Присоединение к Российскому государству Поволжья и Западной Сибири

1. Присоединение Поволжья 

В царствование Ивана Грозного к Российскому государству были присоединены Поволжье и Западная Сибирь.

Совсем недалеко от восточных границ Российского государства проходил удобный путь на Восток. Этим путем была Волга. По ней легко можно было доплыть до Каспийского моря, а оттуда попасть в Иран, Турцию. Затем можно было двинуться и дальше на Восток.

По Волга еще не принадлежала на всем своем течении Российскому государству. После распада Золотой Орды на ее берегах укрепились два татарских ханства — Казанское и Астраханское. Отсюда татарские ханы совершали грабительские набеги на русские земли. Здесь в неволе томились тысячи русских Людей, захваченных во время набегов татарских ханов. Местное население- чуваши, марийцы, удмурты, мордва, татары, башкиры — подвергалось жестокому гнету ханов и не раз поднимало восстания.

Помещики-дворяне мечтали о захвате новых поместий в Казанском ханстве. Там было много плодородных земель, населенных разными народами: татарами, марийцами, чувашами, мордвой. Дворяне строили планы захвата «подрайской землицы» — так они называли земли Казанского ханства.

В 1552 г. Иван Грозный двинул на Казань большое войско — 150 тысяч человек. Артиллерия состояла из 150 пушек. Русские войска осадили Казань.

Военная техника русских была лучше татарской. Русские войска применили новый прием в военном деле: подкопали стены Казани, подложили туда бочку с порохом и взорвали. Через пролом в стене войска ворвались в город. После ожесточенного боя на улицах Казань была взята. Казанское ханство было уничтожено. Народы Среднего Поволжья вошли в состав Российского государства.

 

Через четыре года — в 1556 г.- войска Ивана Грозного завоевали и Астраханское ханство.

Таким образом, все Поволжье вошло в состав Российского государства. Волжский торговый путь оказался в его руках. Условия торговли со странами Востока значительно улучшались.

Власть монголо-татарских ханов была ликвидирована и на территории Поволжья. Укрепилась защита России от врагов на восточной границе.

В Предкавказье границы России дошли до низовьев Терека. Кабарда добровольно перешла под покровительство Москвы. В середине XVI в. к России добровольно присоединилась Башкирия.

 

 

2. Поход Ермака в Западную Сибирь.

К концу царствования Ивана Грозного к России перешла и Западная Сибирь. В Заволжье после захвата Казани стали обосновываться русские помещики и купцы.

Особенно велики и богаты были имения купцов Строгановых. В XVI в. они получили огромные владения по берегам Камы и на Урале-несколько миллионов гектаров. Чтобы получить побольше рабочих рук, Строгановы собирали людей со всех сторон. Они селили на своих землях вольных людей и давали им многие льготы. Выкупали пленных у татарских ханов. Принимали беглых, даже преступников, бежавших из тюрем. «У Строгановых найти беглого — все равно что иголку сыскать в стоге сена»,- говорили в то время.

Вольные и подневольные работники в землях Строгановых распахивали целину, сеяли хлеб, косили траву на лугах. Добывали в горах железо, медь и серебро. Соль добывалась так: черпали воду из соляных источников и озер и выпаривали ее на огромных сковородах. Днями и ночами жгли уголь на лесных полянах: уголь был нужен для выплавки металла.

За Уральским хребтом находилось Сибирское ханство. Оно занимало часть Западной Сибири по рекам Тоболу и Иртышу. Здесь правил в XVI в. татарский хан Кучум

. Он угнетал местных жителей, брал с них дань мехами.

Строгановы и помогли Российскому государству захватить Сибирское ханство. Они наняли большой отряд казаков. Это были вольные люди, бежавшие от боярского угнетения. Предводителем отряда был Ермак Тимофеевич. Строгановы дали Ермаку под начальство несколько своих военных отрядов, снабдили его порохом, свинцом, пушками и хлебным запасом. Всего собралось в отрядах Ермака около 800 человек.

Царь Иван Грозный дал Строгановым грамоту с пожалованием земель к востоку от Урала, которые им поручалось завоевать. Отряды Ермака спустились с восточных склонов Урала и напали на Сибирское ханство (1581 г.). Кучум собрал большое войско из подвластного населения и при впадении реки Тобол в Иртыш соорудил укрепленную засеку. Здесь Ермак встретил решительное сопротивление. Однако воины Кучума не смогли устоять перед огнестрельным оружием отрядов Ермака: у них были только луки и стрелы. Ермак одержал победу.

Военные действия продолжались. Отряды Ермака испытывали большие трудности: не хватало продовольствия, началась изнурительная болезнь — цинга, серьезные потери наносили русским неожиданные нападения Кучума. В одну из засад, устроенных Кучумом, попал и Ермак. Пытаясь спастись, он хотел добраться вплавь до лодки, но тяжелая кольчуга потянула его на дно, и он утонул. Остатки отряда Ермака покинули Сибирь.

Вскоре в Сибирь прибыли новые отряды русских служилых людей, которые начали строить опорные города-укрепления. В 1598 г. Кучуму было нанесено решающее поражение. Западная Сибирь вошла в состав России. Часть населения Сибири подчинилась России добровольно. В конце XVI в. в Сибири стали появляться русские деревни.

Позже, в XVII в., была освоена Восточная Сибирь.

 

3. Значение присоединения к России Поволжья и Западной Сибири.

 К концу XVI в. Российское государство заняло всю Восточную Европу и продвинуло свою границу далеко за Урал. В него входили многие народы: татары, марийцы, удмурты, чуваши, мордва, башкиры, ненцы, ханты, манси.

Во вновь присоединенных землях появились царские воеводы, русские помещики, купцы, духовенство.  Значительная часть местных феодалов перешла на службу к царю. 

Вхождение в Россию для народов Поволжья, Приуралья и Сибири имело положительные последствия. Они избавились от непрерывных междоусобных войн татарских ханов. Российское государство находилось на более высокой ступени развития, чем Казанское, Астраханское и Сибирское ханства. В Поволжье стали строиться новые города, развивались ремесла, торговля. В сельском хозяйстве шире применялось трехполье. 

В Сибири, где у некоторых народов еще сохранился родовой строй, стали селиться русские крестьяне и ремесленники. Они распахивали землю, осваивали естественные богатства края: леса, железную руду, соляные источники.

Там, где недавно еще не знали железа и пользовались каменными орудиями, появились соха с железным сошником, плуг с железным лемехом, серп, коса. Сельским хозяйством стало заниматься и местное население Сибири. На полноводных сибирских реках выросли укрепленные города — Тюмень, Тобольск, Томск.

  • < Укрепление государственной власти при Иване IV Грозный (1533-1584)
  • -> Борьба России за выход к Балтийскому морю >

hist-world.com

Присоединение Нижнего Поволжья к России

ТОП 10:

Успешные реформы, проведенные царем Иваном Грозным и «избранной радой», помогли России выиграть Казанскую войну и присоединить в 1552 к России Среднее Поволжье. Были созданы условия для завоевания Нижнего Поволжья. Московские власти вмешались в борьбу князей Юсуфа и Исмаила за власть в Ногайской Орде. Весной 1554 под предлогом помощи Исмаилу в Нижнее Поволжье была направлена судовая рать, которой командовали воеводы кн. Ю.И. Пронский-Шемякин и М.П. Головин. После разгрома у Черного острова разведывательным отрядом кн. А. Вяземского передового отряда астраханцев, ставленник ногайского кн. Юсуфа астраханский хан Ямгурчей бежал из Астрахани в Азов. Царские войска без боя заняли столицу вассального от Ногайской Орды Астраханского ханства. Новым ханом был провозглашен Дервиш-Али, который, в отличие от прежних ханов, признал вассальную зависимость от России, а не от Ногайской Орды. В городе был оставлен небольшой русский гарнизон из 500 служилых людей во главе с послом П. Тургеневым. В 1555 хан Ямгурчей c крымцами, турками и ногаями безуспешно пытался отбить у русских Астрахань. Хан Дервиш-Али вступил в сговор с находившимися в войске Ямгурчея Казы-мурзой и детьми кн. Юсуфа, которые убили бывшего астраханского хана. Вскоре выяснилось, что заговорщики преследуют свои цели, о чем посол П. Тургенев не преминул известить царя. Однако Иван Грозный принял сторону Дервиш-Али и заменил прежнего посла на Л. Мансурова. Зимой 1555-1556 Дервиш Али и его приспешники предательски напали на русский гарнизон в Астрахани и перебили несколько десятков человек. Посол Л. Мансуров с 350 служилыми людьми вырвался из Астрахании и укрылся у вольных казаков на Переволоке в городке Зимьево. Весной 1556 И. Грозный отправил в Астрахань новую судовую рать, которой командовали стрелецкие головы И. Черемисинов и Т. Тетерин. Однако еще до прихода царских голов Астрахань была захвачена отрядом вольных казаков во главе с атаманом Ляпуном Филимоновым. Царские воеводы без боя заняли город и приняли срочные меры для его укрепления. Затем они нанесли сокрушительное поражение Дервиш-Али и пришедших к нему на помощь ногайских мурз и крымцев. Одновременно атаман Л. Филимонов со своим отрядом разорил улусы приверженцев Дервиш-Али. Последний астраханский хан был вынужден бежать в Азов. Астраханское ханство было ликвидировано. Нижнее Поволжье вошло в состав России.

История названия Царицына

От основания города Царицына до настоящего времени прошли столетия. Однако до сих пор нет единого мнения в объяснении происхождения названия Царицын. На первый взгляд кажется просто: Царицын значит «город царицы», и речка, пересекающая наш город и впадающая в Волгу, тоже называется Царица. Но названия рек появлялись раньше, чем имена городов и сел. Следовательно, по речке назван и город. Название Царица возникло до появления русских на берегу речки. Одна из легенд говорит о татарской царице, любившей прогуливаться по берегу этой речушки и подарившей ей своё имя.
Однако, более всего правды, видимо, в том, что название речки и города татарского или, возможно, болгарского (в некоторых хрониках о Поволжье назван болгарский город Сарицон) происхождения. Татарское слово «Сары-су» означает — желтая вода. А вода в Царице желтая с незапамятных времен: на всем пути она принимает в лоно свое дождевые потоки. Или еще: город начался на песчаном острове, по-татарски «Сара-чин» — желтый остров. «Желтая» река, как полагают исследователи, несла свои мутные воды в Волгу и намыла у устья небольшой остров ( название города Саратова тоже связано со словом САРЫ — желтый и ТАУ — гора, то есть «желтая гора»).

На этом острове сначала выросло небольшое поселение, а затем деревянная крепость. В 1589 г. на базе крепости был заложен город Царицын. В конце 90-х годов XVI в. с острова город был перенесен на правый берег Волги и стал называться «Новым городом», а потом Царицыном. По другим источникам русские после завоевания Средней Волги перенесли поселение с острова и дали ему имя Царицын, слегка изменив название САРЫ-ЧИН (а по словарю Никонова из САРЫГШИН, что означает «желтоватый», или САРЫ-СУ ).
Также существует версия и о том, что название города Царицына идет от Ивана Грозного, построившего на Волге крепостцу в 1556 г. в честь своей супруги Анастасии.
Итак, установилось окончательное название города -Царицын. Оно осмысляется по-русски как «город царицы», а слово «царица» образовалось от «царь» (в древнерусском языке «властитель, государь», а также титул татарского хана). «Царь» же восходит к общеславянскому ЦЬСАРЬ (в качестве обозначения византийского императора — XI в.), также родственные: Юлий Цезарь (в Италии), цесаревич, цесаревна (в России).

Царицын в Смутное время

Смутное время – это период в истории нашей страны, начало XVII века, когда внутренние противоречия, принявшие характер гражданской войны, и иностранная интервенция поставили под вопрос существование самого российского государства. В противостояние были поставлены все слои населения и регионы страны. Не миновали эти события и Царицын.

Участь воевод во время смуты (1598- 1613)

По «Разрядным записям за Смутное время» известно, что в первой половине 1605 г. воеводой в Царицыне был Петр Петрович Головин-Меньшой. А со второй половины 1605 г. до начала 1606 г. — Федор Петрович Акинфиев, который во время восстания стрельцов и пушкарей Царицынского гарнизона был связан и доставлен восставшими в Астрахань вместе с царским послом князем Ромодановским, следовавшим из Персии. Оба они там были казнены за отказ присягнуть самозванцу Лжедмитрию I. До 1615 г. сведений о воеводах Царицына и Саратова ни в каких источниках до настоящего времени не обнаружено.

События смуты

А время на Руси стояло тревожное. Наибольшую опасность представляла польско-литовская интервенция; в июле 1606 г. громом грянуло антифеодальное восстание Ивана Исаевича Болотникова. Причем, судя по некоторым сохранившимся архивным документам, относящимся к Смутному времени, волнения в Нижнем Поволжье и на Дону вспыхнули еще до начала этого восстания.

