Функции искусства.

 

а) Эстетически-художественная функция.

Понять, что такое эстетическое, и трудно, и легко.

Трудно потому, что оно ускользает от строгих логических дефиниций.

А легко потому, что бывает – совершаешь мгновенный прыжок через пропасть обыденности (повсœедневности) и оказываешься в объятиях чуда – соприкасаешься с прекрасным. Порой по улице бредешь

ʼʼГоры без поэзии – простое нагромождение камней, солнце – небесное тело, излучающее тепловую энергию, пение птиц – призывы самок самцами, а трепетание сердца – всœего лишь учащенное кровообращениеʼʼ [6].

б) Познавательная функция (о ней уже говорилось раньше, как о сопутствующей восприятию художественного произведения).

Реалистическая художественная литература запечатлела богатейшую информацию о переживаниях и страстях, исканиях и мечтах самых разных людей и социальных групп. Конечно, в произведениях эта ʼʼправда жизниʼʼ эстетически преобразована в ʼʼхудожественную правдуʼʼ и сама по себе не должна быть научно достоверной истиной. Но она способна сыграть роль ассоциативной подсказки, метафорического намека, эмоционального резонатора.

Недаром К. Маркс первоначально постигал социально-экономическую сущность денег в буржуазном обществе по творениям И. В. Гёте и У. Шекспира[7].

В то же время подлинное произведение искусства не дает готовых решений. Оно приглашает к соразмышлению, к сопереживанию.

Искусство постигает окружающую жизнь, сострадая, сопереживая, соразмышляя…

Может быть, главное отличие художественного образа от образа научного (от научной идеи) в уникальности первого и универсальности второго.

Точнее говоря, художественный образ переводит универсальное в уникальное, а научный – уникальное в универсальное.

Когда неповторимую Джоконду начинают изображать на зажигалках и этикетках, она перестает быть художественным образом. Прелœестная поэтическая фраза ʼʼЯ помню чудное мгновенье…ʼʼ вызывает только раздражение, если, став рекламным слоганом, преследует тебя на каждом шагу.

Итак, выделим некоторые своеобразные черты художественно-эстетического познания.

А) Искусство несет информацию как о привычном, реальном, рациональном, так и о необычном, иррациональном, остраненном.

Б) Искусство словно заново рождает объект, удивляя новизной его ранее незамеченных граней:

ʼʼЯ смотрю по-детски изумленно,

Словно понял в данный час впервые,

Как прекрасен данный мир зелœеный,

Эти краски, яркие, живыеʼʼ

(Леопольд Стафф)

В) Резонируя с индивидуально-личностными ценностями и переживаниями реципиента͵ способствует его самопознанию.

Наука помогает искусству и эстетическому восприятию лучше разобраться в их проблемах. Ведь эстетика — ϶ᴛᴏ уже наука об эстетическом в жизни и в искусстве.

в) Коммуникативная функция.

В наше время эта функция приобретает особую важность.

С одной стороны, информационный мир становится всœе обширнее и насыщеннее.

А с другой – как это не парадоксально – многие люди страдают от одиночества.

Виною тому — отчуждение между людьми, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ резко возросло.

Острее стоит проблема некоммуникабельности.

Низкое массовое искусство в такой ситуации формирует безличные толпы фанатов.

Искусство высокое раскрывает всœе лучшее в человеке для него самого и для других людей.

Пришвин: послание Другому.

Песня (для певца), повесть (для писателя), картина (для художника), научное открытие (для ученого) – всё это послания от себя к кому-то другому – чаще всœего не конкретному человеку, порою даже послание в будущее.

ʼʼЖди меня, и я вернусьʼʼ

г) Нравственновоспитательная функция. ʼʼСегодняшние книги — ϶ᴛᴏ завтрашние поступкиʼʼ (Г. Манн).

Великое Воспитующее Искусство умеет учить, не поучая. Маяковский об идеях на сцене

Даже развлекая, оно увлекаетк чему-то более высокому.

д) Игровая функция.

ʼʼВся жизнь – театр, всœе люди — актерыʼʼ. Мы всœе играем в политические, экономические, любовные игры (любовь без игры многое теряет).

На игровых моделях люди и высшие животные обучаются поведению в определœенных жизненно важных ситуациях.

ʼʼПревращение обычного действия в игровое (достигаемые цели достижимы, возникающие проблемы разрешимы — причем «здесь и теперь») называют «лудизацией»ʼʼ[8].

ʼʼТеатр вовлеченияʼʼ.

е) Праздничноразвлекательная функция.

По словам Шиллера, жизнь – серьезна, а искусство – радостно.

В наши нередко однообразные будни искусство привносит элементы праздничности и интригу развлекательности. При этом развлечение вовсœе не обязано быть бездумно поверхностным.

ж) Практические ориентации искусства(психотерапевтическая и др.).

Эти эстетические ориентации можно видеть в технике, архитектуре, дизайне, медицинœе и т.д. Недаром говорят ʼʼпрекрасное зданиеʼʼ, ʼʼпрекрасный костюмʼʼ, ʼʼпрекрасная пластическая операцияʼʼ.

Понятие эстетического совершенства применимо и в науке.

Так можно оценить ту или иную концепцию.

Математики называют красивым доказательство, в случае если оно неожиданное и простое.

Перейдем к психотерапевтической функции искусства.

Она приобретает особое значение тогда, когда общество или конкретный человек переживают болезненный кризис.

Почему именно в такое время?

А потому, что искусство способно погрузить человека в состояние, в котором он испытает катарсис.

О катарсисе говорил еще Аристотель, называя этим словом переживания зрителœей в античном театре. Οʜᴎ словно выплескивали свои видимые или невидимые слезы, видимые или невидимые страдания, сопереживая героям античных спектаклей.

Одна из задач арт терапии — переводить патологию в норму.

К примеру, трансформировать комплекс неполноценности или комплекс превосходства в гуманистическое социальное чувство (каждый день, хотя бы мысленно, делать что-то приятное наибольшему числу людей).

Л. Толстой видел одну из важнейших задач искусства в том, чтобы помогать людям полюбить жизнь.

Этим как раз и занимается логотерапия.

