Города из дерева

Музей деревянного зодчества Витославицы

(Основные вопросы, поднимаемые во второй части ЕГЭ по истории Древней Руси домонгольского периода)

При подготовке к ЕГЭ по истории часто акцент делается на заучивании дат, событий, персоналий. Но вопросы во второй части ЕГЭ требуют не только фактических знаний, но и применения сообразительности и логики. Часто они могут стать неожиданностью. Например, следующий вопрос:

В отличие от Западной Европы, русские средневековые города были деревянными, из камня строились лишь храмы и крепостные стены. Приведите не менее трёх объяснений такого отличия.

Русские города действительно были преимущественно деревянными вплоть до начала ХХ века. Это служило причиной страшных пожаров, особенно известные – регулярные московские пожары, когда столица выгорала практически полностью и вновь отстраивалась.

Часовня из деревни Кашира Маловишерского района

Первое объяснение: в отличие от Западной Европы, которая уже в средние века испытывала проблемы с лесами (это подтверждается правом на охоту – оно было только у знатных людей), Русь такой беды не испытывала. На русской равнине было достаточно леса при не плотном заселении, таким образом, дерево было самым доступным строительным материалом.

Второе объяснение: на русской равнине не были распространены каменоломни. При строительстве Санкт-Петербурга каменная застройка была запрещена по всей стране, чтобы пустить весь материал на новый город. Таким образом, постройка из камня была хоть и долговечной, но дорогостоящей и для простых жилищ не использовалась.

Третье объяснение: из-за регулярных набегов кочевников – половцев, а затем и монголов, жилье приходилось регулярно восстанавливать после разорения. Дерево было доступным, оно проще, чем камень, обрабатывалось, постройка из него проходила быстрее.

Четвертое объяснение: климат на русской равнине был гораздо суровее, чем в Западной Европе. Дома из дерева обладали лучшими свойствами сохранения тепла, чем каменные постройки.

Пятое объяснение: все тот же климат. Время для возведения каменной постройки требуется гораздо больше, чем для деревянной. Теплый период, удобный для строительства, на Руси был гораздо короче, чем в Западной Европе.

Записаться на курсы ЕГЭ по истории в Красноярске вы можете позвонив по телефону +7(391)2-950-216, +7(391)2-4141-23
 

Глушенкова Ольга Александровна,
преподаватель истории и обществознания

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Похожее

kurs-ege24.ru

Задание № 23 (максимум 3 балла). В от­ли­чие от За­пад­ной Европы, рус­ские сред­не­ве­ко­вые го­ро­да были деревянными, из камня стро­и­лись лишь храмы и кре­пост­ные стены

В от­ли­чие от За­пад­ной Европы, рус­ские сред­не­ве­ко­вые го­ро­да были деревянными, из камня стро­и­лись лишь храмы и кре­пост­ные стены. При­ве­ди­те не менее трёх объ­яс­не­ний та­ко­го отличия.

 

Задание № 23 (максимум 3 балла)

Известно, что в Средние века на Руси господствовало натуральное хозяйство. Однако некоторые товары крестьянин обязательно приобретал или заказывал. Укажите два таких товара и объясните причины их приобретения.

 

 

Задание № 13-16 (1+1+1+2 балла)

13. Назовите имя великого Киевского князя, чьи завоевательные походы указаны стрелками.

14. Напишите название государства, обозначенного на схеме цифрой «1».

15. Напишите на­зва­ние государства, обо­зна­чен­но­го на схеме циф­рой «2».

16. Какие суждения, относящиеся к походам князя, обозначенным на схеме, являются верными. Выберите три суждения из шести предложенных. Запишите в таблицу цифры, под которыми они указаны.

1) Киевский князь, чьи походы указаны на карте, разгромил и уничтожил Хазарский каганат

2) врагами Древнерусского государства на степных границах в первой половине X в. были половцы

3) во время одного из походов Киевский князь заложил город-крепость Корсунь

4) указанные на карте походы укрепили могущество Киевской Руси

5) Киевскому князю не удалось перенести столицу государства на Дунай

6) одновременно с завоеванием новых земель великий Киевский князь распространял христианство к востоку от Руси

 

13. Напишите название отмеченного на карте пути.

14. Напишите имя князя, который установил контроль над этим торговым путем.

15. Напишите цифру, обо­зна­ча­ю­щую город, ко­то­рый на Руси на­зва­ли Царьград.

16. Какие суждения, от­но­ся­щи­е­ся к событиям, обо­зна­чен­ным на схеме, яв­ля­ют­ся верными? Вы­бе­ри­те три суж­де­ния из шести предложенных. За­пи­ши­те в таб­ли­цу цифры, под ко­то­ры­ми они указаны.

1) Этот тор­го­вый путь был одним из важ­ней­ших в Ев­ро­пе в этот период.

2) Ос­нов­ным торговым парт­не­ром Руси в этот пе­ри­од была Византия.

3) Рус­ские князья на­ча­ли совершать во­ен­ные походы на Ви­зан­тию в на­ча­ле Х века.

4) Ос­нов­ны­ми союзниками рус­ских князей в конце IX — на­ча­ле X века были печенеги.

5) Ос­нов­ны­ми предметами экс­пор­та были бла­го­во­ния и фрукты.

6) На­се­ле­ние Древней Руси пла­ти­ло дань ве­ли­ко­му князю за управ­ле­ние русскими землями.

 

13. В каком веке происходили события, обозначенные на схеме? Ответ запишите словом.

14. Напишите название города, обозначенного на карте цифрой 1.

15. В какой город хотел перенести столицу своего государства князь, походы которого изобрадены?

16. Какие суждения, относящиеся к исторической ситуации, обозначенной на схеме, являются верными? Выберите три суждения из шести предложенных.

Запишите в таблицу цифры, под которыми они указаны.

1) Все походы военачальника, обозначенные на схеме, были удачными для него.

2) Военачальник, походы которого обозначены на схеме, вёл первую в истории Древнерусского государства войну с Византией.

3) Военачальник, походы которого обозначены на схеме, погиб во время возвращения с очередной войны.

4) В ходе походов, обозначенных на схеме, был разгромлен Хазарский каганат.

5) На схеме указано название народа, в бою с представителями которого погиб военачальник, чьи походы обозначены на схеме.

6) Согласно летописи военачальник, руководивший походами, обозначенными на схеме, принял христианство.

13. Назовите ки­ев­ско­го князя, к де­я­тель­но­сти ко­то­ро­го от­но­сят­ся походы, обо­зна­чен­ные на схеме за­кра­шен­ны­ми чёрными фи­гур­ны­ми стрел­ка­ми и кон­тур­ны­ми фи­гур­ны­ми стрел­ка­ми .

14. Напишите название города, обозначенного на схеме цифрой 4.

15. Назовите ки­ев­ско­го князя, в пе­ри­од прав­ле­ния ко­то­ро­го про­изо­шло под­пи­са­ние пер­во­го пись­мен­но­го до­го­во­ра Руси с государством, сто­ли­ца ко­то­ро­го обо­зна­че­на на схеме циф­рой «3».

16. Выберите три верных суждения из шести.

1) На схеме обо­зна­чен город — пле­мен­ной центр иль­мен­ских словен.

2) Циф­рой «2» на схеме обо­зна­чен город — центр во­сточ­но­сла­вян­ско­го пле­мен­но­го союза древлян.

3) Поход князя Игоря, совершённый в 941 г. и обо­зна­чен­ный на схеме стрел­ка­ми , был успешным.

4) Циф­рой «4» на схеме обо­зна­че­на сто­ли­ца Ха­зар­ско­го каганата.

5) Тор­го­вый путь, обо­зна­чен­ный на схеме, со­еди­нял Древ­не­рус­ское го­су­дар­ство со стра­на­ми Араб­ско­го Востока.

6) На схеме обо­зна­че­но место оби­та­ния союза ко­че­вых племён, круп­ную по­бе­ду над ко­то­рым в 1036 г. одер­жал ки­ев­ский князь Яро­слав Мудрый.

13. Напишите имя князя, пред­при­няв­ше­го поход, изображённый на схеме.

14. Напишите название государства под цифрой 3.

15. напишите название кочевого племени по цифрой 4

16. Какие суждения, от­но­ся­щи­е­ся к событиям, обо­зна­чен­ным на схеме, яв­ля­ют­ся верными? Вы­бе­ри­те три суж­де­ния из шести предложенных. За­пи­ши­те в таб­ли­цу цифры, под ко­то­ры­ми они указаны.

1) Поход, ко­то­рый отображён на схеме, при­вел к рас­па­ду еди­но­го Древ­не­рус­ско­го государства.

2) Князь, ру­ко­во­див­ший походом, изображённом на схеме, пред­при­нял в даль­ней­шем успеш­ный поход на Византию.

3) Не­за­дол­го до событий, ко­то­рым по­свя­ще­на схема, на­се­ле­ние изображённого на ней под циф­рой «1» го­ро­да и при­ле­га­ю­щих территорий, пла­ти­ло дань государству, изображённому на схеме под циф­рой «3».

4) Изображённое под циф­рой «3» го­су­дар­ство было уни­что­же­но в ре­зуль­та­те дей­ствий князя, поход ко­то­ро­го изображён на схеме.

5) Князь, ру­ко­во­див­ший походом, изображённом на схеме, погиб в ре­зуль­та­те схват­ки с печенегами.

6) Город, изображённый на схеме под циф­рой «2», в древ­не­рус­ских ле­то­пи­сях на­зы­вал­ся Царьградом.

13. Напишите название города, обозначенного на схеме цифрой «1».

14. Укажите князя, который впервые объединил под своей властью города, обозначенные на схеме цифрами «1» и «2».

15. Какое восточнославянское племя обозначено цифрой номер 3?

16. Выберите три верных суждения из шести

1) Город, обозначенный на схеме цифрой «2», был основан раньше города, обозначенного на схеме цифрой «1».

2) Объединение под одной властью городов, обозначенных на схеме цифрами «1» и «2», произошло в IX в.

3) Князь, объединивший под своей властью города, обозначенные на схеме цифрами «1» и «2», прославился и удачным походом против Византии.

4) Какое-то время восточнославянский союз, центром которого был обозначенный на схеме цифрой «1» город, платил дань Хазарскому каганату.

5) После объединения обозначенных на схеме цифрами «1» и «2» городов, князь выбрал своей столицей город, обозначенный цифрой «2».

6) Князь, объединивший под своей властью города, обозначенные на схеме цифрами «1» и «2», погиб в результате восстания восточнославянского союза, территория расселения которого обозначена на схеме цифрой «3».

 

13. напишите название города под цифрой 1.

14. Напишите название озера под цифрой 3.

15. Напишите название союза восточнославянских племён, территория проживания которого заштрихована на схеме и обозначена цифрой «4».

16. Выберите три верных суждения из шести

1) Через озеро, обозначенное на схеме цифрой «3», проходил торговый путь «из варяг в греки».

2) Города, обозначенные на схеме цифрами «1» и «2», объединил под своей властью князь Рюрик.

3) Объединение под одной властью городов, обозначенных на схеме цифрами «1» и «2», произошло в IX в.