Особенно обострились классовые противоречия в нашем крае после смерти в апреле 1605 г. Бориса Годунова и его сына царевича Федора; усиливалось влияние Лжедмитрия I ( с ним связывали надежды на облегчение своего положения).

Астраханский воевода М. Б. Сабуров в этих условиях не решается выступить против Лжедмитрия, боясь потерять свой пост в Астрахани. Выжидает. Однако ему пришлось все-таки уступить свой пост присланному Лжедмитрием I князю Хворостинину, одному из преданных самозванцу бояр.

Осенью на Нижней Волге появился Ильи Горчакова (Илейки Муромца), он объявил себя «царевичем Петром», сыном царя Федора.

Отряд Илейки сеял панику среди бояр, помещиков, купечества; повстанцы захватывали торговые суда, грабили города. Затем объявили о походе вверх по Волге к своему «дядюшке» Лжедмитрию I в Москву. Верстах в десяти, не доходя до города Свияжска Муромец узнает, что его «Дмитрий» убит боярами в Кремле (17 мая 1606 г.), поворачивает свое войско обратно, в Нижнее Поволжье. Казаки Муромца участвовали в сражениях против войск царя Василия Шуйского. После разгрома восставших был схвачен царскими воеводами и казнен.

Незадолго до своей гибели Лжедмитрий I решает назначить боярина Шереметьева новым воеводой Астрахани; с большим отрядом Шереметьев отправляется на Нижнюю Волгу. Вступивший на престол Василий Шуйский оставил в силе решение о замене астраханского воеводы, послав Шереметьеву грамоту с изложением новых инструкций.

Между тем на Нижней Волге появился еще один самозваный претендент на царский престол — Ивашка-Айгуст, типичный представитель понизовой вольницы. С большим отрядом казаков он направился в Астрахань, где и был принят. Приободрился и отказавшийся подчиниться царской воле воевода Хворостинин, 17 июня 1606 г. он заявил об отложении Астрахани от Москвы. Грамоту же Шуйского Шереметьев получил только 25 июня 1606 г.

Во время астраханских событий гарнизон Царицына еще находился на стороне правительства Шуйского. Но вскоре в городе разнесся слух, что «царевич Дмитрий» жив, вспыхнуло восстание. Царицынцы связали своего воеводу Федора Петровича Акинфова и вместе с царским послом князем Ромодановским отправили в Астрахань, где они и были казнены.

Свидетелями волнений в Царицыне поневоле оказались кармелиты — английские монахи, направлявшиеся в Персию. Они терпеливо ожидали, когда Шереметьев освободит Астрахань. А время шло и шло… В июле 1607 г. в Царицын вступил отряд Ивашки-Айгуста, в начале августа прибыли в Астрахань. Их доброжелательно принял Хворостинин.

В тяжелый для России период польской интервенции в отрядах народного ополчения, созданных по призыву Минина и Пожарского, отстаивали независимость Родины тысячи представителей волжской вольницы и голутвенного казачества Дона. Авантюрист Заруцкий, пробравшийся с Мариной Мнишек в Астрахань, пытался осуществить замысел — передать Астрахань и Нижнее Поволжье под власть персидского шаха Аббаса. Однако астраханский гарнизон и все население города 15 апреля 1614 г. единодушно выступили против Заруцкого. Изменник вынужден был бежать с Мариной Мнишек и кучкой своих приверженцев на Яик (Урал), где и попал в руки яицких казаков; 27 мая 1614 г. воевода Миссюра Соловцов доставил его в Царицын.

Правительственным войскам удалось-таки закрепиться в Астрахани и других городах Поволжья. И тем не менее только к концу 1614 г. антифеодальные выступления пошли на убыль, хотя боярам и помещикам не удалось вытравить из сознания угнетенных масс вековую мечту о свободе.

Перед правительством царя Михаила Федоровича(1613-1645) встала неотложная задача восстановления городов и крепостей в Поволжье. В царской же казне — денег мало. Пришлось сосредоточиться на наиболее важных в военно-стратегическом отношении объектах. В Нижнем Поволжье выбор пал на Царицын, что вполне закономерно. Возродить город было поручено воеводе Миссюре Соловцову, хорошо знакомому с Нижним Поволжьем и практикой строительства крепостей. В 1607 г. он состоял при Шереметьеве в качестве посланца к ногайским князьям и мурзам, в 1609 г. С отрядом стрельцов и мастерами-умельцами Соловцов отлично справился с заданием. За быструю постройку города и острога Царицына шесть мастеров плотничного дела были отмечены царским пожалованием.

9. Донское казачество:дискуссии о происхождении в отеч лит-ре
Происхождение этнонима «казак» полностью не выяснено. Версии его этимологии основываются либо на его этническом (казак — производное от названия потомков касогов или торков и берендеев, черкас или бродников), либо на социальном содержании (слово казак — тюркского происхождения, им называли или свободного, вольного, независимого человека, или военного стража на границе). На различных этапах существования казачества в его состав входили русские, украинцы, представители некоторых степных кочевников, народов Северного Кавказа, Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока. К началу XX в. у казачества полностью доминировала восточно-славянская этническая основа. Итак, казачество — субэтнос великорусского этноса.
Существует множество научных теорий происхождения казачества.
Все теории происхождения казачества подразделяются на две большие группы: теории беглого и миграционного, то есть пришлого, и автохтонного.
· Согласно автохтонным теориям, предки казаков жили в Кабарде, являлись потомками кавказских черкесов, конгломерата касагов, черкес, печенегов, торков, берендеев, бродников.
· По миграционным теориям, предки казаков — вольнолюбивые русские люди, бежавшие за границы Русского и Польско-Литовского государства либо в силу естественно-исторических причин (положения теории колонизации), либо под социальным влиянием (положения теории классовой борьбы).
· история донского казачества возводится к христианскому населению Хазарского каганата (ясы и касоги, которые за свое кавказское происхождение получили название черкасов, а за папахи — черные клобуки). Вспять к косогам и к покорению в 1462 г. русскими пределов ордынских, азовских и “меторийских” (methorischen) в истории донских казаков считал нужным обратиться и Карл фон Плото, в своей книге изданной в Берлине в 1811. Именно они после татаро-монгольского нашествия стали прихожанами золотоордынской Сарайской епархии.
В домонгольский период они также именовались бродниками, казаков как отдельного войска или субэтноса тогда еще не существовало. После распада Золотой Орды Дон делил степь на западную (крымскую) и восточную (ногайскую) сторону. Образовавшийся вакуум привел к появлению в степи казаков.
· Вторая версия, исходит из идеи совершенного обезлюживания Донской земли в эпоху татаро-монгольского нашествия (то есть полного исчезновения домонгольского христианского населения Дона) и заселения её русскими беглецами с «чистого листа». Основной поток беглых крестьян направлялся из Рязанского княжества, где казаки известны с 1444 года. Мореходные и пиратские казачьи традиции, по-видимому, связаны с переселенцами из Новгородской
Ø Казаки проживали на Дону, Северном Кавказе, Урале, Дальнем Востоке, в Сибири.
Ø казачьи общины входили в состав конкретного казачьего войска.
Ø Язык казаков — русский. В казачьей среде отмечается ряд диалектов: донской, кубанский, уральский, оренбургский и другие.
Ø Казаки пользовались русской письменностью.
Ø К 1917 году насчитывалось 4 миллиона 434 тысяч казаков обоего пола.

Казаки объединялись в особые государственно-политические, социально-экономические и этнокультурные образования — казачьи общины, позже переходящие в крупные структуры — войска, получавшие наименования по территориальному признаку. Высшим органом самоуправления являлось общее собрание мужского населения (круг, рада). На нем решались все важные дела войска, избирались войсковой атаман, войсковое правление. В области гражданской и военной организации, внутреннего управления, суда, внешних сношений казаки были совершенно самостоятельны.

 

10. Войско Донское в 16-17 в.в.: общественно — политическая организация, занятия донских казаков. Взаимоотношения Донского казачества и Московского правительства.
В 16 веке на Дону и Нижней Волге появились общины вольных людей-казаков. По одной теории, казаки считаются потомками домонгольского населения донской и приволжской степи- либо сарматов и хазар, либо славян- выходцев из Руси. Казачество возникло только в 16 веке и состояло из людей, бежавших из России из-за разорения и усилившейся эксплуатации. Большинство историков считают, что первоначально казачество возникло во время распада Золотой Орды, когда оставшиеся без средств к существованию татарские воины уходили в степь и начинали вести самостоятельную жизнь.

Само слово «казак» тюркского происхождения и означает «одинокий несемейный человек, не имеющий дома». Затем в середине 16 в. на Дон и Волгу хлынул поток беглецов из Русского правительства. Это были разорившиеся служилые люди- дворяне и стрельцы.
во 2 четверти 16 века произошло объединение их в одну организацию- Войско Донское, появились постоянно укрепленный поселения- городки. Казаки занимались охотой и рыболовством, но основным занятием для них были грабежи купеческих караванов на реках и сухопутных дорогах, а так же морские набеги на турецкие и крымские берега.
важным источником дохода являлась служба московскому царю. Казаки участвовали во взятии русскими войсками Казани и Астрахани, участвовали в Ливонской войне. Казаки также привлекались русским правительством для охраны торгового пути по Волге, за что получали жалованье. Первая, из известных царских грамот казакам относится к 1570 году. Адресуя ее «на Дон в Нижние и Верхние Юрты Атаманам и Казакам» Иван Грозный поручал им сопровождать русских послов, отправлявшихся к татарам.

Донское казачество занимало современных Ростовской, а также части Волгоградской, Воронежской, Луганской областей и Калмыкии. Донские казаки были наиболее многочисленными среди групп российского казачества. Во время войн у казаков выбирался походный атаман с неограниченной властью. Войско делилось на сотни и полусотни, возглавляемые сотниками, пятидесятниками и хорунжими.
С целью захвата военной добычи донцы организовывали набеги на турецкие владения по побережьям Азовского и Черного морей, а также на побережье Каспийского моря. В ходе социального расслоения выделились две группы казаков: домовитые (или старожилы), преимущественно низовые, и голутвенные (голытьба), главным образом из беглых крестьян, скоплявшихся в верховьях Дона, не обзаведшихся хозяйством и легко примыкавших к набегам и восстаниям. Голытьба была одной из главных движущих сил восстания под предводительством Степана Разина.
С 17 века русское правительство использовало донских казаков не только для защиты южных границ, но и в войнах с Турцией и Польшей. За службу выдавалось жалование деньгами, порохом, свинцом, сукном и хлебом. Делами Донского казачьего войска ведал Посольский приказ, с которым оно сносилось посылкой «легких» и более долговременных «зимовых станиц». В 1637 донские казаки захватили у турок Азов и, выдержав трех с половиной месячную осаду, удерживали его до 1642. Донское казачье войско участвовало также в Азовских походах (1695-1696).

Нарушение автономных прав донских казаков, запрет им принимать беглых крестьян, вызвали Булавинское восстание (1707-1709), после подавления которого Донское казачье войско было подчинено Военной коллегии. В 1718 году фактически была упразднена выборность атаманов, а с 1754 – и войсковой старшины. После подавления Булавинского восстания до двух тысяч казачьих семейств во главе с атаманом И. Некрасовым бежали на Кубань, а затем в Турцию. Часть их потомков вернулась в Россию в начале XIXвека.
В 1763 в России была введена обязательная пожизненная военная служба казаков. Во время Крестьянской войны (1773-1775) под руководством донского казака Е.И. Пугачева Дон был занят частями регулярной армии и окончательно утратил самостоятельность.

Отношения войска Донского и Москвы в XVII веке характеризовались наличием ряда существенных признаков сюзернитета-вассалитета, установившегося между русским государем и донскими казаками: существованием взаимной договоренности — о службе казаков, с одной стороны, и о жалованье и льготах казакам от правительства, с другой; покровительство России над Доном; наличие на Дону царского знамени.

Вассалом выступало войско Донское, сложившееся как объединение всего донского казачества после Смуты. Сюзеренитет-вассалитет позволял ему в одно и то же время и поддерживать тесные отношения с русским правительством, пользуясь его поддержкой, и иметь свободу, невиданную еще где-либо на русской земле, за исключением казачьих сообществ на других реках – Тереке и Яике.

Однако уже в 20-х годах XVII века правительство почувствовало, насколько серьезно противоречила его политическим интересам самостоятельность войска Донского. Ведя активные боевые действия на суше и на море против Азова, Крыма и Турции, казаки совершенно не склонны были учитывать ни характера русско-крымских и русско-турецких отношений того времени, ни тех задач, которые ставились русскими властями на международной арене. Никакие меры воздействия на войско Донское не помогали: ни увещевания в царских грамотах с напоминанием о том, как плохо было казакам “ при прежних государях московских, а особенно при царе Борисе”, ни угрозы отлучения от церкви, ни даже арест в 1625 году в Москве атамана зимовой станицы Алексея Старого и пяти казаков и ссылка их на Белоозеро.

Нападения казаков на Турцию и Крым продолжались в течение всех 20-х годов. Они серьезно осложняли отношения России с этими государствами и создавали определенные помехи на пути решения главной внешнеполитической проблемы, стоявшей перед Россией после Смуты – возвращения Смоленска и западных земель, отторгнутых в 1618 году Речью Посполитой.

