17.Как встреча с Платоном Каратаевым повлияла на мировоззрение Пьера Безухова?

Пьер Безухов, один из главных героев романа-эпопеи Л.Н. Толстого «Война и мир», знакомится с ПРОСТЫМ солдатом Платоном Каратаевым в трудный момент своей жизни, во время  пребывания в плену у французов. Наблюдавший за казнью молодых бойцов, сам побывавший на грани смерти, ощутивший «крайние пределы лишений» в разоренной и сожженной Москве, молодой граф чувствует себя так, будто «мир завалился в его глазах и остались одни бессмысленные развалины». Горечь, отчаяние, пустота — вот все, что испытывает Пьер накануне встречи с Каратаевым. 

 

Однако спустя некоторое время  узнать любимого героя Толстого почти невозможно: прежде находившийся в конфликте с самим собой, непрестанно что-то ищущий, беспокойный, то восторженный, то глубоко опечаленный чем-то Безухов приобрел твердое, «оживленно-готовое» выражение глаз, безмятежность и согласие, к которым он так давно стремился. «Прежняя его распущенность … заменилась теперь энергическою, готовою на деятельность и отпор подобранностью». Пьер, на протяжении романа искавший себя в благотворительности, масонстве, светской жизни, самопожертвовании и любви к Наташе, получил долгожданное спокойствие «через лишения и через то, что он понял в Каратаеве», обыкновенном  крестьянине, который навсегда остался в душе Безухова дорогим воспоминанием, олицетворением всего русского и доброго. 

Молодого графа поражало то, с каким спокойствием принимал все вокруг Каратаев, как легко и непринужденно говорил он простые истины, с каким добродушием и лаской обращался и к товарищам, и к врагам-французам, и даже к животным. Поучительные истории пожилого солдата, его отношение к жизни полностью изменили мировоззрение Пьера: прежняя злоба Безухова на жену, беспокойство о своей репутации нынче казались ему  ничтожными. Высшим счастьем он теперь считал отсутствие страданий, которые  испытал граф во время войны, удовлетворение потребностей и свободу. Свободу, о которой с восторгом  думал Пьер каждую минуту своего пребывания в плену. 

Таким образом, встреча  с Платоном Каратаевым сильно повлияла на мировоззрение Пьера Безухова: прежде беспокойный, отчаявшийся герой почувствовал, как «разрушенный мир теперь с новою красостой … двигался в его душе». Он обрел душевное удовлетворение и согласие с самим собой, к которым всегда стремился.

Вика

 

Пьер Безухов и Платон Каратаев (по роману Л.Н. Толстого «Война и мир») Война и мир Толстой Л.Н. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / Пьер Безухов и Платон Каратаев (по роману Л.Н. Толстого «Война и мир»)

    Роман Л.Н. Толстого «Война и мир» стоит в ряду лучших произведений мировой литературы. Он повествует о знаменательных событиях в истории страны, освещает важные периоды народной жизни, идеалы, быт и нравы различных слоев общества.
    Одна из главных тем произведения – люди и война, героизм и испытание душевных, физических сил и спасение России.
    Носителями подлинного героизма в романе являются простые, скромные люди, никогда не говорившие о своих подвигах. Их пример, их простая мудрость жизни помогают переносить все тяготы войны тем, кто случайно оказался рядом с ними.
    На примере Пьера Безухова и Платона Каратаева Л. Н. Толстой показал два совершенно разных типа русских характеров, двух различных социальных героев.
    Первых из них – граф, попавший в плен к французам как «поджигатель»и, чудом, избежавший расстрела. Второй – простой, умудренный опытом, терпеливый солдат. Тем не менее, солдат Платон Каратаев сумел сыграть исключительно важную роль в жизни Пьера Безухова.
    После расстрела «поджигателей», очевидцем которого стал Пьер, «в душе его как будто выдернута была та пружина, на которой все держалось, и все завалилось в кучу бессмысленного сора. В нем уничтожилась вера в благоустройство мира, и в человеческую душу, и в бога».
    Встреча в балагане с Платоном Каратаевым помогла духовному возрождению Пьера:«Он почувствовал, что прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких-то новых и незыблемых основах, воздвигался в его душе». Каратаев произвел на Пьера огромное впечатление своим поведением, здравым смыслом, целесообразностью поступков, умением «делать все не очень хорошо, но и не дурно». Для Пьера он стал «непостижимым, круглым и вечным олицетворением духа простоты и правды».
    Безухов, перенесший тяжкие страдания и страх смерти, попадает в иной мир. Он видит, как Каратаев аккуратно устроил в углу все свое «хозяйство», как к нему подбежала собачонка и стала ласкаться. Солдат заговорил о чем-то очень простом, начал бормотать молитвы. Все эти будничные слова и поступки в тех условиях показались Пьеру чудом, великим открытием истины жизни. Пьер ощутил новую красоту недавнего разрушенного мира, получил «спокойствие и довольство собой»: «И он, сам не думая о том, получил это успокоение и это согласие с самим собою только через ужас смерти, через лишения и через то, что он понял в Каратаеве».
    Каратаев ощущает себя частью народа: простых солдат, крестьянства. Его мудрость заключена в многочисленных пословицах и поговорках, за каждой из которых угадывается эпизод жизни Платона. Например, «где суд, там и неправда». Он пострадал от несправедливого суда, и вынужден служить в армии. Однако Платон воспринимает любые повороты судьбы спокойно, он готов принести себя в жертву ради благополучия семьи. Каратаев любит каждого человека, каждое живое существо: он ласков с обычной бездомной собакой, помогает другим пленным, шьет рубахи для французов и искренне любуется своей работой.
    Платон Каратаев становится для Пьера примером восприятия другого мира, где господствует простота и правда, любовь к человечеству.
    Отношения Платона Каратаев и Пьера Безухова развивались в романе совсем ненадолго. Из-за обострившейся болезни, Каратаева расстреляли французы.
    Солдат незаметно ушел из жизни, а Пьер воспринял смерть Каратаева спокойно, как должное.
    Платон появился рядом с Пьером, как спаситель, в самый тяжелый момент его жизни и ушел буднично. Но, несмотря на это, личность его столь незаурядна и влияние на судьбу Пьера столь велико, что Каратаева нельзя причислить просто к эпизодическим героям романа.
    Недаром годы спустя Пьер часто вспоминал о нем, думал о том, что бы сказал Платон по поводу того или иного события, «одобрил-бы или не одобрил». Встреча этих двух героев во многом определила дальнейшую судьбу графа Пьера Безухова и показала величайшую мудрость русского народа, воплощенную в облике солдата Платона Каратаева.


0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / Пьер Безухов и Платон Каратаев (по роману Л.Н. Толстого «Война и мир»)


Смотрите также по произведению «Война и мир»:


Пьер в плену – анализ эпизода “Войны и мира”

В период своего становления оба персонажа романа Л. Н. Толстого “Война и мир” Пьер Безухов и его друг Андрей Болконский восторгались Наполеоном. Они хотели походить на него, видели величие и разум правителя. Однако реальная жизнь расставила всё по местам. Всё меняется, Пьер в плену у французов понимает ужас и бессмысленность людских смертей.