4) После создания единого Древнерусского государства столицей стал город, обозначенный на схеме цифрой «1».

5) В результате восстания, поднятого восточнославянским союзом, территория которого обозначена на схеме цифрой «4», погиб князь Игорь.

6) Город, обозначенный на схеме цифрой «1», впоследствии был известен большими полномочиями местного вече.

 

studopedia.net

Почему русские предпочитают деревянные дома : fluffyduck2

В русских уездных городках доживают свой век такие купеческие дома о двух этажах — нижний кирпичный, а верхний деревянный. А между тем они являют собой ответ на вопрос — почему в Риге и Таллине есть «средневековые улочки», а в Новгороде и Пскове нет.

Рига и Таллин основаны на несколько веков позже Новгорода и Пскова, но в этих русских городах сохранились от Средневековья только церкви, монастыри и крепостные стены, в все мы знаем почему — жилые дома там строились из дерева — материала менее долговечного чем камень или кирпич.

Для сравнеия двух средневековых градостроительных традиций — западноевропейской и русской — Новгород и Псков подходят как нельзя лучше, потому что эти города в то время были более развиты и богаты чем ближайшие западные соседи и они не испытали на себе опустошения после монгольского нашествия. Известно, что мостить улицы в Новгороде начали на 400-500 лет раньше, чем в Лондоне и Париже. Все новгородские мужчины и многие женщины были грамотны, в то время как на Западе даже в высшем обществе того времени встречались неграмотные.


Вот, к примеру, подписи короля Франции Генриха I (1008 — 1060) и его супруги Анны, дочери Ярослава Мудрого под грамотой Суассонскому аббатству: король нарисовал кресты вместо подписи, а королева написала “Анна ръина” – так старалась она славянской кириллицей передать французское произношение латинского “Anna regina»

Средневековые Новгород и Псков в материальном и культурном развитии ничем не уступали тем же Риге и Ревелю (Таллину), но при всём при том их небедные жители строили себе жильё из дерева. Может быть причина тому была доступность и дешевизна леса? Однако Латвия и в наши дни является экспортёром древесины, а в XIII веке (Рига основана в 1201 г.) лесов там было в разы больше. Или, может быть, западные колонисты следовали своей градостроительной практике в основанных ими городах на Востоке? Тем не менее, в первые десятилетия своего существования в Риге было много деревянных домов, так что в конце XIII века был издан указ, запрещающий строительство зданий из дерева — так городские власти повышали пожарную безопасность.

А тем временем на Руси избы, терема, хоромы и даже дворцы (дворец Алексея Михайловича в Коломенском) вплоть до петровских реформ продолжали строить почти исключительно из дерева. Кроме храмов и монастырей из кирпича и камня строили нежилые здания — «палаты» (Грановитая палата в Москве, Владычная палата в Новгороде). В то же время на Западе, там где леса становилось все меньше, нашли другой способ строительства дешёвого жилья — научились делать фахверки, основой конструкции у которых был каркас из деревянных балок, заполнявшийся чем придётся: кирпичом, глиной, досками…

Нельзя сказать, что на Руси вообще не жили в каменных здания. Пример — Боголюбовский замок Андрея Боголюбского (XII век).


Замок в Боголюбове. Реконструкция С.В. Заграевского

Тем не менее, такие каменные хоромы были исключением из правил. Всё изменилось с началом строительства новой столицы — Санкт-Петербурга, в котором, по замыслу основателя, не было места для изб. По иронии судьбы первым зданием города стал деревянный домик Петра I. Да и поначалу в Питербурге-городке продолжали, по привычке, ставить срубы. Поэтому 4 апреля 1714 царь издал указ, воспрещавший строить деревянные дома, но не во всё городе, а только на набережных Невы, на Петербургской стороне и на Адмиралтейском острове (между Невой и Мойкой).

Указ привёл к резкому сокращению строительства в новой столице, поэтому через полгода, 20 октября 1714 года, Пётр I издал новый указ. «Понеже здесь (в Петербурге — прим. авт.) каменное строение зело медленно строится от того, что каменщиков и прочих художников того дела трудно и за довольную цену, того ради запрещается во всём государстве на несколько лет (пока здесь удовольствуются строением) всякое каменное строение». «Несколько лет» продлились, по разным сведениям, то ли до 1741, то ли до 1728 года. При том, петербкржцы быстро нашли способ обойти запрет — ставили срубы, покрывали их глиной и раскрашивали «под кирпич».

Нельзя сказать, что Россия испытывала дефицит каменщиков. Князь Василий Голицын, фаворит царевны Софьи и фактически второе лицо государства поощрял строительство каменных домов в Москве — по оценкам историков, их было построено в то время около трёх тысяч. Проблема Петра I была в том, что каменщики были, в основном «вольными». Их надо было нанимать, а не принудительно направлять на работы в Петербург, как крепостных крестьян, трудившизся разнорабочими и плотниками на стройках столицы.

Новый указ также не смог переломить ситуацию. Каменные дома строились гораздо медленнее, чем деревянные. Поэтому Пётру пришлось пойти по тому же пути, что и изобретателям средневековых фахверков. Он распорядился строить «мазанки». Вначале строители возводили деревянные каркасы, а потом они обмазывались глиной, которая затем раскрашивалась «под кирпич» уже официально. Петр I распорядился построить несколько мазанок неподалеку от Петропавловский крепости, и назвал их «образцовыми».

Но сделать Санкт-Петербург каменным городом долго не удавалось. В< 1833 году из 7976 домов Петербурга только 2730 были каменные, а 5246 – деревянные. Несколько деревянных домов сохранились в центральных районах Петербурга до сего дня. Как, например, этот домик на Васильевском острове.

А русские купцы до самого конца существования Российской Империи строили дома, в которых первый этаж с кирпичными стенами занимала лавка, а второй этаж — жильё. И это несмотря на то, что к XX веку и кирпич стал доступнее и каменщиков хватало. Купцы могли себе позволить строить более практичные двухэтажные кирпичные дома. Причина этого типично русского архитектурного изыска была той же, что и в наше время, когда в загородном строительстве вошли в моду дома из оцилиндрованного или ещё более дорогого клееного бруса вместо дешёвого и практичного пенобетона — в деревянном доме чувствуешь себя лучше, чем в «каменном мешке». Наши предки задолго до появления моды на всё эко- и био- знали толк в здоровом образе жизни.

fluffyduck2.livejournal.com

Древнерусский город. История городов русских :: SYL.ru

Древнерусский город — укрепленное поселение, которое одновременно являлось военным, хозяйственным, политическим, социальным и культурным центром всей окружающей территории. В городах поселялись купцы, ремесленники, монахи, живописцы и т. д.

Основание древнерусских городов

История городов русских началась с появлением в определенном месте людей, которые строили жилье и надолго поселялись в нем. В окрестностях древних городов, которые дошли до наших дней (Москва, Киев, Новгород, Владимир и др.) найдены следы ранних эпох, начиная еще с палеолита. Во времена трипольской культуры на территории будущей России существовали уже поселения из нескольких десятков и сотен домов и жилищ.

Поселения Древней Руси, как правило, были расположены на возвышенных местах около естественных источников воды (реки, родники). Состояли они из домов, защищенных от нападений врагов бревенчатым частоколом. Предшественниками русский городов в эпоху средневековья считаются укрепленные святилища и убежища (детинец и кремль), воздвигнутые жителями нескольких поселений в округе.

Ранние средневековые города основывались не только славянами, но и другими племенами: Ростов Великий основало финно-угорское племя, Муром — племя мурома, Суздаль, Владимир основаны мерянами совместно со славянами. В состав Киевской Руси кроме славян входили народности балтии и финно-угории, которые сливались в единый народ при помощи политического объединения.

В 9-10 веках вместе с городами-убежищами начинают появляться небольшие крепости, а затем посады, в которых селятся ремесленники и купцы. Точные даты основания раннерусских городов обычно устанавливаются только по первым упоминаниям в летописях тех времен. Некоторые даты основания городов были установлены в результате археологических раскопок тех мест, где были древнерусские города. Так, Новгород и Смоленск упомянуты в летописях 9 века, однако культурные слои ранее 10 века пока не обнаружены.

Самые крупные города, которые начали бурно развиваться в 9-10 вв. на главных водных путях, — это город Полоцк, Киев, Новгород, Смоленск, Изборск и др. Их развитие было напрямую связано с торговлей, осуществлявшейся на пересечениях дорог и водных путей.

Древние крепости и защитные сооружения

Существовали «старшие» города и пригороды (подчиненные), которые происходили из выселок из главных городов, и заселение их шло по распоряжениям из столицы. Любой древнерусский город-крепость состоял из укрепленной части и расположенных рядом неукрепленных посадов, вокруг которых находились угодья, используемые для сенокоса, рыбной ловли, выпаса домашнего скота, лесные участки.

Основная защитная роль отводилась земляным валам и деревянным стенам, под которым находились рвы. Для строительства оборонных укреплений использовался подходящий рельеф местности. Так, большая часть крепостей Древней Руси располагалась на защищенных территориях: вершины холмов, острова или мыс горы.

Примером такого города-крепости может служить город Вышгород, расположенный недалеко от Киева. С самого основания его строили как крепость, окруженную мощными земляными и деревянными укреплениями с валами и рвом. Город подразделялся на княжескую часть (детинец), кремль и посад, где располагались кварталы ремесленников.

Крепостной вал являлся сложным сооружением, состоящим из стоящих впритык огромных деревянных срубов (часто из дуба), пространство между которыми забивали камнями и землей. Размер таких срубов, например, в Киеве составлял 6,7 м, в поперечной части более 19 м. Высота земляного вала могла достигать 12 м, а вырытый перед ним ров часто имел форму треугольника. Наверху находился бруствер с боевой площадкой, где находились защитники крепости, которые стреляли во врагов и метали камни. В местах поворота строили деревянные башни.

Въезд в древнюю крепость был всегда единственный через специальный мост, проложенный надо рвом. Мост ставили на опоры, которые во время нападений разрушали. Позднее стали строить подъемные мосты.

Внутреннее устройство крепости

Древнерусские города 10-13 вв. уже имели сложное внутреннее устройство, которое складывалось по мере увеличения территории и объединяло различные укрепленные части вместе с посадами. Планировка городов была различной: радиальной, радиально-кольцевой или линейной (вдоль реки или дороги).

Основные общественные и экономические центры древнего города:

  • Церковная резиденция и Вечевая площадь.
  • Княжий двор.
  • Порт и торговая площадка рядом с ним.

Центр города — детинец или кремль с укрепленными стенами, валами и рвом. Постепенно в этом месте группируется общественно-политическое управление, располагаются княжеские дворы, городской собор, жилища челяди и дружины, а также ремесленники. Уличная планировка состояла из магистралей, которые шли вдоль берега реки или перпендикулярно ему.

Дороги и инженерные коммуникации

Каждый древнерусский город имел свой план, по которому прокладывались дороги и коммуникации. Инженерное устройство для того времени было на достаточно высоком уровне.