Элюар: ʼʼВсе люди рождены, чтоб …ʼʼ

В мире абсурда можно делать, что угодно, не ища никаких оправданий.

referatwork.ru

1.8. Функции искусства

1. Ценностно-эстетическая функция. Искусство учит людей видеть все предметы и явления мира с точки зрения красоты. Оно обращает внимание на форму, отмечает совершенство линий, красок, звуков, движений. Приобщение к искусству формирует художественный вкус, т.е. умение отличать гармоничное от дисгармоничного, совершенное от несовершенного. Красота превращается в ценность для человека, и через нее человек начинает воспринимать и другие ценности культуры, например, этические. Стихи, живопись, музыка ориентируют на такое переживание мира, в котором красота оказывается неотторжима от добра, привлекательность – от идей гуманности – «красота спасет мир». Мир красоты, радующий глаз и сердце, не может быть подвергнут разграблению и разрушению, он как бы вырастает из того вечного идеального бытия, которое противостоит порче и смерти.

2. Функция творчества и самовыражения. Искусство доказывает, что человек – творец своей сути. Тот, кто когда-либо пробовал сочинять музыку, писать стихи, знает, что даже короткая сопричастность искусству раскрывает в человеке какие-то тайные, неведомые ему глубины. Искусство раскрепощает творческие силы, которые во многих людях дремлют, убаюканные зубрежкой в школе, повседневными заботами жизни. Человек может и не быть Пушкиным или Моцартом, но он может создавать из слов и звуков, красок и движений свой художественный мир и выразить то, что до сих пор не находило выхода, воплотить в своем произведении собственное видение мира. И счастье, когда это удается. Искусство дает возможность человеку объективировать себя, создать свою индивидуализированную действительность.

3. Гедонистическая, развлекательная функция. Гедонизм – стремление к удовольствию. Искусство развлекает людей. Существует точка зрения, согласно которой искусству должна быть обязательно присуще интеллектуальная глубина и эстетическая частота, а развлечение здесь совсем ни при чем, это несолидно. Видимо, сторонники этой точки зрения неправы. «Конфетная жизнь» развлекательного искусства помогает людям выдержать суровость реальной жизни, дает счастливую передышку от поисков средств к существованию, дарит усладу для души. Существуют целые жанры, ориентированные только на развлечение и в этом нет ничего плохого.

4. Компенсаторная функция. Возможны ситуации, когда человек, погружаясь в мир искусства, не испытывает желания возвращаться назад, к той реальности, которая содержит трудности и проблемы. В этой ситуации срабатывает компенсаторная функция искусства. Искусство компенсирует, восполняет недостаток впечатлений, чувств, мыслей, приятных переживаний. Человек сознательно старается не видеть, не слышать, не чувствовать того, как со всех сторон на него напирает несовершенный мир, далеко не всегда живущий «по законам красоты». Искусство никому не может заменить жизни, но оно способно восполнить ее проблемы и возродить угасающий интерес к действительности, защитить от разочарований.

5. Коммуникативная функция. Искусство – это не только способ самовыражения, но и способ общения. Другие люди всегда присутствуют в творчестве как адресаты художественного послания. То, что невозможно передать другим людям с помощью речи, поступка, взгляда, передается средствами искусства. Это относится прежде всего к миру профессионального искусства: все книги написаны, чтобы их читали; все симфонии – чтобы их слушали. Для автора очень трудно «творить в стол», мириться с тем, что его произведения не доходят до публики, и не получают должного отклика у людей. Во многих случаях художественное общение является опосредованным, односторонним: сборник стихов, кинофильм выходят в свет и начинают жить самостоятельной жизнью. Эмоциональный ответ слушателя, читателя может прийти через большой промежуток времени. Но в других случаях певец или актер встречается с залом лицом к лицу. И здесь осуществляется непосредственный контакт, который сразу выявляет понимание или непонимание, совпадение или несовпадение вкусов, мыслей, чувств. В жизни простых людей искусство также оказывается прекрасным посредником в общении — разговоры о фильмах и музыке помогают найти общий язык, проникнуть в чужую душу.

6. Просветительская функция. Знания не являются главной целью искусства, и все же, показывая жизнь, искусство позволяет многое узнать. Искусство несет в себе большую историческую, психологическую, естественнонаучную информацию, понять которую легче, чем если читать учебник, потому что искусство несет знания как бы играя, между прочим. И таким образом обогащает познавательный багаж человека. Кроме этого, искусство способно своими средствами выстроить свою концепцию мира и смысла жизни человека. Такие писатели как Достоевский, Толстой являются одновременно философами. Они философствуют и анализируют мир художественными средствами. К такому же способу размышления о мире прибегают и философы-профессионалы Сартр, Камю. Часто говорят о философской концепции кинофильма, литературного произведения и даже музыки.

7. Воспитательная функция. Поскольку художественное творчество создает конкретную модель мира, оно закладывает в нее определенную ценностную систему, то есть мировоззренческие и жизненные ориентиры, которые разделяет его автор. Нередко произведения бывают умнее и нравственнее тех авторов, которые создают эти произведения. Видимо, это происходит потому, что любой творец отдает своему детищу самое лучшее из своей души и оставляет в обыденной жизни все свои пороки и недостатки. Итог художественного порыва выходит в жизнь и начинает влиять на души других людей. Искусство воспитывает, глубоко проникая во внутренний мир человека, пуская там свои корни, формируя представление о том, что прекрасно, а что безобразно, что можно, чего нельзя.

8) Функция предвосхищения. Искусство способно предсказывать. Творческий гений способен увидеть то, что недоступно обычному взгляду. Подобные предсказания в основном относятся к жанру научной фантастики или утопий (Ж. Верн, А. Толстой, Д. Оруэлл).

studfiles.net

Функции искусства

Искусство, хотя его роль и значение в жизни человека и общества не исчерпываются утилитарными задачами, поскольку оно само­ценно, выполняет в обществе множество функций.

В научной литературе нет единого мнения в определении коли­чества функций искусства и их иерархии. Назовем наиболее значимые из них: познавательная, ценностно-ориентационная (аксиологи-ческая), коммуникативная, воспитательная, знаковая (семиотичес­кая), творческая (эвристическая), эстетическая, идеологическая. Ис­кусство также обладает способностью предвидения (прогностиче­ская, или футуристическая функция), его восприятие доставляет людям радость, удовольствие (гедонистическая функция). Есть и другие вплоть до психотерапевтической.