Решение убить Наполеона

Влияние масонов, разочарование в браке, дикое одиночество и непонимание смысла жизни толкает Пьера на странный необдуманный поступок. Безухов попадает на поле Бородинской битвы, он ощущает страх и вместе с тем единение с простыми людьми, которые делают историю. Он считает, что сможет избавить мир от тирана и пытается прорваться в логово французов в оккупированной Москве. Естественно, что человек державший оружие в руках лишь однажды (во время дуэли с Долоховым) не был готов к такому шагу.

Пьер попадает в плен, его приговаривают к расстрелу за то, чего он не совершал. Всё происходящее герой видит по-новому: существует смерть, несправедливость, дикий животный страх, настоящая смелость и самопожертвование. Именно время, проведённое в плену, влияет на всё то, что было огромной неразрешённой проблемой для героя – Пьер начинает ценить жизнь, перестаёт искать некий высший смысл, учится мудрости и смирению.

Платон Каратаев и его мудрость

В заточении Безухов знакомится с простым крестьянином Каратаевым Платоном, тот делится своим пониманием жизни. Это очень важный момент в биографии героя: жизнь начинает обретать настоящий смысл. Простой человек даёт герою больше, чем 10 лет, проведённых за границей в роскоши и безмятежности. Каратаев учит Пьера пониманию того, что жизнь дана человеку для того, чтобы приминать то, что она даёт с благодарностью, любить, растить детей, работать. Самые простые истины становятся откровением для Пьера, в том числе и то, что все проблемы от излишества, а не от недостатка денег.

В плену Каратаев постоянно чем-то занят, он чинит вещи, латает то, что рвётся, готовит еду, подсказывает другу-аристократу, как уберечь своё здоровье. Через персонажа из простого народа Толстой делится своей жизненной позицией: человек должен искать, ошибаться и снова искать, получать знания и идти своей дорогой дальше, не оставаясь в подчинении того, кто делится своими знаниями. Пьер учится жить эмоциями, а не разумом, прислушиваться к себе, относиться ко всему просто и спокойно. Разговоры с Каратаевым успокаивают душу героя, он видит свою жизнь другими глазами, понимает, что счастлив здесь и сейчас. Автор так говорит о случайном духовном наставнике Безухова: он был “как бы живой сосуд, наполненный чистейшей народной мудростью”.

Эпизод в плену – его значение в развитии образа Пьера Безухова

Там, в плену у французов, Пьер переосмыслил все составляющие своей реальности. Ушли различия в происхождении, сословиях, богатстве, воспитании и образовании. Всех объединила общая беда, сострадание, желание помочь друг другу. Там Пьер обретает хорошую физическую форму, его полнота уходит остаётся крепость и сильное тело, он становится сильнее не только физически, но и морально. Пьер понимает, что больше ничего в жизни не стоит бояться, “он узнал, что на свете нет ничего страшного”. Ужас пережитый в первые дни плена, когда перед Безуховым произошла сцена расстрела двоих пленных, оставил отпечаток на всю жизнь героя. Понимание того, что не только русские, но и французы против убийства и насилия, делают эти события ещё более трагичными и абсурдными.

В статье дан анализ эпизода “Пьер Безухов в плену”, этот материал будет хорошим подспорьем при подготовке к тестовым работам и сочинениям.

Полезные ссылки

Посмотрите, что у нас есть еще:

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда — пройдите тест.

    
  • Елена Бондарь

    27/31

  • Анна Барунова

    22/31

  • Irina Vainionpaa

    24/31

  • Нұрила Жорабекқызы

    30/31

  • Лиза Бикбаева

    31/31

  • Адель Шафина

    31/31

  • Таня Жога

    29/31

  • Bekzat Zhusupaliev

    27/31

  • Галя Малютина

    27/31

  • Ника Ходоровская

    25/31

Самые популярные материалы марта для 10 класса:

Как встреча с Платоном Каратаевым повлияла на мировоззрение Пьера Безухова? 📕

Пьер Безухов, один из главных героев романа-эпопеи Л. Н. Толстого «Война и мир», знакомится с ПРОСТЫМ солдатом Платоном Каратаевым в трудный момент своей жизни, во время пребывания в плену у французов. Наблюдавший за казнью молодых бойцов, сам побывавший на грани смерти, ощутивший «крайние пределы лишений» в разоренной и сожженной Москве, молодой граф чувствует себя так, будто «мир завалился в его глазах и остались одни бессмысленные развалины». Горечь, отчаяние, пустота — вот все, что испытывает Пьер накануне встречи с Каратаевым.

Однако

спустя некоторое время узнать любимого героя Толстого почти невозможно: прежде находившийся в конфликте с самим собой, непрестанно что-то ищущий, беспокойный, то восторженный, то глубоко опечаленный чем-то Безухов приобрел твердое, «оживленно-готовое» выражение глаз, безмятежность и согласие, к которым он так давно стремился. «Прежняя его распущенность. заменилась теперь энергическою, готовою на деятельность и отпор подобранностью». Пьер, на протяжении романа искавший себя в благотворительности, масонстве, светской жизни, самопожертвовании и любви к Наташе, получил долгожданное спокойствие

«через лишения и через то, что он понял в Каратаеве», обыкновенном крестьянине, который навсегда остался в душе Безухова дорогим воспоминанием, олицетворением всего русского и доброго.

Молодого графа поражало то, с каким спокойствием принимал все вокруг Каратаев, как легко и непринужденно говорил он простые истины, с каким добродушием и лаской обращался и к товарищам, и к врагам-французам, и даже к животным. Поучительные истории пожилого солдата, его отношение к жизни полностью изменили мировоззрение Пьера: прежняя злоба Безухова на жену, беспокойство о своей репутации нынче казались ему ничтожными. Высшим счастьем он теперь считал отсутствие страданий, которые испытал граф во время войны, удовлетворение потребностей и свободу. Свободу, о которой с восторгом думал Пьер каждую минуту своего пребывания в плену.

Таким образом, встреча с Платоном Каратаевым сильно повлияла на мировоззрение Пьера Безухова: прежде беспокойный, отчаявшийся герой почувствовал, как «разрушенный мир теперь с новою красостой. двигался в его душе». Он обрел душевное удовлетворение и согласие с самим собой, к которым всегда стремился.

.

Платон Каратаев и Пьер Безухов в романе «Война и мир»

  

Только Платон Каратаев мог спасти Пьера от страшного и мрачного отчаяния, только любовь могла вернуть его к жизни и веру в человеческую душу. В трудных условиях войны требовались изворотливые, ловкие и цепкие Тихоны Щербатые, но также и «нежно-певучие» Платоны Каратаевы, носители животворящей любви и добра, без которых мир становился «бессмысленным сором». Они возвращают веру в ценность жизни и вносят свет в души людей, сломленных бессмысленной жестокостью, и тем спасают их нравственно. Миссия Каратаевых велика. Послевоенная деятельность Пьера Безухова и стала возможной лишь после обретения той внутренней гармонии, которую он пережил в плену. Нельзя согласиться с В. Камяновым, что встреча Пьера с Каратаевым обернулась «в духовном и особенно интеллектуальном отношении — полосой пассивного созерцания».

