Известные памятники, которые не нравились современникам

Известный исторический анекдот о Ги де Мопассане: писатель настолько не любил Эйфелеву башню, что регулярно обедал в местном ресторане — ведь только с этой точки Парижа нельзя было увидеть это сооружение. Аналогичную нелюбовь питали ко многим русским постройкам их современники. «Культура.РФ» вспомнила несколько зданий, которые сегодня считаются образцом архитектурного искусства, однако в прошлом часто подвергались жесткой критике.

Исаакиевский собор

Исаакиевский собор, Санкт-Петербург. Фотография: Alex Fedorov

Огюст Монферран возводил Исаакиевский собор почти полвека, с 1819 по 1858 год, — неудивительно, что главный петербургский долгострой XIX века был темой для бурного обсуждения в те годы. Поклонники стиля Исаакиевского собора считали его памятником «тонкого вкуса императора Николая» и его «беспримерной щедрости». Консервативное издание «Северная пчела» опубликовало хвалебный отзыв о храме: «Все в этом храме гигантское, служащее эмблематическим изображением нашего отечества. В исполнении мы видим силы России, в материалах — ее богатство, в формах — искусство нашей образованности».

В то же время художник Карл Брюллов так высказывался об Исаакии: «Зачем эта мрачная масса в нашем мрачном климате… Белый, с золотыми маковками букет к небесам был бы лучше». Другой современник Монферрана, архитектор Нового Эрмитажа Лео фон Кленце, критикуя Исаакиевский собор, замечал, что «части монумента не вполне гармонируют с целым, что некоторые из них, как то портики с возвышающимися над ними барельефами, слишком грандиозны, тогда как другие, именно четыре малые купола, окружающие главный, слишком мелки по отношению к высоте и объему здания».

Храм Христа Спасителя

Храм Христа Спасителя, Москва. Фотография: xxc.ru

Грандиозный собор Константина Тона, который некоторое время был самым высоким зданием Москвы, вызывал противоречивые эмоции у современников. Заказчик храма, император Николай I, был от него в восторге, как и, например, издатель журнала «Вестник архитектуры» Андрей Жуковский. Жуковский писал: «Сравнивая Успенский собор и храм Христа Спасителя, вы удивитесь гениальности Тона и отдадите ему преимущество не только перед Аристотелем Фиораванти, но и перед знаменитыми итальянцами».

Однако многим деятелям культуры собор казался ужасающе безвкусным. Художник Василий Верещагин называл храм Христа Спасителя «прямым воспроизведением знаменитого Тадж-Махала в городе Агра», построенным «довольно бездарным архитектором Тоном». Философ Евгений Трубецкой же сравнивал собор с «огромным самоваром, вокруг которого благодушно собралась патриархальная Москва».

Особняк Арсения Морозова

Особняк Арсения Морозова, Москва. Фотография: mos-history.ru

Московский миллионер Арсений Морозов, впечатленный португальским дворцом Пена в Синтре, заказал архитектору Виктору Мазырину особняк в неомавританском стиле. Но витые колонны, лепнина в виде ракушек и другие декоративные излишества не пришлись по вкусу жителям города. Москвичи окрестили особняк «домом дурака». Аналогичного мнения была и мать Арсения — Варвара Морозова, заявившая сыну: «Раньше одна я знала, что ты дурак, а теперь вся Москва будет знать!» Актер Михаил Садовский посвятил дворцу эпиграмму: «Сей замок на меня наводит много дум, и прошлого мне стало страшно жалко. Где прежде царствовал свободный русский ум, там ныне царствует фабричная смекалка». А Лев Толстой даже высказался о доме Морозова в романе «Воскресение»: на его страницах князь Нехлюдов назвал особняк «глупым ненужным дворцом какого-то глупого ненужного человека».

Читайте также:

Магазин купцов Елисеевых

Магазин купцов Елисеевых, Санкт-Петербург. Фотография: Дмитрий Неумоин / фотобанк «Лори»


Построенный в 1902–1903 годах на Невском проспекте магазин купцов Елисеевых петербуржцы сразу невзлюбили. Творение архитектора Гавриила Барановского современники считали чужеродным, иронично называли его «купеческими чертогами» или «тортом». Поэт Георгий Иванов однажды написал, что «на Невском, как грибы, вырастали одно за другим «роскошные» здания — настоящие «монстры», вроде магазина Елисеева или дома Зингера».

Доходный дом купца Филатова

Доходный дом купца Филатова, Москва. Фотография: mos.ru

Один из самых интересных доходных домов Москвы, так называемый «Дом с рюмкой», был построен архитектором Валентином Дубовским по заказу купца Филатова. Хотя сегодня многих восхищает это здание с колоколообразным куполом в виде перевернутой рюмки, современники сначала дом не приняли. В одной из газет критик отозвался о доме Филатова следующим образом: «Каждый новый год приносит Москве несколько десятков новых, чудовищно нелепых зданий, которые врезаются в городские улицы с какой-то особенной, только одной Москве свойственной, удалью. Ну, где еще встретишь что-нибудь подобное новому дому в начале Остоженки…»

Дом культуры имени Русакова

Дом культуры им. Русакова, Москва. Фотография: teatrviktuka.ru

Знаменитое здание, созданное Константином Мельниковым, в рецензии газеты «Правда» называли «бетонными опухолями», примером «фальшивой, псевдореволюционной «новизны, которую стараются насадить мелкобуржуазные формалисты от архитектуры». «Комсомольская правда» писала, что «самое болезненное средневековое воображение, самые мрачные фантазии Босха бледнеют перед творениями архитектора Мельникова , перед уродством его сооружений, где все человеческие представления об архитектуре поставлены вверх ногами». Наконец, архитектор Каро Алабян считал, что, проектируя это здание, Мельников не учитывал потребности человека, сделал все «шиворот-навыворот» исключительно ради «оригинальничанья».

Дом на Моховой

Дом на Моховой, Москва. Фотография: peshegrad.ru

Жилой дом для сотрудников Моссовета, построенный Иваном Жолтовским в 1932–1934 годах, также был объектом критики современников. Архитектор Виктор Веснин называл здание «гвоздем выставки (выставки архитектурных проектов мастерских Моссовета 1934 года. — Прим. ред.), который вошел очень крепко в головы всех архитекторов». Критики считали, что пропорции дома искажены, равновесие нарушено и в здании нет гармонии. Архитектор Виктор Балихин сказал: «Мы видим вместо живого организма, вместо живого цветка — точно сорванные розы, поставленные в стакан воды, потерявшие свой аромат, розы, которые, несомненно, должны умереть».

Автор: Лидия Утёмова

самые известные дома с фото и адресами

Его называют отцом русского модерна. Хотя при жизни официально Федор Шехтель так и не получил диплом архитектора.

Здания, построенные по его чертежам, можно узнать интуитивно. Сглаженные углы на фасадах, башни с конусными крышами, окна разных размеров. В каких-то особняках узнается готика, в каких-то Византия. Мастер не боялся экспериментировать. И прорабатывал каждый элемент. Даже если заказ поступал от обычного частника. Сейчас почти все эти дома охраняются государством. И про каждый можно рассказывать часами.

Взять хотя бы особняк Рябушинского, в котором жил Горький. Дом является блестящим образцом модерна, при этом Корней Чуковский писал, что давно не видел такой мерзкой пошлятины. «Ни одной честной линии, ни одного прямого угла. Все испакощено похабными загогулинами, бездарными наглыми кривулями».

Видимо, такая реакция лишний раз доказывает, что творчество Шехтеля — не что иное, как искусство.

К сожалению, туристам увидеть нынешнюю обстановку этих зданий в большинстве случаев нельзя. У ворот охрана, а внутри — посольства и консульства. А вот осмотреть снаружи никто не запрещает.

Начнем изучать Москву Шехтеля с дома, в котором он сам жил.

В Ермолаевском переулке

Дом Шехтеля в Ермолаевском переулке похож на средневековый замок.
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Адрес: Ермолаевский переулок, 28, стр. 1 (метро «Маяковская»).

Год постройки: 1896 год.

Статус: объект культурного наследия народов РФ регионального значения.

Правильно кто-то подметил. С виду это строение напоминает и русскую избушку, и средневековый замок одновременно. Архитектор экспериментировал на самом себе. Потому что этот дом был собственностью Шехтеля. Здесь он не спал ночами, придумывая новые архитектурные решения. И это вовсе не для красного словца — по свидетельству современников, он действительно много трудился. И как-то в письме Чехову написал: «Уверен, что без работы я был бы никуда не годен — как часы, не заводимые аккуратно и постоянно» (кстати, с Антоном Павловичем дружил и даже оформил обложку его «Пестрых рассказов»).

Увидев, что ворота открыты, я было ринулся в маленький дворик. Но через секунду из сторожки выскочил человек в форме и пояснил, что посольство республики Уругвай — не проходной двор.

Я заметил, что на мозаичном панно составлены литеры F и S. Позже выяснил, что это инициалы архитектора. В то время он был Францем, а Федором Осиповичем стал после Первой мировой войны. Как пишут в справочниках, в знак солидарности с русским народом.

Здесь был… Горький

В 1930-е годы в особняке Рябушинского жил писатель Максим Горький.
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Адрес:

Малая Никитская, 6/2, стр. 5 (метро «Тверская»).

Год постройки: 1903 год.

Статус: объект культурного наследия федерального значения.

Дальше 15 минут ходьбы — и мы возле особняка Рябушинского. Того самого, о котором Чуковский отзывался так нелестно. Крыльцо напоминает огромную букву П. Точнее, заглавную буквицу, какие раньше вырисовывали в самом начале текста.

Этот особняк Шехтель построил для своего друга Степана Рябушинского, оформив в морском стиле. На стенах изображены медузы, ракушки, водоросли, черепахи. Мраморная лестница напоминает волну.

Рябушинский был старообрядцем и собирателем икон. И специально для него архитектор спроектировал молельню, причем как тайную комнату. Неосведомленный человек найти ее не мог.