Трудно выделить ту функцию, которая может быть определена как наиболее значимая. Как правило, в художественном произве­дении наличествуют почти все. Превалирование какой-либо одной за счет других влияет на качество произведения, делая его то дидактически поучающим, то поверхностно развлекательным^ не больше.

Очень важна познавательная функция искусства. Исторические события стираются в памяти людей. О них вспоминают, изучая историю, или тогда, когда современность напоминает о них.

Человечество пережило тысячи войн. Была и семилетняя война, и столетняя. Каждая война — трагедия народа, в каждой гибнут люди, ломаются человеческие судьбы. Переживаем ли мы это по прошествии веков? Но Отечественная война 1812 года живет в памяти миллионов людей на планете благодаря роману Л.Н. Тол­стого «Война и мир».

История знает множество сражений не только на суше, но и на море. Во многих из них гибли корабли, гибли люди. Иногда проигравшим сражение морякам предлагали сдаться, гарантируя при этом условии жизнь. И не редко команда корабля отказывалась от этой милости, предпочитая смерть плену. Только военные исто­рики помнят имена погибших кораблей. Но о гибели крейсера «Варяг», благодаря песне, знает вся Россия. Забыто имя автора, а песня живет, воскрешая в памяти людей трагический и прекрасный факт истории русского флота.

Нередко, особенно на уровне обыденного сознания, познава­тельные возможности искусства отрицают, поскольку полагают, что эту функцию полностью выполняет наука.

Наука и искусства—разные грани творческой человеческой деятельности, они по-разному отражают действительность и дают знания о ней. Наука дает знания об определенных сторонах и свойствах действительности. Искусство — знание жизни. Наука от­крывает новые факты и законы. Искусство отражает закономерные явления.

В знакомом и известном оно открывает незнакомое и неизве­стное: не раскрываемую наукой и эмпирическим знанием красоту природы, внутренний мир человека, неповторимую сложность че­ловеческих отношений. Искусство обладает способностью откры­вать красоту в самом обычном. Кажущиеся малопривлекательными человеческие лица, серенькие пейзажи, увиденные глазами поэтов и художников, оказались прекрасными и, благодаря их творчеству, изменились, расширились наши представления о красоте. Доста­точно вспомнить стихотворения Н. Заболоцкого «Некрасивая де­вочка», «Красота человеческих лиц», пейзажи средней полосы России, написанные И. Левитаном и И. Шишкиным, «Грачи при­летели» А. Саврасова и др.

Казалось бы, любящий человек лучше всех знает того, кого любит.

Казалось бы, Вронский знает Анну, как никто другой. Но вот портрет Анны пишет художник и… «Портрет с пятого сеанса поразил всех, в особенности Вронского, не только сходством, но и особен­ною красотой. Странно было, как мог Михайлов найти ту ее особенную красоту. «Надо было знать и любить ее, как я любил, чтобы найти это самое милое душевное ее выражение»,—думал Вронский, хотя он по этому портрету только узнал это самое милое ее душевное выражение. Но выражение было так правдиво, что и ему и другим казалось, что они давно знали его» (7; 443).

«…Произведением искусства… может быть признано только такое, в котором заключается раскрытие чего-либо нового, до селе неизвестного людям»,— считал Л.Н. Толстой (8; 35).

Определяя особенности творчества Ф.И. Достоевского, отмеча­ют, что он сумел разработать «диалектику души», которая выступает у него и диалектикой мира, средством познания противоречий, подспудных тенденций развития, сложной, до трагической проти­воречивости, внутренней жизни человека.

Русская общественная мысль отмечает, что Достоевский обладал способностью заглядывать в чужую душу, улавливать самые тонкие нюансы движения человеческой индивидуальности, следить за не­заметными переливами и переходами внутренней жизни человека. «И постановка темы о человеке и способы разрешения ее у него совершенно исключительны и единственны,— считает Н.А. Бердя­ев.— Он интересовался вечной сущностью человеческой природы, ее скрытой глубиной, до которой никто еще не добирался. И не статика этой глубины интересовала его, а ее динамика, как бы в самой вечности совершающееся движение» (9; 223).

«…Я лишь реалист в высшем смысле, т. е. изображаю все глубины души человеческой»,— утверждал сам Ф.И. Достоевский (10; 102).

Проникать в суть явлений, давать людям новые знания может не только художественная литература. Особые знания дает и музыка.

«Музыка Шумана открывает нам целый мир новых музыкальных форм, затрагивает струны, которых еще не коснулись его великие предшественники. В ней мы находим отголосок тех таинственных глубоких процессов нашей духовной жизни, тех сомнений, отчаяний и порывов к идеалу, которые обуревают сердце современного человека» (11; 76—77).

Открытия в науке становятся научным фактом, законом и обретают характер истины. Они объективируются и обезличивают­ся. Личность ученого обнаруживается в процессе научного поиска, но исчезает в его результате. Кто бы ни открыл научный факт, кто 1эы ни открыл закон, на сам научный факт и закон это не влияет. Данные науки не зависят также и от того, кто их воспринимает. Они от этого1 не меняются.

В искусстве все личностно. Личность художника проявляется в процессе художественного творчества и в его результате. Одни и те же явления действительности разные художники видят, восприни­мают и воспроизводят различно. Так же как и читатели, зрители, слушатели, которые видят в художественном произведении каждый свое.

Более того восприятие художественного произведения и его оценка у одного и того же человека может меняться. Подлинно художественное произведение так многогранно, что неувиденное раньше может открыться позднее.

«Через каждые пять лет перечитывай «Фауста» Гете. Если ты каждый раз не будешь поражен, сколько тебе открывается нового, не будешь недоумевать, как же раньше ты этого не замечал,— ты остановился в своем развитии» — считает В.В. Вересаев (12, 111).