«Платон Каратаев остался навсегда в душе Пьера самым сильным и дорогим воспоминанием и олицетворением всего русского, доброго и круглого», «непостижимым, круглым и вечным олицетворением духа простоты и правды». Это «круглое» в Каратаеве Пьер понял, как успокоение и завершение, как согласие с самим собою, полное душевное спокойствие и совершенную внутреннюю свободу. «И именно в это-то самое время он получил то спокойствие и довольство собой, к которым он тщетно стремился прежде. Он долго в своей жизни искал с разных сторон этого успокоения, согласия с самим собою, того, что так поразило его в солдатах в Бородинском сражении, — он искал этого в филантропии, в масонстве, в рассеянии светской жизни, в вине, в геройском подвиге самопожертвования, в романтической любви к Наташе; он искал этого путем мысли, и все эти искания и попытки обманули его.

И Он, сам не думая о том, получил это успокоение и это согласие с самим собою только через ужас смерти, через лишения и через то, что он понял в Каратаеве». Это «успокоение», т. е. полную нравственную свободу, он обрел, живя среди народа, солдат и пленных. Именно это «успокоение», т. е. глубочайший внутренний мир, роднит Пьера Безухова с народом духовно. Ощущение в самом себе драгоценного дара внутренней свободы, показывает Толстой, обусловлено стечением жизненных обстоятельств: «Пьер узнал не умом, а всем существом своим, жизнью, что человек сотворен для счастья, что счастье в нем самом, в удовлетворении естественных человеческих потребностей, и что все несчастье происходит не от недостатка, а от излишка». По мысли писателя, «избыток удобств жизни уничтожает все счастье удовлетворения потребностей». Нравственно-психологические состояния Пьера Безухова, вырванного из привычных условий праздной барской жизни, связаны с ощущением внутренней духовной свободы. Эти состояния явно не покрываются воздействиями внешнего социального исторического мира: «Чем труднее становилось его положение, чем страшнее была будущность, тем независимее от того положения, в котором он находился, приходили ему радостные и успокоительные мысли, воспоминания и представления». Пьер Безухов принял душевное здоровье народа, согласие с самим собою, способность к духовному преодолению обстоятельств. Защитники России обнаружили нравственную силу, гражданское мужество. Опять раскрывается «тайна» соединения сознания свободы с законом необходимости, встреча внешних и внутренних детерминант.

Пьер Безухов встретился с народом в великую минуту исторического испытания и понял его «скрытую теплоту патриотизма», преданность родине, нераздельность с ней. Если в аристократическом салоне Анны Павловны Шерер русский богатырь благодаря своей простоте и увлеченности казался чем-то несвойственным месту, то среди солдат он воспринимался героем: «Те самые свойства его, которые в том свете, в котором он жил прежде, были для него, если не вредны, то стеснительны, — его сила, пренебрежение к удобствам жизни, рассеянность, простота, здесь, между этими людьми, давали ему положение почти героя. И Пьер чувствовал, что этот взгляд обязывал его».

Находясь в водовороте событий национальной истории, Безухов все переживает и оценивает с масштабных философских позиций, и в драматических испытаниях нуждою, крайними лишениями в плену он обретает давно желанную внутреннюю свободу. Потом в течение всей остальной жизни «Пьер с восторгом думал и говорил об этом месяце плена, о тех невозвратимых, сильных и радостных ощущениях и, главное, о том полном душевном спокойствии, о совершенной внутренней свободе, которые он испытал только в это время». Перелом, пережитый в плену, сводится к «новому, неиспытанному чувству радости и крепости жизни».

Пьер, испытавший «почти крайние пределы лишений, которые может переносить человек», всем существом своим приходит к пониманию жизни как высшего блага и возможной гармонии на земле. Жизнь в его восприятии есть любовь, т. е. бог: «И опять кто-то, сам ли он или кто другой», говорил ему во сне: «Жизнь есть все. Жизнь есть бог. Все перемещается и движется, и это движение есть бог. И пока есть жизнь, есть наслаждение самосознания божества. Любить жизнь, любить бога. Труднее и блаженнее всего любить эту жизнь в своих страданиях, в безвинности страданий». Писатель передает диалектику самой жизни в этом изображении тяжелых физических страданий Пьера Безухова, приведших его, однако, к жизнеут-верждению.

В признании жизни как высшего блага герой-персонаж становится выразителем авторского голоса. Убеждение в том, что жизнь есть несомненно величайшее благо, Толстой пронес до последних дней. 3 марта 1909 года Толстой написал в дневнике: «Всегда считал жизнь величайшим благом, за которое нельзя быть достаточно благодарным. Чем дольше живу и чем больше приближаюсь к смерти, тем сознание этого блага становится во мне все сильнее и сильнее». Философские размышления Пьера во сне близки Толстому, что подтверждается также содержанием его философских трактатов и прежде всего «Исповеди». Здесь Толстой отверг умозрительную философию с ее утверждением, что «мир есть что-то бесконечное и непонятное», пессимистические ответы «мудрых» (Сократа, Будды, Шопенгауэра), считавших жизнь бессмыслицей. Всем этим отвлеченным абстрактным заключениям, а также неизбывной тоске «праздных» он противопоставил духовную культуру патриархального русского мужика и всецело разделил его наивную веру и оптимистическое признание жизни как абсолютной ценности, вневременного значения человека. «Разуму» мудрых он предпочел «веру» русских тружеников-крестьян.

Вопрос о смысле жизни решался Толстым с религиозно-нравственных позиций. Жизнь для него бессмысленна и абсурдна, если она лишена абсолютного духовного содержания, и становится выражением высшей мудрости, целесообразности, если она освещается высшим сознанием. Если разум человека и он сам являются результатом «временного случайного сцепления частиц», то жизнь бессмысленна и потому добро в этом случае теряет свою силу. Поэтому нравственное учение Толстого о человеке и нормах его поведения неразрывно связано с решением философского вопроса. В трактате «В чем моя вера?» Толстой пишет но этому вопросу так; «Учение Христа, как и всякое рели- гиозное учение, заключает в себе две стороны:

  • учение о жизни людей — о том, как надо жить каждому отдельно и всем вместе — этическое, и
  • объяснение, почему людям надо жить именно так, а не иначе — метафизическое учение. Одно есть следствие и вместе причина другого». Утверждается единство «метафизического» и «нравственного» учения о жизни человека.

Краткий пересказ

Сборник идеальных эссе по обществознанию


Каждое слово его и каждое действие было проявлением неизвестной ему деятельности, которая была его жизнь. Но жизнь его, как он сам смотрел на нее, не имела смысла как отдельная жизнь. Она имела смысл только как частица целого, которое он постоянно чувствовал. Его слова и действия выливались из него так же равномерно, необходимо и непосредственно, как запах отделяется от цветка. Он не мог понять ни цены, ни значения отдельно взятого действия или слова.

Материал из Викитеки — свободной библиотеки. Толстой Л. Собрание сочинений: Художественная литература. Это произведение перешло в общественное достояние. Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет. Источник — https: Война и мир Толстой. Скрытые категории: Или все-таки раньше? Тогда следовало формулировать фразу пор-другому: Как этот вывод связан с предыдущим текстом сочинения? Как Платон Каратаев повлиял на то, что Пьер смог стать счастливым семьянином?