В 30-е годы здесь жил Максим Горький и в честь этого в особняке устроили музей писателя (в 1965 году). А потому это тот редкий случай, когда шехтелевский дом можно осмотреть и внутри. Удивляет, насколько хорошо он сохранился.

В кабинете, в спальне, в столовой сохранили подлинную обстановку. Как и личные вещи писателя, и его библиотеку (12 тысяч томов). Расставлены они в том же порядке, что и при жизни Горького.

Отдельные комнаты закрыты для посетителей, потому что в них хранится музейный фонд.

Я обратил внимание, что среди них большинство иностранные туристы. Некоторые не покупают билет, а просто заглядывают в прихожую, фотографируются на фоне портрета писателя и уходят.

Атмосфера возле особняка умиротворяющая. Сад, цветочки. Под огромным каштаном скамейка. Через дорогу храм Большое Вознесение, в котором Пушкин венчался с Гончаровой. Да и золотая осень еще не кончилась.

Театр Станиславского и Немировича-Данченко

Здание МХТ им. Чехова выглядит строже, чем частные особняки работы Шехтеля.
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Адрес: Камергерский переулок, 3 (метро «Театральная»).

Год реконструкции старого здания: 1903 год.

Статус: объект культурного наследия федерального значения.

Дальше сворачиваем в Газетный переулок и идем в сторону Тверской. Минуем подземный переход и оказываемся в Камергерском переулке. Издалека видим крупную надпись: “Чеховъ”. Это Московский художественный театр, который тоже был построен по проекту Шехтеля. Точнее, реконструирован. Причем в этом случае архитектор выполнил работу бесплатно, принципиально не взяв ни копейки.

Это здание выглядит более строго, чем частные особняки. И больше напоминает гимназию. Или доходный дом.

В данном случае заслуга архитектора заключается не только в красивом фасаде. Но и в продуманном освещении, коврах, поглощавших звуки, и, конечно, в крутящейся сцене.

Этот театр основали Станиславский и Немирович-Данченко. Он много раз менял названия. И сейчас официально называется «Московский Художественный театр им. А. П. Чехова». В его труппе много актеров, которых мы знаем по ролям в кино: Пореченков, Семчев, Трухин, Хабенский, Верник, Дюжев и другие.

Кстати, здание театра в ближайшем будущем отреставрируют (проект разрабатывается). По словам руководителя Департамента культурного наследия города Москвы Алексея Емельянова, помимо архитектурных достоинств, у этого дома интересная московская история. Например, есть легенда, что этот участок земли в 14 веке принадлежал полководцу Дмитрия Донского.

Предлагаю изучить театральные афиши и двигаться дальше.

Меркурия несчастный лик

Огромный бело-розовый дом на Мясницкой улице построили для фарфорового магната Матвея Кузнецова.
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Адрес: Мясницкая, 8/2 (метро «Лубянка»).

Год постройки: 1903 год.

Статус: памятник строительства и архитектуры.

Проходим через Лубянский проезд и выходим на Мясницкую. Здесь примостилось еще одно детище Федора Шехтеля — фарфоровый дом. С округлой и витиеватой архитектурой. Его построили для представительства Матвея Кузнецова, который был фарфоровым магнатом. Здесь можно было купить (или заказать) посуду самого разного уровня. Клиентами были как крестьяне, так и потомственные аристократы. Лично мне это здание как раз напоминает театр, а не магазин. Наверное, из-за пышных украшений и завитушек.

Три года назад про фарфоровый дом писали все столичные газеты. И не в честь Шехтеля с Кузнецовым. А из-за обычного рабочего, который замазал лик Меркурия. В процессе реставрации часть лица крылатого бога обвалилась и гастарбайтер решил это исправить. В результате получилась лепнина на уровне детского сада. Прохожие заметили и сбросили фото в соцсети. Позже несчастному Меркурию сделали пластическую операцию и теперь он такой, как все остальные.

Сейчас здание закрыто. Внутри идет ремонт. Недалеко от главного входа мужичок торгует старыми книжками. На асфальт простынку постелил и выставил. Говорит, что бывает здесь часто. И, по словам рабочих, в здании будет продюсерский центр. И что сюда даже Игорь Крутой иногда приезжает.

Особняк с черным пауком на дверях

Особняк Дерожинской, который сейчас занимает посольство Австралии, сохранил первоначальный облик.
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Адрес: Кропоткинский переулок, 13, стр. 1 (метро «Парк культуры»).

Год постройки: 1904 год.

Статус: объект культурного наследия федерального значения.

Ну и последний рывок. Идем в сторону Кропоткинского переулка, где недалеко от станции метро «Парк культуры» стоит зеленоватый дом с огромным высоким окном на фасаде. Внутрь тоже не пускают, потому что это территория посольства Австралии. Высокие кованые заборы, охрана.

Прохожие с интересом поглядывают на особняк.

В путеводителях говорится о том, что первый муж Александры Дерожинской, которая заказала себе это жилье, приходился братом Степану Рябушинскому, тому самому, в чьем доме жил Горький. А Шехтель знал и того, и другого. И всем помогал.

Дом для госпожи Дерожинской получился роскошным. И это и арочное окно, и плиточная облицовка с окантовкой. Архитектор и здесь продумал каждую деталь. Даже торшеры в комнатах. И ручку на входной двери. Которую сделал в виде черного паука. Ну и несмотря на 1904 год, здесь уже тогда все было — и паровое отопление, и канализация, и водопровод, и электричество, и телефонная связь.

В советское время особняк национализировали. В нем размещались разные учреждения. Но при этом первоначальный облик был сохранен.

Какие еще здания Шехтеля в Москве

Ярославский вокзалКомсомольская площадь, 5
Особняк МорозовойСпиридоновка, 17
Особняк Смирнова Тверской бульвар, 18, строение 1
Дом ШехтеляУл. Большая Садовая, 4
Типография ЛевенсонаТрехпрудный переулок, 9
Здание Ярославского вокзала реконструировали по проекту Шехтеля в 1902-1904 годах.
Фото: Михаил ФРОЛОВ

Кстати

В столице разработали мобильное приложение «Узнай Москву». С его помощью вы можете изучать город без экскурсоводов и бесплатно. Достаточно приехать в исторический центр. На карте отображаются дома, которые рядом с вами и о которых есть информация (более 1600 адресов). Стоит ткнуть пальцем и появится текст. Если читать неохота, можно послушать аудио. Кроме этого, разработчики включили и авторские маршруты. Например, от главного археолога Москвы Леонида Кондрашева. Или актера Валерия Гаркалина.

Горький в особняке С.П. Рябушинского: lady_dalet — LiveJournal

«В старинном доме есть высокий зал,
Ночью в нем слышатся тихие шаги,
В полночь оживает в нем глубина зеркал,
И из них выходят друзья и враги»
К. Бальмонт, «Старый дом»

  В начале прошлого века, когда началось строительство особняка Рябушинского, Малая Никитская выглядела провинциально и довольно просто. Невысокие каменные и деревянные дома с мезонинами, булыжная мостовая, поросшая травой, по которой свободно прогуливались куры. За особняками были небольшие палисадники, а за ними в сторону Гранатового переулка простирался большой пустырь, заросший крапивой, бурьяном и одуванчиками, на нем обычно играли дворовые дети. По улице изредка проезжала коляска или нагруженный ломовик, из садов весной шел густой запах сирени, а летом тянулся легкий парок самоварного дыма, там под старыми липами горожане пили чай. Под звон колоколов храма Большого Вознесения, в котором когда-то венчался А.С. Пушкин с красавицей Натали, тихая и малолюдная улица оживала, весь окрестный люд: чиновники, купцы, дворяне, все от мала до велика, направлялись в храм. Так неспешно и просто жили москвичи, но этот мир начал стремительно меняться в начале 1900-х годов. Перемены не обошли стороной и Малую Никитскую — на ней появился изысканный особняк в стиле модерн, построенный одним из самых модных московских архитекторов Федором Осиповичем Шехтелем.

Федор Осипович Шехтель – замечательный русский архитектор, живописец, график и сценограф, один из наиболее ярких представителей стиля «модерн» в русском и европейском зодчестве. Федор Шехтель построил сотни зданий в разных уголках России. Он строил храмы, часовни, театры, гостиницы, банки, вокзалы, особняки и даже общественные бани, создавал уникальные интерьеры и театральные декорации, он даже иллюстрировал книги. Каждый новый его проект раскрывал все новые и новые грани его таланта, который был так безупречно отточен, что никому в голову не могло прийти, что Шехтель почти самоучка, не имеющий специального образования!
  Шехтель всю свою жизнь строил роскошные дома, но по злой иронии судьбы в конце жизни оказался фактически бездомным. Его великолепному творчеству не нашлось места в суровой революционной эпохе, которой потребовалась новая архитектура красного конструктивизма. Шехтель с его изящными зданиями и продуманными до мелочей интерьерами этой новой реальности не соответствовал. Его выселили из собственного дома и он – Почетный член Общества британских архитекторов, архитектурных обществ Рима, Вены, Глазго, Парижа доживал свой век в нищете. В одном из писем он с горечью пишет о том, что строил всем Морозовым, Рябушинским, фон Дервизам, а сам остался нищим…
  Умер Шехтель в Москве 7 июля 1926 года и, несмотря на широкую известность его архитектурного наследия в Москве, где он так много построил, нет его мемориального музея, как и впрочем, музея, посвященного московскому модерну.

  Оригинальность творений Шехтеля состояла в том, что в своих проектах он часто использовал архитектурные традиции Древней Руси. Соединив их с новейшими тенденциями, он получил тот органический сплав, который стали называть «московским модерном». В приметах нового стиля отразились особенности переломной эпохи — стремление осмыслить накопленный опыт и предчувствие грядущих перемен. Напряженные социальные конфликты порождали настроение тревоги и надежды, люди искали в прошлом ответы на происходящее. Отсюда возросший интерес к отечественной культуре и истории, что в немалой степени способствовало возникновению нового направления. Первые образцы его появились в Москве и Петербурге. И если на Западе, как писал англичанин Д. Рескин, задачу архитектуры видели в том, чтобы «насколько возможно заменить нам природу, говорить нам о ней, напомнить о ее тишине, быть как природа торжественной и нежной, давать нам образцы, заимствованные у природы, образцы цветов, которые мы не можем больше рвать, и живых существ, которые теперь далеко от нас в своей пустыне», то Шехтель пошел дальше. Привлекая к сотрудничеству талантливых художников-единомышленников, — Врубеля, Коровина, Богаевского, Кутырина, он поставил перед собой грандиозную задачу — гуманизируя общество средствами искусства, привести его к более совершенным социальным отношениям.