То же можно сказать о «Войне и мире», «Братьях Карамазовых» и других великих произведениях. Но в этой способности открыть для себя новое в уже известном произведении обнаруживается не только многозначность самого художественного творения, но про­является еще одна особенность искусства: его восприятие носит творческий характер. Воспринимая произведения, мы сами стано­вимся творцами. Созданное художником для каждого человека таково, каким он его для себя откроет. Открытое нами в искусстве начинает жить новой жизнью уже в нашем сознании, войдя в наш духовный мир. Так проявляет себя творческая — эвристическая — функция искусства.

Значение ее не только в том, что восприятие искусства требует сотворчества, но и в том, что постоянное общение с искусством развивает эту способность и делает ее неотъемлемой частью любой деятельности.

Узнанное и открытое, благодаря искусству, помогает человеку лучше понять самого себя, других людей и тем самым помогает в установлении контактов между людьми, облегчает взаимопонима­ние и общение между ними.

Готовясь к поездке в Англию, С.В. Образцов, известный артист-кукольник, перечитал знакомый с детства роман Френсис Бэрнет «Маленький лорд Фаунтлерой», романы Ч. Диккенса, «Сагу о Форсайтах» Д. Голсуорси. И это помогло артисту лучше понять англичан, облегчило общение с ними.

Когда началась Великая Отечественная война, посол СССР в Англии И. Майский дал в руки английских читателей «Войну и мир» Л.Н. Толстого. «Читали его везде: во дворцах и лачугах, среди парламентариев и рабочих, в домах фермеров и клерков, на паро­ходах и в вагонах лондонской подземки. Я сам его видел в руках машинисток Форин оффис. Знаменитое произведение точно буря пронеслось по стране и вызвало глубокую и сильную реакцию. Конечно, не все после чтения его уверовали в непобедимость СССР, но многие, очень многие поняли и почувствовали, что русские — это великий народ, который не может так просто погибнуть»,— вспоминает посол (13; 187—188). Так проявляется коммуникативная функция искусства.

Тем, что показано в художественном произведении, и по тому, как это показано, люди не просто узнают что-то новое, но и обретают определенный взгляд на мир, тот, который дал художник. Воспроизводя определенные явления действительности, автор не­избежно дает им какую-то оценку: утверждает или отрицает, говорит изображенному или описанному «да» или «нет». И такова сила воздействия искусства, что вслед за автором эту оценку восприни­маем и мы.

Об этой удивительной способности искусства властно взять человеческое сердце и заставить его биться в ритме, заданном художественным произведением, рассказывает Л. Фейхтвангер в романе «Успех». Один из персонажей романа баварский министр Отто Кленк смотрит фильм «Броненосец «Потемкин»» (в романе он назван «Броненосец «Орлов»»). Отто Кленк ненавидит Россию, презирает народ, поддерживает Гитлера. Но, смотря фильм, он проникается симпатией к восставшим матросам. Идут последние кадры фильма. Приговоренный к уничтожению корабль шлет не­прерывные сигналы: «Братцы, не стреляйте». «Не стреляйте». Слышно тяжелое дыхание людей перед экраном, ожидание стано­вится нестерпимым. «Не стреляйте!» — надеются, молят, заклинают всеми силами души восемьсот человек в берлинском кинотеатре». И министр Кленк тоже. И когда разомкнулось кольцо преследова­телей, и корабль уходит в нейтральный порт, сердца зрителей заполняет радость.

«…Министр Кленк вышел из душной темноты кинотеатра на залитую солнцем широкую улицу. Он был в непонятно угнетенном настроении. Как же так? Разве он сам не отдал бы приказа стрелять в мятежников? Почему же в таком случае он заклинал: «Не стре­ляйте!»? Да, выходит, это, действительно, существует, и, запрещай не запрещай, будет существовать, и незачем закрывать на это глаза» (14; 463).

Это не значит, что Кленк изменит свои взгляды. Но очевидно другое: искусство обладает такой силой воздействия, что заставляет людей воспринимать и оценивать явления жизни даже вопреки их собственным убеждениям. Вот почему так важно идейное содержание искусства, чтобы оно заставляло восхищаться тем, что достойно этого и вызывало гнев и ненависть ко всему гнусному, подлому, человеконенавистническому.

Действенная сила искусства безгранична, и оно должно служить гуманистическим целям.

Искусство не только дает ценностные ориентации в жизни, но в определенных условиях оно дает силы жить.

Писателю И.Г. Эренбургу ленинградка-блокадница принесла свой дневник. Среди записей о смерти близких, о морозе, о все уменьшающемся хлебном пайке он прочел поразившие его слова:

«Вчера всю ночь—«Анну Каренину», ночь напролет — «Госпожу Бовари»… Когда девушка пришла за своим дневником, я спросил ее: «Как вы ухитрялись читать ночью? Ведь света не было?» — «Я по ночам вспоминала книги, которые прочитала до войны. Это мне помогало бороться со смертью». Я знаю мало слов, которые на меня сильнее подействовали, много раз я их приводил за границей, стараясь объяснить, что помогало нам выстоять»,— заключает пи­сатель (15; 115).

В.Т. Шаламов, находясь в ГУЛАГе, на Колыме, пишет Б.Л. Пас­тернаку:

…И каждый вечер в удивленье,

Что до сих пор еще живой,

Я повторял стихотворенья

И снова слышал голос твой.

И я шептал их как молитвы,

Их почитал живой водой,

И образком, хранящим в битве,

И путеводную звездой.

Они единственною связью

С иною жизнью были там,

Где мир душил житейской грязью

И смерть ходила по пятам…

(16, 74)

Можно ли сильнее сказать о том, чем было для человека поэтическое слово?!

Искусство обладает способностью не только давать людям силы для жизни и выживания, что само по себе — неоценимо. Оно умеет заглядывать в будущее: ему открывается то, что не видят другие.

Давно возникла идея создания идеального общества, в котором все люди будут равны. Философы создавали научные модели этого общества, писатели изображали его в романах. От названия одного из первых описаний такого общества, названного его автором Томасом Мором «Утопия», пошло название этого направления, а позднее появилась и антиутопия.

Но странное дело, в утопических и особенно в антиутопических романах люди, действительно, все равны, хотя, как не без иронии пишет английский писатель Дж. Оруэлл, некоторые — равнее дру­гих. Однако это равенство оборачивается обезличиванием, потерей людьми своей индивидуальности, своего неповторимого Я.