Оплатите единоразово, чтобы читать целиком более сочинений сразу по всем предметам Купить за Р. Войти через ВКонтакте Войти через Одноклассники.

Ответьте на пару вопросов. Как вас зовут? Укажите свой класс. Однако Платон воспринимает любые повороты судьбы спокойно, он готов принести себя в жертву ради благополучия семьи. Каратаев любит каждого человека, каждое живое существо: Платон Каратаев становится для Пьера примером восприятия другого мира, где господствует простота и правда, любовь к человечеству. Отношения Платона Каратаев и Пьера Безухова развивались в романе совсем ненадолго. Из-за обострившейся болезни, Каратаева расстреляли французы. Солдат незаметно ушел из жизни, а Пьер воспринял смерть Каратаева спокойно, как должное.

Платон появился рядом с Пьером, как спаситель, в самый тяжелый момент его жизни и ушел буднично. Но, несмотря на это, личность его столь незаурядна и влияние на судьбу Пьера столь велико, что Каратаева нельзя причислить просто к эпизодическим героям романа. Недаром годы спустя Пьер часто вспоминал о нем, думал о том, что бы сказал Платон по поводу того или иного события, «одобрил-бы или не одобрил».

Встреча этих двух героев во многом определила дальнейшую судьбу графа Пьера Безухова и показала величайшую мудрость русского народа, воплощенную в облике солдата Платона Каратаева. В большинстве случаев такие события происходят в контексте определенных событий, над которыми ни он, ни его собеседник не имеют влияния.

Окружающие о нем вполне положительного мнения — он неконфликтный, положительно настроен, умеет поддержать человека в трудную минуту, заразить его своей жизнерадостностью. Подытожить этот факт и определить было ли такое отношение у Каратаева до службы практически не возможно. И вполне вероятно, что такое отношение сформировалось у Каратаева вследствие военной службы — по словам Платона, он уже неоднократно принимал участие в военных событиях и не первый раз принимает участие в боях, поэтому он уже мог испытать на себе всю горечь утраты боевых товарищей и в связи с этим и возник такой защитный механизм — не стоит привязываться к тем людям, которые могут не сегодня-завтра погибнуть.

10 класс — Литература — 13 урок

Еще одним фактором, научившим Каратаева на зацикливаться на неудачах и расставаниях, могла стать смерть дочери. В жизни Платона это событие стало трагическим, возможно переосмысления ценности жизни и чувства привязанности произошли с Каратаевым еще в то время. С другой стороны, наличие недостаточной информации на предмет жизни Платона Каратаева до военной службы и года в частности, не дает права сделать однозначный вывод на этот счет.

Вряд ли образ Каратаева имел влияние исключительно на Пьера Безухова, но о других взаимодействиях Платона с подобным результатом нам не известно. После разочарований в семейной жизни, масонстве и светском обществе в целом. Безухов отправляется на фронт. Здесь он себя тоже чувствует лишним — он слишком изнежен и не приспособлен для такого вида деятельности.

Военные события с французами становиться причиной еще одного огорчения — Безухов безнадежно разочаровывается в своем кумире — Наполеоне. После того, как он попал в плен и увидел расстрелы, Пьер окончательно сломался. Он узнает слишком много неприятных для него вещей и поэтому в него зарождаются предпосылки для разочарования в людях в целом, но этого не происходит, так как именно в этот момент Безухов знакомится с Каратаевым. Простота и спокойствие — это первое, что удивляет Пьера в новом знакомом. Каратаев показал Безухову, что счастье человека находится в нем самом.

Со временем Безухов тоже заражается спокойствием Платона — он начинает не хаотично, как делал до этого, а уравновешено раскладывать все по полочкам в своей голове. Условия, в которых пребывали пленные русские солдаты, были далеки от идеальных. Такой факт приводит к новому рецидиву болезни Каратаева — он долге время провел в госпитале с простудой, и в плену заболевает повторно.

Биография и внешность Платона Каратаева

Французы не заинтересованы в сохранении пленных, особенно если они являются простыми солдатами. Когда болезнь овладела Каратаевым в полной мере, и стало понятно, что лихорадка сама по себе не пройдет — Платона убивают. Делается это в целях не дать возможности распространения заболевания. С точки зрения литературоведения смерть Платона Каратаева была полностью оправдана. Он выполнил свое предназначение и поэтому покидает страницы романа и его литературной жизни. Таким образом, Платон Каратаев является важным элементом романа Л.

Его встреча с Пьером Безуховым становиться судьбоносной для последнего. Оптимизм, мудрость и жизнерадостность простого мужика совершают то, что не могли осуществить ни книжные знания и великосветское общество.

Платон Каратаев в романе “Война и мир”: образ и характеристика, описание портрета

Безухов осознает жизненные принципы, позволяющие остаться самим собой, но при этом не деградировать и не отрекаться от своих жизненных позиций. Каратаев научил графа находить счастье в самом себе, Пьер убеждается в том, что основное предназначение человека быть счастливым.

Пьер Безухов и Платон Каратаев (по роману Л.Н. Толстого «Война и мир»)

Делается это в целях знакомство пьера безухова с каратаевым дать возможности распространения заболевания. О цивильной жизни мы знаем то, что Каратаев жил не бедно. Характеристика героев. Каратаев считает, что он должен придерживаться своего слова. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Одна из главных тем произведения — люди и война, героизм и испытание душевных, физических сил и спасение России. Из-за обострившейся болезни, Каратаева расстреляли французы. Войти чтобы добавить комментарий. Его мир — это утопия. Платон женился, и у него родилась дочь. Мы привыкли, что простые мужики далеки от аккуратности, но знакомство пьера безухова с каратаевым только частично касается Платона. Каратаев не бездумно, автоматично поет, он пропускает песню сквозь себя, кажется, что он проживает песню. Платон появился рядом с Пьером, как спаситель, в самый тяжелый момент его жизни и ушел буднично. Что случилось с женой Платона и были ли у него еще дети — Толстой нам не рассказывает. Это объясняется тем, что Безухов лишен прагматичности жизненных позиций, ему никогда не доводилось решать сложные, противоречивые вопросы и жизненные проблемы.

В портрете Каратаева такое замечательное вкрапление! Итак, Каратаев? Не такая уж значительная личность, чтобы много о ней писать! Да и сам Толстой, Казалось бы, не уделяет ей особого внимания?..

Ан нет: Толстой старается нарисовать особенно подробный портрет своего времени. И его мнение такое, что любая деталь важна! Когда мы читаем Войну и мир, мы выделяем какие-то места эпопеи, какие-то места мы опускаем.. Они для нас либо неинтересны, либо мы их не понимаем..

Автор, скорее всего понимает, что пишет.. Если он стремиться к полноте, он должен нарисовать деталь портрета даже в том случае, если и не вполне осознаёт, для чего она в общем-то нужна… Знаете, как художник, если рисует с натуры, то, даже если и не до конца видит, что там такое-этакое виднеется, то он-то понимает, что если выкинуть эту детальку, то картина всё равно будет выглядеть недостаточной..