Особенно резко стали обостряться отношения между Москвой и войском Донским с 1629 года, накануне войны России с Польшей. В царской грамоте на Дон от 6 октября казаки названы даже как “злодеи, враги креста Христова” и выдвинуто невиданное ранее требование выдачи казаков-участников похода на Крым. Это предопределило кризис во взаимоотношениях войска и русского правительства в 1630-1632 годах, который был относительно быстро преодолен, поскольку обе стороны быстро убедились в обоюдной невыгодности разрыва сложившихся связей. Восстановленное благожелательное отношение центральной власти к войску явилось одним из важных факторов, способствовавшихвзятию казаками Азова в 1637 году и осадному сидению в нем до 1642 года, что выявило вновь противоречия в отношениях центральной власти и войска. После отказа московской власти принять завоеванный казаками Азов и оставления крепости донцы оказались в очень трудном положении. Вернувшись, турки стали делать все возможное, чтобы “сбить” их с Нижнего Дона. К тому же войско оказалось ослабленным после азовской эпопеи. Чтобы не допустить упрочения турок на Нижнем Дону, московское правительство предпринялопопытки усилить войско донское.

Одновременно Москвой предпринимались усилия по изменению характера отношений с войском. С середины XVII века обстановка на Дону стала меняться, а в отношениях войска с Москвой возник новый кризис, совпавший с началом разинского движения. Поражение разинцев привело к первому нарушению самой войсковой старшиной правила невыдачи людей с Дона: были выданы правительству братья Разины- Степан и Фрол. Эа этим последовали присяга войска Донского российскому государю и изменение характера взаимоотношений его с Москвой. Содержание этих изменений заключалось в том, что шло постепенное превращение Дона из вассальной республики в составную часть России , пользовавшуюся широкой автономией. При этом большая часть казачества стремилась к сохранению старинных вольностей и прав, а также самостоятельности казачьей республики. В отношениях казачества и царского правительства с последней трети XVII века постоянно накапливались противоречия, которые проявились в и выступлении донских старообрядцев 1686-1689 годов, и в конфликте вокруг соляных промылах на Бахмуте, и в восстании под предводительством К. Булавина.

Усилия московских властей по изменению характера взаимоотношений с войском Донским были связаны с ослаблением казачьей организации после азовского осадного сидения и теми мерами, которое российское правительство предпринимало по увеличению его численности в 1640-х годах.

Прежде всего, в Москве попытались изменить процедуру приема на Дону царского посланника. Если ранее допускалось, чтобы он шел в Войсковой круг, то теперь в Посольском приказе стали требовать, чтобы казаки сами шли в стан к посланнику, принимали бы там царское жалованье и признали бы тем самым его более высокой стороной, чем высший орган власти на Дону – Войсковой круг. Однако казаки, со своей стороны, решительно отказывались идти на посольский стан

Поскольку обе стороны стояли на своем, а у правительства еще не было возможности заставить казаков поступать в соответствии с его требованиями, нашелся взаимоприемлемый выход. Передача жалованья происходила на нейтральном месте – у часовни в Черкасском городке.




infopedia.su

ПРИСОЕДИНЕНИЕ ПОВОЛЖЬЯ К РОССИИ — История среднего поволжья

ПРИСОЕДИНЕНИЕ ПОВОЛЖЬЯ К РОССИИ

Золотая Орда, в состав которой входило Среднее и Нижнее Поволжье, даже в период наивысшего могущества не являлась прочным централизованным государством. Она членилась на полусамостоятельные улусы и юрты потомков Чингисхана, других представителей монгольской или тюркской аристократии. Улусом называлось подвластное определенному хану или иному владетелю население, а юртом — территория данного улуса. Эти термины так же приобрели обобщающее значение «государство», как и слово «орда», в исходном смысле означавшее всего-навсего ставку кочевого правителя.

В состав Золотой Орды входили территории с различными хозяйственными укладами: кочевая степь с отдельными очагами земледелия, обширные земледельческие страны (например. Волжская Болгария), причем эти районы были экономически почти не связаны друг с другом. Через обширные ордынские владения проходили важные водные и караванные торговые пути, главным из которых являлся путь по Волге. На нем было известно поселение Самар, отмеченное на итальянской карте 1367 г., но отождествить его с конкретным археологическим памятником и установить точное местоположение не удается. По этим путям шла в основном транзитная торговля, очень мало способствовавшая объединению эклектичных частей самой Орды. Неустойчивость золотоордынского государства определялась и насильственным характером включения в его состав различных народов, покоренных завоевателями.

Единство Золотой Орды до поры до времени поддерживалось заинтересованностью кочевой аристократии в сильной ханской власти для осуществления грабительских походов, проведения политики террора по отношению к порабощенному и обложенному тяжкими данями населению самой Орды или подвластных ей стран. Такое единство могло существовать только при недостаточно развитых общественных отношениях. Золотая Орда считалась общим родовым владением потомков старшего сына Чингисхана Джучи (отсюда другое название этого государства — Улус Джучи). Улусы отдельных аристократов в ее составе считались ханскими пожалованиями, условными держаниями, что препятствовало их обособлению. Однако к концу XIV в. они превратились по сути в наследственные владения. Среди аристократии усиливаются сепаратистские настроения, стремление закрепить автономию своих улусов, а при удачливой возможности захватить или подчинить улусы соседей. Это ослабляло верховную власть ханов, даже ближайшее окружение которых, состоявшее из крупных феодалов, не столько стремилось к усилению своего «хозяина», сколько пыталось превратить его в марионетку. Закономерным следствием стали непрерывные междоусобные войны и дворцовые перевороты в Орде в 60-70 гг. XIV века, названные в русских летописях «великой замятней»: «Много нестроениа бываше в Орде, и мнози князи Татарстьи избивахуся, не имуще главы, и острием меча умираху, и помале оскудеваша Орда от великиа силы своея».

Внутреннее разложение Золотой Орды ускорялось внешнеполитическими неудачами, еще более подрывавшими авторитет верховной власти. Первый серьезный удар по военной мощи был нанесен в 1380 г. исторической битвой на Куликовском поле. Поражение, которое нанесли русские воины объединенным силам западной части Улуса Джучи, предводимым ханом Мамаем, заставило ордынцев временно отодвинуть междоусобицы, чтобы восстановить свою власть над русскими землями. Последним ханом, которому удалось собрать под своею властью распадавшуюся Золотую Орду, был Тохтамыш, выходец из знати восточных районов Улуса Джучи. Во время «великой замятии» он нашел убежище у среднеазиатского правителя Тимура, который рассчитывал с его помощью подчинить Улус Джучи, своего опасного северного соседа. При поддержке Тимура Тохтамыш вначале утвердился в восточных улусах Золотой Орды, а в 1380 г. разбил на реке Калке ослабленного после Куликовской битвы Мамая и распространил свою власть на западные улусы.

Через два года Тохтамыш внезапно напал на русские земли, не готовые к отражению нового набега, обманом взял и разграбил Москву, заставил русских князей возобновить выплату ордынцам дани. Путь Тохтамыша на Русь шел «по левобережью в район Самарской излучины», переправа состоялась «против устья р.Сызрани», а затем войско двинулось по долине этой реки и далее на запад. Весь этот маршрут традиционно являлся одним из главных путей — «сакм» ордынских набегов.

Дальнейшее усиление нового хана и активизация внешней политики Золотой Орды привели его к конфликту с бывшими союзниками, ордынскими аристократами и Тимуром. Во главе феодальной оппозиции находился зять Тохтамыша Едигей, князь большого и влиятельного в Орде племени мангитов, кочевавших между Волгой и Яиком. Мангиты вели свою родословную от одного из монгольских племен державы Чингисхана, но в рассматриваемый период, как и все монголы Улуса Джучи, уже полностью тюркизировались. Едигей был типичным и вместе с тем наиболее ярким представителем знати эпохи распада Золотой Орды. Он примкнул к Тохтамышу, когда тот еще скрывался во владениях Тимура. После прихода Тохтамыша к власти Едигей назначен главным эмиром «левого крыла» Золотой Орды, то есть ее восточных районов. Властолюбие Едигея этим не довольствовалось. Не будучи потомком Чингисхана, он не мог претендовать на ханский престол, но стремился, во-первых, посадить на него послушного себе хана, а во-вторых, обеспечить свою безраздельную власть над собственным улусом. Для достижения этих целей тщеславный Едигей, как, впрочем, и другие аристократы, готов был поступиться даже самим существованием Золотой Орды. Вначале мангитская знать стала натравливать Тохтамыша на Тимура. Неудачи походов хана в Азербайджан и Среднюю Азию использовались Едигеем и другими противниками Тохтамыша для организации заговора. В конце концов Едигей со своими сторонниками бежал к Тимуру и помог тому организовать ответный удар по владениям Тохтамыша.

В январе 1391 г. Тимур с 200-тысячным войском выступил из Ташкента. Преодолев степи Казахстана, Западной Сибири, Южного Урала, грозный завоеватель приближался к Волге. Тохтамыш надеялся задержать противника на Яике, но не успел собрать войска и помешать переправе. Ордынцы отступали в глубь своих владений на северо-запад и рассчитывали, что утомленные многомесячным переходом войска Тимура окончательно истощат свои силы. Но случилось иначе: после того как армия правителя Средней Азии вышла на реку Самару и приблизилась к Волге, дальнейшее отступление Тохтамыша стало невозможным. Во-первых, Тимур мог прижать войско Золотой Орды к Волге и истребить его. Во-вторых, открывался заманчивый путь к богатым городам Волжско-Камской Болгарии. В третьих, в междуречье Самары, Кинеля и Сока располагались великолепные летние пастбища, которые в засушливое время года представляли особую ценность для конного войска и всего кочевого населения Орды, и оставлять их Тимуру хан Тохтамыш, разумеется, не собирался.

18 июня 1391 г. противники сошлись в решающей битве на реке Кондурче, правом притоке Сока (на территории современного Красноярского района Самарской области). По численности обе армии были примерно одинаковыми, но Тимур показал себя более опытным и талантливым полководцем. Тохтамыш руководствовался старыми принципами монгольской тактики, согласно которым исход полевого сражения решал мощный фланговый удар конницы. Тимур применил сложный боевой порядок из семи корпусов-«кулов», успешно противостоявший такому удару с фланга или обходу с тыла. Кроме того, Тимур навязал сражение в условиях, препятствовавших маневру ордынской конницы — по берегу Сока был создан рубеж обороны, а также выделил из состава своих войск резерв, которого у Тохтамыша в решающий момент не оказалось. В военном отношении поражение ордынцев на Кондурче было обусловлено примерно теми же причинами, что и в Куликовской битве, которая, как оказалось, их мало чему научила. Сыграл свою роль и переход некоторых аристократов Улуса Джучи на сторону врага в ходе самой битвы. Разбив Тохтамыша и обратив хана с остатками войска в бегство, победители подвергли грабежу его ставку, ордынские кочевья и земледельческие поселения на Средней Волге. В течении 26 дней находились войска Тимура в самом центре ордынских владений, безнаказанно опустошая их.

Закрепить свой успех в политическом отношении победителю не удалось. Мятежники во главе с Едигеем, сопровождавшие Тимура, не собирались менять одного сильного правителя на другого. После битвы не Кондурче они попросили отпустить их в улусы, чтобы привести те в подчинение Тимуру. Завоеватель согласился, допустив тем самым серьезную ошибку. Едигей и его сторонники, прибыв в свои улусы, срочно начали откочевку подвластного населения на недоступные окраины Орды и отказались вернуться к Тимуру. Вдогонку за Едигеем, уходившим с мангитами, Тимур послал гонцов с напоминанием о клятвах и обязательствах, но Едигей заявил: «Сроку нашего обещания тут конец».

В течение 1391-93 гг. Тохтамыш восстановил свою власть над Ордой и стал готовиться к новой войне с Тимуром. Едигей и прочие противники хана заняли откровенно выжидательную позицию, скрываясь в дальних кочевьях и открыто пренебрегая государственными интересами Золотой Орды…

С битвы на Кондурче началась агония Золотой Орды как государства. Этого не могли не видеть на Руси. Московский князь Василий I, сын Дмитрия Донского, в 1391 г. находился в Орде и, вероятно, стал свидетелем побоища у Самарской Луки. Русские летописи говорят, что «князь Василий Дмитриевич утече у царя за Яик» и лишь оттуда вернулся в Москву. Такой странный, на первый взгляд, маршрут можно объяснить только одной причиной: князь со своей свитой оказался непосредственно в зоне военных действий в Самарском Поволжье, где отряды Тимура перерезали все дороги, ведущие на Русь по Волге и через степь. Чтобы не попасть в плен, пришлось возвращаться окольным путем. Затруднения Тохтамыша были использованы Василием I для укрепления позиций Московского княжества. Из новой поездки в Орду в 1392 г. Василий Дмитриевич возвратился «многоу честь прием от царя, яко же ни един от прежних князей». Кроме торжественного приема московский князь получил от хана, всячески добивавшегося исправного поступления русских даней и лояльности Москвы в период подготовки новой войны с Тимуром, нечто более существенное — грамоты-«ярлыки» на ряд русских княжеств, в том числе Нижегородское. С присоединением Нижнего Новгорода владения Московского государства достигли Среднего Поволжья; создавался плацдарм для будущего присоединения этого региона к России.