Строились деревянные мостовые, состоящие из продольных лаг (10-12 м длина) и укладываемых сверху деревянных, расколотых пополам бревен плоской стороной вверх. Мостовые имели ширину 3,5-4 м, а в 13-14 вв. уже 4-5 м и функционировали обычно 15-30 лет.

Водоотводные системы древнерусских городов были 2-х типов:

  • «канализационные», которые отводили подземные воды из-под строений, состоящие из бочек для сбора воды и деревянных труб, по которым стекала вода в водосборник;
  • водосборник — квадратный деревянный сруб, из которого затем грязная вода по толстой трубе стекала в сторону реки.

Структура городской усадьбы

Усадьба в городе состояла из нескольких жилых домов и хозяйственных построек. Площадь таких дворов была от 300 до 800 кв. м. Каждая усадьба была огорожена деревянным забором от соседей и улицы, которые делались в виде частокола из еловых бревен, торчащих острием кверху высотой до 2,5м. Внутри нее жилые строения стояли с одной стороны, а хозяйственные (погреб, медуша, клеть, скотница, житница, хлев, баня и др. ). Избой называли любое отапливаемое строение с печкой.

Древние жилища, из которых состоял древнерусский город, начинали свое существование как полуземлянки (10-11 вв.), затем наземные строения с несколькими помещениями (12 в.). Дома строили в 1-3 этажа. Полуземлянки имели столбовую конструкцию стен длиной до 5 м каждая и глубиной до 0,8 м, круглая глиняная или каменная печь ставилась недалеко от входа. Полы делали из глины или досок, дверь всегда располагалась на южной стене. Крыша была двускатной из дерева, которое сверху промазывалось глиной.

Древнерусское зодчество и религиозные постройки

Города в Древней Руси были местом, где строились монументальные здания, которые в основном были связаны с христианской религией. Традиции и правила постройки древних храмов пришли на Русь из Византии, потому они строились по крестово-купольной схеме. Возводились храмы по заказу богатых князей и самой православной церкви.

Первыми монументальными сооружениями были десятинные церкви, самая древняя из сохранившихся до наших дней — Спасская церковь в Чернигове (1036 г.). Начиная с 11 в., уже стали строить более сложные храмы с галереями, лестничными башнями, с несколькими главами. Внутренний интерьер древние зодчие стремились сделать выразительным и красочным. Примером такого храма является Софийский собор в Киеве, аналогичные соборы были возведены в Новгороде и Полоцке.

Немного иная, но яркая и оригинальная, сложилась архитектурная школа на Северо-Востоке Руси, для которой характерны множество декоративных резных элементов, стройные пропорции и пластичность фасадов. Один из шедевров того времени — церковь Покрова на Нерли (1165).

Население древнерусских городов

Основная масса населения города — это ремесленники, промысловики, поденщики, купцы, князь и его дружина, администрация и господская «челядь», важную роль в связи с крещением Руси стало играть духовенство (монахи и церковники). Очень большую группу населения составлял всевозможный ремесленный люд, который селился по специальностям: кузнецы, оружейники, ювелиры, плотники, ткачи и портные, кожевники, гончары, каменщики и т. д.

В каждом городе обязательно находился рынок, через который осуществлялась купля-продажа всех производимых и привозимых товаров и продуктов.

Самый большой древнерусский город — Киев в 12-13 в. насчитывал 30-40 тыс. человек, Новгород — 20-30 тыс. Города поменьше: Чернигов, Владимир, Полоцк, Смоленск, Ростов, Витебск, Рязань и другие имели население в несколько тысяч человек. Численность проживающих в более мелких городках редко превышала 1 тыс. человек.

Самые крупные земли Древней Руси: Волынская, Галицкая, Киевская, Новгородская, Полоцкая, Ростово-Суздальская, Рязанская, Смоленская, Турово-Пинская, Черниговская.

История Новгородской земли

По территории, которую охватывала Новгородская земля (север и восток проживающих финно-угорских племен), она считалась самым обширным русским владением, включающим пригороды Псков, Старая Русса, Великие Луки, Ладогу и Торжок. Уже к концу 12 в. сюда вошли Пермь, Печора, Югра (Северный Урал). Все города имели четкую иерархию, где главенствовал Новгород, которому принадлежали самые важные торговые пути: идущие с Днепра караваны купцов, проходящие в Швецию и Данию, а также ведущие в северо-восточные княжьи уделы через Волгу и на Булгарию.

Богатство новгородских купцов приумножалось за счет торговли неисчерпаемыми лесными ресурсами, а вот земледелие на этой земле было неурожайным, потому в Новгород хлеб завозили из соседних княжеств. Население Новгородской земли занималось скотоводством, выращиванием злаков, садовых и огородных культур. Очень развиты были промыслы: меховые, моржовые и др.

Политическая жизнь Новгорода

По данным археологических раскопок к 13 в. Новгород был большим укрепленным и прекрасно организованным городом, в котором проживали ремесленники и торговый люд. Политической жизнью его управляли местные бояре. На этих землях в Древней Руси сложились очень крупные боярские землевладения, которые состояли из 30-40 кланов, монополизировавших многие государственные должности.

Свободное население, которое включала Новгородская земля, — это боярство, житьи люди (мелкие землевладельцы), купечество, торговцы и ремесленники. А к зависимым относились холопы и смерды. Характерная черта жизни Новгорода — призвание князя с помощью оформления договора на княжение, причем он выбирался только для вершения судебных решений и военного руководства в случае нападения. Все князья были приезжие из Твери, Москвы и других городов, и каждый пытался отторгнуть от Новгородской земли некоторые волости, из-за чего их тут же сменяли. За 200 лет в городе поменялось 58 князей.

Политическое правление в этих землях осуществляло Новгородское вече, которое, по сути, представляло федерацию из самоуправляющихся общин и корпораций. Политическая история Новгорода сложилась успешно именно за счет участия во всех процессах всех групп населения, начиная от бояр и заканчивая «черным людом». Однако в 1418 г. недовольство низов завершилось их восстанием, при котором жители бросились крушить богатые дома бояр. Кровопролития удалось избежать только через вмешательство духовенства, которое решило спор через суд.

Расцвет Новгородской республики, просуществовавшей не одно столетие, возвел большой и красивый город до уровня средневековых европейских поселений, архитектура и военная сила которого восхищала современников. В качестве западного форпоста Новгород успешно отражал все нападения немецких рыцарей, сохранив национальную идентичность Русской земли.

История земли Полоцкой

Полоцкая земля охватывала в 10-12 вв. территорию от реки Западная Двина до истоков Днепра, создав речной путь между Балтикой и Черным морем. Крупнейшие города этой земли в раннем Средневековье: Витебск, Борисов, Лукомль, Минск, Изяславль, Орша и др.

Удел Полоцкий был создан династией Изяславичей вначале 11 в., которая закрепила его за собой, отказавшись от претензий на Киев. Само появление словосочетания «Полоцкая земля» уже ознаменовало в 12 в. отделение этой территории от Киева.

В это время правила землей династия Всеславичей, но случались и переделы столов, что, в конце концов, привело к распаду княжества. Следующая династия Васильковичей уже правила Витебском, потеснив полоцких князей.

Полоцку в те времена подчинялись и литовские племена, а самому городу часто угрожали нападением соседи. История этой земли очень запутана и мало подтверждена источниками. Полоцкие князья часто воевали с Литвой, а иногда выступали ее союзником (например, при взятии города Великие Луки, относящегося в то время к Новгородской земле).

Полоцкие войска совершали частые набеги на многие русские земли, а в 1206 г. предприняли штурм Риги, но неудачно. К началу 13 в. в этом регионе увеличивается влияние Ливонских меченосцев и Смоленского княжества, затем происходит массовое вторжение литовцев, которые к 1240 годам подчиняют себе полоцкие земли. Затем, после войны со Смоленском, город Полоцк переходит во владение князя Товтивилла, к концу княжества которого (1252) заканчивается древнерусский период истории Полоцкой земли.

Древнерусские города и их роль в истории

Древнерусские средневековые города основывались как людские поселения, стоящие на перекрестках торговых путей и рек. Другой их целью была защита жителей от набегов соседей и вражеских племен. По мере развития и укрупнения городов происходил рост имущественного неравенства, создание племенных княжеств, расширение торговых и экономических связей между городами и их жителями, что в дальнейшем повлияло на создание и историческое развитие единого государства — Киевской Руси.

www.syl.ru

Русский город и западноевропейский город

Отрывок из лекции.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, июль 2013.

Русский город — это то, что нам еще предстоит основательно изучать. Мы категорически не желали видеть, что у нас существует свой тип города, правда, сразу скажу, довольно близкий восточнохристианским городам, даже гигантскому Константинополю. Во всяком случае, он очень не похож на города западноевропейские. Почему-то в нашей школе принято изучать западноевропейский город, а русский изучать непринято.

Представим себе западный город. Он стремится огородиться стеной, если хватает средств, то при первой возможности — стеной каменной. Причем он стремится огородиться не столько от иноземного захватчика, сколько от собственного сеньора — герцога, графа, архиепископа. Идет постоянная борьба за городские вольности между городскими коммунами и сеньорами городов. А каменная стена дорога. И перестраивать или строить новую стену не только каждые десять лет, но даже каждые сто лет невозможно. И, следовательно, город с ростом населения становится переуплотненным, тесным. Потому городская земля постоянно дорожает, становится невероятно дорогой. Причем, с одной стороны земля дорога, а с другой стороны еще дорог престиж. Потому еще дороже площади земельной протяженность фасада вдоль улицы. И потому дома слипаются, образуя сплошной фасад, пристраиваются плотно один к другому. Причем, не редкость дом с шириной по фасаду в две оси. То есть, на первом этаже дверь, рядом окно, и всё. Затем стена и следующее владение. Во всяком случае, фасады в три оси совсем не редки. То есть, на первом этаже дверь и два окна. А в глубину дом может тянуться довольно основательно.

Дома в западных городах чаще всего не каменные, потому что каменные невыносимо дороги. Средний горожанин имеет «фахверковый» дом, то есть каркасный. «Фахверк» — это деревянный каркас с наполнителем из известки, цемента, дранки и мелкого камня. Каркасная постройка в отличие от каменной может висеть. Наверное, вы видели картинки, где второй этаж немного нависает над первым. А третий может еще чуть-чуть нависать над вторым. А бывает и четвертый этаж. Таким образом, улица превращается в щель.

У нас пешеходные улицы появились сдуру, просто из подражания Западной Европе. А там они появились естественным путем. Там бывают улицы с расстоянием между фасадами в шесть метров, а переулки — шириной в два метра. Такой переулок неизбежно должен быть пешеходным, потому что никакая машина там не проедет, а если проедет мотоциклист, то он кого-нибудь собьет. А посреди улицы к тому же проходит сточная канава. И ходить надо с умом и осторожностью. Конечно, порядочный бюргер сначала выглянет в форточку, а потом уже выплеснет ночную посуду. Но ведь не все порядочны, потому можно и на шляпу получить.