Во всяком случае, для него самого! Так вот, этот самый Каратаев Платон!

Образ Платона Каратаева в романе Л.Н. Толстого «Война и мир» » Рустьюторс

ПЛАТОН КАРАТАЕВ. 

Краткое содержание романа «Война и мир» 

Образ Каратаева. Платон Каратев и Пьер Безухов.

Каратаев Платон — персонаж романа-эпопеи Л.Н. Толстого «Война и мир», русский солдат, встреченный Пьером Безуховым в балагане для пленных, где он прожил рядом с ним четыре недели. Каратаев, по словам писателя, «остался навсегда в душе Пьера самым сильным и дорогим воспоминанием и олицетворением всего русского, доброго». 

Каратаев носил французскую шинель, подпоясанную веревкой, фуражку и на ногах лапти. «Вся фигура Платона… была круглая, голова… спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как бы всегда собираясь обнять что-то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые». Каратаеву «должно было быть за пятьдесят лет», но «зубы его, ярко-белые и крепкие… были все хороши и целы; ни одного седого волоса не было в его бороде и волосах, и все тело его имело вид гибкости и в особенности твердости и сносливости». 

Лицо Каратаева, «несмотря на мелкие круглые морщинки, имело выражение невинности и юности; голос у него был приятный и певучий». Он «никогда не думал о том, что он сказал и что он скажет», и это придавало интонации его речи «неотразимую убедительность». 

Каратаев был физически так силен и вынослив «в первое время плена», что, «казалось, он не понимал, что такое усталость и болезнь». Он «все умел делать… Он пек, варил, шил, строгал, тачал сапоги. Он всегда был занят и только по ночам позволял себе разговоры… и пел песни». 

Каратаев много рассказывает о своей прежней крестьянской жизни, употребляя во множестве поговорки и пословицы, «это были те народные изречения… которые получают… значение глубокой мудрости, когда они сказаны кстати». Ложась спать, он говорил: «Положи, Господи, камушком, подними калачиком», вставая утром: «Лег — свернулся, встал — встряхнулся». Он «пел песни… как поют птицы», потому что это ему было необходимо, как необходимо бывает потянуться или расходиться…». Каратаев «любил говорить и говорил хорошо… В его речи события самые простые… получали характер торжественного благообразия». Каратаев любил и сам слушать сказки и рассказы «о настоящей жизни». Привязанностей, дружбы, любви, как понимал их Пьер», Каратаев не имел, «но он любил, – отмечает Толстой, – и любовно жил со всем, с чем его сводила жизнь, и в особенности с человеком… Он любил свою шавку, любил товарищей, французов, любил Пьера… но Пьер чувствовал, что Каратаев… ни на минуту не огорчился бы разлукой с ним…». Остальные пленные считали Каратаева «самым обыкновенным солдатом», но для Пьера он навсегда остался «непостижимым… и вечным олицетворением духа простоты и правды». «…Жизнь его, как он сам смотрел на нее, не имела смысла как отдельная жизнь. Она имела смысл только как частица целого, которое он постоянно чувствовал». 

При первой встрече с Каратаевым Пьер, потрясенный расстрелом «поджигателей», чувствовавший, что «в нем… уничтожилась вера и в благоустройство мира, и в человеческую, и в свою душу, и в Бога», увидел в нем лишь «маленького человека, присутствие которого Пьер заметил сначала по крепкому запаху пота». «…Человек этот разувался. И то, каким образом он это делал, заинтересовало Пьера». Движения его были «аккуратными, круглыми, спорыми, без замедления следовавшими одно за другим». Пьер почувствовал «что-то приятное, успокоительное… в этих спорых движениях, в этом благоустроенном в углу его хозяйстве, в запахе даже этого человека...». 
И в дальнейшем Пьер испытывает благоприятное воздействие слов и поступков Каратаева. Первые его слова, обращенные к Пьеру, были словами сочувствия, доброжелательства, утешения: «А много вы нужды увидели, барин? А?» «…И такое выражение ласки и простоты было в певучем голосе человека, – пишет Толстой, – что Пьер хотел отвечать, но у него задрожала челюсть, и он почувствовал слезы». «“…Не тужи, дружок: час терпеть, а век жить!” – продолжал Каратаев». 

Каратаев угостил Пьера печеной картошкой, расспросил и сам рассказал о себе. Оказалось, что он был солдатом Апшеронского полка, «от лихорадки умирал» и пленен «из гошпиталя в Москве». На службе его прозвали Соколиком за то, что он часто обращается с этим словом к собеседнику. Каратаев очень переживает события войны: «…Москва, она городам мать. Как не скучать на это смотреть». И все же Каратаев верит в благополучный исход событий и выражает это пословицей: «Червь капусту гложет, а сам прежде того пропадае…» Он искренне огорчен тем, что у Пьера не было родителей, нет детей. Он не принимает пессимизма Пьера («да теперь все равно»): «…От сумы да от тюрьмы никогда не отказывайся…» В подтверждение этой истины Каратаев «рассказал длинную историю о том, как он поехал в чужую рощу за лесом и попался сторожу, как его секли, судили и отдали в солдаты». Но горе обернулось радостью: «Брату бы идти, кабы не мой грех. А у брата меньшого сам-пят ребят… Так-то, друг мой любезный. Рок головы ищет. А мы все судим: то не хорошо, то не ладно…» 

Встреча с Каратаевым, разговор с ним, его рассказ о себе, его молитва на ночь привели Пьера к ощущению того, «что прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких-то новых и незыблемых основах, воздвигался в его душе». Пьер отказался от перевода из солдатского балагана в офицерский, ибо только здесь в общении с Каратаевым, через то, что он понял в Каратаеве, получил «успокоение и согласие с самим собою». Разлученный французским конвоем с Каратаевым при выходе из Москвы, «Пьер с третьего перехода уже соединился опять с Каратаевым и… собакой, которая избрала себе хозяином Каратаева». 

В пути Каратаев заболел лихорадкой, «слабел с каждым днем», тихо стонал, ложась на привалах, от него исходил «усилившийся запах». Ночью Каратаев «обыкновенно оживал от лихорадочного припадка и бывал особенно оживлен». Пьер услышал, как, «укрывшись… с головой шинелью… своим спорым, приятным, но слабым, болезненным голосом» Каратаев рассказывал солдатам историю, которую Пьер слышал от него уже раз шесть. «История эта была о старом купце, благообразно и богобоязненно жившем с семьей и поехавшем однажды с товарищем, богатым купцом, к Макарью». «Остановившиеся на постоялом дворе, оба купца заснули, и на другой день товарищ купца был найден зарезанным и ограбленным. Окровавленный нож найден был под подушкой старого купца. Купца судили, наказали кнутом, и, выдернув ноздри, …сослали в каторгу». На каторге через «годов десять или больше того» старик рассказал товарищам, «как все дело было… Я, говорит, о себе не тужу. Меня, значит, Бог сыскал. Одно, говорит, мне свою старуху и деток жаль». 

В компании слушателей-каторжан оказался «тот самый человек… что купца убил». Он признался в том, что «то самое дело сделал» и нож «под голова сонному подложил. Прости, говорит, дедушка, меня ты ради Христа». 