В 1395-96 гг. Тимур разгромил Тохтамыша на Кавказе и Нижней Волге. Его отряды вновь достигли Среднего Поволжья, грабя и разоряя все на своем пути. Это привело к голоду, гибели и запустению городов, нарушению торговых путей, обусловило общий упадок хозяйства в Улуее Джучи. Ограбленные захватчиками, угонявшими после каждого похода сотни тысяч голов крупного скота, овец, лошадей, рядовые кочевники в поисках пропитания отдавались в «покровительство», а точнее в кабалу к крупным феодалам. В связи с упадком ханской власти, дальнейшим укреплением материального и политического могущества знати центробежные силы в Золотой Орде усилились.

После ухода армий Тимура начались бесконечные усобицы между Тохтамышем (а затем его потомками), с одной стороны, и Едигеем и его сторонниками — с другой. При этом обе группировки не отличались единством: тохтамышичи не останавливались перед убийством друг друга, Едигей конфликтовал со своими же ставленниками — ханами. Насколько успешно удавалось ему расшатывать в свое время золотоордынскую государственность, настолько безнадежными оказались его попытки сколь-нибудь прочного объединения осколков Орды под своей властью. В 1419 г. могущественный и тщеславный временщик погиб, а через два года в различных частях разодранного Улуса Джучи восседали одновременно шесть ханов.

В это время на Средней Волге происходит заметное передвижение населения. Спасаясь от нападений иноземных войск, набегов кочевников, которые ослабевшая ханская власть не могла предотвратить, земледельческое населений оставляет давно обжитые земли Волжской Болгарии к югу от Камы. Запустевают в этот период и северные районы Самарского края, примыкавшие к болгарскому Закамью. Здесь, на левобережье Волги, безраздельно господствовали кочевники-ногайцы. Имя ногайцев, или ногаев, закрепилось за населением улуса потомков Едигея. Ногайское государство являлось одним из крупнейших осколков Улуса Джучи. Однако экономика, основанная на экстенсивном кочевом скотоводстве, предопределила политическую децентрализацию и аморфность Ногайской Орды. В ногайском обществе были сильны патриархально-родовые пережитки.

На более высокой ступени социально-экономического развития стояло другое государство Среднего Поволжья — Казанское ханство. Южная его граница с Ногайской Ордой очерчивалась весьма неопределенно, но подвластные Казани (хотя бы номинально) земли на левом берегу Волги доходили до Большого Черемшана, а на правом берегу до реки Сызрань, то есть, включали крайние северо-западные районы нынешней Самарской области.

Образование самостоятельного Казанского ханства относится к 1437-45 гг., когда на Средней Волге обосновался один из потомков золотоордынских ханов Улу-Мухаммед, откочевавший сюда со своим улусом после поражения в усобицах. Пришельцы из степи свергли в Казани местную княжескую династию и сделали город столицей нового ханства. Его рождение сопровождалось опасными набегами на русские земли, так, в 1445 г. сыновья Улу-Мухаммеда захватили под Суздалем великого князя московского Василия II Васильевича и взяли с него огромный выкуп. Хотя в хозяйственном и культурном отношении население Казанского ханства сохранило наследие Волжской Болгарии, во внутриполитическом устройстве и во внешней политике это государство являлось прямым потомком Золотой Орды. Многонациональное население ханства, занимавшееся пашенным земледелием и бортничеством, охотой и рыболовством, ремеслом и торговлей, было обложено большим количеством податей в пользу хана и его окружения. Огромный аппарат чиновников, скопированный с золотоордынского, грабил народ как официальными, так и самовольными поборами и вымогательствами. Однако казанской знати и этого казалось мало, за легкой добычей и наживой они устремлялись в набеги на чужие, прежде всего русские земли. На Руси однозначно оценивали возникновение Казанского ханства; «И нача укреплятися вместо Золотые Орды Казань — новая Орда, кровию русской кипя. И пройде царская слава с старыя матери ордам всем — на преокаянную дщерь младую Казань… От злаго дерева ветвь презыде — Казань и горький плод изнесе».

В 1440-60-е гг. распад Золотой Орды завершился. В качестве самостоятельных государств, кроме названных, выделились Астраханское, Крымское и Сибирское ханства. В противовес феодальному дроблению Улуса Джучи в XIV-XV вв. происходит усиление Московского княжества, собирание им русских земель, централизация государственной власти в формирующемся едином Российском государстве. Московские князья смогли активизировать внешнюю политику по отношению к наследникам Золотой Орды и, прежде всего, к ближайшему соседу — Казанскому ханству. При этом в Москве принимали во внимание наличие среди казанской знати сторонников сближения с Россией, считавших, что доходы от эксплуатации зависимого населения ханства и от торговли с русскими землями представляют более надежный источник богатств, чем бесконечная череда военных авантюр. Московские правители охотно принимали на службу и щедро раздавали жалованье казанским аристократам, по разным причинам покидавшим Казань, надеясь использовать их в дальнейшем как проводников московской политики в ханстве, то есть политики прочных мирных отношений между двумя соседями.

Начиная с 1467 г. Иван III Васильевич неоднократно пытался утвердить на казанском престоле своего ставленника. Наконец, двадцать лет спустя, 9 июля 1487 г., русские полки овладели казанской цитаделью и великий князь всея Руси «из своея руки поставил» нового хана. Казань попала под протекторат Москвы, на восточных рубежах России после долгого периода почти постоянных столкновений наступило спокойствие. Однако московско-казанский союз оказался непрочным. Крупные казанские аристократы, наживавшиеся на войне, на грабеже чужих территорий, на торговле рабами из числа пленных, не оставляли попыток испортить отношения с Москвой. В 1497 и 1499 гг. они пытались с помощью ногайских и сибирских войск организовать дворцовые перевороты в Казани, а после их неудачи втянули самого хана в антирусские акции. В 1518 г. на ханский престол был возведен находившийся на русской службе татарский царевич Шах-Али (в русских источниках Шигалей). Спустя три года произошел переворот, промосковски настроенный Шигалей был изгнан, правителем в Казань местная знать призвала родного брата крымского хана.

Как и все прочие антимосковские выступления в Казани, свержение Шигалея сопровождалось избиением и грабежом русских купцов. Узнав о погроме в городе, из ханства бежали тысячи русских рыбаков, которые летом приходили на Волгу, а осенью со своим уловом возвращались в Россию. Одно из богатейших мест лова рыбы находилось «под горами девичьими» (то есть Жигулевскими). Рыбакам пришлось бросить все имущество, в том числе ладьи, и уходить на Родину пешком через пустынную степь, без запасов продовольствия. Тот же долгий, изнурительный путь проделал и Шигалей со своими приближенными. Изгнанный хан не решился отправиться в Москву прямой дорогой сквозь владения своих противников из татарской знати, а предпочел более безопасную кружную дорогу через временные поселки русских рыбаков в Самарском Поволжье.

1521 год резко изменил ситуацию на Средней Волге. Пришедшая к власти в Казани крымская династия совершенно игнорировала коренные интересы поволжских народов, заключавшиеся в установлении мирных отношений и развитии экономических связей с Русским государством. Вновь возобновились ежегодные набеги на русские земли, часто согласованные с вторжениями из Крыма. Обобщенную картину этих набегов рисует русская летопись: «Воевали Казанцы в те годы по украйнам государя нашего… и много христианства погубиша и грады пусты сътвориша: Новгород Нижней, Муром, Мещеру, Гороховец, Балахну, половину Володимеря, Шую, Юрьев Вольский, Къстрому, Заволжие, Галич со всем, Вологду, Тотьму, Устюг, Пермь, Вятку, многими приходы и в многие лета». Если набеги и обогащали верхушку казанских феодалов, то основная масса населения ханства страдала от постоянно увеличивавшихся поборов в пользу хана, его многочисленной приведенной из Крыма родни и свиты, от ответных ударов русских ратей по казанским владениям. Несколько раз в Казани вспыхивали восстания горожан, к которым примыкали феодальные группировки, оппозиционные крымской династии (1531, 1545-46, 1549, 1551). Московское правительство пыталось использовать эти выступления для возвращения на ханский престол Шигалея, но тому не удавалось удержаться у власти на достаточно долгий срок.

Наличие промосковских настроений среди части казанской знати было обусловлено реальными потребностями сближения народов Поволжья и России, содержало здравое зерно мирного их объединения, но долгое время эти настроения не приносили плодов. Агрессивная политика казанских правителей, фактическое прекращение торговли по Волжскому пути, угроза собирания остатков Золотой Орды под эгидой турецкого султана (Крым и Казань признали вассальную зависимость от Османской империи) потребовали незамедлительно включить Поволжье в состав Российского государства вооруженным путем. Несмотря на явный перевес сил Москвы в начавшейся с середины 40-х гг. XVI в. новой большой войне, казанские феодалы раз за разом отвергали компромиссные варианты урегулирования, заключавшиеся в передаче престола дружественному России хану или в провозглашении ханом самого царя Ивана IV., Закономерным итогом авантюристской политики правителей ханства стала его полная ликвидация после похода русских войск и «казанского взятия» 2 октября 1552 г.

Падение Казани предопределило исход борьбы за Волгу. Под впечатлением этого события и вопреки грубому военному и дипломатическому нажиму Крыма и Турции Ногайская Орда признала зависимость от России. С помощью ногаев в августе 1556 г. к Русскому государству была присоединена Астрахань. Таким образом, все Поволжье вошло в состав многонациональной Российской державы.

Историческое значение присоединения Поволжья к России трудно переоценить. Прекратились беспрерывные войны, разрушавшие хозяйство, экономику русского и поволжских народов, мешавшие торговле по великому Волжскому пути. Утихли кровавые усобицы татарских ханов и князей разных орд и улусов. Обороняя свои новые границы, Россия положила конец набегам степных кочевников на земледельческие районы Среднего Поволжья. Постепенно были созданы условия для хозяйственного освоения новых территорий в этом регионе, для продвижения на свободные земли русских переселенцев, которые принесли с собой более совершенные приемы земледелия и ремесла, в свою очередь обогащаясь производственным и культурным опытом коренного населения Поволжья.

povolzje.yartel.ru

ПРИСОЕДИНЕНИЕ ПОВОЛЖЬЯ К РОССИИ — Мегаобучалка

Золотая Орда, в состав которой входило Среднее и Нижнее Поволжье, даже в период наивысшего могущества не являлась прочным централизованным государством. Она членилась на полусамостоятельные улусы и юрты потомков Чингисхана, других представителей монгольской или тюркской аристократии. Улусом называлось подвластное определенному хану или иному владетелю население, а юртом — территория данного улуса. Эти термины так же приобрели обобщающее значение «государство», как и слово «орда», в исходном смысле означавшее всего-навсего ставку кочевого правителя.

В состав Золотой Орды входили территории с различными хозяйственными укладами: кочевая степь с отдельными очагами земледелия, обширные земледельческие страны (например. Волжская Болгария), причем эти районы были экономически почти не связаны друг с другом. Через обширные ордынские владения проходили важные водные и караванные торговые пути, главным из которых являлся путь по Волге. На нем было известно поселение Самар, отмеченное на итальянской карте 1367 г., но отождествить его с конкретным археологическим памятником и установить точное местоположение не удается. По этим путям шла в основном транзитная торговля, очень мало способствовавшая объединению эклектичных частей самой Орды. Неустойчивость золотоордынского государства определялась и насильственным характером включения в его состав различных народов, покоренных завоевателями.

Единство Золотой Орды до поры до времени поддерживалось заинтересованностью кочевой аристократии в сильной ханской власти для осуществления грабительских походов, проведения политики террора по отношению к порабощенному и обложенному тяжкими данями населению самой Орды или подвластных ей стран. Такое единство могло существовать только при недостаточно развитых общественных отношениях. Золотая Орда считалась общим родовым владением потомков старшего сына Чингисхана Джучи (отсюда другое название этого государства — Улус Джучи). Улусы отдельных аристократов в ее составе считались ханскими пожалованиями, условными держаниями, что препятствовало их обособлению. Однако к концу XIV в. они превратились по сути в наследственные владения. Среди аристократии усиливаются сепаратистские настроения, стремление закрепить автономию своих улусов, а при удачливой возможности захватить или подчинить улусы соседей. Это ослабляло верховную власть ханов, даже ближайшее окружение которых, состоявшее из крупных феодалов, не столько стремилось к усилению своего «хозяина», сколько пыталось превратить его в марионетку. Закономерным следствием стали непрерывные междоусобные войны и дворцовые перевороты в Орде в 60-70 гг. XIV века, названные в русских летописях «великой замятней»: «Много нестроениа бываше в Орде, и мнози князи Татарстьи избивахуся, не имуще главы, и острием меча умираху, и помале оскудеваша Орда от великиа силы своея».