  Заказчиком изысканного особняка стал Степан Павлович Рябушинский – известный предприниматель, ученый и меценат. Он был четвертым сыном из восьми сыновей многочисленной семьи Рябушинских. Работали братья очень много, были прекрасно образованы, большие средства тратили на благотворительность. «Собственность не только дает права, — говорил старший брат П.П.Рябушинский, — но собственность обязывает».
  Главным наследственным делом Рябушинских была текстильная фабрика в селе Заворове Верхне-Волоцкого уезда. Степан и Сергей были создателями первого в России автомобильного завода АМО.

  Степан Павлович Рябушинский с женой Анной Александровой и сыном Борисом, 1901 г.

  Созданный Шехтелем особняк не мог не привлекать внимания, однако прожить Степану Павловичу в нем пришлось не долго. В 1917 г. вместе с семьей он спешно покинул Россию и переехал в Париж, а затем в Италию, где открыл магазин тканей. Его братья также разъехались по разным городам Европы, а их имущество было национализировано.

  Сегодня в особняке Рябушинского располагается музей Алексея Максимовича Горького. Писатель жил здесь с 1931 года и до конца жизни, до 1936 года. Надо заметить, что дом он не любил и отказывался в него въезжать. «Величаво, грандиозно — улыбнуться не на что…» — говорил он. «Лучше бы нам дали хорошую квартиру»… На его отказ Сталин написал: «Все писатели очень капризные, а Вы, Алексей Максимович, больше всех. Вам доверяют, Вам хотят угодить, а Вы противитесь и ставите всех в неловкое положение». Дом сохранился в том виде в каком был при жизни Горького и именно благодаря тому, что в особняке расположен его музей, у нас есть возможность увидеть этот памятник архитектуры изнутри.

  Небольшой участок, на котором в течение двух лет, с 1900 по 1902 годы возводился особняк вписывался в единую линию улицы, а не был угловым как сейчас. Будущий хозяин особняка пожелал, чтобы дом не примыкал плотно к улице, и тогда Шехтель вынес парадное крыльцо на красную линию, а сам особняк отодвинул вглубь, окружив его небольшим садом. Таким образом, между линией улицы и домом возникло воздушное пространство, которое в дальнейшем стало своеобразным естественным обрамлением всего архитектурного ансамбля.

  Красивый, двухэтажный особняк, с кубическим объемом и асимметричными выступами стен, облицован светлым глазурованным кирпичом. Каждое окно индивидуально по форме, размеру и окантовочному замысловатому плетению, которое хорошо сочетается с рисунком решеток ограды и балконов. Украшением особняка является проходящий по периметру верхней части широкий мозаичный фриз с изображением гигантских орхидей (мотив преувеличения деталей часто встречается в работах Шехтеля, например, клубники на здании Ярославского вокзала), созданный в знаменитой петербургской мастерской Фролова.

  Сын архитектора вспоминал, что Федор Осипович много раз ездил на рынок в поисках определенного сорта орхидей. Он расставлял их под разным освещением и делал эскизы в натуральную величину на больших листах ватмана. Один из исследователей стиля модерн назвал эти панно орхидей «драгоценным мерцающим поясом, опоясывающим фасад особняка Рябушинского». Мерцающий — потому что в мозаику вкраплены кусочки золотистой смальты и в солнечную погоду этот эффект проявляется.

  Вся структура дома подчинена символам мироустройства. Спиралевидные завитки уличной ограды напоминают бегущие волны, переплеты окон и входной решетки уподоблены извивающимся побегам или растущему дереву, в балконной решетке можно уловить мотив рыбьей чешуи. Пластическое пространство напоминает архитектуру Гауди. Кстати, Шехтель и Гауди были хорошо знакомы, не раз встречались и обменивались идеями. Гауди был почти на 20 лет старше и обладал несомненным авторитетом для Шехтеля.

  Вписать дом в контекст улицы и расположить его на неудобном, угловом пространстве — это талант и способность видения пространства. Именно этот дар позволил архитектору создать проект, в котором все комнаты расположены вокруг спиралевидной лестницы. Проект этот оказался настолько рациональным, что по его подобию стали строить не только частные, но и многоквартирные дома.
  Идейно-композиционным центром особняка является парадная лестница «Волна» — символ постоянного движения человека, она напоминает, что жизнь вышла из воды на землю, чтобы потом возвести человека на небеса к Богу. Лестница как некий путь возвышения души. Внизу подводный мир, бездна и чем выше, тем ближе мы к Солнцу. Величественная лестница из зеленовато-серого мрамора пенным кружевом разворачивается в виде спирали – символа бесконечности развития. Ее резной парапет передает упругую энергию морских волн постепенно уходящий в сине-голубую бездну лестничного витража, символизирующего начало воздушной стихии. На гребне волны установлен светильник в виде медузы. Свет, проходя через витражный абажур и голубовато-синий витраж окна, усиливают ощущение фантастического мира, созданного Шехтелем. Медуза при взгляде на неё сверху превращается в черепаху (олицетворения жизни активной и жизни созерцательной). Лестница становится не просто приспособлением для физического подъема, а символом духовного восхождения человека.

  Серо-зеленый мрамор, зеленоватые стены, имитирующие морскую стихию, приглушенное освещение (стекла витражей тонированные, потолка — матовые) создают грандиозную картину подводного и надводного миров. Повествовательность декора — характерная черта творческого почерка Шехтеля. В то же время образы волны, моря, бури понятные для современников символы своего времени, повествующие об общественной жизни России начала века. Как писал Рерих: «Символическая характеристика времени, которая скоро будет окрашена в красные тона».

  Лестница изготовлена из эстонского вазалеммаского мрамора. Красивый камень обработали в московской мастерской М.Д. Кутырина. В начале лестницы есть мраморная лавочка: чтобы не замерзнуть, сидя на ней, из рядом расположенной решетки шел поток теплого воздуха. Это был своего рода первый московский кондиционер. Шехтель изобрел его на основе работы каминов. Система эта работала до 1909 г.

  Весь первый этаж связан с водной стихией. Каждая комната особняка обладает собственной эстетической ценностью. Уникальна каждая деталь интерьера, созданного Шехтелем: ручки дверей, паркет, выложенный под рыбью чешую или с волнообразной каймой, колонна с лилиями и саламандрами в капители, обои с наскальными рисунками — все создает чувство единения с миром природы.

  Самая большая комната — гостиная. Картина постоянно меняющейся природы (близость к ней), которую можно постоянно наблюдать из окна, становится главной идеей, частью интерьера.

  На месте большого кожаного дивана при Рябушинском находился шикарный камин из знаменитого каррарского мрамора. На верхней его части было вытесано изображение полуобнаженной женщины-бабочки с распахнутыми руками-крыльями. Как-то раз, во время собрания кружка поэтов и писателей, Горький заметил, что молодые люди уделяют больше внимания разглядыванию декора, нежели вопросам литературы, и шехтелевский камин по приказу нового хозяина был разобран, а после так нигде и не был найден. К сожалению, безвозвратно утрачены были и оригинальные светильники, сделанные по эскизам Шехтеля для этого дома.

  Существует мнение, что буфет в этой комнате спроектирован Федором Осиповичем. Это не так, несмотря на то, что он один из первых стал проектировать встроенную мебель. Архитектор никогда не позволил бы закрыть рисунок паркета.

  Столовая. Эскизы Ф.О. Шехтеля: окно, фриз, экран, сервант, дверь на балкон. Начало 1900-х гг.

  В бытность Горького в этом доме самая большая комната служила столовой и гостиной. Завтрак обычно проходил в узком кругу, более оживленно становилось за обедом и вечерним чаем. Здесь проходили встречи с многочисленными гостями, прежде всего писателями, людьми искусства. Почти все известные писатели 1930-х годов побывали у Горького — его дом заменял им писательский клуб. В особняке часто устраивались большие обеды и ужины, на которые приглашались молодые литераторы и те, кто был менее угоден советской власти и нуждался в помощи. За один раз дом мог принимать до 100 гостей. До 1934 года, в котором отношения между писателем и Сталиным значительно ухудшились, здесь часто гостил и сам вождь со своей семьей. Для таких вечеров из Кремля приглашали двух официанток. Кухня располагалась в полуподвальном этаже, где сейчас находится гардероб квартиры-музея. Еда из нее поднималась на специальном лифте, а около лифта висел телефон, по которому отдавались указания повару.

  Переезд Горького был организован на самом высоком правительственном уровне. Была создана комиссия по организации быта писателя в Москве. Комиссия нашла дом, сделала ремонт, привезла мебель — кожаные диваны, спальню. В 30-е годы такой проблемы, как дизайн не существовало, поэтому мы видим такое нагромождение шкафов, поэтому многое было разобрано и ликвидировано.

  Парадная мужская гостиная Рябушинских, где гости играли в карты. Условно мы под водой. Ряска. Сквозь толщу воды мы видим хризантемы, склонившиеся над водной гладью. Четыре резных скульптурных улитки в оформлении потолка. Модерн подразумевает разнообразие. Заметьте, что в лепнине потолка отражается еще и рисунок оконного переплета.