«— Старичок и говорит, – продолжает Каратаев свой рассказ, – Бог, мол, тебя простит, а мы все, говорит, грешны, я за свои грехи страдаю». 

Рассказывая, Каратаев «все светлее и светлее сиял восторженной улыбкой», «как будто в том, что он имел теперь рассказать, заключалась главная прелесть и все значение рассказа». Истинный убийца «объявился… по начальству». Но, «пока суд да дело», старичка «уж Бог простил — помер». «Таинственный смысл» рассказа Каратаева, «восторженная радость, которая сияла в лице Каратаева при этом рассказе, таинственное значение этой радости… смутно и радостно наполняло теперь душу Пьера», – заключает писатель. 

На следующее утро после ночного рассказа о старом купце и раскаявшемся злодее Каратаев «в своей шинельке сидел, прислонившись к березе. В лице его, кроме выражения вчерашнего радостного умиления при рассказе о безвинном страдании купца, светилось еще выражение тихой торжественности». «Каратаев смотрел на Пьера своими добрыми, круглыми глазами, подернутыми теперь слезою, и, видимо, подзывал его к себе, хотел сказать что-то». 

«Когда пленные опять тронулись… Каратаев сидел на краю дороги, у березы; и два француза что-то говорили над ним». Затем «…с того места, где сидел Каратаев, послышался выстрел», и «завыла собака». На следующем привале Каратаева уже не было среди пленных. Перед восходом солнца следующего дня пленных освободил отряд Денисова и Долохова. 

Своим душевным выздоровлением Пьер во многом обязан Каратаеву, в общении с которым «в плену узнал, что Бог в Каратаеве более велик, бесконечен и непостижим, чем в признаваемом масонами Архитектоне вселенной. Он испытывал чувство человека, нашедшего искомое у себя под ногами, тогда как он напрягал зрение, глядя далеко от себя». 

Каратаев стал теперь для Пьера критерием в оценке других лиц. Вспоминая князя Андрея, «он вспомнил о Каратаеве, о его смерти и невольно стал сравнивать этих двух людей, столь различных и вместе с тем столь похожих по любви, которую он имел к обоим, и потому, что оба жили и оба умерли». 

Рассказывая своим близким о пережитом, он говорит о Каратаеве: «…Вы не можете понять, чему я научился у этого безграмотного человека-дурачка».

Анализ романа «Война и мир»

Встреча с Платоном Каратаевым общественная деятельность. Образ и характеристика платона каратаева в романе «Война и мир толстовской композиции». Кто такой Платон Каратаев

В период становления оба персонажа романа Льва Толстого «Война и мир» Пьер Безухов и его друг Андрей Болконский восхищались Наполеоном. Они хотели быть похожими на него, видели величие и ум правителя. Однако реальная жизнь расставила все по своим местам. Все меняется, Пьер в плену у французов понимает весь ужас и бессмысленность человеческих смертей.

Решение убить Наполеона

Влияние масонов, разочарование в браке, дикое одиночество и непонимание смысла жизни толкают Пьера на странный опрометчивый поступок. Безухов оказывается на поле боя Бородинской битвы, он испытывает страх и в то же время единение с простыми людьми, творящими историю. Он считает, что сможет избавить мир от тирана и пытается прорваться в логово французов в оккупированной Москве. Естественно, что человек, всего один раз державший в руках оружие (во время дуэли с Долоховым), не был готов к такому шагу.

Пьер попадает в плен, его приговаривают к расстрелу за то, что он не совершал. Герой видит все происходящее по-новому: есть смерть, несправедливость, страх диких животных, настоящее мужество и самопожертвование. Именно время, проведенное в неволе, влияет на все, что было для героя огромной нерешенной проблемой — Пьер начинает ценить жизнь, перестает искать высший смысл, учится мудрости и смирению.

Платон Каратаев и его мудрость

В неволе Безухов знакомится с простым крестьянином Каратаевым Платоном, разделяющим его представления о жизни.Это очень важный момент в биографии героя: жизнь начинает обретать настоящий смысл. Обычный мужчина дарит герою более 10 лет, проведенных за границей в роскоши и безмятежности. Каратаев учит Пьера понимать, что жизнь дается человеку для того, чтобы с благодарностью принимать то, что он дает, любить, растить детей, работать. Для Пьера откровением становятся простейшие истины, в том числе то, что все проблемы от лишнего, а не от безденежья.

В неволе Каратаев постоянно чем-то занят, чинит вещи, чинит порванное, готовит еду, рассказывает другу-аристократу, как беречь свое здоровье.Через персонажа из простого народа Толстой разделяет свою жизненную позицию: человек должен искать, делать ошибки и снова искать, приобретать знания и идти своим путем, не подчиняясь тому, кто делится своими знаниями. Пьер учится жить эмоциями, а не разумом, прислушиваться к себе, ко всему относиться просто и спокойно. Разговоры с Каратаевым успокаивают душу героя, он видит свою жизнь другими глазами, понимает, что счастлив здесь и сейчас. Так автор говорит о случайном духовном наставнике Безухове: он был «подобен живому сосуду, наполненному чистейшей народной мудростью».

Снятый эпизод — его значение в развитии образа Пьера Безухова

Там, в плену у французов, Пьер переосмыслил все составляющие своей реальности. Исчезли различия в происхождении, поместье, достатке, воспитании и образовании. Всех объединяла общая беда, сострадание, желание помочь друг другу. Там Пьер приобретает хорошую физическую форму, его полнота оставляет силы и крепкое тело, он становится сильнее не только физически, но и морально.Пьер понимает, что ничего другого в жизни не стоит бояться, «он узнал, что на свете нет ничего страшного». Ужас, пережитый в первые дни плена, когда на глазах Безухова произошла сцена казни двух пленников, наложил отпечаток на всю жизнь героя. Понимание того, что не только русские, но и французы против убийства и насилия, делает эти события еще более трагичными и абсурдными.

Каким бы идеальным ни был Платон Каратаев в образе Толстого, в нем есть правда настоящего.Он выражает народный типаж. И это самое главное! Пьеру Безухову пришлось приобщиться к народной правде, узнать и полюбить такого человека, как Платон Каратаев, чтобы не только в заточении, в тюремном бараке, но и на всю жизнь обрести новое, более высокое нравственное сознание, чем прежде. Приобщение к правде людей, к способности людей жить, легко переносить свою плоть и никогда не менять свой психологический облик, помогает Пьеру внутреннему освобождению. Насколько важно открытие, как проявление истины озаряет его в плену мыслью о внутренней свободе: «… солдат меня не пустил. Поймали, заперли. Они держат меня в плену. Кто я? Мне? Я — моя бессмертная душа! .. ».

В определенном смысле человеческий идеал, проникающий в сознание Пьера и его жизнь благодаря Каратаеву, противоречит тому, как жил Пьер и к чему он стремился прежде. Пример Каратаева — это не пример пути, а высокий антипуть. Недаром в характеристике Каратаева подчеркивается идея округлости и завершенности.Самое главное в характере Каратаева — верность и неизменность. Верность себе, ваша единственная и неизменная духовная истина. На какое-то время это тоже стало идеальным для Пьера.