Русский город построен свободно. Практически все жилые дома стоят в глубине усадеб. На улицы выходят заборы, ворота. На улицы выходят лавки, мастерские, часовни. Даже церкви, как правило, стоят в глубине церковных участков. Но сами дома стоят в глубине усадеб. И совершенно не важно, усадьба ли то сапожника или боярина. Понятное дело, что у боярина будет и пожирнее, и погуще. Но принцип устройства усадьбы, как сапожника, так и боярина будет одинаковым: дом стоит внутри. Вот чем русские города с населением в несколько десятков тысяч не отличались от полумиллионного Константинополя — города-сада.

В русском городе держали много скота. Потому город, прежде всего ширина улиц, рассчитан на то, чтобы скотину можно было быстро и удобно выгонять на пастбища. Даже план Москвы 1739 года, в конце правления Анны Иоанновны, показывает вокруг тогда уже большой Москвы, в пределах Камер-Коллежского вала, сплошные общинные покосы и выгоны. Москвичи все еще держали в городе много скотины и выгоняли ее на пастбище.

В западноевропейском городе вы не сможете держать корову. Пока по описанным мною улицам вы будете выводить ее на лужок, как раз наступит время заводить ее обратно. Из русского города было легко выехать. Он был гораздо теснее связан с сельской местностью. Конечно, русский землепашец в городе не жил. То было бы бредом, бессмыслицей. Но молочник или огородник вполне мог быть среди городского населения. Городское население было не так обособленно, отдаленно от сельского, как на Западе, где население города — это купцы и ремесленники. А другим в городе больше и нечего делать.

В русском же городе мы видим и князя со двором, и бояр с их дворами и челядью, мелких служилых, а также какое-то количество людей, связанных с сельским хозяйством помимо купцов и ремесленников.

Везде, где было много леса, городские улицы мостились «плахами». Как мостили в Новгороде, известно. Раскалывали бревно вдоль, и клали плоской стороной кверху. Вот вам и мостовая. Новгород болотистый, потому там всё очень хорошо сохраняется. Шли десятилетия, и мостовая из плах уходила в землю, а поверх клали следующий ряд. И в таких «слоеных пирожках» археологи раскопали уже до 14 слоев дорожных покрытий. Потому в городе было чистенько. По обочинам дорог травка росла. В теплое время года женщины, кроме особо торжественных случаев, ходили только босиком. Дети, разумеется, тоже. Хаживали и мужчины, но только у себя во дворе. Это доказательно. В Новгороде, где в болотистой почве прекрасно сохраняется дерево, не найдено остатков лаптей. Вот берестяные грамоты находят, а берестяных лаптей нету, хотя найдено достаточно много остатков кожаной обуви, тогда очень красивой. А по случаям торжественным и в холодное время года носили кожаную обувь.

Ходить босиком в западноевропейском городе было категорически невозможно, потому что там было слишком грязно. Именно оттуда и появилась у бедных горожан знаменитая деревянная обувь — «сабо» (фр.: sabot), чтобы грязь городскую месить. Сомневаюсь, что это удобно — носить долбленые башмаки.

Как мы видим, русский город был неизмеримо здоровее и гораздо ближе к сельскому поселению в сравнении с Западной Европой, в сравнении с мусульманским миром. Население домонгольской Руси 6,5-7,5 миллионов, городов около 400. Нетрудно посчитать (не моя экстраполяция), что если на средний древнерусский город положить 5 тысяч, то мы получим 20, если не 25 процентов городского населения. Потом веками того не будет. Потом Русь будет аграрной. В конце XI века, во время своего расцвета, Киев насчитывал около 50 тысяч жителей. Конечно, бывали городки с населением в 2-3 тысячи. Но не редкостью были 30-тысячники: Смоленск, Чернигов, Новгород, конечно. Совсем не редкость — 10-тысячники: Козельск, Рязань. Так что получается до одной четвертой городского населения. Это примерно доля городского населения Римской империи в период расцвета.

Типологическая близость наших городов к другим восточнохристианским городам, балканским, забалканским, приводит к тому, что мы заимствуем из византийского (христианского римского) законодательства так называемую Книгу Эпарха (книгу градоправителя, градоначальника), получившую в славянском переводе название Закон Градский. Он войдет в Мерило Праведное, которым тоже пользовались наряду с Правдой Русской. Это переводные византийские законы, в основном церковные. Оттуда мы узнали номоканоны. Туда же вошел и Закон Градский, как переводной с греческого. И вот обратите внимание, какую норму мы позаимствовали — Правило прозора. Оно означает, что если у вас красивый вид, например, на некий дивный пейзаж, на реку, холмы с рощами, а ваш сосед без вашего разрешения его застроил, закрыл новой постройкой, то вы через суд можете снести его постройку. Так было в Константинополе, и так было на Руси. И это правило действовало у нас веками. Потому никак не могли на Руси застраивать сплошным фасадом. Он появляется только при Петре. И начиная с Петра, то будет характерно почти исключительно для Петербурга. Обратите внимание, в старой Москве редко где встретишь сплошную фасадную линию по-питерски. Правило прозора все равно действовало. Об этом весьма рекомендую мою совместную с историком Марочкиным работу Русский город и русский дом. Она того стоит, судя по тому, что все специалисты ее уже прочитали.

Читайте также:

Мы живем в нерусском городе

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача

makhnach.livejournal.com

Вид средневекового города

Русский средневековый город сильно отличался от современного ему западноевропейского. На Руси строили просторно: в городах имелось много свободных, незастроенных мест, пустырей, а при домах — обширных садов и огородов. Здания были преимущественно деревянные, каменные строения попадались довольно-таки редко. Наконец, застройка в основном одноэтажная, здания в 2-3 этажа встречались не часто.

Основой городского владения являлся двор. Он был окружен прочной оградой, которая глухой стеной выходила на улицу. В глубине двора стоял дом. Рядом хозяйственные постройки — конюшня, хлев, за ними — сад, огород. Богатые горожане могли позволить себе иметь дворовую церковь. В Москве, в Китай-городе, по сей день стоит нарядная церковь Троицы в Никитниках, построенная богатым купцом Никитниковым на территории своей городской усадьбы. Ниже приведены свидетельства иноземных путешественников по Руси тех времён.

«Почти все дома имеют при себе отдельные сады, как для пользования овощами, так и для удовольствия, отчего редкий город представляется столь огромным по своей окружности.» Иовий о Москве 16 века

«В городе встречаются также большие луга, порожние места, много деревьев и увеселительных садов, занимающих довольно места. Сам великий князь имеет три больших прекрасных сада с разными деревьями и травами, и большой луг в городе, возле самого дворца, дающий ему каждый год до 600 возов сена.» Петр Петрей о Москве 17 века

«Этот город занимает открытое местоположение: куда бы ты ни пошёл, видишь луга, зелень и деревни в отдалении, ибо город расположен на нескольких холмах, высоко, в особенности Кремль. При каждом доме есть непременно сад и широкий двор.» Павел Алеппский о Москве 17 века

«Величина этого города достигает, пожалуй, четырёх немецких миль, и нигде не видно этого предела; он всё более удлиняется и расширяется тем более что в любой день можно купить целые дома, каковые крестьяне продают с саней зимой на площадях совершенно заготовленными в разобранном виде.

Город и строения все одинаково возведены из дерева, обычно дома стоят рядом длинной вереницей по 30-40, часто меньше или больше позади этих снова столько же, так что их дворы на завидах соприкасаются, а промежду их домов не ставят и таким образом обстраивают со всех четырёх сторон такая большая группа домов, так или иначе возведенная вышеуказанным образом, определяет различную длину и ширину улиц. И эта форма строго соблюдается во всем городе Москве; там не найти ни одного дома, расположенного обособленно или хотя бы трех-четырех, стоящих сомкнуто, мимо которых проходила бы малая улочка или переулок; напротив, все выстроено по баня (кстати сказать, до чего охотно они моются: постоянно на третий или даже на второй день ходят они в баню, как простые, так и знатные люди. Подобных бань я во всю свою жизнь и не видывал, о чем я еще упомяну ниже). вышеописанной манере. По длинной реке «Моск” всюду спускаются сплошные дворы, а дома стоят напереди; позади у каждого устроена баня» Ганс — Мориц Айрманн о Москве 17 века

Улицы городов

Улицы средневековых городов были узкими и кривыми (правда некоторым иностранцам они казались широкими). Одна из главных улиц Москвы 17 века — Никольская, по которой часто ездил сам царь, имела ширину от 6 до 16 м. Весной, осенью, дождливым летом городские улицы превращались в непролазное болото. Спасаясь от грязи, главные городские улицы мостили деревом. В центре Новгорода археологи раскопали свыше 20 рядов древних улиц.

Посады и слободы пересекали улицы. В Москве главные улицы шли радиусами от центра города. Кремля, к окраинам. В местах пересечения улиц с оборонительными сооружениями строили башни с проездными воротами.

Кольца оборонительных стен и пересекающие их главные улицы определили радиально-кольцевую структуру средневековой Москвы.

Древние названия улиц никогда не были случайны. Те улицы, на которых стояли храмы или монастыри, называли в их честь — Никольская, Варварка, Ильинка. Названия Тверская, Калужская, Владимирская говорят сами за себя: с этих улиц начинался дальний путь из Москвы во многие города и земли Руси.

Улицы средневековых городов были узкими и кривыми. Их ширина едва позволяла разъехаться двум встречным повозкам. Но напротив многим иностранцам, как было уже сказано выше, улицы Руси казались довольно-таки широкими. В пример приведу слова шведского посланника Петра Петрея об улицах Москвы:

«Везде большие и широкие улицы, так что могут ехать четыре телеги рядом. В дождик всюду бывают такая слякоть и грязь, что никому нельзя выйти без сапог, от того-то большая часть их главных улиц имеет деревянную мостовую. «

Таким образом весной и осенью городские улицы превращались в непролазные болота. Борясь с этим злом, горожане мостили улицы бревнами и толстыми досками. Когда мостовая изнашивалась или просто утопала в грязи, поверх нее настилали новую.

Однако мощеные улицы встречались только в центре города — в местах, где ездила знать. Лишь Мясницкая улица, по которой часто проезжает царь, устлана ещё досками поверх брёвен. В середине XVI в. в сильно разросшейся Москве общая протяженность деревянных мостовых едва превышала 4 км. Окраины утопали в грязи, и горожане в дождливые дни пробирались по улицам в высоких сапогах, задрав длиннополые одежды.

Средневековый город не знал уличного освещения. Вечером по улицам ходили со слюдяным фонарем. Но обычно с наступлением сумерек всякие передвижения прекращались. Улицы по концам запирали решетками и выставляли вооруженную стражу. Это была не лишняя мера предосторожности. Шайки «лихих людей» грабили и убивали припозднившихся путников. Всю ночь караульные били в колотушки, отпугивая грабителей.