Внутреннее разложение Золотой Орды ускорялось внешнеполитическими неудачами, еще более подрывавшими авторитет верховной власти. Первый серьезный удар по военной мощи был нанесен в 1380 г. исторической битвой на Куликовском поле. Поражение, которое нанесли русские воины объединенным силам западной части Улуса Джучи, предводимым ханом Мамаем, заставило ордынцев временно отодвинуть междоусобицы, чтобы восстановить свою власть над русскими землями. Последним ханом, которому удалось собрать под своею властью распадавшуюся Золотую Орду, был Тохтамыш, выходец из знати восточных районов Улуса Джучи. Во время «великой замятии» он нашел убежище у среднеазиатского правителя Тимура, который рассчитывал с его помощью подчинить Улус Джучи, своего опасного северного соседа. При поддержке Тимура Тохтамыш вначале утвердился в восточных улусах Золотой Орды, а в 1380 г. разбил на реке Калке ослабленного после Куликовской битвы Мамая и распространил свою власть на западные улусы.

Через два года Тохтамыш внезапно напал на русские земли, не готовые к отражению нового набега, обманом взял и разграбил Москву, заставил русских князей возобновить выплату ордынцам дани. Путь Тохтамыша на Русь шел «по левобережью в район Самарской излучины», переправа состоялась «против устья р.Сызрани», а затем войско двинулось по долине этой реки и далее на запад. Весь этот маршрут традиционно являлся одним из главных путей — «сакм» ордынских набегов.

Дальнейшее усиление нового хана и активизация внешней политики Золотой Орды привели его к конфликту с бывшими союзниками, ордынскими аристократами и Тимуром. Во главе феодальной оппозиции находился зять Тохтамыша Едигей, князь большого и влиятельного в Орде племени мангитов, кочевавших между Волгой и Яиком. Мангиты вели свою родословную от одного из монгольских племен державы Чингисхана, но в рассматриваемый период, как и все монголы Улуса Джучи, уже полностью тюркизировались. Едигей был типичным и вместе с тем наиболее ярким представителем знати эпохи распада Золотой Орды. Он примкнул к Тохтамышу, когда тот еще скрывался во владениях Тимура. После прихода Тохтамыша к власти Едигей назначен главным эмиром «левого крыла» Золотой Орды, то есть ее восточных районов. Властолюбие Едигея этим не довольствовалось. Не будучи потомком Чингисхана, он не мог претендовать на ханский престол, но стремился, во-первых, посадить на него послушного себе хана, а во-вторых, обеспечить свою безраздельную власть над собственным улусом. Для достижения этих целей тщеславный Едигей, как, впрочем, и другие аристократы, готов был поступиться даже самим существованием Золотой Орды. Вначале мангитская знать стала натравливать Тохтамыша на Тимура. Неудачи походов хана в Азербайджан и Среднюю Азию использовались Едигеем и другими противниками Тохтамыша для организации заговора. В конце концов Едигей со своими сторонниками бежал к Тимуру и помог тому организовать ответный удар по владениям Тохтамыша.

В январе 1391 г. Тимур с 200-тысячным войском выступил из Ташкента. Преодолев степи Казахстана, Западной Сибири, Южного Урала, грозный завоеватель приближался к Волге. Тохтамыш надеялся задержать противника на Яике, но не успел собрать войска и помешать переправе. Ордынцы отступали в глубь своих владений на северо-запад и рассчитывали, что утомленные многомесячным переходом войска Тимура окончательно истощат свои силы. Но случилось иначе: после того как армия правителя Средней Азии вышла на реку Самару и приблизилась к Волге, дальнейшее отступление Тохтамыша стало невозможным. Во-первых, Тимур мог прижать войско Золотой Орды к Волге и истребить его. Во-вторых, открывался заманчивый путь к богатым городам Волжско-Камской Болгарии. В третьих, в междуречье Самары, Кинеля и Сока располагались великолепные летние пастбища, которые в засушливое время года представляли особую ценность для конного войска и всего кочевого населения Орды, и оставлять их Тимуру хан Тохтамыш, разумеется, не собирался.

18 июня 1391 г. противники сошлись в решающей битве на реке Кондурче, правом притоке Сока (на территории современного Красноярского района Самарской области). По численности обе армии были примерно одинаковыми, но Тимур показал себя более опытным и талантливым полководцем. Тохтамыш руководствовался старыми принципами монгольской тактики, согласно которым исход полевого сражения решал мощный фланговый удар конницы. Тимур применил сложный боевой порядок из семи корпусов-«кулов», успешно противостоявший такому удару с фланга или обходу с тыла. Кроме того, Тимур навязал сражение в условиях, препятствовавших маневру ордынской конницы — по берегу Сока был создан рубеж обороны, а также выделил из состава своих войск резерв, которого у Тохтамыша в решающий момент не оказалось. В военном отношении поражение ордынцев на Кондурче было обусловлено примерно теми же причинами, что и в Куликовской битве, которая, как оказалось, их мало чему научила. Сыграл свою роль и переход некоторых аристократов Улуса Джучи на сторону врага в ходе самой битвы. Разбив Тохтамыша и обратив хана с остатками войска в бегство, победители подвергли грабежу его ставку, ордынские кочевья и земледельческие поселения на Средней Волге. В течении 26 дней находились войска Тимура в самом центре ордынских владений, безнаказанно опустошая их.

Закрепить свой успех в политическом отношении победителю не удалось. Мятежники во главе с Едигеем, сопровождавшие Тимура, не собирались менять одного сильного правителя на другого. После битвы не Кондурче они попросили отпустить их в улусы, чтобы привести те в подчинение Тимуру. Завоеватель согласился, допустив тем самым серьезную ошибку. Едигей и его сторонники, прибыв в свои улусы, срочно начали откочевку подвластного населения на недоступные окраины Орды и отказались вернуться к Тимуру. Вдогонку за Едигеем, уходившим с мангитами, Тимур послал гонцов с напоминанием о клятвах и обязательствах, но Едигей заявил: «Сроку нашего обещания тут конец».

В течение 1391-93 гг. Тохтамыш восстановил свою власть над Ордой и стал готовиться к новой войне с Тимуром. Едигей и прочие противники хана заняли откровенно выжидательную позицию, скрываясь в дальних кочевьях и открыто пренебрегая государственными интересами Золотой Орды…

С битвы на Кондурче началась агония Золотой Орды как государства. Этого не могли не видеть на Руси. Московский князь Василий I, сын Дмитрия Донского, в 1391 г. находился в Орде и, вероятно, стал свидетелем побоища у Самарской Луки. Русские летописи говорят, что «князь Василий Дмитриевич утече у царя за Яик» и лишь оттуда вернулся в Москву. Такой странный, на первый взгляд, маршрут можно объяснить только одной причиной: князь со своей свитой оказался непосредственно в зоне военных действий в Самарском Поволжье, где отряды Тимура перерезали все дороги, ведущие на Русь по Волге и через степь. Чтобы не попасть в плен, пришлось возвращаться окольным путем. Затруднения Тохтамыша были использованы Василием I для укрепления позиций Московского княжества. Из новой поездки в Орду в 1392 г. Василий Дмитриевич возвратился «многоу честь прием от царя, яко же ни един от прежних князей». Кроме торжественного приема московский князь получил от хана, всячески добивавшегося исправного поступления русских даней и лояльности Москвы в период подготовки новой войны с Тимуром, нечто более существенное — грамоты-«ярлыки» на ряд русских княжеств, в том числе Нижегородское. С присоединением Нижнего Новгорода владения Московского государства достигли Среднего Поволжья; создавался плацдарм для будущего присоединения этого региона к России.

В 1395-96 гг. Тимур разгромил Тохтамыша на Кавказе и Нижней Волге. Его отряды вновь достигли Среднего Поволжья, грабя и разоряя все на своем пути. Это привело к голоду, гибели и запустению городов, нарушению торговых путей, обусловило общий упадок хозяйства в Улуее Джучи. Ограбленные захватчиками, угонявшими после каждого похода сотни тысяч голов крупного скота, овец, лошадей, рядовые кочевники в поисках пропитания отдавались в «покровительство», а точнее в кабалу к крупным феодалам. В связи с упадком ханской власти, дальнейшим укреплением материального и политического могущества знати центробежные силы в Золотой Орде усилились.

После ухода армий Тимура начались бесконечные усобицы между Тохтамышем (а затем его потомками), с одной стороны, и Едигеем и его сторонниками — с другой. При этом обе группировки не отличались единством: тохтамышичи не останавливались перед убийством друг друга, Едигей конфликтовал со своими же ставленниками — ханами. Насколько успешно удавалось ему расшатывать в свое время золотоордынскую государственность, настолько безнадежными оказались его попытки сколь-нибудь прочного объединения осколков Орды под своей властью. В 1419 г. могущественный и тщеславный временщик погиб, а через два года в различных частях разодранного Улуса Джучи восседали одновременно шесть ханов.

В это время на Средней Волге происходит заметное передвижение населения. Спасаясь от нападений иноземных войск, набегов кочевников, которые ослабевшая ханская власть не могла предотвратить, земледельческое населений оставляет давно обжитые земли Волжской Болгарии к югу от Камы. Запустевают в этот период и северные районы Самарского края, примыкавшие к болгарскому Закамью. Здесь, на левобережье Волги, безраздельно господствовали кочевники-ногайцы. Имя ногайцев, или ногаев, закрепилось за населением улуса потомков Едигея. Ногайское государство являлось одним из крупнейших осколков Улуса Джучи. Однако экономика, основанная на экстенсивном кочевом скотоводстве, предопределила политическую децентрализацию и аморфность Ногайской Орды. В ногайском обществе были сильны патриархально-родовые пережитки.

На более высокой ступени социально-экономического развития стояло другое государство Среднего Поволжья — Казанское ханство. Южная его граница с Ногайской Ордой очерчивалась весьма неопределенно, но подвластные Казани (хотя бы номинально) земли на левом берегу Волги доходили до Большого Черемшана, а на правом берегу до реки Сызрань, то есть, включали крайние северо-западные районы нынешней Самарской области.

Образование самостоятельного Казанского ханства относится к 1437-45 гг., когда на Средней Волге обосновался один из потомков золотоордынских ханов Улу-Мухаммед, откочевавший сюда со своим улусом после поражения в усобицах. Пришельцы из степи свергли в Казани местную княжескую династию и сделали город столицей нового ханства. Его рождение сопровождалось опасными набегами на русские земли, так, в 1445 г. сыновья Улу-Мухаммеда захватили под Суздалем великого князя московского Василия II Васильевича и взяли с него огромный выкуп. Хотя в хозяйственном и культурном отношении население Казанского ханства сохранило наследие Волжской Болгарии, во внутриполитическом устройстве и во внешней политике это государство являлось прямым потомком Золотой Орды. Многонациональное население ханства, занимавшееся пашенным земледелием и бортничеством, охотой и рыболовством, ремеслом и торговлей, было обложено большим количеством податей в пользу хана и его окружения. Огромный аппарат чиновников, скопированный с золотоордынского, грабил народ как официальными, так и самовольными поборами и вымогательствами. Однако казанской знати и этого казалось мало, за легкой добычей и наживой они устремлялись в набеги на чужие, прежде всего русские земли. На Руси однозначно оценивали возникновение Казанского ханства; «И нача укреплятися вместо Золотые Орды Казань — новая Орда, кровию русской кипя. И пройде царская слава с старыя матери ордам всем — на преокаянную дщерь младую Казань… От злаго дерева ветвь презыде — Казань и горький плод изнесе».

В 1440-60-е гг. распад Золотой Орды завершился. В качестве самостоятельных государств, кроме названных, выделились Астраханское, Крымское и Сибирское ханства. В противовес феодальному дроблению Улуса Джучи в XIV-XV вв. происходит усиление Московского княжества, собирание им русских земель, централизация государственной власти в формирующемся едином Российском государстве. Московские князья смогли активизировать внешнюю политику по отношению к наследникам Золотой Орды и, прежде всего, к ближайшему соседу — Казанскому ханству. При этом в Москве принимали во внимание наличие среди казанской знати сторонников сближения с Россией, считавших, что доходы от эксплуатации зависимого населения ханства и от торговли с русскими землями представляют более надежный источник богатств, чем бесконечная череда военных авантюр. Московские правители охотно принимали на службу и щедро раздавали жалованье казанским аристократам, по разным причинам покидавшим Казань, надеясь использовать их в дальнейшем как проводников московской политики в ханстве, то есть политики прочных мирных отношений между двумя соседями.