Так же, как и с Андреем, Пьер по самой сути своего характера не мог долго принимать жизнь без движения, без поиска. Узнав правду о Каратаеве, Пьер в эпилоге романа выходит за рамки этой правды — он идет не карачаевским путем, а своим.Но в то же время правда Каратаева не оказалась для него бесплодной. Пример высокого каратаевского антипути, по законам диалектики, послужил для Пьера сильным внутренним импульсом, дал толчок к развитию, к дальнейшему движению, определил направление пути. В известном (и прежде всего в историческом) смысле можно сказать, что без Каратаева Пьер Безухов никогда бы не стал декабристом.

Пьер Безухов, попав в плен к французам, встречает удивительного человека.Простой солдат имеет большое влияние на графа, открывая новые горизонты его мировоззрения. Образ и характеристика Платона Каратаева в романе «Война и мир» отражают смирение и терпение русского народа в критической ситуации, умение выживать и самообладание.

Знакомство в будке

Граф Безухов находился в шоковом состоянии после демонстративной казни русского народа. Оказалось чудовищным фактом, что солдаты, расстрелявшие приговоренных к казни, не были жестокими.Они просто делали свою чертову работу. Пьера ужаснул цинизм увиденной резни, поэтому он ни на что не отреагировал в бараке, куда его перевели.

Из оцепенения граф вывел запах пота, исходящий от копошащегося вокруг человечка. Мужик аккуратно разматывал ноги, обматывал тряпками и связывал шпагатом. Движения мужчины были точными и умелыми. Само присутствие уравновешенного незнакомца успокаивало.

Первый заговорил с солдатом мелодичным приятным голосом.Его слова звучали ласково, отчего мастер заплакал. Приветствовал новый знакомый:

«Час выдержать, а век прожить!»

Тогда ласковый мужик погладил собаку, пригвожденную к нему в неволе, и поделился едой с Безуховым. Только после этого он сказал, что его зовут Платон Каратаев по кличке Соколик из Апшеронского полка.

Добрый человек расстроился, когда узнал, что у Пьера нет родителей, особенно ему было грустно услышать, что нет матери:

«Жена за советом, свекровь за привет, а родней милая мама нет ! »

Платон имел готовую пословицу для каждого заключения.Когда Пьер сказал, что у него больше не будет детей, он услышал мудрое:

«Никогда не отказываться от денег и тюрьмы».

Биография Каратаева

Парень родился в зажиточной крестьянской семье в деревне, которую считал богатой. Ему казалось, что всем в его деревне жить хорошо, потому что там много земли. Однажды Платон пошел за деревом в лес соседнего хозяина. Сторож поймал вора. Каратаев был подвергнут порке и отдан под суд.

Решением суда преступник отправлен в армию. Платон назвал фразу удачей:

«Мы думали горе, но радость!»

Герой был готов присоединиться к солдатам. Ведь в армии столкнулся младший брат Михаил, у которого уже тогда было пятеро детей. Итак, по причине того, что старший служит, государство освободило младшего от службы в армии.

Только жена ждала Платона дома, потому что его единственная дочь заболела и покинула этот мир в младенчестве.Солдат исправно служил, ни на что не жаловался, со всеми был ласковый. Когда российская армия покинула Москву, он лежал в больнице, больной. Итак, он попал в плен.

Внешний вид

Образ соседа у Пьера ассоциировался с круглыми понятиями. Наверное, потому, что солнце теплое, бублики вкусные, колеса быстрые, ромашки красивые. Французское пальто, перевязанное простой веревкой, делило силуэт на две округлые формы. Снизу торчали лапти, а сверху красовалась шапка.

Безухов видел утром хорошего друга так:

«Голова была полностью круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как будто всегда собирался что-то обнять, — круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглыми. «

Солдат рассказал о боях, в которых он участвовал. Итак, Пьер догадался, что собеседнику за шестьдесят.

Белизна зубов свидетельствовала о хорошем здоровье и делала улыбку особенно приятной.Его борода и волосы были едва седыми. Телосложение маленького солдата выглядело гибким и жилистым, способным выдержать любые невзгоды судьбы. Мелкие морщинки придавали лицу выражение невинности, наивности, отчего мужчина выглядел лихо.

Христианское мировоззрение

У солдата было собственное видение человеческих устремлений:

«Наше счастье, мой друг, как вода в бреду: если вытащишь, она вздувается, а когда вытаскиваешь, есть ничего.»

Каждый вечер перед сном мужчина читал молитву, упоминая даже о лошадях.Закрыв глаза, он искренне сказал:

«Положи, Боже, камнем, подними мячом».

Каратаев, привыкший вести натуральное хозяйство, все умел. Результат мог быть лучше или хуже, чем у настоящего мастера, но всегда получалось достойно. Для Платона беседа была как хобби, всегда в радость, как искусство. Но разговаривать можно было редко, может быть, ночью, потому что всегда было чем заняться: готовить, печь, шить, шить обувь или планировать.

Лев Толстой считает, что Каратаеву чужды военная жизнь. Попав в плен, лишенный оружия и приказа убивать, решив необходимость выживания, герой вместе с отросшей бородой снова приобрел естественные для него крестьянские навыки. Герой олицетворяет менталитет русского народа. Образ простого русского солдата остался в памяти Безухова как творческий, жизнеутверждающий, содержательный символ бытия.

Полная картина жизни в романе

Среди представителей знати образ Платона Каратаева в «Войне и мире» Толстого выделяется особенно ярко и ярко.Создавая свое произведение, писатель стремился полностью отобразить картину своей современной эпохи. В романе перед нами проходят многочисленные лица и разные персонажи. Встречаемся с императорами, фельдмаршалами, генералами. Мы изучаем жизнь светского общества, жизнь местной знати. Не менее важную роль в понимании идейного содержания произведения играют герои из простых людей. Лев Николаевич Толстой, хорошо знавший бытовые условия низшего сословия, талантливо отображает это в своем романе.Памятные образы Платона Каратаева, Тихона Щербатого, Аниси, охотника Данилы создавались писателем с особой теплотой. Это дает нам реалистичную и объективную картину жизни людей в первой половине XIX века.

Мягкое лицо Платона

Самым значительным персонажем из простых людей, конечно же, является Платон Каратаев. Именно в его уста заложена авторская концепция обыденной жизни и смысла существования человека на земле. Читатель видит Платона глазами Пьера Безухова, захваченного французами.Именно там происходит их знакомство. Под влиянием этого простого человека образованный Пьер меняет мировоззрение и находит верный жизненный путь. С помощью описания внешности и речевых характеристик автору удается создать неповторимый образ. Круглый и мягкий вид героя, неторопливые, но ловкие движения, ласковое и приветливое выражение лица излучают мудрость и доброту. Платон с равным сочувствием и любовью относится к товарищам по несчастью, своим врагам и бездомной собаке.Он олицетворение лучших качеств русского народа: миролюбия, доброты, искренности. Речь героя, насыщенная поговорками, поговорками, афоризмами, течет размеренно и плавно. Он неспешно рассказывает о своей простой судьбе, рассказывает сказки, поет песни. Мудрые выражения легко, как птицы, слетают с его языка: «Час терпеть, но век жить», «Где суд, там неправда», «Не нашим разумом, но судом Божиим».