Внутренняя планировка древнерусских городов во многом зависела от характера местности, на которой они располагались. К сожалению, археология не располагает сейчас исчерпывающими материалами по этому вопросу. Опираясь на данные раскопок Новгорода, Пскова, Старой Руссы и некоторых других городов, можно полагать, что планы русских городов XVII-XVIII в. (до перепланировки екатерининского времени) в известной мере отражают их историческую топографию. Однако мнение о безусловном господстве радиально-кольцевой застройки городов в эпоху Древней Руси не кажется достаточно обоснованным. Подобный тип планировки большинства городов сложился только в XV-XVII вв., когда новые укрепления охватили несколькими концентрическими окружностями старые центры.

Крупнейшие города Руси X-XIII вв. имели наиболее развитую и сложную планировку. Она складывалась в процессе роста городской территории и органически объединяла несколько укрепленных частей с открытыми посадами, иногда расположенными на другом высотном уровне (у реки). Хорошим примером здесь служит застройка Киева. Древнейшее ядро города располагалось на крутом, изрезанном оврагами берегу Днепра. Его основу составляли мощные укрепления городов Владимира и Ярослава. Почти в центре последнего размещалась площадь с огромным Софийским собором и митрополичьим двором — местом вечевых собраний киевлян. Сюда вела улица, пересекавшая город Ярослава с юго-запада от Золотых ворот на северо-восток до Софийских ворот детинца (приблизительно по направлению современной Владимирской улицы). Эта сквозная магистраль продолжалась и в городе Владимира, выводя к резиденции киевских князей — Ярославолю Двору, Десятинной церкви и «Яабину торжку». Далее по «Боричеву узвозу» она спускалась на Подол. Здесь, уклоняясь к западу, улица, судя по «Слову о полку Игореве», шла к церкви Богородицы Пирогощеи и киевскому торгу. Пересекая Подол параллельно Киевским горам, она выходила на дорогу к Кирилловскому монастырю и Вышгороду.

Еще одна магистраль пересекала Верхний город перпендикулярно первой от Жидовских ворот (из Копырева конца) к Лядским воротам. Она также вливалась на Софийскую площадь. Другие менее значительные улицы и переулки Киева, пересекая основные магистрали, делили город на кварталы. Кольцевые улицы шли только вдоль линий укреплений и имели прежде всего военно-оборонное значение.

Таким образом, основу уличной планировки Киева образовывали сквозные магистрали, шедшие вдоль берега Днепра или перпендикулярно к нему. Они связывали воедино три главных общественно-политических и экономических центра города: резиденцию митрополита и вечевую площадь с княжеским двором и далее с торгом и гаванью. Потом обеспечивалось наиболее удобное движение жителей любых районов Киева и его окрестностей к важнейшим узлам городской жизни. В плановой схеме Киева чувствуется определенный замысел его строителей. Трудно считать случайным расположение па одной оси Софийского собора, княжеского двора и торга или вечевой площади на пересечении двух главных магистралей Верхнего города, Видимо, это обстоятельства заранее учитывались при планировке городских кварталов.

Сходные принципы лежат в основе размещения улиц в Новгороде, Смоленске и Владимире на Клязьме. Лучше всего изучена древняя планировка Новгорода. Особенностью города было его расположение па двух берегах широкого и полноводного Волхова. Естествен центром Софийской стороны являлся детинец с епископским двором и Софийским собором, а Торговой — княжеский (Ярославль) двор с вечевой площадью и торгом. Между собой они соединялись Великим мостом через Волхов. Городская застройка распространялась как вдоль берегов реки, так и в стороны от них. Плановая схема строилась па сочетании продольных и поперечных улиц, причем в Новгороде точное положение многих из них на местности зафиксировано археологическими раскопками и наблюдениями. В Неревском конце параллельно Волхову шла Великая улица до Федоровских ворот детинца. В Людном конце ей, вероятно, соответствовала Большая, или Пробойная улица. Такие же улицы подходили к торгу из Славенского и Плотницкого концов. Другие улицы пересекали город перпендикулярно Волхову. И в Новгороде, как и в Киеве, наблюдается логически стройная система улиц, связанных воедино сквозными магистралями. И здесь уличная планировка учитывает естественный рост городской территории, когда сообщение периферийных районов с центром обеспечивается продлением основных улиц и добавлением новых, перпендикулярных Волхову проездов.

Аналогичная картина прослеживается в Смоленске и Владимире. Центральные, сквозные улицы прокладывались там параллельно Днепру и Клязьме. Но Владимире направление такой улицы хорошо документируется Золотыми и Серебряными воротами. В атом же духе развивалась первоначальная планировка Пскова, где Великая улица, шедшая параллельно реке Неликой, практически соединяла в одно целое все части города.

Все приведенные выше примеры свидетельствуют, что для древнейших и крупнейших городов Руси X — XIV вв. была характерна линейно-поперечная, а по радиально-кольцевая сетка улиц. Этому способствовало несколько факторов.

Во-первых, роль организующего начала плановой структуры играла река, вдоль берегов которой развивалась городская застройка.

Во-вторых, в этих городах уже на раннем этапе их истории сложилось несколько общественно-политических и административно-хозяйственных центров.

В-третьих, каждый район города, если судить по истории Новгорода, имел еще свой локальный вечевой центр.

Взаимосвязь всех социально-экономических очагов города в условиях линейно-поперечной планировки улиц осуществлялась значительно лучше, чем при наличии радиально-кольцевой сетки.

Иной была планировка улиц в малых древнерусских городах. Связующим звеном здесь служила улица, идущая по внутреннему периметру оборонительных сооружений. Поскольку в этих городах, как правило, имелись лишь одни ворота, от них отходили: одна-две улицы, пересекавшие город по диаметру. Таким способом все дворы в городе получали свободный выход па улицу. Иногда устраивались дополнительные переулки, ответвлявшиеся в стороны от основных улиц. Подобную планировку имели Минск, Торопец, Ярополч Залесский и городище Слободка.

Хуже известна система улиц малых городов, расположенных па мысах при слиянии двух рек. Но именно среди них окапались будущие крупные центры позднего средневековья с радиально-кольцевой планировкой. Естественной точкой роста таких городов был детинец-кремль, зажатый в треугольнике между двумя водными преградами. В детинце или сразу под его степами, практически па одной довольно ограниченной площади, размещались и княжеский двор, и кафедральный собор, и торг. Кремль становится единственным средоточием важнейших функций города. Рост же городской территории на первых порах был возможен лишь в противоположном от стрелки мыса направлении. И новые укрепления полукружиями своих валов отрезали от него новые участки. Связь же с центром осуществлялась по лучам — улицам, веером расходившимся из кремля. Старые степы ветшали и разбирались. Па их месте образовывались свободные от застройки проезды. Так складывалась радиально-кольцевая планировка городов, подобных Москве и Пскову.

В число первых важных археологических признаков города входит дворово-усадебная застройка. Из сообщений летописи известно о существовании дворов в Киеве, Чернигове, Галиче, Переяславле, Новгороде. Смоленске, Полоцке, Ростове, Суздале, Владимире, Ярославле, Твери и многих других городах. Упоминаются как дворы княжеские, боярские и епископские, так и дворы непривилегированных горожан. Актовые материалы свидетельствуют, что дворы в древнерусских городах наследовались по завещанию или по родству, продавались и покупались. Об этом же говорит берестяная грамота 424 начала XII в. из Новгорода Ее автор предлагает отцу и матери продать двор в Новгороде и ехать к нему в Смоленск или Киев. Сведения письменных источников но оставляют сомнений в частнособственническом характере дворовых владений в городе. В больших городах насчитывались тысячи дворов. Например, в 1211 г. в Новгороде во время пожара сгорело 43 (10 дворов и 15 церквей).

Таким образом, большую часть территории города, как правило, занимали дворы, находившиеся и полной собственности горожан. Следовательно, усадьба-двор с ее жилыми и хозяйственными постройками, отделенная частоколами и заборами от внешнего мира, являлась социально-экономической ячейкой, из совокупности которых складывался город.

Археологические исследования, как отмечалось выше, в 32 случаях обнаружили эти городские дворы. Полностью или почти полностью они изучены в Киеве, Новгороде, Пскове, Гусе, Смоленске, Минске. Суздале, Москве, Ярополче. ‘Залесском, городище Слободка, Рязани и некоторых других городах. Получен сравнительный материал, позволяющий достаточно полно охарактеризовать городские усадьбы разных типов. Главным признаком наличия усадебной застройки служат следы оград, отделявших двор от улицы и соседних дворов. Там, где культурный слой хорошо консервирует органику, ограды прослеживаются в виде остатков сплошных частоколов ил кольев, горбылей и досок, в виде цепочек столбец или плетней. Если дерево но сохранилось, то от усадебных оград остаются узкие канавки, куда устанавливались ряды бревен, или ямы от столбов и кольев.

Самой характерной особенностью этих оград является их удивительное постоянство. Раз установленные границы усадеб не менялись веками. В Новгороде на огромном Перовском раскопе сложившиеся в середине X в. границы дворов-усадеб практически без существенных изменений просуществовали до второй половины XV в. Эта картина повторяется во всех других раскопах па территории древнего Нои-города. Еще более наглядными оказались результаты раскопок в Киевском Подоле. Здесь в ряде мест первые усадьбы возникли в конце IX — начале X л. По их границы оставались неизменными в течение несколько столетий. Даже после наводнений Днепра, когда дворы перекрывались мощными наносами песка и ила, заборы и частоколы возобновлялись па прежних местах. Стабильность во времени древнерусских городских землевладений подтверждается не только данными по Киеву и Новгороду, но и материалами исследований в других городах. Сегодня этот факт надежно установлен археологией. Изложенные наблюдения ведут к нескольким существенным выводам.

Во-первых, постоянство городских усадебных границ безусловно свидетельствует о частнособственнической сути земельных владений в городе. Если бы городские усадьбы имели временный, например только хозяйственный характер, различные перепланировки и передвижки оград были бы неизбежны.

Во-вторых, горожане оказываются корпорацией землевладельцев, которым в совокупности принадлежит территория города. В этом кроется социальная основа городского строя Руси.

В-третьих, устойчивость однажды выделенных дворовых участков указывает на их непосредственную связь с организацией внутригородской жизни.

В противном случае они должны были бы дробиться при наследовании несколькими детьми или при продаже по частям. Но ничего подобного пет. И древнерусские юридические памятники предусматривают наследование двора одним из сыновей, а не всеми детьми. Надо полагать, владение дворовым участком в городе накладывало на его хозяина определенные повинности: финансовые (уроки, дани), отработочные строительство укреплений, мощение улиц) и военные. Одновременно дворовладелец приобретал и права: прежде всего право участия в городском самоуправлении. И если еще можно было бы исчислить но жребиям в зависимости от размеров части дворовладения, то разделить таким образом право участия в городском самоуправлении нельзя. Фиксированной совокупностью прав и обязанностей дворовладельца перед городской общиной и центральной властью объясняется постоянство границ городских усадеб в Древней Руси. Следовательно, размежевание основной территории русских городов на «дворовые тяглые места» — не нововведение XV — XVI вв,, а порядок, узаконенный еще в предшествующую эпоху.

Так археология па современном этапе приподнимает завесу не только над историей материальной культуры древнерусских городов, но и над истоками и особенностями их социальной организации.