  Книжные шкафы появились в этой комнате с приездом Горького. Его библиотека, находящаяся в доме, насчитывает 12 000 томов, 2000 томов с пометками.. По словам самого писателя, это четвертая его библиотека, остальные разбросаны по тем городам, где он жил. Горький часто покупал книги в нескольких экземплярах, чтобы иметь возможность их раздаривать. 1000 томов он подарил родному городу Нижнему Новгороду. Если он знал, что какой-то писатель сочиняет рассказ на историческую тему, старался подарить ему полезную в его труде подборку книг. Собранная им здесь библиотека до сих пор служит людям. Если нужной книги нет ни в одной библиотеке Москвы, кроме квартиры Горького, вы можете прийти сюда, заказать книгу и почитать ее прямо в Горьковской гостиной. Гостиная-библиотека – это еще одна комната, где собирались компании литераторов.

  Каждая дверь имеет свой макет дверной ручки. Украшение замочной скважины — отражение дверной ручки.

  Вестибюль парадного входа. Пол в парадной прихожей напоминает водную гладь, в которую брошен камень. Мозаика-египетский знак воды. Каждая деталь обусловлена общим смыслом дома. Дверная ручка — морской конек. Еще одна модель дверной ручки — остроумная и гениальная одновременно. Дело в том, что на тот момент еще не было изобретено небьющееся стекло, и эта ручка прекрасно его защищает. Стекло 1902 года до сих пор не разбивалось и не менялось. Вместо гигантских шкафов стояли витражные ширмы, напоминающие крылья стрекозы. Это было сказочное, необычное пространство, похожее на театральные декорации.

  Но самое мистическое в этом доме — это витражная картина, которая в зависимости от освещения и точки обозрения постоянно меняется — может быть то холодной синей, то ярко-желтой. Интерьер постоянно преображается за счет света и цвета витражей. Как и в природе — нет ничего постоянного. Украшающий эту прихожую витражный пейзаж очень важен для общей стилевой и философской концепции дома. Модерн, как известно, черпает вдохновение в природе и активно заимствует ее образы. Небезызвестно и то, что красавица-природа непостоянна и изменчива. В течение всего дня этот витраж меняет свой вид, изображая то вечерний, то дневной, то утренний, то ночной пейзаж в зависимости от освещения и угла зрения. Андрей Вознесенский любил витражи и часто приходил сюда. Он говорил: «Магия преломленного света может быть адекватна поэзии слова».

  Отсюда мы попадаем в комнату, которая служила парадным кабинетом и Рябушинскому, и Горькому. Общий ее мотив – это лавр – с античных времен символ успеха, славы и благополучия и прославления хозяину. Лавр здесь можно найти в деревянной отделке, на дверных ручках и на еще одном витраже. На первый взгляд он изображает горный пейзаж, а, приглядевшись, мы можем увидеть здесь голову бородатого мужчины, в размышлениях сидящего под лавровым деревом. Это, пожалуй, самый загадочный , наполненный философским смыслом, витраж. Не обозначено у мужчины только лицо, благодаря чему человек сливается с природой как неотъемлемая ее часть. В то же время он выделяется из общей среды, легко может влиять на природу, даже нарушить ее гармонию, но тесно связанный с нею, он погубит и себя. Однажды Шехтель записал в дневнике: «Мы многое не замечаем, как не замечаем кислорода, которым дышим… Мы не замечаем перил на лестнице, обыкновенно на них и не опираемся… а попробуй их снять. И по лестнице все будут бояться ходить и лестница никуда не годится». Возможно, в этом смысл необычного витража.

  Рабочий стол Степана Павловича Рябушинского имел подковообразную форму, что гармонировало с рисунком паркета. Практически вся мебель была утрачена когда в усадьбе располагались различные организации. Единственное, что осталось от мебели, которую Шехтель проектировал для этого дома — шкафчик над камином.

Какое здание в Москве было построено первым в стиле модерн? Кто был его архитектором?

Первым по времени зданием в стиле модерн в Москве считается «Особняк Листа» в Глазовском переулке, который построил архитектор Лев Кекушев.

Это здание возведено в 1898-1899 годах на участке, принадлежавшем жене Льва Кекушева Анне, и изначально планировалось для  проживания архитектора с семьей. Дом выделяется интересным сочетанием кирпича и черного гранита, а также ассиметрией и разноформатными окнами.

В 1900 году Кекушев продал особняк О.А. Листу — предпринимателю, племяннику промышленника Густава Листа.

Есть две теории того, как Отто Лист стал хозяином особняка. Согласно первой, особняк архитектора сильно понравился богатому предпринимателю и он предложил хозяину такую большую за него сумму, что тот не смог отказаться. По второй версии, Кекушев не планировал жить в особняке и построил его в коммерческих целях — чтобы с выгодой продать.

Во время финансового кризиса Лист продал особняк Наталии Кусевицкой — жене дирижера и композитора Сергея Кусевицкого. Но в историю архитектуры этот дом вошел под именем Листа.

Незадолго до революции здание купил банкир Алексей Мещерский. Но тут грянула революция и особняк перешел в народное пользование — в нем устроили библиотеку. В 1990-х годах там размещалось посольство Аргентины, а в 2003-м году особняк передали правительству Калужской области.

Склочные отзывы современников на главные диковинки Москвы • Arzamas

Бетонные опухоли, безрадостная казарма, потерявшая аромат роза, силосная башня и другие эпитеты, которыми награждала памятники архитектуры современная им критика

Подготовил Андрей Борзенко

Клуб коммунальников на Стромынке

Архитектор — Константин Мельников
Построен в 1927–1929 годах

Фотография 1931 года © Wikimedia Commons

«Вредной погоне за мещанским украшательством, за дешевым эффектом под стать и та фальшивая, псевдореволюционная „новизна“, которую стараются насадить мелкобуржуазные формалисты от архитектуры. Самым усердным из них бесспорно является архитектор К. Мельников, „прославившийся“ уродливым зданием клуба коммунальников на Стромынке. Многие из москвичей и приезжих, попадая в этот район столицы, удивленно пожимают плечами при виде огромных бетонных опухолей, из которых архитектор составил главный фасад, умудрившись разместить в этих наростах балконы зрительного зала. То обстоятельство, что эта чудовищная затея невероятно усложнила и удорожила конструкцию сооружения и обезобразила внешний облик здания, архитектора нисколько не смущает. Его главная цель — выкинуть трюк, сделать здание „ужасно оригинальным“ — была достигнута. А это только и нужно „новаторам“, подобным Мельникову».

Архитектор. «Какофония в архитектуре». «Правда», 20 февраля 1936 года

«Мельников ищет исключительной остроты и необычности, оригинальничанья ради оригинальничанья… <…> В выстроенном им клубе коммунальников отсутствуют самые элементарные удобства, расположение комнат, гардероба, лестниц — все шиворот-навыворот. Сидя в зрительном зале, который держится на консолях, боишься провалиться. Парадный ход решен, как черная лестница. Чувствуется, что архитектор не учитывал потребностей человека, забыл о человеке. Исходя из неправильной позиции, работая по формалистическому методу, архитектор Мельников и не станет передовым советским архитектором».

Каро Алабян. «Против формализма, упрощенчества, эклектики». 
«Архитектура СССР», № 4, 1936 год

Самое болезненное средневековое воображение, самые мрачные фантазии Босха бледнеют перед творениями архитектора Мельникова

«В Москве, например, есть архитектурные сооружения, в просторечье именуемые „домами“, от которых прохожие с ужасом шарахаются в сторону. Один из таких домов — клуб коммунальников на Стромынке — вызвал в свое время ожесточенные споры. Но споры, как прохожие, проходят, а дома остаются, тем более что автор „спорного“ сооружения, архитектор К. Мельников, успел наделить московские улицы целым рядом своих немыслимых зданий. Много столетий назад художник Иероним Босх населил свои полотна скопищами чудовищных уродов, людей с птичьими головами, пернатых горбунов, крылатых гадов, отвратительных двуногих. Но даже самое болезненное средневековое воображение, самые мрачные фантазии Босха бледнеют перед творениями архитектора Мельникова, перед уродством его сооружений, где все человеческие представления об архитектуре поставлены вверх ногами. Чтобы убедиться в сказанном, достаточно посмотреть хотя бы на „дом“, который построил этот архитектор в Кривоарбатском переулке. Этот каменный цилиндр может быть местом принудительного заключения, силосной башней, всем чем угодно, только не домом, в котором добровольно могут селиться люди».

«Архитектура вверх ногами». «Комсомольская правда», 18 февраля 1936 года

 

Здание Наркомлегпрома (Центросоюза) на улице Кирова/Мясницкой

Проект Ле Корбюзье
Построено в 1928–1936 годах

Фотография 2012 года © Wikimedia Commons

«Эпигоны западноевропейского конструктивизма видят источник художественной выразительности архитектуры только в конструкции, в материале. Это в огромной мере обедняет архитектурное творчество и зачастую превращает здание в безрадостную серую казарму. Типичный пример — дом Наркомлегпрома на улице Кирова… <…> где схематизм форм, обнажение конструкций и материалов превращают здание в какое-то странное нагромождение бетона, железа и стекла».

Архитектор. «Какофония в архитектуре». «Правда», 20 февраля 1936 года

«Вел постройку один из крупнейших советских мастеров — Колли, и все-таки этот дом — только великолепная американская тюрьма. Парадоксально, но так, и во всяком случае, несмотря на огромное количество стекла, несмотря на очень хорошее качество работы, это сооружение создает впечатление почти негражданского сооружения. Что-то механическое в этой постройке, люди в ней кажутся какими-то автоматами».

Сергей Кожин. Выступление на дискуссии в Союзе советских архитекторов, посвященной итогам майской архитектурной выставки 1934 года

«Они [конструктивисты] кричат о практическом и удобном искусстве, а на самом деле актеру трудно играть на их вздыбленных площадках, зрителю скучно смотреть на их „колесики и пружинки“, их декорации не радуют глаз, а выстроенные ими дома придают улице мрачный вид крепости (дом Корбюзье на улице Кирова)».