Так происходит в романах Е.И. Замятина «Мы», О. Хаксли « О дивный новый мир», Дж. Оруэлла «1984» и др. У людей нет даже своих имен, они обозначаются буквами или цифрами или условны­ми знаками.

В романе Е. Замятина «Мы» все живут под постоянным надзором Хранителей. Для удобства наблюдения за людьми — жилые поме­щения прозрачны и только изредка по особому разрешению можно пользоваться «правом штор».

«Это право у нас только для сексуальных дней. А так среди своих прозрачных, как бы сотканных из сверкающего воздуха, стен мы живем всегда на виду, вечно омываемые светом. Нам нечего скры­вать друг от друга. К тому же это облегчает тяжкий и высокий труд Хранителей. Иначе мало бы что могло быть» — рассуждает главный герой (17; 248). Но рассуждает он так до тех пор, пока в его жизнь не войдет любовь и окажется, что этот «идеальный» мир не пригоден для нормального человеческого бытия.

То же происходит и в романе Дж. Оруэлла, где под контролем не только поступки и поведение людей, но мысли и чувства. А во имя невидимого ни кем Старшего Брата преследуется любовь к любому другому, в том числе и любовь между мужчиной и женщиной.

Это романы-предупреждения. Главное для них — не прогнози­ровать будущее, а сохранить человека и человечность, не допустить обезличивания и дегуманизации. «Мы не предсказываем будущее, мы предотвращаем его»,— говорит американский писатель-фантаст Рэй Брэдбери (18; 8). Его повесть «451° по Фаренгейту» предупреждает об опасности, нависшей над человечеством сегодня: люди перестают читать. В повести показано общество, где чтение — государственное преступ­ление. Ведь читая книгу, каждый воспринимает и оценивает про­читанное по-своему, а в разных книгах представлены разные точки зрения и люди становятся неодинаковыми. Это делает их несчаст­ными, считают правители.

«Пусть люди станут похожими друг на друга как две капли воды; тогда все будут счастливы, ибо не будет великанов, рядом с кото­рыми другие почувствуют свое ничтожество»,— убеждает брандмей­стер Битти. В этом обществе пожарники — самая важная государственная должность. Их задача — находить и сжигать книги и книгохранилища, преследовать и уничтожать книгочеев. «Если не хочешь, чтобы человек расстраивался из-за политики, не давай ему возможности видеть обе стороны вопроса. Пусть он видит только одну, а еще лучше — ни одной» (19; 235). И, действительно, стоило пожарнику Монтэгу начать читать книги, как обнаружилась его непохожесть на других людей: он стал мыслить, рассуждать, думать и стал врагом для всех, кто разучился это делать и живет не думая. Предупредить бездумное, бездуховное существование, в которое люди могут себя загнать,— главная задача повести. К сожалению, человечество не часто прислушивается к пророчествам художников. Нет, совсем не напрасно один из эстетиков назвал прогностическую функцию искусства даром Кассандры: ее все слушали, но никто не слышал.

О чем бы ни говорило художественное произведение, к какому виду или жанру оно ни принадлежало, оно всегда доставляет нам удовольствие, наслаждение. Читать книгу, смотреть картину, спек­такль или кинофильм, слушать музыку — всегда радость. И в этом еще одно назначение искусства, его гедонистическая функция. С ней связана возможность переключиться, отвлечься, отойти от повседневных дел и забот, насладиться красотой.

Есть у искусства еще много разнообразных функций. Но все названные и неназванные собираются в единое целое, аккомулиру-ются способностью искусства не просто развлечь, отвлечь, порадо­вать, но и дать особое переживание, вызвать особое чувство — эстетическое,— непосредственное эмоциональное переживание, возникающее при восприятии совершенных явлений. Это чувство могут вызывать не только прекрасные произведения искусства, но явления самой действительности: благородный поступок, самоот­верженность, красота природы, человека или результат труда. Но искусство по самой своей природе вызывает эстетическое чувство — удивления и восхищения его, искусства, способностью глубинного постижения жизни, дающей возможность понять и увидеть окру­жающее по-новому, а также тем, как это сделано в художественном произведении, то есть совершенством художественной формы, воз­можностью прожить и пережить то, что показано, и тем самым испытать нравственное очищение. Искусство дает возможность испытать разные по характеру и направленности душевные состо­яния. Эстетическое наслаждение — это сложный духовный процесс, проявляющийся в различного рода эстетических состояниях: радо­сти от общения с прекрасным, восхищении совершенством, создан­ным художником, потрясении открывшимся невиданным ранее миром и т.д.

Постоянное общение с искусством развивает в человеке эсте­тическое начало — эстетическое чувство, эстетический вкус, фор­мирует эстетический идеал. Именно поэтому искусство является важнейшим средством эстетического воспитания — целенаправлен­ной деятельности по формированию у человека способности восп­ринимать и оценивать прекрасное в жизни и в искусстве, жить, творить и взаимодействовать с миром по законам красоты.

magref.ru

В чем заключается познавательная функция искусства

Многим из нас кажется, что творчество, по большому счету, служит исключительно для развлечения. Однако познавательная функция искусства, наряду с этической, воспитательной, магической, терапевтической, занимает большое место в психической сфере человека. В чем заключаются различные роли и как они проявляются?

Познавательная функция искусства основана на получении новой для индивида информации. Чаще всего она ассоциируется с историческими произведениями: романами, картинами, фильмами.

Читая Аристотеля или Достоевского, мы можем вообразить, как жили наши соплеменники в Древней Греции или в России в девятнадцатом столетии. А романы Алексея Толстого или Михаила Шолохова приблизят нам не только в деталях, но и в описании способа мышления — менталитета — людей эпоху Гражданской войны. Познавательная функция искусства (или иначе — когнитивная) заключается также и в анализе живописных полотен, графики, иллюстрирующих действительность ушедших столетий. Ведь, к примеру, мы не смогли бы узнать о том, как выглядел Петр Первый, что носила Екатерина Великая, если бы они не были запечатлены на портретах художников-современников. То же самое касается батальных или бытовых картин.

Однако зададимся вопросом о том, заключается ли познавательная функция искусства только в изучении истории предыдущих поколений.