Наиболее полно исследованы городские усадьбы в Новгороде. Интересно, что здесь обнаружено два типа дворов. Первый — обширные, площадью 1200 — 2000 кв. м усадьбы, не всегда правильных очертаний. Одной или двумя сторонами они обращены к улицам и огорожены сплошными бревенчатыми частоколами. На территории таких усадеб располагалось до полутора десятков жилых и хозяйственных построек. Среди них своими размерами, конструктивными особенностями, как правило, вычисляется дом владельца усадьбы. Обычно постройки помещаются по периметру ограды, по иногда занимают и середину двора. Но всегда остается и сводное от застройки пространство. Бывает, что часть шора выстилалась деревом или от ворот к домам ими специальные вымостки. Сохраняя па протяжении длительного периода неизменными свои основные границы, эти усадьбы временами делились внутренними перегородками па несколько участков. Второй тип — дворы прямоугольных очертаний площадью около 450 кв. м, всего с двумя-тремя постройками. От усадеб первого типа их отличают не только меньшие (в 3-4 раза) размеры, но и регулярный, стандартный характер. Почти одинаковой длины и ширины, расположенные бок о бок друг с другом, они производят впечатление единовременно отмеренных и выделенных кем-то во владение участков земли. Такими они и остаются в течение всей своей истории.

Примером усадеб первого типа являются усадьбы Неревского раскопа на Софийской стороне Новгорода, а второго — усадьбы Ильинского раскопа на Торговой стороне. Так, усадьба «Б», расположенная па перекрестке Неликой и Холопьей улиц, осваивается застройкой во второй половине X в., приобретающей в начале XI столетия устойчивый характер. В плане ее территория близка к треугольнику, роль сторон которого играют мостовые улиц и частокол, проходивший с запада на восток и отделявший эту усадьбу от соседней усадьбы «Е». Площадь усадьбы «Б» близка 1200 кв. м. Уже в XI в. из прочих построек выделялся дом владельца усадьбы, соединенный сенями с другой постройкой и деревянной башней.

Среди разнообразных находок, обнаруженных здесь при раскопках, выделяется деревянный цилиндр с надписью «Емца гривны три» и княжеским знаком. В. Л. Янин убедительно определил назначение таких цилиндров как своеобразных запоров-пломб, которыми одновременно закрывались и опечатывались мешки (мехи) с пушниной, собираемой в счет дани с населения новгородских земель.

Емец — важное должностное лицо, ведавшее в княжеской администрации, судя по «Древнейшей Правде», сбором дани. Ему и принадлежала во второй половине XI в. усадьба «Г». На мешке, опечатанном деревянным цилиндром, хранилась пушнина на сумму в три гриппы, причитавшаяся емцу за его службу.

Феодальный, боярский характер усадьбы «Б», вполне уже обозначившийся в XI в., раскрывается во всем своем многообразии в последующие пека. Помимо хозяйских хором, здесь обнаружены остатки домов челяди, ремесленные мастерские, амбары и клети, бани. Особый интерес представляют берестяные грамоты, найденные на территории усадьбы в слоях XII-XV вв. Они рисуют хозяев усадьбы крупными землевладельцами, единовременно занимавшими важные посты в новгородской администрации. Среди берестяных писем — и распоряжения слугам о продаже и покупке различного имущества, и приказы взыскать долги и недоимки, и обращения в суд, и отчеты о сельскохозяйственных работах в подвластных владельцам усадьбы селах, и записка от подвойского о сборе в пользу Филиппа «почесть» рыбой и т.п. Таким образом, в течение пяти веков усадьба «Б» принадлежала людям, неизменно стоявшим на высших ступенях иерархии новгородского общества. У этих в подчинении находились многочисленные слуги, они распоряжались крупными денежными суммами, владели селами, были связаны с судом и сбором налогов и даней. Симптоматично, что на усадьбе вместе с ее владельцами жили зависимые от них люди, в том числе и ремесленники.

К новгородским дворам иного социального облика принадлежат усадьбы «А», «Б» и «Е» Ильинского раскопа. Две первые (площадь соответственно 415 и 405 кв.м) выходили на Ильину улицу, а третья (450 кв. м) — в безымянный переулок. Почти равновеликие дворы усадеб начиная со времени своего возникновения в середине XI в. имели очень устойчивую планировку. Один жилой дом и два-три хозяйственных строения (амбар, хлев, баня) размещались в глубине двора. Жилой дом, как правило, занимал правый, дальний от входа угол, а прочие постройки — левую половину двора, ближе к красной линии. Состав находок па этих усадьбах значительно беднее, чем во дворах первого типа. На усадьбах «Б» и «Е» во второй половине XIII в. функционировали ювелирные мастерские. Почти бея всяких изменений в характере застройки и в социальном статусе своих владельцев эти усадьбы дожили до пор вой половины XIV в. Но в это время территория трех усадеб, выходивших па Ильину улицу, объединяется в одни большой двор, боярская принадлежность которого засвидетельствована данными берестяных грамот.

Исследователи Новгорода убедительно квалифицируют хозяев усадеб первого тина как крупных феодалов-землевладельцев, новгородских бояр, а усадеб второго типа — как свободных, но непривилегированных горожан. Различным типам дворовладений в Новгороде соответствуют не только социально-классовое членение их владельцев, по и две административно-территориальные системы их организации. Первые объединялись в концы во главе с посадником (посадниками), а вторые — и сотни во главе с сотскими и тысяцким (тысяцкими).

Боярские дворы обнаружены в Новгороде на участках с древнейшими культурными напластованиями. Удается проследить этапы их возникновения. Обретая стабильные границы, эти усадьбы в конце X — начале XI в. определяют направление городских улиц. Имеющиеся сейчас данные позволяют думать, что боярское землевладение в Новгороде было исконным и своими корнями уходит в прото-городской период его истории. Оказалось также, что боярские семьи владели не одной, а несколькими усадьбами. Из нескольких таких родовых гнезд складывался «конец» со своим кончанским вечем и администрацией.

Сотенные дворы появляются позже на участках, не занятых боярскими гнездами. Стандартные размеры, единообразная застройка этих дворов не оставляют сомнений в их вторичном происхождении. Они нарезаются и заселяются, видимо, по инициативе княжеской власти. Ведь до конца XII в. новгородские сотни находились в непосредственном подчинении князю.

Многолетние исследования в Новгороде позволили средствами археологии начать изучение самого механизма становления такого сложного социально-экономического явления, каким был средневековый город. Города, аналогичные Новгороду, возникали в точках взаимодействия нескольких процессов. Они явились результатом слияния владений ряда боярских родов вокруг единого общественно-политического центра в период кристаллизации публичной (княжеской) власти, привлекавшей в нарождающийся город свободное, но не связанное с какой-либо определенной общиной население. Дворы этого свободного населения не аристократического происхождения как соединительная ткань заполняли пространство между боярскими родовыми гнездами п цементировали территорию города в единое целое. Единственно возможными на раннем этапе древнерусской истории местами взаимодействия перечисленных сил были межплеменные и племенные центры.

Развитие двух типов дворово-усадебной застройки в процессе формирования городской территории, характерное для Новгорода, находит аналогии в материалах раскопок других городов. В Киеве пока не удалось целиком исследовать какую-либо боярскую усадьбу. Они изучены лишь частично. Но летопись содержит несколько красочных свидетельств о дворах киевских бояр, надо думать, ничем не уступавших новгородским боярским усадьбам. Дворы непривилегированных киевлян в последние десять лет хорошо изучены на Подоле. На бывшей рыночной площади прослежено шесть усадеб. Сохранились остатки срубных жилищ и хозяйственных построек, дворовых вымосток и заборок из широких досок или частоколов. Все усадьбы выходили к ручью. Жилые дома стояли в глубине двора вдоль одной стороны забора, а хлевы, амбары, производственные строения — вдоль другой. Дворы в плане прямоугольные поразительно схожи с дворами сотенного населения Новгорода. Они лини, несколько меньше но площади: около 300 кн. м. По в других частях Подола обнаружены усадьбы площадью около 600-800 кв. м.

Боярские усадьбы, ничем существенным не отличающиеся от новгородских, исследуются в Суздале п Рязани. Определенным своеобразием обладает дворовая застройка малых городов, основанных в конце XI — середине XII в. 13 Ярополче Залесском вскрыто шесть усадеб (две полностью и четыре частично). Площадь усадьбы «Г»-1000 кв. м, а усадьбы «В» — 700 кв. м. Размеры других усадеб полностью не восстанавливаются. Застройка подчинялась естественному рельефу и в плане дворы не имели четких очертаний. На каждом дворе обнаружено несколько жилых построек, ремесленные мастерские и хозяйственные строения. Судя по находкам исследованные усадьбы принадлежали представителям княжеской администрации и феодалам-землевладельцам. Аналогичные дворы несколько меньших размеров обнаружены в детинце городища Слободка.

Для решения вопроса о численности населения древнерусских городов мы пока располагаем недостаточными данными. Прежде всего неизвестна общая площадь поселений. Если размеры укрепленного ядра города устанавливаются сравнительно просто, то заселенные территории, примыкавшие к городским укреплениям, можно определить лишь с помощью целенаправленного археологического изучения. Кроме того, они окружали город не сплошной лептой, а пятнами, что серьезно затрудняет подсчеты.

Все же некоторые соображения о населении древнерусских городов, основываясь на факте их застройки, следует привести. Усадьбы рядовых горожан в Новгороде имели размеры 400 — 460 кв. и, а в Киеве — 300-800 кв. м. И в том, и в другом случае их среднюю площадь можно приравнять к 400 кв. м. На таком дворе прожинала одна семья. Независимые демографические исследования согласно утверждают, что средняя численность семьи — шесть человек — была одинаковой в средние века и в Европе, и на Руси, и в странах Востока. Правда, боярские усадьбы в крупных древнерусских городах по площади превосходили дворы рядовых горожан в 2,5-4 раза. Но здесь и проживало приблизительно во столько же раз больше людей. Таким образом, с известной долей вероятности можно вычислить количество населения в пределах городских укреплений (территория сплошной усадебной застройки). При этом надо учитывать, что не менее 15% площади города занимали улицы, торг, общественно-культовые постройки и т, п. Тогда плотность достигала 120-150 человек на 1 га, что в два-три раза ниже, чем в средневековых городах Европы и Востока. Однако данные цифры вполне соответствуют дворово-усадебному характеру застройки древнерусских городов.

Следовательно, в Верхнем городе Киева (площадь 80 га) проживало 10-12 тыс. человек. Для территории Подола, Копырева конца, гор Замковой и Лысой (общая площадь около 250 га) плотность населения на 1 га была, вероятно, меньше и не превышала 100-120 человек. Здесь к середине XIII в. жило около 25-30 тыс. человек. Наконец, окраинные районы города могли насчитывать 2-3 тыс. человек (площадь 30-35 га). Суммарная численность населения Киева перед нашествием орд Батыя оказывается равной 37-45 тыс. человек. Последняя цифра близка к полученной иным способом П. П. Толочко — 50 тыс. человек.