«Правда», 29 апреля 1935 года

 

Дом на Моховой

Архитектор — Иван Жолтовский
Построен в 1932–1934 годах

Фотография 2008 года © Wikimedia Commons

«Я начну с „гвоздя“ выставки. По поводу этого „гвоздя“ было много острот, говорили, что это „гвоздь“ в гроб конструктивизма. По всей вероятности, вы догадываетесь, о чем я говорю. Я говорю о доме на Моховой. Да, это гвоздь выставки, который вошел очень крепко в головы всех архитекторов. Это гвоздь, который нужно выдернуть. <…> Дом Жолтовского, построенный на Моховой, не мог быть построен на улице Моховой. Иван Владиславович слишком большой художник, чтобы поставить этот дом на улице советской столицы, он должен был его отделить, и он отделил его, он выкопал ров, который ясно поставил границу между современностью и прошлым. <…> Этот дом называют „домом-красавцем“. Да, он красив, но главное тут не в том, что красиво, главный вопрос — можно ли так делать и верен ли этот путь? <…> Я не нахожу ни одного момента в этой вещи, который хоть сколько-нибудь был бы близок нам. Перед нами стоит целый ряд проблем жилья. Отвечает ли на эти проблемы этот дом? Думаю, что такой проблемы Иван Владиславович вообще не ставил».

Виктор Веснин. Выступление на дискуссии в Союзе советских архитекторов, посвященной итогам майской архитектурной выставки 1934 года

Иван Владиславович слишком большой художник, чтобы поставить этот дом на улице советской столицы

«<…> Отступив, И. В. Жолтовский оступился. Когда вы смотрите на этот дом с главной точки, он не имеет основания, оно срезано линией тротуара. Тротуар подсек под корень этот цветок. Пропорции совершенно исказились. Этажный карниз нависает, давит, равновесие нарушено, гармонии нет. И мы видим вместо живого организма, вместо живого цветка — точно сорванные розы, поставленные в стакан воды, потерявшие свой аромат, розы, которые несомненно должны умереть».

Виктор Балихин. Выступление на дискуссии в Союзе советских архитекторов, посвященной итогам майской архитектурной выставки 1934 года

«Всех нас волнует дом И. В. Жолтовского… Он своим домом показал очень ярко, как раньше хорошо проектировали и как раньше хорошо строили. <…> Но на этом роль Ивана Владиславовича кончилась. Он это показал и дальше вперед ни шага не сделал, а мы не имеем на это права. <…> Эпоха не может не отразиться на архитектуре и на искусстве вообще, и, следовательно, только тот мастер прав, который ищет новых путей. Даже оступаясь, такой мастер сделает гораздо больше, чем тот, который может похвалиться только большими достижениями в плане ретроспективизма».

Иван Фомин. Выступление на дискуссии в Союзе советских архитекторов, посвященной итогам майской архитектурной выставки 1934 года

 

Жилой дом на Большой Калужской улице

Архитектор — Иван Жолтовский
Построен в 1949 году

Фотография 1949 года © dic.academic.ru

«Общий протест участников дискуссии вызвала новая работа И. Жолтовского. <…> Работа эта находится в непримиримом противоречии с практикой подавляющего большинства советских архитекторов, стоящих на позициях социалистического реализма. Нашлись, однако, и на этом совещании отдельные архитекторы, которые пытались отстаивать антинародные формалистические позиции „школы“ Жолтовского. <…> Недостойное и развязное выступление Вайнштейна большинством присутствующих было воспринято как порочное и демагогическое. Выступление это отразило упорное противодействие приверженцев космополитической школки Жолтовского реалистической линии в советской архитектуре, их стремление навязать нашему зодчеству чуждые ему зарубежные каноны и образцы. Существо архитектуры, созданной И. Жолтовским, вскрыли Н. Селивановский, Н. Соколов, И. Браиловский и др. Они указывали, что Жолтовский создал ложный образ советского дома».

Обсуждение новых домов Москвы в Центральном доме архитектора. «Архитектура и строительство», № 2, 1949 год

Жильцы дома взволнованно говорили о том, как они недовольны неудобствами, которые им причиняют архитектурные дефекты здания

«Жильцы нового дома на Большой Калужской улице, построенного по проекту действительного члена Академии архитектуры СССР И. Жолтовского, взволнованно говорили о том, как они недовольны неудобствами, которые им причиняют архитектурные дефекты здания. <…> Мнение простых советских людей было поддержано рядом архитекторов-профессионалов. Полной противоположностью этим правильным суждениям явились выступления апологетов „школы Жолтовского“ и иных путаников, расточавших похвалы архитектуре того же дома. Недостатки дома на Большой Калужской улице… <…> не являются случайными, частными погрешностями. Они — результат принципов и метода, положенных в основу проектирования. Удобства жильцов сознательно были принесены в жертву красивому карнизу. В процессе проектирования были исключены поиски прекрасной формы, органически связанной с назначением дома, выражающей в художественном образе его сущность. И. Жолтовский взял элементы и схему все тех же городских дворцов итальянского Возрождения, которые привлекают его воображение всю жизнь. Чуждые формы были возрождены архитектором потому, что, согласно антиисторической и идеалистической концепции И. Жолтовского, эти формы якобы вечно и бесспорно красивы, если они применяются по столь же вечным принципам композиции. <…> Можно ли все это назвать архитектурой, достойной нашего времени, совместимой с социалистическим реализмом в искусстве? Конечно, нет. Под видом борьбы с декоративной мишурой, которая, к сожалению, действительно нередко появляется в проектах некоторых беспринципных архитекторов, И. Жолтовский выступил на деле против пластического богатства и правдивости архитектурной формы. Если апологеты И. Жолтовского склонны все это называть классикой, то что же называется формализмом в архитектуре? И. Жолтовский шел к абстрактной форме, жертвуя удобствами людей, проживающих в доме. Это не успех, а большое поражение мастера».

Н. Соколов. «О новых домах Москвы». «Советское искусство», 12 февраля 1949 года

Гостиница «Ленинградская»

Архитекторы — Леонид Поляков и Александр Борецкий
Построена в 1949–1954 годах

Фотография 1970-х годов © humus.livejournal.com

«Можно ли почувствовать величие наших дней, глядя на новые здания, воспроизводящие почти в натуральном виде дворцы, виллы, царские хоромы и культовые учреждения? А ведь именно так поступили Л. Поляков и А. Борецкий при оформлении высотной гостиницы у Комсомольской площади в Москве, где расточительство и эклектизм привели к особо плачевным результатам. Когда авторы приступили к выполнению проекта, они меньше всего думали о том, чтобы дать гостю столицы удобное помещение за умеренную плату. В их умах, да и в сознании тех, кто направлял проектирование, господствовали надуманные представления об ансамбле и силуэте застройки. И вот появилось здание столпообразной формы, в котором полезная площадь занимает всего лишь 22 процента. <…> А что же получилось с ансамблем и силуэтом? Гигантский столп, увенчанный шпилем и воздвигнутый по соседству с башней Казанского вокзала, породил вечный и бесполезный спор двух вертикалей».

П. Володин. «Гармония целесообразного». «Литературная газета», 30 августа 1955 года

Во внутренней отделке помещений допущена чрезмерная, ничем не оправданная роскошь

«Крупные излишества были допущены при проектировании и строительстве высотных зданий. Так, например, на строительство гостиницы „Ленинградская“ на 354 номера… <…> затрачено столько же средств, сколько бы понадобилось на строительство экономично запроектированной гостиницы на 1 000 номеров. <…> Во внутренней отделке помещений допущена чрезмерная, ничем не оправданная роскошь (позолота и роспись потолков, карнизов, дорогостоящие панели из ценных пород дерева, декоративные позолоченные решетки и т. п.)».

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», 4 ноября 1955 года

«Центральный Комитет КПСС и Совет Министров Союза ССР постановляют: <…> Учитывая, что авторы проекта гостиницы „Ленинградская“ после присуждения им Сталинской премии за эскизный проект допустили при последующей разработке проекта крупные излишества в объемно-планировочных решениях и архитектурной отделке здания, лишить архитекторов Полякова и Борецкого звания лауреата Сталинской премии, присужденного им за проект этого здания».

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», 4 ноября 1955 года

«Взамен ликвидированных ошибок конструктивистов возникли другие… <…> что проявилось наиболее ярко в высотном строительстве. Высотная композиция здания с вертикальными объемами, создаваемая в угоду форме… <…> привела к творческой неудаче».

И. Николаев. «Вопросы экономики и эстетики в советской архитектуре».
«Архитектура СССР», № 11, 1954 год 

«[Александр Власов]: Проявлением беспринципности явилось использование для… <…> многоэтажных жилых домов образов московских высотных зданий <…>. Архитектурная критика переоценила значение высотных домов, выдвинув их как образцы для мастерства, будто бы достойные всестороннего подражания. <…>

[Никита Хрущев]: В свое время мы много говорили о домах-коробках, и наверное, много лишнего. (В зале смех.) <…> А вот некоторые архитекторы, опасаясь этого, проектируют дома, схожие с церквами».

Всесоюзное совещание строителей, архитекторов и работников промышленности строительных материалов, строительного и дорожного машиностроения, проектных и научно-исследовательских организаций,
1954 год   

 

Шехтель Федор Осипович — биография архитектора, личная жизнь, фото, работы

Федор Шехтель — создатель русского модерна в архитектуре. По его проектам возводили типографии и особняки, доходные дома и магазины, гостиницы и дачи. Только в Москве было построено более 60 зданий — Ярославский вокзал и типография «Утро России», особняк Степана Рябушинского и здание МХТ. Многие из его построек вошли в золотой фонд отечественной архитектуры и находятся под охраной государства.

Федор Шехтель — архитектор без диплома

Федор Шехтель родился в Петербурге в семье обрусевших немцев. Когда ему было шесть лет, семья переехала в Саратов. Здесь отец вместе со своим старшим братом руководил крахмальным заводом, ткацкой фабрикой и театром. Однако вскоре умер отец, а чуть позже — и его брат. Семья осталась без средств к существованию. Мать отдала на усыновление двух младших детей, а сама переехала в Москву, где по протекции своего родственника Тимофея Жегина устроилась экономкой в дом Павла Третьякова.

Федор Шехтель остался в Саратове и получил начальное образование на дому. В 1871 году он сдал вступительные экзамены в первую мужскую гимназию и был зачислен во второй класс. Через два года его определили в четырехклассное училище при Тираспольской римско-католической гимназии. Уже тогда мальчик проявил способности к рисованию и черчению.