Создавая произведения, художники вкладывают в них не только и не столько информацию, сколько творчески перерабатывают окружающую действительность. Вряд ли имеет смысл изучать ботанику по натюрмортам, ведь основные функции искусства намного более разнообразны и многомерны, чем только сухое изложение сведений или фотографирование мира.

Считается, что первые формы творческого проявления человеческого сознания носили магический характер. Танцы, песни, живопись должны были служить своеобразными заклинаниями перед богами. Воспитательная функция искусства появилась намного позже. Живописные полотна, стихотворные произведения, фильмы могут воздействовать на морально-этическую сферу человеческого сознания. Простейшим примером являются басни с их непосредственным или метафорическим посылом. Эстетическая функция заключается в способности чувствовать и передавать красоту внутреннего и внешнего мира. Эмоциональная — в передаче и стимулировании особых состояний сознания и духа. «Реквием» Моцарта вызывает в нас одни эмоции, а популярный шлягер — другие. Терапевтическая функция тесно связана с умением и способностью выражать посредством искусства наши скрытые и мучающие нас чувства. К примеру, определенные музыкальные жанры используются для медитации и гипноза. А в качестве терапевтической меры врачи рекомендуют просмотр комедий.

Познавательная функция искусства в сочетании с психологическим анализом может использоваться и для постижения своего внутреннего мира.
Это также часто применяется в терапевтической практике. Приобщаясь к произведениям искусства под руководством психолога или психотерапевта, мы можем понять, что именно для нас самих является важным, значимым, болезненным, какие проблемы мы должны проработать, чему должны уделить больше внимания.

fb.ru

Николаев А. И. Основы литературоведения.

Теперь перейдем к вопросу о функциях искусства. Если вы внимательно прочитали предыдущий раздел, то легко поймете, что ответ на этот вопрос тесно связан с общей концепцией искусства. В зависимости от того, как ученые понимают сущность эстетической деятельности, они по-разному ответят на вопрос о том, какие функции являются важнейшими. В то же время некоторые функции являются общепризнанными, мало кем оспариваются. Разница заключается главным образом в том, как будут расставлены акценты. О каких же функциях идет речь?

1. Во-первых, никем не оспаривается эстетическая функция. Искусство удовлетворяет эстетические потребности человека, воспитывает чувство прекрасного.

Желание творить и созерцать красоту заложено в человеке изначально. Откуда в человеке эта потребность и что за этом стоит – это уже другой вопрос. Но сам «инстинкт красоты» у человека несомненен. Даже маленькие дети проявляют «эстетическую заинтересованность», т. е. предпочитают красивые предметы некрасивым. Если мы искусственно блокируем удовлетворение эстетических потребностей, т. е. лишим человека возможности созерцать прекрасное, он будет испытывать колоссальные трудности. Психологи называют это «эстетическим голодом». Ребенок, с детства лишенный возможности соприкасаться с красивыми вещами, получает тяжелое психическое поражение.

Инстинкт красоты, заложенный в человеке, столь силен, что проявляется даже у детей, у которых контакт с миром ограничен (например, у слепорожденных или даже у слепоглухих детей). Хотя представление о красоте у таких детей деформировано, сама способность восхититься красотой, способность получать эстетическое наслаждение проявляется в полной мере.

Таким образом, эстетическое чувство у человека не является лишь плодом воспитания и данью цивилизации. Это одно из фундаментальных свойств человеческой природы.

2. С эстетической функцией тесно связана другая – игровая функция. Искусство было и остается одной из важнейших форм игрового поведения человека. Выше уже говорилось, что многие научные школы склонны именно эту функцию считать основной. Оставляя сейчас в стороне вопрос о приоритетах, заметим, что желание играть, как и желание созерцать красоту, – одно из важнейших свойств человека. Более того, если эстетизм в полном смысле слова проявляется лишь в человеческой психике, то игра имеет более древние с точки зрения эволюции корни. Известный теоретик культуры Й. Хейзинга в связи с этим писал: «Игра старше культуры, ибо понятие культуры, как бы несовершенно его ни определяли, в любом случае предполагает человеческое сообщество, а животные вовсе не ждали появления человека, чтобы он научил их играть».

3. Третьей несомненной функцией искусства является функция этическая (воспитательная). То, что искусство так или иначе связано с этикой, с моралью, с нравственным воспитанием, мало кем оспаривается. Другое дело, как понимать эту связь. Еще Аристотель указывал, что важнейшая цель высокого искусства – это катарсис, очищение человека путем аффекта. Сочувствуя трагической судьбе героев (или, что будет точнее, проецируя на себя их судьбу), мы испытываем очищающий эффект, становимся лучше и нравственнее.

Знаменитое учение о катарсисе и сегодня сохраняет свое значение с той лишь поправкой, что этическое воздействие произведений искусства имеет гораздо более сложную структуру. Выдающийся советский психолог Л. С. Выготский, подробно анализируя механизмы нравственного воздействия произведений искусства на человека, пришел к выводу, что в искусстве связка «аффект – поступок» выглядит совершенно иначе, чем в жизни. Если в жизни полезен поступок, то в искусстве – аффект. Выготский комментирует замечание З. Фрейда о том, что, когда испуганный человек боится и бежит, полезным является то, что он бежит, а не то, что он боится. В связи с этим Выготский замечает: «В искусстве как раз наоборот: полезным является сам по себе страх, сам по себе разряд человека, который создает возможность для правильного бегства или нападения». Развивая эту мысль, ученый приходит к выводу, что этические реакции, связанные с искусством, есть реакции «отсроченные по преимуществу», т. е. когда-то полученный аффект (скажем, нас потряс роман «Анна Каренина») через много лет может «очнуться» и в какой-либо жизненной ситуации повлиять на поступок. Таким образом, хотя непосредственную связь между аффектом и поступком порой трудно увидеть, воздействие произведения искусства не есть, как пишет Выготский, «холостой выстрел». Когда-нибудь эти аффекты скажутся, определив в решающий момент нравственный выбор человека.