Начиная с 1467 г. Иван III Васильевич неоднократно пытался утвердить на казанском престоле своего ставленника. Наконец, двадцать лет спустя, 9 июля 1487 г., русские полки овладели казанской цитаделью и великий князь всея Руси «из своея руки поставил» нового хана. Казань попала под протекторат Москвы, на восточных рубежах России после долгого периода почти постоянных столкновений наступило спокойствие. Однако московско-казанский союз оказался непрочным. Крупные казанские аристократы, наживавшиеся на войне, на грабеже чужих территорий, на торговле рабами из числа пленных, не оставляли попыток испортить отношения с Москвой. В 1497 и 1499 гг. они пытались с помощью ногайских и сибирских войск организовать дворцовые перевороты в Казани, а после их неудачи втянули самого хана в антирусские акции. В 1518 г. на ханский престол был возведен находившийся на русской службе татарский царевич Шах-Али (в русских источниках Шигалей). Спустя три года произошел переворот, промосковски настроенный Шигалей был изгнан, правителем в Казань местная знать призвала родного брата крымского хана.

Как и все прочие антимосковские выступления в Казани, свержение Шигалея сопровождалось избиением и грабежом русских купцов. Узнав о погроме в городе, из ханства бежали тысячи русских рыбаков, которые летом приходили на Волгу, а осенью со своим уловом возвращались в Россию. Одно из богатейших мест лова рыбы находилось «под горами девичьими» (то есть Жигулевскими). Рыбакам пришлось бросить все имущество, в том числе ладьи, и уходить на Родину пешком через пустынную степь, без запасов продовольствия. Тот же долгий, изнурительный путь проделал и Шигалей со своими приближенными. Изгнанный хан не решился отправиться в Москву прямой дорогой сквозь владения своих противников из татарской знати, а предпочел более безопасную кружную дорогу через временные поселки русских рыбаков в Самарском Поволжье.

1521 год резко изменил ситуацию на Средней Волге. Пришедшая к власти в Казани крымская династия совершенно игнорировала коренные интересы поволжских народов, заключавшиеся в установлении мирных отношений и развитии экономических связей с Русским государством. Вновь возобновились ежегодные набеги на русские земли, часто согласованные с вторжениями из Крыма. Обобщенную картину этих набегов рисует русская летопись: «Воевали Казанцы в те годы по украйнам государя нашего… и много христианства погубиша и грады пусты сътвориша: Новгород Нижней, Муром, Мещеру, Гороховец, Балахну, половину Володимеря, Шую, Юрьев Вольский, Къстрому, Заволжие, Галич со всем, Вологду, Тотьму, Устюг, Пермь, Вятку, многими приходы и в многие лета». Если набеги и обогащали верхушку казанских феодалов, то основная масса населения ханства страдала от постоянно увеличивавшихся поборов в пользу хана, его многочисленной приведенной из Крыма родни и свиты, от ответных ударов русских ратей по казанским владениям. Несколько раз в Казани вспыхивали восстания горожан, к которым примыкали феодальные группировки, оппозиционные крымской династии (1531, 1545-46, 1549, 1551). Московское правительство пыталось использовать эти выступления для возвращения на ханский престол Шигалея, но тому не удавалось удержаться у власти на достаточно долгий срок.

Наличие промосковских настроений среди части казанской знати было обусловлено реальными потребностями сближения народов Поволжья и России, содержало здравое зерно мирного их объединения, но долгое время эти настроения не приносили плодов. Агрессивная политика казанских правителей, фактическое прекращение торговли по Волжскому пути, угроза собирания остатков Золотой Орды под эгидой турецкого султана (Крым и Казань признали вассальную зависимость от Османской империи) потребовали незамедлительно включить Поволжье в состав Российского государства вооруженным путем. Несмотря на явный перевес сил Москвы в начавшейся с середины 40-х гг. XVI в. новой большой войне, казанские феодалы раз за разом отвергали компромиссные варианты урегулирования, заключавшиеся в передаче престола дружественному России хану или в провозглашении ханом самого царя Ивана IV., Закономерным итогом авантюристской политики правителей ханства стала его полная ликвидация после похода русских войск и «казанского взятия» 2 октября 1552 г.

Падение Казани предопределило исход борьбы за Волгу. Под впечатлением этого события и вопреки грубому военному и дипломатическому нажиму Крыма и Турции Ногайская Орда признала зависимость от России. С помощью ногаев в августе 1556 г. к Русскому государству была присоединена Астрахань. Таким образом, все Поволжье вошло в состав многонациональной Российской державы.

Историческое значение присоединения Поволжья к России трудно переоценить. Прекратились беспрерывные войны, разрушавшие хозяйство, экономику русского и поволжских народов, мешавшие торговле по великому Волжскому пути. Утихли кровавые усобицы татарских ханов и князей разных орд и улусов. Обороняя свои новые границы, Россия положила конец набегам степных кочевников на земледельческие районы Среднего Поволжья. Постепенно были созданы условия для хозяйственного освоения новых территорий в этом регионе, для продвижения на свободные земли русских переселенцев, которые принесли с собой более совершенные приемы земледелия и ремесла, в свою очередь обогащаясь производственным и культурным опытом коренного населения Поволжья.

 

megaobuchalka.ru

48.Внешняя политика России в 16 веке. Присоединение народов Поволжья, Приуралья и Западной Сибири к Российскому государству.

Казанское и Астраханское царства постоянно угрожали русским землям. Они держали в своих руках Волжский торговый путь. Эти земли были плодородными, о них мечтало русское дворянство. Народы Поволжья — марийцы, мордва, чуваши стремились к освобождению от ханской зависимости. После ряда неудачных дипломатических и военных попыток подчинить Казанское царство 150-тыс. русское войско осадило Казань. Казань была взята штурмом 1 октября 1552 г.Спустя 4 года, в 1556 г. была присоединена Астрахань, в 1557 г. – Чувашия и большая часть Башкирии. Зависимость от России признала Ногайская Орда (гос-во кочевников, живших на территории от Волги до Иртыша). Т.о. в составе России оказались новые плодородные земли и весь Волжский торговый путь. Расширились связи с народами Кавказа и Средней Азии. Присоединение Казани и Астрахани открыло дорогу в Сибирь. Богатые купцы-промышленники Строгановы получили от царя грамоты на владение земель по реке Тобол. Был сформирован отряд во главе с Ермаком Тимофеевичем. В 1558 г. Ермак проник на территорию сибирского ханства и разбил хана Кучума. В ХУ1 в. началось освоение территории Дикого поля ( плодородные земли к югу от Тулы). Русское гос-во стало укреплять южные границы от набегов крымского хана. Государственные интересы России требовали тесных связей с Западной Европой, которые легче всего было осуществить через моря, а также обеспечения обороны западных границ России, где ее противником выступал Левонский орден. А в случае успеха открывалась возможность приобретения новых освоенных земель. Левонская война продолжалась 25 лет и в начале сопровождалась победами русских войск. Всего было взято 20 городов. Орден распался. Его земли перешли Польше, Дании и Швеции. Неудача Левонской войны явилось следствием экономической отсталости России. Было заключено перемирие. В ХУ11в. территория России расширилась за счет включения новых земель Сибири, Южного Приуралья и Левобережной Украины, дальнейшего освоения Дикого поля. Границы России – от Днепра до Тихого океана и от белого моря до владений крымского хана, Северного Кавказа и казахских степей. Географические открытия российских исследователей также расширили границы России. В 1643-45 г.г. Поярков вышел по реке Амур в Охотское море. В 1648 г. Дежнев открыл пролив между Аляской и Чукоткой. В середине века Хабаров подчинил России земли по реке Амур. Были основаны многие сибирские города: Енисейск, Красноярск, Братск, Якутск, Иркутск.

49.Борьба за выход к Балтийскому морю. Ливонская война.

Ливонская война за выход к Балтийскому морю велась Иваном Грозным против Ливонии (Ливонского ордена), Швеции, Польши и Великого княжества Литовского (с 1569 г. — Речи Посполитой). В 1558 г. московские войска вступили в Ливонию. Ливонский орден оказался не в силах оказать им сопротивление и распался. Эстляндия предалась Швеции, Лифляндия — Польше; орден удержал одну Курляндию. К 1561 г. Ливонский орден был окончательно разбит. Русскими войсками были заняты города Нарва, Дерпт, Полоцк, был осажден Ревель. Военные действия были успешными для Москвы до тех пор, пока на польско-литовский престол не был избран Стефан Баторий, обладавший несомненным полководческим талантом. Став королем, С. Баторий сразу же предпринял решительное наступление. Под натиском его войск русские оставили Полоцк и стратегически важную крепость Великие Луки. В 1581 г. Баторий осадил Псков, намереваясь после взятия города идти на Новгород и Москву. В том же году Швеция захватила Нарву и Корелу. Перед Россией возникла угроза потери значительных территорий. Героическая оборона Пскова (1581—1582 гг.), в которой участвовало все население города, предопределило относительно благоприятный для России исход войны. Баторий вынужден был пойти на мирные переговоры. В 1582 г. был заключен Ям-Запольский мир, а точнее 10-летнее перемирие, по которому город Полоцк и вся Ливония отходили к Речи Посполитой. В следующем году было подписано Плюсское перемирие со шведами. К Швеции получила исконно русские города Ям, Копорье, Ивангород. Результаты Ливонской войны, продолжавшейся двадцать пять лет, оказались для России весьма тяжелыми. Страна понесла территориальные потери, военные действия разорили ее: казна была опустошена, центральные и северо-западные уезды обезлюдели. Главная цель Ливонской войны — выход на побережье Балтийского моря — не была достигнута.Ливонская война́ (1558—1583) велась Царством Русским за территории в Прибалтике и выход к Балтийскому морю, чтобы прорвать блокаду со стороны Ливонской конфедерации, Великого княжества Литовского и Швеции и установить непосредственное сообщение с европейскими странами.

studfiles.net

реферат присоединение россии к поволжью

Содержание

Введение………………………………………………………………………………………………3

1.Присоединение к России Среднего и Нижнего Поволжья……………………..5

Заключение…………………………………………………………………………………………..16

Список литературы………………………………………………………………………………..17

Введение

Успешные реформы, проведенные царем Иваном Грозным и «избранной радой», помогли России выиграть Казанскую войну и присоединить в 1552 к России Среднее Поволжье. Были созданы условия для завоевания Нижнего Поволжья. Московские власти вмешались в борьбу князей Юсуфа и Исмаила за власть в Ногайской Орде. Весной 1554 под предлогом помощи Исмаилу в Нижнее Поволжье была направлена судовая рать, которой командовали воеводы кн. Ю.И. Пронский-Шемякин и М.П. Головин. После разгрома у Черного острова разведывательным отрядом кн. А. Вяземского передового отряда астраханцев, ставленник ногайского кн. Юсуфа астраханский хан Ямгурчей бежал из Астрахани в Азов. Царские войска без боя заняли столицу вассального от Ногайской Орды Астраханского ханства. Новым ханом был провозглашен Дервиш-Али, который, в отличие от прежних ханов, признал вассальную зависимость от России, а не от Ногайской Орды. В городе был оставлен небольшой русский гарнизон из 500 служилых людей во главе с послом П. Тургеневым. В 1555 хан Ямгурчей c крымцами, турками и ногаями безуспешно пытался отбить у русских Астрахань. Хан Дервиш-Али вступил в сговор с находившимися в войске Ямгурчея Казы-мурзой и детьми кн. Юсуфа, которые убили бывшего астраханского хана. Вскоре выяснилось, что заговорщики преследуют свои цели, о чем посол П. Тургенев не преминул известить царя. Однако Иван Грозный принял сторону Дервиш-Али и заменил прежнего посла на Л. Мансурова. Зимой 1555-1556 Дервиш Али и его приспешники предательски напали на русский гарнизон в Астрахани и перебили несколько десятков человек. Посол Л. Мансуров с 350 служилыми людьми вырвался из Астрахании и укрылся у вольных казаков на Переволоке в городке Зимьево. Весной 1556 И. Грозный отправил в Астрахань новую судовую рать, которой командовали стрелецкие головы И. Черемисинов и Т. Тетерин. Однако еще до прихода царских голов Астрахань была захвачена отрядом вольных казаков во главе с атаманом Ляпуном Филимоновым. Царские воеводы без боя заняли город и приняли срочные меры для его укрепления. Затем они нанесли сокрушительное поражение Дервиш-Али и пришедших к нему на помощь ногайских мурз и крымцев. Одновременно атаман Л. Филимонов со своим отрядом разорил улусы приверженцев Дервиш-Али. Последний астраханский хан был вынужден бежать в Азов. Астраханское ханство было ликвидировано. Нижнее Поволжье вошло в состав России.