Население Новгорода этого времени вряд ли превышало 30-35 тыс, человек. В других столицах древнерусских земель-княжений жило от 20 до 30 тыс. человек. В малых городах густота застройки укрепленной части, как видно из примеров Ярополка Залесского и городища Слободки, была выше. Соответственно плотность населения на 1 га составляла около 200 человек. Отсюда минимальная численность населения, обеспечивавшего выполнение городом его функций, должна была достигать 1000 — 1500 человек. Конечно, приведенные цифры носят достаточно условный характер. Они будут уточняться в процессе расширения археологических исследований. Однако уже сегодня в руках исследователей есть материал для сравнений и социально-экономических выводов.

Осталось сказать несколько слов о социальной топографии древнерусских городов. Археологические раскопки широкими площадями поколебали еще недавно господствовавшее мнение о четком социальном членении городов Руси X-XIII вв. на аристократический детинец и торгово-ремесленный посад (окольный город). В предшествующих разделах неоднократно отмечалось разнообразие плановых схем многих городов. Известны города с одной, двумя или несколькими укрепленными частями. В одних случаях к укрепленному ядру примыкали открытые посады, в других — застройка  даже не заполнила всей территории внутри линии укреплений. Иногда валами обводились слабо заселенные или вовсе необжитые пространства, когда рядом располагались старые жилые районы. Можно привести пример, когда детинец был равновелик или чуть меньше окольного города-посада (Вышгород, Туров). Подобная пестрота городских плановых схем не свидетельствует о существовании в древнерусских городах преднамеренно четкой социальной топографии. Археологические материалы далеко не всегда позволяют обнаружить сознательно обособленные, социально-противоположные городские кварталы.

В Верхнем городе Киева (Гора), по археологическим данным, помимо представителей боярско-княжеских верхов общества, жили купцы и ремесленники. Там же, по сведениям письменных источников, размещался еврейский квартал, который трудно считать аристократическим районом города. Вместе с тем дворы феодальной знати обнаруживаются и на Подоле — торгово-ремесленном посаде Киева. Находки кладов с дорогими украшениями и материалы раскопок в окольных городах Чернигова, Переяславля, Галича, Изяславля, Пскова подтверждают, что и здесь имелись боярские дворы, причем в Галиче многие из них вообще находились за линией городских укреплений. В Рязани усадьбы бояр располагались бок о бок с усадьбами ремесленников на территории огромного Южного городища. Аристократические дома с оштукатуренными и расписанными фресками стенами исследованы в окольном городе Новогрудка. Усыпальницей какого-то знатного рода служила каменная церковь на неукрепленном (?) посаде Василева. В Минске, Переяславле Залесском и других городах, отстроенных в конце XI-XII в. и состоявших только из одной укрепленной части, аристократические районы не имели никаких внешних признаков. Наконец, многолетние раскопки в Новгороде с удивительной последовательностью фиксируют наличие аристократических боярских гнезд во всех пяти концах города. Таким образом, детинцы не были единственным и непременным местом жительства и сосредоточения феодальной знати древнерусских городов.

Неоднозначна и общественно-политическая роль кремлей-детинцев. В ряде случаев они целиком или частично были заняты княжескими и епископскими резиденциями вместе (Чернигов, Переяславль, Белгород, Галич, Полоцк, Владимир). В других — там находился только княжеский (Киев) или только епископский (Смоленск, Новгород) дворы. В малых городах детинец мог служить крепостью для гарнизона-засады (Воипь, Изяславль, Новогрудок). Таким образом, древнерусские детинцы являлись не только местом жительства феодальной аристократии, но и общегородской цитаделью, где часто размещались официальные резиденции светских и духовных властей.

Не случайно письменные источники не знают примеров, когда бы князь и бояре укрывались за стенами детинцев от возмущенного народа. Во время городских волнений разгрому подвергались дворы отдельных бояр и князей. Последние стремились для своего спасения не укрыться в детинце, а вовсе бежать из города. Следовательно, социальные границы проходили в первую очередь по частоколам и заборам боярских и княжеских родовых гнезд, расположенных во многих случаях чересполосно с кварталами, заселенными рядовыми горожанами. Это обстоятельство способствовало распространению влияния бояр на городские низы, мешало их консолидации и облегчало феодалам территориальное расширение своих владений в городе.



biofile.ru

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ СЛАВЯНСКИЕ ГОРОДА — КиберПедия

Раньше славяне, сложившиеся в самостоятельную историческую общность на территории нынешней России не ранее VI в. н.э., считались населением не городским, т.е. все более древние города, открытые археологами, не яв­лялись славянскими.

Поскольку славяне народ не кочевой, а оседлый, то им приходилось стро­ить дома. Но их оседлость была особого рода: истощив пашню на одном ме­сте, славяне легко покидали свое жилище. Таким образом, поселки славян имели поначалу очень мобильный характер. Об этом свидетельствуют и гре­ческие писатели, и древнерусский летописец, из слов которого о древлянах и вятичах можно понять, что они только что принялись за обработку земли. Области, в которых жили славяне, были лесные, поэтому наряду с земледе­лием развивались лесные промыслы, бортничество и охота.

Большинство поселений славян в VIII—IX вв., а частично даже в X в. при­надлежало свободным, сравнительно немноголюдным территориальным об­щинам. Они не могли своими силами возводить вокруг поселения мощные крепостные стены. Ограждения из бревен были не очень крепкими; их зада­чей было задержать врага, не дать ему внезапно ворваться в поселение. Выдер­живать многомесячную осаду хорошо вооруженного войска, как замки в Ан-

глии или Франции, славянские грады не могли и в этом не было необходимо­сти. Государство как таковое еще не сложилось, славяне жили вольными об­щинами, князя выбирали, несметных богатств в городах еще не накопилось, памятников древней культуры, как в Италии или Византии, еще не было. При наступлении врага надо лишь было собрать несложный скарб и покинуть се­ление, укрывшись в лесах. Свои укрепления славяне строили так, чтобы мак­симально использовать естественные преграды. Наиболее подходящими для этой цели были островки посреди реки или среди труднопроходимого болота.

Рис. 31. Древнее «гнездовое» поселение (VI-VIII вв.)

Славяне не были городской нацией. Но уже в Киевской Руси было очень много городов. Изобилие богатых градов отмечали византийские и арабские купцы. Ибрахим ибн Якуб свидетельствовал: «Славяне строят большую часть своих городов таким образом: они направляются к лугам, изобилующим во­дой и зарослями, и намечают там круглое или четырехугольное пространство в зависимости от величины и формы, которую желают придать городу. За­тем они выкапывают вокруг ров и выкопанную землю сваливают в вал, ук­репивши его досками и сваями, наподобие шанцев, пока вал не дойдет до желаемой высоты. Тогда отмеряются в нем ворота, с какой стороны им угод­но, а к воротам можно подойти по деревянному мосту». Улицы городов час­то оборудовались деревянными мостовыми, как в Новгороде.



В дошедших до нас письменных источниках IX—X вв. упоминают, по крайней мере, 24 русских города, но ученые считают, что их было значительно больше. При этом их данные серьезно разнятся: одни насчитывают к концу XII в. 238 городских поселений, другие, в частности В. Махнач, пишут о том, что в начале XII в. на Руси насчитывалось около 400 городов. Согласно дан­ным А.В. Кузы, на Руси в X—XIII вв. имелось 1395 укрупненных поселений, из которых 414 поименованы в летописях9.

Подлинно «городская революция», когда город выступает вполне сфор­мировавшимся социальным институтом, начинается на Руси, как и в Запад-

» Куза А.В. Малые города Древней Руси. М., 1989. С. 12.

ной Европе, не ранее середины XI в. По подсчетам М.Н. Тихомирова, если летописи IX—X вв. свидетельствуют о существовании 24 городов, то в XI в. упомянуто 64 новых города, а в источниках XII в. появились еще 134 города. Но эти данные явно неполны, так как основаны только на письменных ис­точниках без привлечения археологии. Тихомиров считает, что ко времени монгольского нашествия количество русских городов приближалось к 300ю.

Крупнейший русский домонгольский город — Киев — насчитывал в пе­риод расцвета не меньше 50 тыс. жителей. Здесь было более 40 церквей и не­сколько торговых площадей. Были и «30-тысячники»: Новгород, Смоленск, Чернигов; во многих городах проживали по 15—20 тысяч. Крупных городов на Руси было ненамного меньше, чем во всей католической Европе, на де­ревенском Западе. Если согласиться с мнением демографов, оценивающих население домонгольской Руси в 6,5—7,5 млн человек, нетрудно видеть, что горожане составляли тогда 20—25% русичей. Примерно, как в конце суще­ствования Римской империи, и намного больше, чем в любой стране сред­невековой Западной Европы». По подсчетам В. Чивилихина, в Северной зем­ле было больше городов, чем во всех других русских княжествах. Высокой культуры достигли вятичи. Известны такие города вятичей, какДевягорск, Дедославль, Домогощ, Карачев, Козельск, Коломна, Колтеск, Кремы, Лю-быньск, Москва, Трубеч и др.



У иностранцев и русских складывалось двойственное впечатление о Рос­сии как в XIII, так и в XIX в.: с одной стороны, она представлялась отсталой и по преимуществу аграрной державой, с другой — краем многочисленных городов и развитой торговли.

Центром древнерусского города был детинец (кром; отсюда его более со­временное название — «кремль») — резиденция князя или его представите­ля с дружиной («детские» — члены дружины, рядовые воины, отсюда — «де­тинец»). Поскольку для города выбиралось самое безопасное место, то центр пространственно возвышался над окраинами и господствовал над ними. Де­тинец окружали посады, а на окраинах находились слободы. Посад — торго-во-ремесленное поселение. На посаде находился торг — торговая площадь. Посад обносился крепостной стеной, а снаружи обрастал неукрепленным по­селением.

Укрепленная часть поселения (кремль) располагалась на холме в некото­ром отдалении от реки. Но развитие ремесел и торговли как бы само собой тянуло людей в подол, т.е. на низменность, к реке. Так и повелось: древний русский город состоял из более богатого и защищенного детинца (централь­ной части) и торгово-ремесленного посада — части менее безопасной, но зато более удобной. Городские посады (предгорья) возникали на Руси в конце X — начале XI в. Именно тогда родились слова, обозначающие городское насе­ление: горожанин, гражданин.

Центром общественной жизни города был торг, торговая площадь. Здесь не только торговали, но и выслушивали княжеские распоряжения, решения суда; здесь объявлялось об украденном имуществе и бежавших холопах. То, что торговая площадь была центром общественной жизни, свидетельствовало об относительно высоком уровне развития торговли.

10 Тихомиров М.Н. Древнерусские города. М. 1956. С. 15.

» Махнач В.Л., Марочкин С.Н. Русский город и русский дом. — http://olmerl.newmail.ru/21_23.htm.

Как на Западе, так и на Востоке Европы город представлял собой, по на­блюдениям В.П. Даркевича, сложную модель, своего рода микрокосм с кон­центрическими кругами вокруг основного ядра. Первый круг — садовые и огородные культуры (огороды вплотную примыкают к городскому простран­ству и проникают в свободные его промежутки), а также молочное хозяйство; во втором и третьем кругах — зерновые культуры и пастбища. При раскоп­ках на территории городских дворов-усадеб находят огромное количество ко­стей домашних животных. Места для содержания скота обнаружены как в пределах укреплений, так и вне их12.

