мадам Ле Пен, это 20 миллиардов евро, что сломает нашу систему

распределения [Discours à Clermont-Ferrand: 07.04.2017].

Франсуа Фийон в очередной раз использует лексический повтор при описании программ дей-

ствий своих оппонентов. Помимо того, что повтор придает его выступлению нужный ритм и целостную

Роль лексического повтора в книжной речи

Лексический повтор — это повторение слова, словосочетания или предложения в составе одного высказывания (предложения, сложного синтаксического целого, абзаца).

Лексические повторы различного вида широко используются для придания экспрессивности художественному тексту.

Благодаря повторению слов или словосочетаний на них фиксируется внимание читателя, тем самым усиливается их роли в тексте. Повтор придает связность, подчеркивает важнейшие мысли, также он подчеркивает упорядоченность построения высказывания.

2. ФУНКЦИИ лексического повтора

Функция №1. СРЕДСТВО СОЗДАНИЯ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ

С помощью лексического повтора можно подчеркнуть, выделить в речи важную в смысловом отношении группу слов.

Функция №2. СРЕДСТВО ПРИДАНИЯ ЯСНОСТИ ВЫСКАЗЫВАНИЮ, помогающее избежать туманности изложения.

Функция №3. СРЕДСТВО ПЕРЕДАЧИ МОНОТОННОСТИ И ОДНООБРАЗИЯ ДЕЙСТВИЙ

Функция №4. ФУНКЦИЯ НАРАСТАНИЯ

Повторение слов способствует большей силе высказывания, большей напряженности повествования. Эта функция родственна первой функции, указанной выше. Разница состоит в том, что нарастание выражает постепенность увеличения силы эмоций.

Функция №5. СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ МНОГОКРАТНОСТИ ИЛИ ДЛИТЕЛЬНОСТИ ДЕЙСТВИЯ

В этой функции повтор является типизацией фольклорных повторов.

Функция №6. СРЕДСТВО СМЯГЧЕНИЯ РЕЗКОСТИ ПЕРЕХОДА ОТ ОДНОГО ПЛАНА ВЫСКАЗЫВАНИЯ К ДРУГОМУ

Функция №7. РИТМИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ

Повторение одних и тех же единиц (слов, словосочетаний и целых предложений) способствует более четкой ритмической организации предложения, часто приближающей такую ритмическую организацию к стихотворному размеру.

Функция №8. СРЕДСТВО ЗАМЕДЛЕНИЯ ПОВЕСТВОВАНИЯ

Устная народная поэзия широко пользуется повторением слов в целях замедления повествования, придания песенного характера сказу, и часто вызывается требованиями ритма.

Функция №9. СРЕДСТВО СВЯЗИ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В ТЕКСТЕ

Эта функция реализуется главным образом ритмом, который образуется из-за повторения слов и словосочетаний.

Например:

Вокруг города по низким холмам раскинулись леса, могучие, нетронутые. В лесах попадались большие луговиныи глухие озёра с огромными старыми соснами по берегам.

Подготовка к ЕГЭ

Предложения в тексте связаны между собой и по смыслу, и грамматически. Грамматическая связь означает, что формы слов зависят от других слов, находящихся в соседнем предложении, что согласуются между собой.

Лексические средства связи:

  1. Лексический повтор – повторение одного и того же слова.
    Вокруг города по низким холмам раскинулись леса, могучие, нетронутые. В лесах попадались большие луговины и глухие озёра с огромными старыми соснами по берегам.
  2. Однокоренные слова.
    Конечно, такой мастер знал себе цену, ощущал разницу между собой и не таким талантливым, но прекрасно знал и другую разницу — разницу между собой и более даровитым человеком. Уважение к более способному и опытному — первый признак талантливости. (В.Белов)
  3. Синонимы.
    В лесу мы видели лося. Сохатый шёл вдоль опушки и никого не боялся.
  4. Антонимы.
    У природы много друзей. Недругов у неё значительно меньше.
  5. Описательные обороты.
    Построили шоссе. Шумная, стремительная река жизни соединила область со столицей. (Ф.Абрамов)

Грамматические средства связи:

  1. Личные местоимения.
    1) А я сейчас слушаю голос древнего ручья. Он воркует диким голубком. 2) Призыв об охране лесов должен быть обращён прежде всего к молодёжи. Ей жить и хозяйствовать на этой земле, ей и украшать её. (Л.Леонов) 3) Он неожиданно вернулся в родное село. Его приезд обрадовал и испугал мать.(А.Чехов)
  2. Указательные местоимения (такой, тот, этот)
    1) Над посёлком плыло тёмное небо с яркими, иглистыми звёздами. Такие звёзды бывают только осенью. (В.Астафьев) 2) Далёким, милым дёрганьем кричали коростели. Эти коростели и закаты незабываемы; чистым видением сохранились они навсегда. (Б.Зайцев) – во втором тексте средства связи – лексический повтор и указательное местоимение «эти».
  3. Местоимённые наречия (там, так, тогда и др.)
    Он [Николай Ростов] знал, что этот рассказ содействовал к прославлению нашего оружия, и потому надо было делать вид, что не сомневаешься в нём. Так он и делал (Л.Н.Толстой «Война и мир»).
  4. Союзы (преимущественно сочинительные)
    Был май 1945 года. Гремела весна. Ликовали люди и земля. Москва салютовала героям. И радость огнями взлетала в небо. (А.Алексеев). Всё с тем же говором и хохотом офицеры поспешно стали собираться; опять поставили самовар на грязной воде. Но Ростов, не дождавшись чаю, пошёл к эскадрону» (Л.Н.Толстой)
  5. Частицы
  6. Вводные слова и конструкции (одним словом, итак, во-первых и др.)
    Молодые люди говорили обо всём русском с презрением или равнодушием и, шутя, предсказывали России участь Рейнской конфедерации. Словом, общество было довольно гадко. (А.Пушкин).
  7. Единство видовременных форм глаголов — использование одинаковых форм грамматического времени, которые указывают на одновременность или последовательность ситуаций.
    Подражание французскому тону времён Людовика XV было в моде. Любовь к отечеству казалась педантством. Тогдашние умники превозносили Наполеона с фанатическим подобострастием и шутили над нашими неудачами. (А.Пушкин) – все глаголы употреблены в форме прошедшего времени.
  8. Неполные предложения и эллипсис, отсылающие к предшествующим элементам текста:
    Хлеб режет Горкин, раздаёт ломти. Кладёт и мне: огромный, всё лицо закроешь (И.Шмелёв)
  9. Синтаксический параллелизм – одинаковое построение нескольких рядом расположенных предложений.
    Уметь говорить – искусство. Уметь слушать – культура. (Д.Лихачёв)

Версия для печати

Список из 20 парапросдокийцев: предложения с изюминкой

Если бы я согласился с вами, мы оба ошиблись.

Paraprosdokians

Используемый для юмористического или драматического эффекта, paraprosdokian — это фигура речи, в которой последняя часть предложения или фразы является удивительной или неожиданной таким образом, что заставляет читателя или слушателя перефразировать или пересматривать -интерпретировать первую часть.

Некоторые парапросдокиане не только изменяют значение фразы, но и играют на двойном значении конкретного слова, создавая форму силлепсиса.

Уинстон Черчилль любил их, надеюсь, они вам тоже понравятся. Убедитесь сами:

  • Если бы я мог сказать несколько слов, я был бы лучшим оратором.
  • Я не спал десять дней, потому что это было бы слишком долго.
  • Счастье за ​​деньги не купишь, но с ними легче жить.
  • Смена неизбежна, кроме как в торговом автомате.
  • Если бы я согласился с вами, мы оба ошиблись.
  • Война не определяет, кто прав — только кто остается.
  • Я сплю восемь часов в день и минимум десять ночью.
  • С другой стороны, у вас разные пальцы.
  • Она получила красивую внешность от своего отца; он пластический хирург.
  • Муху можно было назвать землей, потому что она делает это в половине случаев.
  • Автобус — это транспортное средство, которое движется вдвое быстрее, когда вы едете за ним, чем когда вы в нем.
  • Я не говорил, что это твоя вина; Я сказал, что виню тебя.
  • Голоса в моей голове могут быть не настоящими, но у них есть хорошие идеи!
  • Где есть воля, я хочу быть в ней.
  • Я умею читать мысли, но я неграмотен.
  • Я думал, что хочу карьеру; оказывается, я просто хотел зарплату.
  • Я всегда отношусь к жизни с недоверием, плюс ломтик лимона и рюмка текилы.
  • Разница между глупостью и гениальностью в том, что у гения есть свои пределы.
  • Если кажется, что все под контролем, значит, вы двигаетесь недостаточно быстро.
  • Никогда не поздно узнать что-нибудь глупое.