1.Присоединение к России Среднего и Нижнего поволжья

Золотая Орда, в состав которой входило Среднее и Нижнее Поволжье, даже в период наивысшего могущества не являлась прочным централизованным государством. Она членилась на полусамостоятельные улусы и юрты потомков Чингисхана, других представителей монгольской или тюркской аристократии. Улусом называлось подвластное определенному хану или иному владетелю население, а юртом — территория данного улуса. Эти термины так же приобрели обобщающее значение «государство», как и слово «орда», в исходном смысле означавшее всего-навсего ставку кочевого правителя. В состав Золотой Орды входили территории с различными хозяйственными укладами: кочевая степь с отдельными очагами земледелия, обширные земледельческие страны (например. Волжская Болгария), причем эти районы были экономически почти не связаны друг с другом. Через обширные ордынские владения проходили важные водные и караванные торговые пути, главным из которых являлся путь по Волге. На нем было известно поселение Самар, отмеченное на итальянской карте 1367 г., но отождествить его с конкретным археологическим памятником и установить точное местоположение не удается. По этим путям шла в основном транзитная торговля, очень мало способствовавшая объединению эклектичных частей самой Орды. Неустойчивость золотоордынского государства определялась и насильственным характером включения в его состав различных народов, покоренных завоевателями. Единство Золотой Орды до поры до времени поддерживалось заинтересованностью кочевой аристократии в сильной ханской власти для осуществления грабительских походов, проведения политики террора по отношению к порабощенному и обложенному тяжкими данями населению самой Орды или подвластных ей стран. Такое единство могло существовать только при недостаточно развитых общественных отношениях. Золотая Орда считалась общим родовым владением потомков старшего сына Чингисхана Джучи (отсюда другое название этого государства — Улус Джучи). Улусы отдельных аристократов в ее составе считались ханскими пожалованиями, условными держаниями, что препятствовало их обособлению. Однако к концу XIV в. они превратились по сути в наследственные владения. Среди аристократии усиливаются сепаратистские настроения, стремление закрепить автономию своих улусов, а при удачливой возможности захватить или подчинить улусы соседей. Это ослабляло верховную власть ханов, даже ближайшее окружение которых, состоявшее из крупных феодалов, не столько стремилось к усилению своего «хозяина», сколько пыталось превратить его в марионетку. Закономерным следствием стали непрерывные междоусобные войны и дворцовые перевороты в Орде в 60-70 гг. XIV века, названные в русских летописях «великой замятней»: «Много нестроениа бываше в Орде, и мнози князи Татарстьи избивахуся, не имуще главы, и острием меча умираху, и помале оскудеваша Орда от великиа силы своея». Внутреннее разложение Золотой Орды ускорялось внешнеполитическими неудачами, еще более подрывавшими авторитет верховной власти. Первый серьезный удар по военной мощи был нанесен в 1380 г. исторической битвой на Куликовском поле. Поражение, которое нанесли русские воины объединенным силам западной части Улуса Джучи, предводимым ханом Мамаем, заставило ордынцев временно отодвинуть междоусобицы, чтобы восстановить свою власть над русскими землями. Последним ханом, которому удалось собрать под своею властью распадавшуюся Золотую Орду, был Тохтамыш, выходец из знати восточных районов Улуса Джучи. Во время «великой замятии» он нашел убежище у среднеазиатского правителя Тимура, который рассчитывал с его помощью подчинить Улус Джучи, своего опасного северного соседа. При поддержке Тимура Тохтамыш вначале утвердился в восточных улусах Золотой Орды, а в 1380 г. разбил на реке Калке ослабленного после Куликовской битвы Мамая и распространил свою власть на западные улусы. Через два года Тохтамыш внезапно напал на русские земли, не готовые к отражению нового набега, обманом взял и разграбил Москву, заставил русских князей возобновить выплату ордынцам дани. Путь Тохтамыша на Русь шел «по левобережью в район Самарской излучины», переправа состоялась «против устья р.Сызрани», а затем войско двинулось по долине этой реки и далее на запад. Весь этот маршрут традиционно являлся одним из главных путей — «сакм» ордынских набегов. Дальнейшее усиление нового хана и активизация внешней политики Золотой Орды привели его к конфликту с бывшими союзниками, ордынскими аристократами и Тимуром. Во главе феодальной оппозиции находился зять Тохтамыша Едигей, князь большого и влиятельного в Орде племени мангитов, кочевавших между Волгой и Яиком. Мангиты вели свою родословную от одного из монгольских племен державы Чингисхана, но в рассматриваемый период, как и все монголы Улуса Джучи, уже полностью тюркизировались. Едигей был типичным и вместе с тем наиболее ярким представителем знати эпохи распада Золотой Орды. Он примкнул к Тохтамышу, когда тот еще скрывался во владениях Тимура. После прихода Тохтамыша к власти Едигей назначен главным эмиром «левого крыла» Золотой Орды, то есть ее восточных районов. Властолюбие Едигея этим не довольствовалось. Не будучи потомком Чингисхана, он не мог претендовать на ханский престол, но стремился, во-первых, посадить на него послушного себе хана, а во-вторых, обеспечить свою безраздельную власть над собственным улусом. Для достижения этих целей тщеславный Едигей, как, впрочем, и другие аристократы, готов был поступиться даже самим существованием Золотой Орды. Вначале мангитская знать стала натравливать Тохтамыша на Тимура. Неудачи походов хана в Азербайджан и Среднюю Азию использовались Едигеем и другими противниками Тохтамыша для организации заговора. В конце концов Едигей со своими сторонниками бежал к Тимуру и помог тому организовать ответный удар по владениям Тохтамыша. В январе 1391 г. Тимур с 200-тысячным войском выступил из Ташкента. Преодолев степи Казахстана, Западной Сибири, Южного Урала, грозный завоеватель приближался к Волге. Тохтамыш надеялся задержать противника на Яике, но не успел собрать войска и помешать переправе. Ордынцы отступали в глубь своих владений на северо-запад и рассчитывали, что утомленные многомесячным переходом войска Тимура окончательно истощат свои силы. Но случилось иначе: после того как армия правителя Средней Азии вышла на реку Самару и приблизилась к Волге, дальнейшее отступление Тохтамыша стало невозможным. Во-первых, Тимур мог прижать войско Золотой Орды к Волге и истребить его. Во-вторых, открывался заманчивый путь к богатым городам Волжско-Камской Болгарии. В третьих, в междуречье Самары, Кинеля и Сока располагались великолепные летние пастбища, которые в засушливое время года представляли особую ценность для конного войска и всего кочевого населения Орды, и оставлять их Тимуру хан Тохтамыш, разумеется, не собирался. 18 июня 1391 г. противники сошлись в решающей битве на реке Кондурче, правом притоке Сока (на территории современного Красноярского района Самарской области). По численности обе армии были примерно одинаковыми, но Тимур показал себя более опытным и талантливым полководцем. Тохтамыш руководствовался старыми принципами монгольской тактики, согласно которым исход полевого сражения решал мощный фланговый удар конницы. Тимур применил сложный боевой порядок из семи корпусов-»кулов», успешно противостоявший такому удару с фланга или обходу с тыла. Кроме того, Тимур навязал сражение в условиях, препятствовавших маневру ордынской конницы — по берегу Сока был создан рубеж обороны, а также выделил из состава своих войск резерв, которого у Тохтамыша в решающий момент не оказалось. В военном отношении поражение ордынцев на Кондурче было обусловлено примерно теми же причинами, что и в Куликовской битве, которая, как оказалось, их мало чему научила. Сыграл свою роль и переход некоторых аристократов Улуса Джучи на сторону врага в ходе самой битвы. Разбив Тохтамыша и обратив хана с остатками войска в бегство, победители подвергли грабежу его ставку, ордынские кочевья и земледельческие поселения на Средней Волге. В течении 26 дней находились войска Тимура в самом центре ордынских владений, безнаказанно опустошая их.

Закрепить свой успех в политическом отношении победителю не удалось. Мятежники во главе с Едигеем, сопровождавшие Тимура, не собирались менять одного сильного правителя на другого. После битвы не Кондурче они попросили отпустить их в улусы, чтобы привести те в подчинение Тимуру. Завоеватель согласился, допустив тем самым серьезную ошибку. Едигей и его сторонники, прибыв в свои улусы, срочно начали откочевку подвластного населения на недоступные окраины Орды и отказались вернуться к Тимуру. Вдогонку за Едигеем, уходившим с мангитами, Тимур послал гонцов с напоминанием о клятвах и обязательствах, но Едигей заявил: «Сроку нашего обещания тут конец». В течение 1391-93 гг. Тохтамыш восстановил свою власть над Ордой и стал готовиться к новой войне с Тимуром. Едигей и прочие противники хана заняли откровенно выжидательную позицию, скрываясь в дальних кочевьях и открыто пренебрегая государственными интересами Золотой Орды… С битвы на Кондурче началась агония Золотой Орды как государства. Этого не могли не видеть на Руси. Московский князь Василий I, сын Дмитрия Донского, в 1391 г. находился в Орде и, вероятно, стал свидетелем побоища у Самарской Луки. Русские летописи говорят, что «князь Василий Дмитриевич утече у царя за Яик» и лишь оттуда вернулся в Москву. Такой странный, на первый взгляд, маршрут можно объяснить только одной причиной: князь со своей свитой оказался непосредственно в зоне военных действий в Самарском Поволжье, где отряды Тимура перерезали все дороги, ведущие на Русь по Волге и через степь. Чтобы не попасть в плен, пришлось возвращаться окольным путем. Затруднения Тохтамыша были использованы Василием I для укрепления позиций Московского княжества. Из новой поездки в Орду в 1392 г. Василий Дмитриевич возвратился «многоу честь прием от царя, яко же ни един от прежних князей». Кроме торжественного приема московский князь получил от хана, всячески добивавшегося исправного поступления русских даней и лояльности Москвы в период подготовки новой войны с Тимуром, нечто более существенное — грамоты-»ярлыки» на ряд русских княжеств, в том числе Нижегородское. С присоединением Нижнего Новгорода владения Московского государства достигли Среднего Поволжья; создавался плацдарм для будущего присоединения этого региона к России.