Почти все города Киевской Руси в отличие от западноевропейских име­ли не каменные, а деревянные укрепле­ния (поэтому наши предки говорили не «построить город», а «срубить»). Город­ские укрепления представляли собой деревянные срубы, наполненные зем­лей, которые приставлялись один к дру­гому, образуя заградительное кольцо. От этого и слово «город» имело в те вре­мена несколько значений: крепость, крепостная стена, ограда, населенный пункт. Чтобы попасть в такое поселе­ние, нужно было пройти через ворота. Количество ворот зависело от размеров города. Так, в Киеве было пять ворот. Главные, самые красивые, — Золотые. Над ними даже была сооружена так на­зываемая надвратная церковь. В детин­це находились все крупные городские сооружения, главным среди которых был собор, воздвигавшийся посреди площади. Здесь хранилась городская казна, принимали послов, располага­лась библиотека, работали переписчи­ки. Наконец, храм всегда был после­дним рубежом городской обороны. Не менее важной частью города являлся торг. Обычно торговые ряды окружали кремлевские стены и были как бы связующим звеном между властью и про­стым народом, живущим в посаде. Торговая площадь была местом не толь­ко оживленным, но и неспокойным, поэтому здесь строили церковь, само присутствие которой сдерживало страсти. Кроме того, церкви принадлежал контроль за правильностью мер и весов — в таких храмах хранились торго­вые мерила13.

Русские города — это политические центры, где сидели «великие князья», выполнявшие функцию предводителя союза племен. Так, Киев формировал­ся как политический центр полян, Новгород — славян, Ростов — мери и, ве-

12 Даркевич В.П. Происхождение и развитие городов древней Руси (X—XIII вв.) // Вопросы истории.1994. № 10. С. 44.

13 Страна Гардарика: Популярная энциклопедия. — http://www.edu.nsu.ru.

роятно, кривичей, Любечь — северов (северян), Полоцк — кривичей, Иско-ростень — древлян. Город являлся самостоятельным политическим и куль­турным целым, который «сажал» своего князя, т.е. выбирал его, нанимал, а мог и прогнать. Князья подчинялись центральной власти, но могли прово­дить и самостоятельную политику, их города были самостоятельными горо­дами-государствами, что и дало И.Я. Фроянову основание говорить о нали­чии полисной системы в Древней Руси. Во время похода князя Олега на Царь-град князь потребовал «дати уклады» на русские грады: первое на Киев, так­же на Чернигов, Переяславль, Полоцк, Ростов, Л юбечь и на прочие города, потому что «по тем бо городам седяху велиции князи под Олгом сущи», сви­детельствует «Повесть временных лет». Русское градостроительство имеет за собой тысячелетнюю историю, но у нее не было античности, она как бы сразу началась с феодализма и Средневековья. Большинство русских городов Средне­вековья были деревянными и распола­гались, как правило, в устьях слияния рек или на озерах — местах, удобных для строительства крепостей и обороны от врага. Живописная планировка, повто­ряя и используя естественный рельеф, гармонично в него вписывалась. Дере­вянные жилые постройки оттеняли бе­лизну церквей и монастырей. Но дере­во недолговечно — многочисленные пожары, войны да и само время уничто­жили эти города, сохранив для нас лишь каменные церкви и развалины древних крепостей.

Нередко, особенно на севере Руси, города возникали как «своеземские». т.е. расположенные на своей земле и не­зависимые от феодалов. Они управлялись народными вечевыми собрания­ми, т.е. были городами-республиками. К концу феодальной раздробленнос­ти такие города остались только в Новгородской земле — сам Новгород, Псков, Хлынов (Вятка). Большинство же своеземских городов было разру­шено во время монгольского нашествия.

Затем появились «княжеские» города, которые возникали как военно-ад­министративные центры. Преимущественно на границах княжеств князь строил крепость, ставил туда военный отряд, и под защиту крепостных стен стекался торгово-промышленный люд. Так возникли, например, Нижний Новгород и Ярославль.

Позднее появились «боярские» города — на базе феодальной вотчины. Двор крупного феодала обрастал торгово-ремесленным поселением, которое обносилось затем крепостной стеной. Такими по происхождению были пре­имущественно небольшие города — Скопин, Одоев, Алексин. Впрочем, и Москва первоначально была центром вотчины боярина Кучки14.

14 Конотопов MB., Сметании СИ. История экономики: Учебник для вузов. М., 1999. С. 42-66.

Новгород— один из древнейших городов России, расположенный на се­веро-западе у истоков реки Волхов и озера Ильмень. Его история неразрыв­но связана со всеми важнейшими этапами жизни русского государства.

Как постоянное место жизни людей он возник в середине X в. В 862 г. для исполнения судебных и правоохранительных функций вождями племен был приглашен скандинавский князь с дружиной, положивший начало княжес­кой династии Рюриковичей, более семи с половиной веков управлявшей всеми русскими землями.

Единый город первоначально состоял из трех обособленных поселков, за­селенных одновременно и положивших начало трем древнейшим городским концам — Словенскому, Людину, Неревскому. Жители поселков пересели­лись в них не из других городов, а из сельской местности.

Рис. 32. Находки берестяных грамот XIXV вв. в Новгороде свидетельствуют о высоком уровне

грамотности разных слоев горожан

Все население древнего города жило на приблизительно одинаковых по площади усадьбах и делилось на владельцев усадеб и зависимых от них лю­дей. Богатые новгородские аристократы владели несколькими усадьбами.

Новгород возник не как центр племенного союза славян, а как столица огромной разноэтничной федерации славянских и финно-угорских племен, проживавших в бассейне озера Ильмень. Внешнее укрепление Новгорода — большой окольный город — возникло не ранее XIV в.

Принятие христианства постепенно превратило Новгород в мощный ду­ховный центр Руси. Заслуги новгородских владык в защите и развитии пра­вославия были отмечены в середине XIIв. возведением их в сан архиепис­копов: новгородская владычная кафедра стала наиболее важной в Русской православной церкви.

С Новгородом связана жизнь и деятельность одного из выдающихся дея­телей русского Средневековья — Ярослава Мудрого. С помощью новгород­цев он дважды был посажен на великокняжеский престол в Киеве. В тече­ние десяти лет Новгород был местопребыванием великого князя, фактичес­кой столицей русских земель, принадлежавших Ярославу.

Важным этапом в формировании республиканских традиций стало обрете­ние самоуправления новгородской аристократией. Главным органом власти здесь было вечевое собрание, в котором принимало участие все население го­рода, а исполнительные органы (Совет господ, посадник и тысяцкий) состояли из представителей городской верхушки. Известно также, что в Новгороде были князья, например Александр Невский, но город приглашал их с дружинами на службу лишь в качестве военачальников для защиты своих владений. Здесь князь оставался в той роли, какую князья играли на Руси до образования государства, — роли предводителя военной дружины. За военную службу князю и его дружине Новгород обеспечивал «корм» — определенный доход с выделенных земель.

Присоединение Новгорода к Москве в XV в. положило начало единому рос­сийскому государству, открыло новую страницу русской истории. Все новгород­ские землевладельцы были выселены в другие земли, а их владения розданы мос­ковским дворянам. Продолжали развиваться ремесло, торговля, новый расцвет переживала культура, впитавшая в себя многие традиции древнего города.

В 1570 г. Иван Грозный подверг новгородскую землю жестокому оприч­ному разгрому. По всей новгородской земле были замучены тысячи людей, разграблены церкви и монастыри, деревни и села пришли в запустение. Тем не менее еще на протяжении столетия Новгород был важной крепостью на северо-западных границах России. В 1727 г. Новгород стал губернским цен­тром и оставался им на протяжении 200 лет. Строительство Петербурга в начале XVIII в. и перенос столицы империи на берега Невы привели к утра­те Новгородом своих функций духовного центра Руси.

За тысячу лет своего существования Новгород потерял гораздо больше па­мятников культуры, чем их сохранилось и дошло до нас. Новгород действи­тельно избежал монголо-татарского разорения, но, как и любой другой город, построенный в основном из дерева, его постоянно опустошали пожары, унич­тожавшие иногда весь город. В XVI в. он один из немногих пережил оприч­ный разгром, а в начале XVII в. был полностью разорен шведами. В XVIII в. в мирное время огосударствление церкви, изменение моды повлекли за собой гибель многих храмов, фресок, иконостасов. В годы Великой Отечественной войны в течение двух с половиной лет Новгород был фронтовым городом. Превращенный в руины, он был восстановлен реставраторами, вернувшими древней архитектуре ее первозданность. Однако и сегодня Новгород распола­гает и уникальным комплексом архитектурных памятников XIII—XVIII вв. Наряду с ними мировую известность городу придали раскопки берестяных грамот, начавшиеся в 1951 г. С тех пор обнаружено около 1000 древних памят­ников письменности. Большинство из них написано на древнерусском разго­ворном языке и только небольшая часть — на книжном церковнославянском. По мнению нынешнего руководителя Новгородской археологической экспе­диции академика В.Л. Янина, культурные слои Великого Новгорода еще хра­нят примерно 20 тыс. образцов. Древнейшие из них относятся к середине XI в., самые поздние — к середине XV в. Эти находки свидетельствуют о вы­соком уровне грамотности различных слоев населения новгородской земли.

Судьба берестяных грамот, как и всех писем, удручающая: все они были утеряны или выброшены адресатами, а обнаружены археологами в слоях, со­храняющих растительные остатки. Значительная часть грамот либо адресо­вана женщинам, либо написана ими самими, либо содержит упоминание о них. Большинство из них — частные письма, в которых затрагиваются бы­товые и хозяйственные вопросы, содержатся поручения, описываются кон­фликты. Найдены грамоты, адресованные известным новгородским посад­никам и даже составленные ими. Среди археологических находок письма-распоряжения феодалов, крестьянские жалобы, доносы на соседей и донесения сельских старост, черновики завещаний и тексты магических за­говоров, хозяйственные и ростовщические записи, сообщения политического и военного характера, школярская шутка, переписка бытового содержания, завещания, любовные письма, ученические упражнения, судебные докумен­ты. Разнообразие почерков берестяных грамот, частная переписка, эмоцио­нальный характер многих писем, надписи на различных предметах, сделан­ные с целью их узнавания, многочисленные писала, дощечки (церы) для обучения письму свидетельствуют, что кроме профессиональных книжни­ков и писцов грамоте обучались почти все слои населения не только знат­ные и духовенство, но и низшие слои общества.

Берестяные грамоты — уникальный источник по истории древнерусского языка, социально-экономических и политических отношений, бесценный ис­точник сведений по истории древнерусского быта. Бытовое содержание писем на бересте отразилось на особенностях их языка — он близок к живой разговор­ной речи. Благодаря этому ученые открыли новые слова, выражения, мысли и способы их высказывать.

Врезка

cyberpedia.su