В 1875 году Шехтель окончил училище и переехал к матери в Москву. В доме Третьякова, где работала мать, он познакомился со многими культурными деятелями, среди которых был и известный архитектор Александр Каминский. Сначала он пригласил Федора работать в своей мастерской, а чуть позже юноша поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества на архитектурное отделение.

Федор Шехтель — архитектор без диплома. Иллюстрации

Фёдор Шехтель. Иллюстрации к альбому «Весна красна». Издан Михаилом Лентовским. 1883

Федор Шехтель — архитектор без диплома. Иллюстрации

Фёдор Шехтель. Иллюстрации к альбому «Весна красна». Издан Михаилом Лентовским. 1883

Федор Шехтель — архитектор без диплома. Иллюстрации

Фёдор Шехтель. Иллюстрации к альбому «Весна красна». Издан Михаилом Лентовским. 1883

Федору Шехтелю приходилось заботиться о больной матери и много работать, чтобы содержать семью. Времени на учебу почти не оставалось — и в 1878 году студента отчислили за «плохую посещаемость». В результате он не получил диплом архитектора, но работал в архитектурных мастерских Александра Каминского, Дмитрия Чичагова, Константина Терского.

Федор Шехтель — архитектор без диплома. Иллюстрации

Почти десять лет Федор Шехтель работал и как архитектор, и как иллюстратор. Он оформлял журналы, иллюстрировал книги, рисовал театральные афиши и даже ресторанное меню. Для Антона Чехова он оформил обложку первого сборника «Пестрые рассказы», а вместе с Николаем Чеховым иллюстрировал московские газеты и юмористические журналы «Будильник» и «Сверчок». В начале 1880-х годов Федор Шехтель начал работать еще и как театральный художник. Он оформлял киоски и отдельные выставочные павильоны, создавал декорации и костюмы для спектаклей в театре «Скоморох» и Большом театре.

Русский модерн Шехтеля

Параллельно Шехтель создавал и архитектурные проекты. По ним в парках Москвы сооружали театры, галереи, открытые эстрады, павильоны, а в Петербурге построили театр «Ливадия» и ресторан в китайском стиле «Кинь-Грусть». Самой крупной работой архитектора стал московский открытый театр «Антей» в помпейском стиле.

В это время Шехтель спроектировал первые частные дома. Большинство из них он построил за пределами Москвы, потому что не имел диплома архитектора. Одной из первых работ стал ансамбль загородных усадеб для железнодорожных магнатов фон Дервизов в Рязанской губернии. В фасаде зданий архитектор совмещал черты всех известных ему стилей: монастырские башни соседствовали со средневековыми, а византийские элементы переплетались с готическими.

«Работаю я очень много, впрочем, одно это меня и удовлетворяет и делает более или менее счастливым; я уверен, что без работы я был бы никуда не годен — как часы, не заводимые аккуратно и постоянно».

Следующие крупные заказы архитектор получил от представителей династии Морозовых. Федор Шехтель построил деревянную дачу в русском стиле на реке Киржач для Саввы Морозова, усадьбу в подмосковном Одинцове-Архангельском для Викулы Морозова, особняк в стиле «английской готики» для Зинаиды Морозовой. В 1894 году, во время строительства особняка Морозовой, 35-летний Шехтель получил диплом техника-строителя и мог работать самостоятельно.

Шехтель - Галерея 2

Дача Саввы Морозова на реке Киржач. Архитектор Фёдор Шехтель. 1892. Фотография: правдинформ.рф

Шехтель - Галерея 2

Усадьба в подмосковном Одинцове-Архангельском для Викулы Морозова. Архитектор Фёдор Шехтель. 1892-1894. Фотография: is-tok.ru

Шехтель - Галерея 2

Особняк Зинаиды Морозовой. Архитектор Фёдор Шехтель. 1894-1898. Фотография: starkult.ru

Эти здания стали предтечей московского модерна. В них проявлялись черты нового стиля: огромные окна разной формы, обилие декора и разноуровневые площадки. После строительства первых особняков Шехтель стал получать множество заказов. Одно из первых — типография для «Товарищества скоропечатни Александра Левенсона» — было выдержано в готическом стиле, а его интерьер и декор фасада архитектор выполнил в стиле модерн. Новаторский облик получили и последующие постройки — торговые дома Матвея Кузнецова и Василия Аршинова.

Федор Шехтель строил банки и вокзалы, особняки и гостиницы, часовни и церкви, театры и типографии, памятники и даже бани. Один из известных проектов — особняк московского миллионера Степана Рябушинского. Светлый особняк украшали спиралевидные и криволинейные линии, а кубовидный объем здания подчеркивали большие окна. Внутри Шехтель продумал особый интерьер, где каждая деталь была произведением искусства.

Шехтель реконструировал здание Художественного театра (сегодня — МХТ имени Чехова). Архитектор полностью перепланировал художественную отделку помещений: зрительный зал оформил на контрасте темного низа и светлого верха, орнамент потолка расписал в серебристо-сиреневых тонах, стены украсил бледно-розовыми фонариками. В театре Шехтель продумал все — от мельчайших деталей отделки до знаменитого символа МХТ, занавеса с белой чайкой.

Шехтель - Галерея 3

Особняк Степана Рябушинского. Архитектор Фёдор Шехтель. Москва. 1900

Шехтель - Галерея 3

Особняк «Дом Шаронова». Архитектор Фёдор Шехтель. Таганрог. 1912

Шехтель - Галерея 3

Ярославский вокзал. Архитектор Фёдор Шехтель. Москва. 1902-1907

Московские особняки, здание МХТ и Ярославский вокзал Федора Шехтеля стали яркими образцами русского модерна. При строительстве он использовал современные дешевые и надежные материалы: каркасные конструкции и металл, железобетон и стекло, глазурованный и облицовочный кирпич. Основным принципом архитектора было проектирование не «снаружи внутрь», а «изнутри наружу». Шехтель считал, что не владелец должен приспосабливать постройку под себя, а она сама должна быть построена с учетом потребностей хозяина. Поэтому архитектор уделял большое внимание внутренней планировке зданий и интерьерам.

«Можно без преувеличения сказать, что в лице Шехтеля русский модернизм нашел едва ли не единственного яркого и действительно одаренного зодчего. Влияние Шехтеля на русскую архитектуру было бесспорно значительным и отход современного строительства от идей и форм «модерна» не обесценил того большого вклада, который внес в нашу строительную культуру этот крупный зодчий, отличавшийся неизменно смелой самостоятельностью своих исканий и замыслов».

Архитектор молодой страны советов

В 1901 году Федор Шехтель стал академиком Академии художеств. В этот период среди работ архитектора появились дома в новых стилях — неоклассическом и неорусском. Шехтель обращался к культурному наследию и искал вдохновение в постройках прошлых лет, а после переосмысливал их и строил современные здания. Одной из таких работ стал Ярославский вокзал. Его центральная часть была построена в неорусском стиле и напоминала русский терем, а дополняли постройку декоративные элементы в стиле модерн — кованые детали, мозаика и растительные орнаменты. Вход в вестибюль украшали рельефные изображения гербов городов, которые связала железная дорога — Москвы, Архангельска и Ярославля.

После революции 1917 года Федор Шехтель пытался адаптироваться к новой жизни в молодом Советском государстве. Однако началась Гражданская война и заказы на строительство практически перестали поступать. В 1918 году особняк Шехтеля национализировали, вместе с семьей ему пришлось скитаться по разным квартирам. При этом архитектор занимал высокие посты: был председателем Архитектурно-технического совета Главного комитета государственных сооружений, председателем художественно-технической комиссии при НТО ВСНХ — центральном органе, который управлял наукой, — преподавал во ВХУТЕМАСе, был членом и председателем жюри на архитектурных конкурсах.

В 1920-х годах строительство в стране стало возобновляться. Федор Шехтель создавал новые проекты — Мавзолея Ленина, Болшевского оптического завода, однако почти все его работы были отклонены. Из всех проектов построили только павильон Туркестана на Всероссийской сельскохозяйственной выставке 1923 года. С 1924 года Шехтель руководил архитекторами при ДнепроГЭСе.

Последние годы Федор Шехтель жил в тяжелых условиях: заказов он почти не получал, а назначенной пенсии не хватало даже на лекарства. Умер архитектор в 1926 году в Москве, Шехтеля похоронили на Ваганьковском кладбище.

10 зданий Москвы, архитекторы которых были оригиналами

В нашей столице есть много необычных и странных домов. Взять хотя бы особняк Мельникова или круглые дома на Довженко и Нежинской. Глядя на такие здания, хочется невольно спросить: «О чём думал архитектор, когда его проектировал?»

Природный талант в сочетании с оригинальным чувством прекрасного порой приобретает весьма причудливые формы. Мы собрали десятку архитекторов с нестандартным мышлением, которым удалось воплотить свои задумки в жизнь.

Дом-яйцо архитекторов Олега Дубровского и Сергея Ткаченко

Дом-яйцо на улице Машкова, г. Москва

В Москве немало странных домов, но большинство их них построили много веков назад. А дом-яйцо на улице Машкова — здание относительно новое, его построили в 2002 году. Некоторые ещё называют его дом-провокация или дом-сувенир. И правда, дом на Машкова настолько сильно отличается ото всех остальных, что можно посчитать одно его наличие провокацией.

Дом-яйцо и в самом деле похож на пасхальное яйцо или на одно из драгоценных яиц Фаберже. Сам дом представляет собой вытянутую сферу с многочисленными украшениями. Цокольный этаж дома — белый, остальные этажи отделаны красной плиткой. Архитекторам Ткаченко и Дубровскому пришлось попотеть, чтобы выбить разрешение на строительство своего удивительного дома в Москве. В итоге они, не дождавшись разрешения, начали осуществлять свой проект, но потом всё-таки получили документы. По словам Ткаченко, он вместе с коллегой хотел сделать такой необычный дом в Москве, чтобы ни у кого не было похожего и чтобы о нём долго говорили. Так и вышло. Когда строительство дома-яйца на Машкова закончилось, нашлось много недовольных его видом. Дом даже назвали одним из символов лужковской архитектуры.