В 1395-96 гг. Тимур разгромил Тохтамыша на Кавказе и Нижней Волге. Его отряды вновь достигли Среднего Поволжья, грабя и разоряя все на своем пути. Это привело к голоду, гибели и запустению городов, нарушению торговых путей, обусловило общий упадок хозяйства в Улуее Джучи. Ограбленные захватчиками, угонявшими после каждого похода сотни тысяч голов крупного скота, овец, лошадей, рядовые кочевники в поисках пропитания отдавались в «покровительство», а точнее в кабалу к крупным феодалам. В связи с упадком ханской власти, дальнейшим укреплением материального и политического могущества знати центробежные силы в Золотой Орде усилились. После ухода армий Тимура начались бесконечные усобицы между Тохтамышем (а затем его потомками), с одной стороны, и Едигеем и его сторонниками — с другой. При этом обе группировки не отличались единством: тохтамышичи не останавливались перед убийством друг друга, Едигей конфликтовал со своими же ставленниками — ханами. Насколько успешно удавалось ему расшатывать в свое время золотоордынскую государственность, настолько безнадежными оказались его попытки сколь-нибудь прочного объединения осколков Орды под своей властью. В 1419 г. могущественный и тщеславный временщик погиб, а через два года в различных частях разодранного Улуса Джучи восседали одновременно шесть ханов. В это время на Средней Волге происходит заметное передвижение населения. Спасаясь от нападений иноземных войск, набегов кочевников, которые ослабевшая ханская власть не могла предотвратить, земледельческое населений оставляет давно обжитые земли Волжской Болгарии к югу от Камы. Запустевают в этот период и северные районы Самарского края, примыкавшие к болгарскому Закамью. Здесь, на левобережье Волги, безраздельно господствовали кочевники-ногайцы. Имя ногайцев, или ногаев, закрепилось за населением улуса потомков Едигея. Ногайское государство являлось одним из крупнейших осколков Улуса Джучи. Однако экономика, основанная на экстенсивном кочевом скотоводстве, предопределила политическую децентрализацию и аморфность Ногайской Орды. В ногайском обществе были сильны патриархально-родовые пережитки. На более высокой ступени социально-экономического развития стояло другое государство Среднего Поволжья — Казанское ханство. Южная его граница с Ногайской Ордой очерчивалась весьма неопределенно, но подвластные Казани (хотя бы номинально) земли на левом берегу Волги доходили до Большого Черемшана, а на правом берегу до реки Сызрань, то есть, включали крайние северо-западные районы нынешней Самарской области. Образование самостоятельного Казанского ханства относится к 1437-45 гг., когда на Средней Волге обосновался один из потомков золотоордынских ханов Улу-Мухаммед, откочевавший сюда со своим улусом после поражения в усобицах. Пришельцы из степи свергли в Казани местную княжескую династию и сделали город столицей нового ханства. Его рождение сопровождалось опасными набегами на русские земли, так, в 1445 г. сыновья Улу-Мухаммеда захватили под Суздалем великого князя московского Василия II Васильевича и взяли с него огромный выкуп. Хотя в хозяйственном и культурном отношении население Казанского ханства сохранило наследие Волжской Болгарии, во внутриполитическом устройстве и во внешней политике это государство являлось прямым потомком Золотой Орды. Многонациональное население ханства, занимавшееся пашенным земледелием и бортничеством, охотой и рыболовством, ремеслом и торговлей, было обложено большим количеством податей в пользу хана и его окружения. Огромный аппарат чиновников, скопированный с золотоордынского, грабил народ как официальными, так и самовольными поборами и вымогательствами. Однако казанской знати и этого казалось мало, за легкой добычей и наживой они устремлялись в набеги на чужие, прежде всего русские земли. На Руси однозначно оценивали возникновение Казанского ханства; «И нача укреплятися вместо Золотые Орды Казань — новая Орда, кровию русской кипя. И пройде царская слава с старыя матери ордам всем — на преокаянную дщерь младую Казань… От злаго дерева ветвь презыде — Казань и горький плод изнесе». В 1440-60-е гг. распад Золотой Орды завершился. В качестве самостоятельных государств, кроме названных, выделились Астраханское, Крымское и Сибирское ханства. В противовес феодальному дроблению Улуса Джучи в XIV-XV вв. происходит усиление Московского княжества, собирание им русских земель, централизация государственной власти в формирующемся едином Российском государстве. Московские князья смогли активизировать внешнюю политику по отношению к наследникам Золотой Орды и, прежде всего, к ближайшему соседу — Казанскому ханству. При этом в Москве принимали во внимание наличие среди казанской знати сторонников сближения с Россией, считавших, что доходы от эксплуатации зависимого населения ханства и от торговли с русскими землями представляют более надежный источник богатств, чем бесконечная череда военных авантюр. Московские правители охотно принимали на службу и щедро раздавали жалованье казанским аристократам, по разным причинам покидавшим Казань, надеясь использовать их в дальнейшем как проводников московской политики в ханстве, то есть политики прочных мирных отношений между двумя соседями. Начиная с 1467 г. Иван III Васильевич неоднократно пытался утвердить на казанском престоле своего ставленника. Наконец, двадцать лет спустя, 9 июля 1487 г., русские полки овладели казанской цитаделью и великий князь всея Руси «из своея руки поставил» нового хана. Казань попала под протекторат Москвы, на восточных рубежах России после долгого периода почти постоянных столкновений наступило спокойствие. Однако московско-казанский союз оказался непрочным. Крупные казанские аристократы, наживавшиеся на войне, на грабеже чужих территорий, на торговле рабами из числа пленных, не оставляли попыток испортить отношения с Москвой. В 1497 и 1499 гг. они пытались с помощью ногайских и сибирских войск организовать дворцовые перевороты в Казани, а после их неудачи втянули самого хана в антирусские акции. В 1518 г. на ханский престол был возведен находившийся на русской службе татарский царевич Шах-Али (в русских источниках Шигалей). Спустя три года произошел переворот, промосковски настроенный Шигалей был изгнан, правителем в Казань местная знать призвала родного брата крымского хана. Как и все прочие антимосковские выступления в Казани, свержение Шигалея сопровождалось избиением и грабежом русских купцов. Узнав о погроме в городе, из ханства бежали тысячи русских рыбаков, которые летом приходили на Волгу, а осенью со своим уловом возвращались в Россию. Одно из богатейших мест лова рыбы находилось «под горами девичьими» (то есть Жигулевскими). Рыбакам пришлось бросить все имущество, в том числе ладьи, и уходить на Родину пешком через пустынную степь, без запасов продовольствия. Тот же долгий, изнурительный путь проделал и Шигалей со своими приближенными. Изгнанный хан не решился отправиться в Москву прямой дорогой сквозь владения своих противников из татарской знати, а предпочел более безопасную кружную дорогу через временные поселки русских рыбаков в Самарском Поволжье. 1521 год резко изменил ситуацию на Средней Волге. Пришедшая к власти в Казани крымская династия совершенно игнорировала коренные интересы поволжских народов, заключавшиеся в установлении мирных отношений и развитии экономических связей с Русским государством. Вновь возобновились ежегодные набеги на русские земли, часто согласованные с вторжениями из Крыма. Обобщенную картину этих набегов рисует русская летопись: «Воевали Казанцы в те годы по украйнам государя нашего… и много христианства погубиша и грады пусты сътвориша: Новгород Нижней, Муром, Мещеру, Гороховец, Балахну, половину Володимеря, Шую, Юрьев Вольский, Къстрому, Заволжие, Галич со всем, Вологду, Тотьму, Устюг, Пермь, Вятку, многими приходы и в многие лета». Если набеги и обогащали верхушку казанских феодалов, то основная масса населения ханства страдала от постоянно увеличивавшихся поборов в пользу хана, его многочисленной приведенной из Крыма родни и свиты, от ответных ударов русских ратей по казанским владениям. Несколько раз в Казани вспыхивали восстания горожан, к которым примыкали феодальные группировки, оппозиционные крымской династии (1531, 1545-46, 1549, 1551). Московское правительство пыталось использовать эти выступления для возвращения на ханский престол Шигалея, но тому не удавалось удержаться у власти на достаточно долгий срок. Наличие промосковских настроений среди части казанской знати было обусловлено реальными потребностями сближения народов Поволжья и России, содержало здравое зерно мирного их объединения, но долгое время эти настроения не приносили плодов. Агрессивная политика казанских правителей, фактическое прекращение торговли по Волжскому пути, угроза собирания остатков Золотой Орды под эгидой турецкого султана (Крым и Казань признали вассальную зависимость от Османской империи) потребовали незамедлительно включить Поволжье в состав Российского государства вооруженным путем. Несмотря на явный перевес сил Москвы в начавшейся с середины 40-х гг. XVI в. новой большой войне, казанские феодалы раз за разом отвергали компромиссные варианты урегулирования, заключавшиеся в передаче престола дружественному России хану или в провозглашении ханом самого царя Ивана IV., Закономерным итогом авантюристской политики правителей ханства стала его полная ликвидация после похода русских войск и «казанского взятия» 2 октября 1552 г. Падение Казани предопределило исход борьбы за Волгу. Под впечатлением этого события и вопреки грубому военному и дипломатическому нажиму Крыма и Турции Ногайская Орда признала зависимость от России. С помощью ногаев в августе 1556 г. к Русскому государству была присоединена Астрахань. Таким образом, все Поволжье вошло в состав многонациональной Российской державы.

Историческое значение присоединения Поволжья к России трудно переоценить. Прекратились беспрерывные войны, разрушавшие хозяйство, экономику русского и поволжских народов, мешавшие торговле по великому Волжскому пути. Утихли кровавые усобицы татарских ханов и князей разных орд и улусов. Обороняя свои новые границы, Россия положила конец набегам степных кочевников на земледельческие районы Среднего Поволжья. Постепенно были созданы условия для хозяйственного освоения новых территорий в этом регионе, для продвижения на свободные земли русских переселенцев, которые принесли с собой более совершенные приемы земледелия и ремесла, в свою очередь обогащаясь производственным и культурным опытом коренного населения Поволжья.

Заключение

Борьба русского государства за Поволжье и выход в Каспийское море диктовалась интересами самообороны от нашествия турок и татар, сложными внешнеполитическими задачами, экономическими потребностями, а также стремлением русского боярства и дворянства,— господствующего класса страны — расширить феодальное землевладение. Несмотря на помощь, оказанную Турцией и Крымом казанским и астраханским феодалам, русское государство в борьбе с ними одержало победу. В октябре 1552 года, после полуторамесячной осады, русские войска штурмом взяли Казань. Эта победа сыграла решающую роль в разгроме Казанского ханства и определила исход борьбы за Нижнее Поволжье. Спустя четыре года, в начале августа 1556 г., отряд казаков и стрельцов во главе с воеводой И. Черемисиновым занял Астрахань. Присоединение Среднего и Нижнего Поволжья к русскому государству имело прогрессивное значение для дальнейшего политического, экономического и культурного развития народов Поволжья. Присоединение Поволжья способствовало также росту производительных сил русского государства и укрепило его международное положение. В Поволжье усилился приток населения из центральных районов России. Возникли новые города и поселения. Во второй половине XVI века были основаны Астрахань, Царицын, Саратов, Самара, со временем превратившиеся в крупные экономические центры страны. Началась распашка больших массивов земель в Среднем Поволжье, увеличилась добыча рыбы и соли в низовьях Волги, возросло судоходство, расширилась торговля с восточными странами через Астрахань.

Список литературы

1.Н. М. Карамзин. История государства Российского. -2002

2.В. О. Ключевский. Курс русской истории -2005

3.Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей -2004

4.Митрополит Макарий (Булгаков). История русской церкви- 2001

5.С. Ф. Платонов. Полный курс лекций по русской истории -2004

6.С. М. Соловьёв. История России с древнейших времен -2002

7.В. Н. Татищев. История Российская -2009


Главная > реферат присоединение россии к поволжью

aret.ru

«Присоединение к России Поволжья.» Презентация к уроку истории.

9/26/18

Присоединение к России Поволжья.

В 15 веке Золотая Орда, великое монгольское государство, распадается на множество ханств.

На землях вдоль берегов реки Волги (в Поволжье) образовались Казанское и Астраханское ханства.

Через эти места проходило несколько торговых путей из Европы в Азию. Россия была заинтересована в присоединении этих земель.

Татарские войска из Казани в течении 15-16 веков совершали неоднократные нападения на города и села России. Они грабили Кострому, Владимир и даже Вологду, брали в плен русских людей.

За сто лет с 1450г. по 1550г. историки насчитывают восемь войн, а также множество татарских грабительских походов на земли Москвы.

Войну Казани объявил ещё отец Ивана Грозного Василий III.

И Иван, едва став царём, тут же начинает воевать с Казанью.

Первый поход (1547-1548). Из-за наступившего бездорожья и плохой подготовленности русским войскам пришлось отступить от Казани, опустошив её окрестности.

Второй поход (1549-1550). Этот поход также закончился неудачей, но возле границы с Казанским ханством была построена крепость Свияжск, которая должна была стать опорной базой для следующего похода.

К новому походу Иван Грозный готовился очень тщательно.

Была создана постоянная стрелецкая армия, вооружённая огнестрельным оружием.

Созданы новые пушки для осады укреплений.

Солдат стали учить строительству укреплений и подрыву вражеских крепостей.

Был создан Военный совет.

На должности

военноначальников

стали назначать

не по древности

рода, а по

военному

таланту.

Военным

командирам

велено не

начинать

сражения без

разработки плана.

В августе 1552 года 150 тысячная русская армия подошла к Казани. Часть войск прибыла к городу по суше, часть – водным путём. Отряды сапёров под руководством боярина Ивана Выродкова выстроили две линии траншей и редутов, усилив их подвижными осадными башнями.

На поле возле города разместился Командный штаб. Силы русской армии превосходили силы казанцев, но их защищали мощные стены казанского кремля. Русские воины несколько раз пытались их штурмовать, но противник сбрасывал их оттуда. Осада длилась больше двух месяцев, однако Казань не сдавалась.

Сорок девять дней старался одолеть Казань Иван. Сорок девять дней держался, не сдавал Казани хан.

Под Казань подкоп прорыли Государевы полки. Бочки с порохом вкатили высоки да широки.

На пятидесятый день, лишь упала ночи тень, Закрепили фитили, да на них свечу зажгли.

Отряд боярина Ивана Выродкова заложил в три подкопа 450, 300 и 950кг пороха. Был проведён массированный артобстрел города, а затем последовал взрыв.

Сработали 2 мины из трёх. Но этого оказалось достаточно, чтобы через огромные проломы в стенах русские войска ворвались в Казань.

Русские войска ринулись в город, где их встретило отчаянное сопротивление казанцев. С боем, татары начали уступать улицу за улицей.

2 октября Казань была взята, казанское ханство вошло в состав Московского государства. Из Казани были возвращены русские пленные, томившиеся в татарской неволе.

Россия

Казанское ханство

1552 г.

После взятия Казани все татары, попавшие в руки русским воинам, по указу Ивана Грозного были истреблены. Так обычно поступали и сами татары.

Местных жителей Иван Грозный призвал добровольно подчиниться московскому правлению, за что им сохранили земли и мусульманскую веру, а также обещали защиту от внешних врагов.

К России присоединились огромные территории Поволжья, где проживало множество народов: башкиры, чуваши, татары, удмурты, марийцы.

Русское население начало мало-помалу заселять богатые приволжские земли. Здесь стало развиваться земледелие. Местное население переняло у переселенцев множество полезных хозяйственных навыков.

В 1556 г. к России без боя была присоединена Астрахань.

Река Волга оказалась полностью во владениях России, был установлен контроль над Волжским торговым путем.

На всей восточной границе государства настал покой, прекратились захваты русских людей и продажа их в рабство.

Началось строительство новых городов в Поволжье.

Россия

Казанское ханство

1552 г.

Астраханское ханство

1554 г.

Сразу после присоединения Казанского ханства к России для первого русского царя был изготовлен золотой филигранный венец Шапка Казанская.

В честь взятия Казани, победа над которой совпала с церковным праздником Покрова Божьей Матери, в Москве, на площади перед Кремлём, царь повелел построить Покровский собор. Его строительство длилось всего 5 лет, в отличие от европейских храмов, которые создавались веками. Теперешнее название – собор Василия Блаженного – он получил в 1588 году после пристройки к нему придела в честь этого святого, так как его мощи находились на месте возведения церкви.

Стр. 37.

Ясак —

Поволжье – земли по берегам Волги.

Домашнее задание: стр.35-37

multiurok.ru