Проверьте произношение «Paraprosdokian» здесь:


Чтобы получить больше советов по английскому языку, отправьте свой запрос по почте в отдел образования[email protected]

Следующая часть уроков английского языка состоится в понедельник.

Удачного обучения!


Определение лексической неоднозначности и примеры

Лексическая двусмысленность — это наличие двух или более возможных значений одного слова. Это также называется семантической неоднозначностью или омонимией . Он отличается от синтаксической двусмысленности, то есть наличия двух или более возможных значений в предложении или последовательности слов.

Лексическая двусмысленность иногда преднамеренно используется для создания каламбуров и других видов игры слов.

По словам редакторов Энциклопедии когнитивных наук Массачусетского технологического института , «Истинная лексическая двусмысленность обычно отличается от многозначности (например,« Нью-Йорк Таймс »в сегодняшнем утреннем выпуске газеты против компании, издающей газету) или от нечеткость (например, «отрезать» как «стричь газон» или «отрезать ткань»), хотя границы могут быть нечеткими.»

Примеры и наблюдения

  • «Вы знаете, кто-то действительно похвалил меня за то, что я сегодня вёл машину. Они оставили небольшую записку на лобовом стекле:« Парковка прекрасна ». Так что это было хорошо «.
    (английский комик Тим Вайн)
  • «Вы верите в клубы для молодежи?» кто-то спросил У. К. Филдса. ‘Только когда доброта терпит поражение’, — ответил Филдс.
    (цитируется Грэмом Ричи в «Лингвистическом анализе анекдотов»)
  • Дональд Ресслер: «Третий охранник, он в больнице.Берлин отрезал себе руку ».
    Арам Мойтабай:« Нет, нет. Это лексическая двусмысленность. «Он отрезал себе руку».
    Элизабет Кин: «Берлин отрезал себе руку?»
    («Берлин: Заключение», «Черный список», 12 мая 2014 г.)
  • «Вне собаки, книга лучший друг мужчины; внутри слишком сложно читать ».
    (Граучо Маркс)
  • Раввин женился на моей сестре.
  • Она ищет себе пару.
  • Рыбак пошел на берег.
  • « У меня действительно хорошая стремянка.К сожалению, я так и не узнал свою настоящую лестницу ».
    (английский комик Гарри Хилл)

Контекст

«[C] контекст очень важен для этой части значения высказываний … Например,« Они прошли порт в полночь » лексически неоднозначно. Однако в данном контексте обычно ясно, какой из используются два омонима, «порт» («гавань») или «порт» («вид крепленого вина»), а также подразумевается смысл многозначного глагола «пройти». «(Джон Лайонс,» Лингвистическая семантика: введение «)

Характеристики

«Следующий пример, взятый из Johnson-Laird (1983), иллюстрирует две важные характеристики лексической двусмысленности:

Самолет совершил крен перед посадкой, но затем пилот не справился с управлением. Полоса на поле проходит только на самые близкие расстояния, и самолет просто выкручивается из поворота перед тем, как выстрелить в землю.

Во-первых, то, что этот отрывок не особенно сложно понять, несмотря на то, что все его содержательные слова неоднозначны, предполагает, что двусмысленность вряд ли вызовет специальные требующие ресурсов механизмы обработки, а, скорее, обрабатывается как побочный продукт обычного понимания.Во-вторых, слово может быть двусмысленным по-разному. Слово plane , например, имеет несколько значений существительных, а также может использоваться как глагол. Слово twisted может быть прилагательным, а также морфологически неоднозначно между прошедшим временем и причастными формами глагола to twist »(Патриция Табосси,« Семантические эффекты на разрешение синтаксической неоднозначности »в Attention and Performance XV , под редакцией К. Умилта и М. Московича)

Слова обработки

«В зависимости от соотношения между альтернативными значениями, доступными для конкретной словоформы, лексическая двусмысленность классифицируется как многозначная, когда значения связаны, или как омонимические, когда между ними нет.Хотя неоднозначность оценивается, для слов, которые находятся на одном или другом конце этого спектра и поэтому легко классифицируются, было показано, что многозначность и омонимия по-разному влияют на поведение при чтении. В то время как связанные значения, как было показано, облегчают распознавание слов, было обнаружено, что несвязанные значения замедляют время обработки … »(Чиа-Лин Ли и Кара Д. Федермайер,« Одним словом: ERPs выявляют важные лексические переменные для визуальной обработки текста » в «Справочнике по нейропсихологии языка» под редакцией Мириам Фауст)

Дом