Немало кривотолков у современников вызвал и ещё один из самых необычных домов Москвы — доходный дом Филатова.

Дом под рюмкой авторства Валентина Дубовского

Дом под рюмкой на улице Остоженка, г. Москва

Доходный дом купца Якова Филатова на Остоженке по праву считается одним из самых необычных домов Москвы. Он был построен в 1904 году архитектором Валентином Дубовским и является ярким образчиком стиля модерн в архитектуре. Примечателен этот дом оригинальной деталью на крыше, которая похожа на перевёрнутую рюмку.

По легенде, Филатов любил выпить и чуть не пропил своё состояние. Поэтому когда он собрался строить доходный дом, он попросил архитектора разместить на крыше здания огромную перевёрнутую рюмку. Мол, всё, баста, с алкоголем покончено. Правда это или нет, никто не знает. Зато известно, что недавно старинную «рюмку» на крыше заменили. Причём новая отличается меньшей изящностью. Хорошо, что во время ремонта дом большого оригинала-архитектора Дубовского не стали сильно менять. Поэтому любой желающий может посмотреть на лепнину в виде водорослей, павлиньих хвостов, рыбьих голов, морских чудищ и обнимающихся русалок.

Ещё одним большим оригиналом оказался автор особняка Саввы Морозова — Фёдор Шехтель.

Особняк Саввы Морозова, построенный Шехтелем

Особняк Саввы Морозова на Спиридоновой улице, г. Москва

Известный предприниматель Савва Морозов в 1893 году решил построить собственный дом в Москве. Да такой, чтобы аналогов ему не нашлось ни в московской архитектуре, ни в какой-либо другой. Недолго думая, он обратился к Фёдору Шехтелю, который уже строил дачу для Морозова. И тот не подвёл заказчика, построив одно из самых необычных зданий Москвы.

Шехтель не побоялся смешать несколько стилей в одном доме, и вышло у него это просто прекрасно. В особняке Морозова на Спиридоновке причудливо сочетаются детали модерна и готики: стрельчатые арки, невысокие башенки и лепнина в виде фантастических существ. Сегодня в морозовском особняке находится дом приёмов Министерства иностранных дел.

Кажется, любовь к оригинальным зданиям была у мужчин рода Морозовых в крови. Правнук Саввы Тимофеевича тоже обитал в одном из самых необычных жилых домов Москвы.

Особняк Арсения Морозова архитектора Мазырина

Особняк Арсения Морозова на Воздвиженской улице, г. Москва

Арсений Морозов бизнесом семьи не занимался, предпочитая путешествовать. В одной из поездок он встретился с архитектором Виктором Мазыриным, которому и поручил построить дом в Москве. Занятно, но для поиска вдохновения Мазырин вместе с Морозовым отправились на южное побережье Европы. Там они побывали во дворце Пена в Синтре и поняли, каким должен быть особняк.

Виктор Мазырин построил на Воздвиженке дом в псевдомавританском стиле, как позже назвали его другие архитекторы. В этом удивительном здании Москвы архитектор объединил черты готики, восточного стиля, мавританского и ренессанса. Мазырин украсил дом колоннами и башенками, а стены фасада украсил ракушками. Современники не поняли замысла Мазырина и стали в шутку называть дом Арсения Морозова «домом дурака». Много позднее его признали настоящим памятником архитектуры и одним из самых необычных зданий Москвы. Сейчас в особняке проводятся приёмы правительства России.

Не менее примечателен и дом Кекушевой на Остоженке, похожий на средневековый замок в миниатюре.

Архитектор Кекушев, построивший дом мечты для любимой жены

Дом Кекушева на улице Остоженка, г. Москва

Дом на Остоженке архитектор Лев Кекушев построил для своей жены. Внешне он напоминает небольшой замок, будто бы переместившийся из Средних веков. Сочетание красного и белого кирпича, асимметричность композиции, шатровая башенка — слывший несколько странным вкусом Кекушев сумел всё это объединить в одном здании.

Интересна и внутренняя планировка этого оригинального дома. Все помещения сгруппировались вокруг главной лестницы, примыкающей к крыльцу главного входа. А спальни для себя и своей супруги Кекушев организовал в мансардах. Интересно, что в 2017 году провели реставрацию особняка на Остоженке, во многом восстановившую его прежний вид при хозяевах.

Дом-теремок Леонова и Щукина

Дом-теремок в первом Хвостовом переулке, г. Москва

В Первом Хвостовом переулке стоит один из представителей интересной архитектуры Москвы. Это дом-теремок, который создали архитекторы Александр Щукин и Михаил Леонов в 1997 году. Несмотря на то, что здание построено относительно недавно, кажется, как будто оно стояло на этом месте много веков.

Щукин и Леонов спроектировали одно из самых удивительных зданий Москвы. Их дом-теремок построен в оригинальном стиле, который часто идентифицируется как русское узорочье. Именно в таком стиле были построены терема купцов и бояр в Средневековой Руси. Но совсем впадать в средневековье архитекторы-оригиналы не стали. При строительстве использовали современные материалы, а внутри дома установлена современная техника. Сейчас дом-теремок считается одним из самых необычных жилых домов Москвы.

Архитекторы Буров и Блохин, ставшие авторами «Ажурного дома»

«Ажурный дом» на Ленинградском проспекте, г. Москва.

На Ленинградском проспекте можно увидеть весьма оригинальный дом. Москва знала немало выдающихся архитекторов, но одними из самых больших оригиналов можно назвать Андрея Бурова и Бориса Блохина. Вместе они попытались внести что-то новое в блочные дома и, надо сказать, преуспели.

На первый взгляд дом Бурова не кажется таким уж необычным. Но стоит присмотреться, как вся его красота раскрывается. Фасад этого необычного здания Москвы в стиле ар-деко украшен необычными вставками. Окна, выходящие на общую для жильцов лестницу, прикрыты бетонными решётками с растительным орнаментом. Собственно поэтому дом и назван «Ажурным». Несмотря на материал, эти решётки кажутся сделанными из настоящего кружева.

Сказочным кажется и «Римский дом», будто бы и в самом деле привезённый из Древнего Рима.

«Римский дом» архитектора Михаила Филиппова

«Римский дом» во 2-м Казачьем переулке, г. Москва

В 2005 году во 2-ом Казачьем переулке закончилось строительство необычного жилого дома Москвы — «Римского дома». Проект этого, вполне современного, но кажущегося древним жилого комплекса принадлежит мастерской под управлением архитектора Михаила Филиппова. Его по праву называют одним из самых необычных архитекторов Москвы.

«Римский дом» имеет все отличительные черты древнеримской архитектуры: портики, колонны, полукруглую форму самого здания. А в его внутреннем дворе расположена уменьшенная копия типичного римского двора. Оригинальный дом Москвы авторства Филиппова даже получил премию «Дом 20-летия». И если кажется, что «Римский дом» оказался в настоящем, перенесясь из прошлого, то дом «Стольник» явно явился из далёкого будущего.

Элитный дом «Стольник» архитекторов Савина, Лабазова и Чельцова

Дом «Стольник» в Малом Левшинском переулке, г. Москва

Один из представителей необычной архитектуры Москвы притаился в Малом Левшинском переулке. Дом «Стольник», построенный в 2003 году, сильно выделяется среди исторических зданий своей формой и материалами. А всё потому, что его авторы Савин, Лабазов и Чельцов, работающие в бюро «А-Б», не побоялись думать нестандартно.

В доме «Стольнике» всего девять этажей, зато каких! Этот странный дом с плавными изгибами фасада, отделанного итальянским гранитом, и гармоничностью общей формы уникален. Кажется, что жить в таком доме немного жутковато, но тем не менее все квартиры в нём раскуплены известными людьми, оценившими оригинальную задумку бюро «А-Б».

Одним из недавно построенных и очень оригинальных домов Москвы является и дом «Парус» на улице Гризодубовой.

Дом «Парус» Бокова и Бориса Уборевича-Боровского

Дом «Парус» на Ходынском поле, г. Москва

Дом «Парус» по проекту Уборевича-Боровского и Бокова построили всего за каких-то три года. И это несмотря на то, что проект дома отличался большой, можно даже сказать, феноменальной экстравагантностью. Этот необычный дом Москвы и правда похож на парус, только лежащий на боку.

Архитектура «Паруса» весьма необычна, что неудивительно, ведь Уборевич-Боровский известен своим оригинальным вкусом. Дом «Парус» представляет собой дугу, которая плавно переходит в окружность. По краям этот необычный жилой дом Москвы уже, чем в центральной части. Примечательно, что из-за особенностей постройки квартиры в нём отличаются от стандартных. Архитекторам пришлось разработать 22 различных планировки. Дом «Парус» получил хорошие отзывы от архитектурных критиков и даже был удостоен награды «Дом года».

Читайте также: «Дом-сороконожка» — странная московская высотка времён СССР

Чем занимается архитектор?

Ты хороший художник? Вы помните, как в детстве рисовали что-то вокруг себя? У вас наверняка были отличные работы по изготовлению передней части холодильника. Ваши братья и сестры, собаки и кошки, а также радуги, вероятно, были популярными предметами.

Некоторые дети тоже любят рисовать здания. Вы когда-нибудь рисовали свой дом? Здания, от домов до небоскребов, может быть интересно рисовать, даже если вы не были великим художником, потому что вы могли использовать линейку, чтобы убедиться, что все ваши линии прямые!

Знаете ли вы, что некоторые люди никогда не прекращали рисовать здания? Им даже платят за это.О ком мы говорим? Те профессионалы, которые проектируют все здания, в которых мы живем и работаем: архитекторы!

Когда вы думаете о строящемся доме или офисном здании, вы можете сразу подумать о строительных бригадах и тяжелом оборудовании, необходимом для строительства с нуля. Однако до того, как эти строители и самосвалы появятся, в проект уже вложено много работы.