4. Еще одной признанной функцией искусства является функция познавательная (гносеологическая). Искусство, несомненно, есть форма познания мира. Вопрос только в том, что это за познание, какой мир познается и как соотнести познание логическое и эстетическое. Вопрос этот, как уже отмечалось выше, является одним из «вечных» вопросов эстетики, и сейчас мы не будем вновь к нему возвращаться. Отметим лишь, что характерной ошибкой неопытных филологов является стремление видеть в логическом иэстетическом познании одно и то же, по-разному сказанное. Грубо говоря, художник или поэт хотят сказать что-то такое, что можно сказать и обычными словами, но так получается красивей. От этого наивного взгляда надо избавляться. По замечанию О. Уайльда, «скульптор думает мрамором», т. е. скульптура – это и есть воплощенная образная мысль. Если бы то, что «открыла» миру лирика Ахматовой, можно было бы сказать иначе, стихи Ахматовой были бы не нужны. Искусство – особая форма познания, легко нарушающая законы логики. Именно поэтому произведения искусства лишь с большой осторожностью могут быть использованы как аргументы познания логического. Например, плох будет тот историк, который будет доверять текстам древнейлитературы настолько, что примет все факты за факты реальной истории. Ему придется долго искать на карте реку Каялу, на которой князь Игорь бился с половцами («Слово о полку Игореве»), потому что такая река вообще вряд ли существовала; ему будет очень странно, как княгиня Ольга смогла очаровать и влюбить в себя императора Константина («Повесть временных лет»), поскольку, если сверить факты, в этот момент она была семидесятилетней старухой. Едва ли Иван Царевич катался на сером волке, и уж совсем маловероятно, чтобы он женился на лягушке.

И в то же время все это не просто выдумки и ложь, но именно особая форма познания. Есть своя логика в том, что Игорь бился именно на реке Каяле, что Ольга должна была очаровать императора, а Иван Царевич столь тесно связан с животными.

Просто это другая логика – логика искусства. И чтобы понять ее, нам нужно правильно задавать вопросы. Не «Где протекала Каяла?», а «Почему она Каяла?» Не «Сколько лет было Ольге?», а «Почему она изображена именно так?» Не «Была ли на самом деле Царевна Лягушка?», а «Почему Ивану Царевичу доступен язык животных?» Стоит нам правильно задать вопросы, как произведения искусства начнут рассказывать нам очень многое и об истории, и о психологии, и вообще – о человеке в мире. Умение задавать правильные вопросы – одна из примет квалифицированного литературоведа.

5. Наконец, в последнее время все чаще называется еще одна функция искусства – релаксирующая (снятие напряжения). Современный человек испытывает колоссальные психологические перегрузки, связанные с убыстряющимся ритмом жизни и возрастающим потоком информации. Поэтому психологически он нуждается в «приятном отдыхе» с элементами эстетизма. Отсюда бурное развитие отвлекающих и развлекающих жанров искусства: популярная музыка, детективы, «мыльные оперы», эстетика быта и так далее. Бессмысленно искать в этих жанрах этическую и философскую глубину, ее там нет и быть не может. Но в то же время это искусство, хотя и не выходящее за границы своего времени.

Выделение релаксирующей функции может быть оспорено в том смысле, что фактически это вариация на тему функции эстетической. Еще Кант признавал легкую музыку и красиво накрытый стол «приятными искусствами», где эстетизм обнаруживает себя в чистом виде. Но в то же время разговор о релаксирующем воздействии искусства имеет смысл с точки зрения современной социокультурной ситуации и с точки зрения массовой психологии.

www.listos.biz

Функции искусства: самая полная информация

Всем доброго времени суток, на связи с вами Андрей Пучков! 

При самостоятельной подготовке к егэ или любым экзаменам по гуманитарным предметам, следует помнить, что нельзя подходить к этому занятию шаблонно — по накатанной. Любой экзамен проверяет не только и не столько ваши знания, сколько то, умеете ли вы применять эти знания в реальной жизни. И если нет — это только «тройка» — это только удовлетворительный результат, но никак, друзья, не отличный. Просто за знания всегда ставится «тройка».

В этом же посте я расскажу вам функции искусства на конкретных примерах, и такой материал побудит вас именно в таком же духе изучать и другие темы по обществознанию.

Функции искусства в обществе

Перед тем как читать дальше, я вам крайне рекомендую прочесть эту статью, про то, что такое искусство. 

А теперь, собственно про функции, кратко.

Эстетическая функция. Эстетика — это наука о прекрасном и безобразном. Существуют законы, критерии, по которым можно отличить прекрасный предмет от безобразного или наоборот. Понятное дело, восхищаться безобразным никто не будет. Поэтому эстетическая функция подразумевает восхищение прекрасным. 

Но зачем нам с вами восхищаться чем-то? Давайте я приведу пример. Предположим, вы — суровый уральский грузчик, который работает по 8 — 10 часов в день, 6 дней в неделю. Работа крайне тяжелая. Вы приходите домой очень уставшим. Вам хочется отвлечься от суровых будней. О да! За месяцы такой работы, вам действительно хочется разнообразия. И тут подруга вас пригласила в музей изобразительного искусства. Вы, конечно, пошли туда, больше из-за миловидной подруги, чем действительно из-за искусства. Ну так ведь разнообразие — разве нет?

И вот вы зашли в зал. И встаете перед полотном, которое превышает Ваш рост в два раза. На полотне изображено нечто чудесное: небесно-голубое небо, какие-то античные божества в прекрасных формах, в прекрасных одеждах, которые пьют из кубков, из которых вам-то точно никогда не попить! Вы стоите завороженный этим полотном, потому что оно написано гениально.

Вы, возможно, в первый раз в жизни действительно прикоснулись к нечто прекрасному. Возможно это событие изменит вашу жизнь, возможно вы уволитесь из грузчиков и пойдете получать искусствоведческое образование. Кто знает? Или вы просто станете любителем и ценителем прекрасного, ценителем культуры.

Таким образом людям просто необходимо хоть иногда прикоснуться с искусству, иначе их души грубеют, и они становятся похожими на животных, не замечали? Напишите в комментариях, если так.

Рекреационная функция. Рекреация — это отдых. Она напрямую вытекает из эстетической. Если вы наслаждаетесь красотой, вы отдыхаете.

Функция социализации. Детальнее о том, что такое социализация, смотрите в этой статье. Приобщаясь к искусству, человек усваивает новые нормы, новые правила, новую социальную реальность. К примеру, если он будет материться в зале, где выставляются предметы искусства, его быстро выгонят оттуда, и он поймет, есть места, где не стоит ругаться матом.

Познавательная и мировоззренческая функции. Прикасаясь к искусству, мы невольно познаем что-то новое. Но не разумом, а органами чувств. К примеру, если вы посетите органный зал, или оперный театр, если вы попадете на действительно стоящее произведение, оно всколыхнет в вас новые чувства, и вы многое узнаете как о себе самом, так и о тех эмоциях, чувствах, которые о которых может рассказать только музыка, один из видов искусства.

Этическая функция. Этика — наука о должном поведении. Наш герой, суровый уральский грузчик, после музея искусств если посетит оперный зал, или просто симфонический, то он может испытать катарсис — этическое, душевное очищение с помощью аффекта. Аффект — это сильнейшее эмоциональное состояние, которое подчас блокирует разум.

А ведь именно им и жил наш герой всю жизнь. Что он видел, кроме суровых  лиц своих коллег, матюгов на работе, ругани и лицемерия? Может только свою мизерную зарплату каждый месяц и все. Именно поэтому остальные чувства, действительно сильные, ему попросту были просто незнакомы. Да, он мог испытывать только сильную злобу или гнев. А вот сильное восхищение? Сильную любовь или смирение? Не думаю.

На музыкальном концерте, в зале искусств такое вполне возможно. И возможно, искусство доведет нашего сурового героя до катарсиса, он в один миг может простить своих коллег, самого себя, и может даже почувствовать просто любовь к людям. Это может полностью изменить такого человека, и он вряд ли, возможно, уже будет ругаться матом. Он может стать терпимее и лучше. В этом и выражается этическая функция искусства.

Надеюсь, вы усвоили эту тему, и впредь будете видеть за сухими понятиями реальную жизнь. Если же вы хотите получить полное представление о курсе обществознания в этом же духе, рекомендую вам мой авторский видеокурс «Обществознание: ЕГЭ на 100 баллов»

До встречи в следующих статьях! Обязательно напишите, что думаете обо всем этом в комментариях!

С уважением, Андрей Пучков

ege59.ru

Функции искусства

О том, что искусство зародилось в глубокой древности, сегодня знает каждый школьник среднего возраста. Первые наскальные рисунки, дошедшие до наших современников, восходят к верхнему палеолиту. Именно тогда и начинают закладываться основы как материальной, так и духовной жизни человечества.

Существует несколько точек зрения на происхождение искусства. Первая принадлежит к идеалистическому искусствознанию, которое утверждает, что искусство обязано своим появлением отличительной от всех других земных существ биологической природе человека. Благодаря тому, что в жизни людей появилась религия и магия, человек стал создавать свои уникальные произведения.

В самом деле, первые функции искусства как раз сводились к тому, чтобы попытаться воздействовать на природу, используя магию. Вряд ли какое-либо другое существо будет выполнять магические ритуалы перед охотой, хотя игры и своеобразные ритуальные «пляски» свойственны многим земным существам. Но это скорее происходит на уровне инстинкта, а не вследствие аналитических умозаключений.

Другая точка зрения принадлежит Г. В. Плеханову и его последователям. Они утверждают, что труд и только труд является первопричиной появления искусства.

Опять же, вспоминая о ритуале перед охотой (а это трудно не считать трудовой деятельностью), мы определяем функции искусства начального периода как отражение трудовой деятельности – раз, и предмет трудовой деятельности – два. Ведь выполнить наскальный рисунок без специальных приспособлений и без определённых навыков (и не только художественного вкуса и творческого мышления) было практически невозможно.

Третья точка зрения (возможно, она имеет день рождения именно в этой статье) на зарождение и развитие искусства не опровергает ни одно из этих утверждений, а только пытается содействовать их примирению.

Ведь труд доступен в различной мере каждому живому существу: почти всё живое на Земле строит себе жилища (норы, гнёзда, дупла), добывает пищу и даже готовит запасы на зиму, заботится о потомстве. Но ни одно существо, кроме человека, не лепит скульптур, не пишет картин. Хотя петь умеют и могут многие птицы. Правда, без слов.

Значит, скидывать со счётов исключительную биологическую человеческую сущность невозможно. Мы не знаем, может ли понять красоту природы или музыку животное, но опыты показывают, что коровы дают больше молока, если им дают слушать классическую музыку. Некоторые собаки и кошки пытаются «подпевать», слушая определённые музыкальные произведения.

Вероятно, не только людям доступны высокие чувства и понимание прекрасного. А основные функции искусства сегодня как раз и опираются именно на возможность воздействовать на органы чувств людей, донося до них тайные мысли и чувства автора произведения искусства.

Другое дело, что вряд ли можно встретить лису, которая в свою нору потащит абсолютно бесполезную с её точки зрения статуэтку танцующей балерины. А если и потащит, то только для того, чтобы её потомство имело возможность вволю поиграть с ней и поточить свои острые зубки. Никакого эстетического чувства изящная фигурка у животных не вызовет.

Собственно, постепенно и человек стал искать практическую пользу от искусства. И если поначалу песни рождались просто потому, что, как говорится, «пела душа», то постепенно стали возникать слова, которые уже имели смысл и цель. Так функции искусства стали обретать социальный характер.

Люди, рассматривая скульптуры или картины, слушая музыку или пение, читая книгу или стихи, погружаясь в театральное искусство или кинематограф, не только наслаждаются на чувственном уровне. Сегодня как никогда определены социальные функции искусства. Искусство может расслаблять, даря негу, а может звать на баррикады.

Вряд ли кто-то может без слёз смотреть кинокартины, в которых изображены сюжеты несправедливых унижений как моральных, так и физических, более слабых. Хорошее искусство должно играть в обществе воспитательную роль, делать людей лучше, чище, добрее.

Часто сегодня поднимается среди искусствоведовов вопрос о том, стоит ли считать древние статуэтки, изображающие сексуальный акт между людьми разного пола или одного и того же, между людьми и животными, предметами искусства или следует наложить на них запрет, как на порнографию? Если это признавать искусством, то каковы функции искусства такого плана? Но этот вопрос пока остаётся открытым.

fb.ru