Здание — любое здание — начинается с плана его дизайна. Люди, которые создают эти проекты, известны как архитекторы.Их готовые планы принимают форму чертежей, которые другие специалисты по строительству могут использовать для создания плана, как воплотить чертежи в реальность нового здания.

Так что же такое быть архитектором? На самом деле довольно много! Королевский архитектурный институт Канады описывает архитектуру как «искусство, науку и строительный бизнес». Когда архитекторы придумывают идею здания, а затем планируют его дизайн, они должны объединить искусство и науку, чтобы создать функциональное здание. привлекательное здание.

Когда вы архитектор, вас могут попросить спроектировать любой тип здания. Архитекторы проектируют все виды домов, от небольших домов до огромных особняков. Проектируют даже большие многоквартирные дома. Помимо домов, они также проектируют небоскребы и офисные здания, отели, университетские здания и больницы.

Архитекторы встречаются с владельцами зданий, чтобы определить, каково их предназначение. Они должны убедиться, что он работает и отвечает требованиям того, для чего он будет использоваться.Они также определяют стиль, который понравится владельцу. На основе этих аспектов науки и искусства они затем создают планы, которым строители могут следовать, чтобы воплотить мечты в реальность.

Если вы хотите стать известным архитектором, например Адольфом Лоосом, Альдо Росси, Фрэнком Ллойдом Райт, Джеймсом Стирлингом или Джеймсом Роше, вам необходимо пройти соответствующее обучение. Архитекторам требуется специальная подготовка в технических областях, включая инженерию и математику. Профессиональные архитекторы обычно имеют степень бакалавра или магистра архитектуры.Эти программы обычно длятся пять или более лет.

.

Что я могу сделать со степенью архитектора?

Диплом архитектора дает вам визуальные навыки, навыки планирования и технические навыки, что означает, что вы будете настроены на творческую карьеру, основанную на дизайне

Варианты работы

Вакансии, напрямую связанные с вашей степенью, включают:

Рабочие места, где ваша степень будет Полезные включают:

Помните, что многие работодатели принимают заявки от выпускников любой степени, поэтому не ограничивайте свое мышление только перечисленными здесь вакансиями.

Потратьте несколько минут, чтобы ответить на вопросы викторины о подборе вакансий и выяснить, какая карьера вам подойдет.

Попробуйте подобрать работу

Опыт работы

Получение опыта работы или трудоустройство на производстве будет полезным.Эти типы возможностей помогут вам развить понимание архитектурных практик и отрасли изнутри. Вы завяжете важные контакты и укрепите свою уверенность, а также повысите свои навыки. Получение опыта работы также демонстрирует потенциальным работодателям, что вы трудолюбивы, надежны и мотивированы.

Если вы собираетесь получить квалификацию архитектора, обращайтесь к практике непосредственно в поисках опыта работы. Попробуйте архитектурные, дизайнерские или строительные фирмы. Многие предлагают стажировку в течение лета.

Смежные области, такие как ландшафтный дизайн, искусственная среда и другие методы проектирования, также предоставляют хорошие возможности для развития вашего опыта. Практикуйте свои навыки рисования и изготовления моделей и будьте в курсе текущих тенденций в отрасли.

Узнайте больше об опыте работы и стажировках.

Типичные работодатели

Архитекторы работают в различных учреждениях. Выпускников могут нанимать небольшие фирмы с числом сотрудников менее десяти или более крупные практики, которые включают другие области, такие как планирование, градостроительство или строительство.

Работодатели государственного сектора, такие как местные органы власти и жилищные ассоциации, используют значительную часть специалистов в своих отделах планирования, в то время как некоторые крупные организации, такие как банки и супермаркеты, могут иметь собственные архитектурные группы.

Найдите информацию о работодателях в сфере недвижимости и строительства, машиностроения и производства, а также в других сферах занятости.

Навыки для вашего резюме

Изучая архитектуру, вы разовьете определенные навыки, а также ряд переносимых основных навыков, в том числе:

  • математика, дизайн и рисование
  • ИТ-навыки, e.грамм. компьютерное проектирование (САПР)
  • навыки управления проектами
  • способность решать задачи аналитически, логически
  • способность работать в команде
  • письменное и устное общение в различных условиях
  • исследовательские навыки
  • способность принимать решения
  • адаптируемость и гибкость для решения непредвиденных ситуаций, когда это необходимо
  • способность отражать и улучшать вашу профессиональную деятельность.

Дальнейшее обучение

Большинство выпускников архитектуры в конечном итоге проходят заключительные этапы квалификаций, признанных RIBA и Регистрационным советом архитекторов (ARB), чтобы продвигаться к квалификации и практике в качестве зарегистрированных архитекторов.

Помимо получения дополнительной квалификации в области архитектуры, вы можете выбрать аспирантуру по другим техническим предметам, таким как инженерия, дизайн или информатика, или по предметам, выходящим за рамки технических и строительных областей.

Чтобы получить дополнительную информацию о дальнейшем обучении и найти интересующий вас курс, см. Степени магистра и выполните поиск курсов для аспирантов.

Чем занимаются выпускники архитектуры?

Почти половина выпускников архитектуры через шесть месяцев после окончания учебы работают специалистами по архитектуре и градостроительству, а еще 17% работают архитекторами.

Место назначения Процент
Занятые 76.8
Дальнейшее обучение 8,5
Работа и учеба 4
Безработные 6,3
Прочие 4,4
Направления дипломов по архитектуре
Тип работа В процентах
Техники и другие специалисты 48,7
Инженерно-строительная 25.1
Розничная торговля, общественное питание и бар 6,6
Искусство, дизайн и СМИ 6,2
Прочие 13,4
Типы работ, введенных в Великобритании

Подробная разбивка о том, чем занимаются выпускники архитектуры и строительства через шесть месяцев после окончания, см. Что делают выпускники?

Данные о направлениях для выпускников из Агентства статистики высшего образования.

Узнать больше

AGCAS

Написано редакторами AGCAS

Апрель 2020

© Авторское право AGCAS & Graduate Prospects Ltd · Заявление об ограничении ответственности

Вам также может понравиться…

Uni profile

Ning University View of Notting профиль Notting Hill Genesis

работа выпускника

Сотрудник по управлению недвижимостью

  • Notting Hill Genesis
  • £ 27,001- 29,500 фунтов стерлингов
  • Лондон
Просмотреть вакансию Homes England

план выпускника

Программа выпускника

  • Дома Англия
  • £ 24,501- £ 27,00
  • Разные объекты
Просмотреть вакансию .

ВСЕ ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ АНГЛИЙСКОГО: Домашнее задание №6

13. Соедините предложения, используя who which или Which.

1. Мистер Браун — дружелюбный человек, любит знакомиться с новыми людьми.
2. Живет в большом доме рядом с парком.
3. Стивен — юрист, офис которого находится на Бейкер-стрит.
4. Клэр — модель, участвовавшая во многих модных показах.
5. На Саре красивое платье, которое ей идеально подходит.


14. Подчеркните правильное слово.

1.Это человек , который друг Салли
2. Это человек , чей сын — мой друг.
3. Это человек , который — эльзасская собака
4. Это человек , чья собака лает по ночам.

15. Напишите предложения, как в примере.

Носильщик — это тот, кто несет чемодан.
Пылесос — это машина для чистки ковров
Акула — это рыба, обитающая в океане
Строитель — это тот, кто строит дом.
Медсестра — это тот, кто помогает врачу.
Стиральная машина — это машина для стирки одежды.
Официант — это тот, кто обслуживает клиента.
Камера — это то, что делает фото.

18. Заполните каждый пробел одним словом .

Наоми Кэмпбелл, знаменитая модель очень высокого роста и идеальной фигуры. У нее смуглый цвет лица и красивые карие глаза. Ее прямые черные волосы ниспадают ей на плечи. Когда она не работает, она обычно носит повседневную одежду. Наоми любит читать и часто ходит в театр.Ей очень нравится путешествовать, она всегда уезжает за границу, когда у нее есть свободное время. Наоми много времени проводит в тренажерном зале и не ест пищу для полноты. Она считает, что упорный труд — единственный способ добиться успеха в жизни.

20. Выделите правильные производные слов жирным шрифтом. О чем каждый абзац?

Брэд Питт — одна из самых ярких звезд Голливуда. Он очень успешный актер, снявшийся во многих фильмах, таких как «Интервью с вампиром» и «12 обезьян».Он высокий и стройный. Его красивых голубых глаз и внешность трудно забыть. Брэд Питт — юмористический человек ; его друзья наслаждаются его обществом. Он разумный человек, который не ведет гламурных жизней. В свободное время он с удовольствием читает об архитектуре, предмет, который он находит очень интересным . Он также любит слушать музыку и имеет огромную коллекцию компакт-дисков. Брэд Питт — талантливых , а также красивый молодой актер.Мы обязательно увидим его в будущем!

Первый абзац о работе Брэда Питта и его фильмах.
Второй абзац о его внешности.
Третий абзац о его характере.
Четвертый — о его увлечениях.
Последний абзац о таланте Брэда Питта.

22. Представьте, что вы репортер. Посмотрите на план абзацев ниже, затем напишите статью с описанием Харрисона Форда. Вы можете использовать информацию, приведенную в EX21

Харрисан Форд — опытный голливудский актер.Он очень талантлив, снялся во многих известных фильмах. Одна из них — «Звездные войны», «Индиана Джонс», «В поисках утраченного ковчега» …

Он очень красивый мужчина. У него красивые каштановые волосы и очень красивые глаза. У него привлекательное красивое сильное тело. Он всегда носит повседневную одежду, и эта одежда ему очень идет.

Он актер очень решительный и целеустремленный человек, когда он много снимается в кино. На самом деле он очень добрый человек и всегда терпелив ко всему в ее жизни.

Ему нравится заниматься мягким напряжением и стрелами в свободное время.Ему не нравится играть в баскетбол и футбол.

Харрисон Форд, не забудьте про актера, потому что ее актерский фильм действительно хороший персонаж — очень хорошая работа. Он очень талантливый актер Я уважаю себя

.