Постоянно занят полезными делами, Платон не скучает, не рассказывает о жизни, не строит планов.Он живет сегодняшним днем, во всем полагаясь на волю Бога. Встретив этого человека, Пьер понял простую и мудрую истину: «Его жизнь, как он сам на нее смотрел, не имела смысла как отдельная жизнь. Это имело смысл как часть целого, которое он постоянно чувствовал. «

Платон Каратаев и Тихон Щербатый. Сравнительная характеристика

Мировоззрение и образ жизни Платона Каратаева наиболее близки и родны писателю, но для объективности и честности в изображении действительности он использует сравнение Платона Каратаева и Тихона. Щербатый в романе.

Встречаемся с Тихоном Щербатым в партизанском отряде Василия Денисова. Этот человек из народа по своим качествам противопоставлен Платону Каратаеву. В отличие от миролюбивого и снисходительного Платона, герой полон ненависти к врагу. Мужчина не верит в Бога и судьбу, а предпочитает действовать. Активный, сообразительный партизан — всеобщий любимец в отряде. При необходимости он жесток и беспощаден и редко оставляет врага живым. Идея «непротивления злу насилием» чужда и непонятна Щербатому.Он «самый отзывчивый и храбрый человек в эскадрилье».

Давая характеристику Платону Каратаеву и Тихону Щербатому, Толстой сравнивает их внешние черты, черты характера и жизненную позицию. Тихон по-крестьянин трудолюбив и весел. Он никогда не унывает. Его грубая речь наполнена шутками и шутками. Сила, ловкость, уверенность в себе отличают его от мягкого и неторопливого Платона. Оба героя хорошо запоминаются благодаря подробному описанию. Платон Каратаев свежий, опрятный, без седины.Тихон Щербатый подчеркивает отсутствие зуба, поэтому и получил свое прозвище.

Тихон Щербатый — персонаж, в котором воплощен образ русского народа — героя, вставшего на защиту своей Родины. Бесстрашие, сила и жестокость таких партизан наводили ужас в сердцах врагов. Благодаря таким героям русскому народу удалось победить. Лев Николаевич Толстой понимает необходимость такого поведения своего героя и частично оправдывает это в наших глазах.

Платон Каратаев — представитель другой половины русского народа, верующий в Бога, умеющий терпеть, любить и прощать. Они, как половинки одного целого, необходимы для целостного представления о характере русского крестьянина.

Изображение Платона, дорогого автору

Симпатии Льва Николаевича Толстого, несомненно, на стороне Платона Каратаева. Писатель — гуманист всю свою сознательную жизнь противостоит войне, самым бесчеловечным и жестоким, по его мнению, событиям в жизни общества.Своей работой он проповедует идеи морали, мира, любви, милосердия, а война приносит людям смерть и несчастья. Ужасные картины Бородинского сражения, гибели юного Пети, мучительной смерти Андрея Болконского заставляют читателя содрогаться от ужаса и боли, которые влечет за собой любая война. Поэтому значение образа Платона в романе «Война и мир» трудно переоценить. Этот человек — воплощение главной идеи автора о гармоничной жизни в гармонии с самим собой.Писатель симпатизирует таким людям, как Платон Каратаев. Автор, например, одобряет поступок Пети, который жалеет французского пленного мальчика, понимает чувства Василия Денисова, не желающего стрелять в плененных французов. Толстой не приемлет бессердечия Долохова и чрезмерной жестокости Тихона Щербатого, считая, что зло порождает зло. Понимая, что война невозможна без крови и насилия, писатель верит в победу разума и человечности.

Пьер Безухов, один из главных героев эпического романа Льва Толстого «Война и мир», встречает ПРОСТОГО солдата Платона Каратаева в трудную минуту его жизни, находясь в плену у французов.Наблюдая за расстрелом молодых солдат, находившихся на грани гибели, ощутивших «крайние пределы невзгод» в опустошенной и сожженной Москве, юный граф чувствует себя так, как будто «мир рухнул в его глазах и остались только бессмысленные руины «. Горечь, отчаяние, пустота — вот все, что переживает Пьер накануне встречи с Каратаевым.

через некоторое время уже почти невозможно узнать любимого героя Толстого: до того, как конфликтовать с самим собой, постоянно чего-то искать, то беспокойный, то восторженный, то глубоко чем-то опечаленный, Безухов приобрел твердое, «живо-готовое» выражение. его глаз, безмятежности и согласия, которых он так жаждал.«Его былое распутство. теперь он заменен энергичным припадком, готовым к действию и сопротивлению ». Пьер, который на протяжении всего романа искал себя в благотворительности, масонстве, общественной жизни, самопожертвовании и любви к Наташе, получил долгожданное спокойствие «через невзгоды и через то, что он понимал в Каратаеве», простой крестьянин, навсегда оставшийся в Безухове. Душа родная память, олицетворение всего русского и хорошего.

Юного графа поразило то спокойствие, с которым Каратаев принимал все окружающее, как легко и естественно он говорил простые истины, с какой добротой и нежностью обращался и к своим товарищам, и к врагам французов, и даже к животным.Поучительные рассказы пожилого солдата, его отношение к жизни полностью изменили мировоззрение Пьера: прежняя злоба Безухова на жену, забота о своей репутации теперь казались ему несущественными. Теперь высшим счастьем он считал отсутствие страданий, которые граф испытывал во время войны, удовлетворение потребностей и свободу. Свобода, о которой Пьер с восторгом думал каждую минуту своего плена.

Таким образом, встреча с Платоном Каратаевым сильно повлияла на мировоззрение Пьера Безухова: ранее беспокойный, отчаявшийся герой чувствовал себя «разрушенным миром теперь новой красоты.тронулся в его душе. «Он нашел душевное удовлетворение и гармонию с самим собой, к чему всегда стремился.


Другие работы по теме:

  1. Персонажу произведения« Война и мир »Пьеру Безухову в трудную минуту своей жизни пришлось встретиться солдат по имени Платон Каратаев. В своем эпическом романе Лев Толстой решил …
  2. Герой романа Толстого «Война и мир» Пьер Безухов — персонаж, наиболее близкий к автору. Писатель тщательно освещает путь своего нравственного поиска. , в конечном итоге ведущий…
  3. Природа играет почти такую ​​же роль в нравственном развитии Пьера Безухова. После расстрела пленных, когда Пьеру показалось, что его вера в жизнь окончательно умерла и …
  4. Высшие духовно-нравственные ценности, реализация которых приводит героев к гармонии с миром — вот что русский утверждает классическая литература 19 века. В романе «Война и …
  5. Идеологическая и нравственная эволюция личности Пьера Безухова» Роман Льва Толстого «Война и мир» — величайшее эпическое произведение мировой литературы XIX века.Его действие длится …
  6. Пьер из тех людей, которые сильны только тогда, когда чувствуют себя полностью чистыми. Л. Толстой. Дневник На страницах романа Льва Толстого …
  7. Один из главных романов Льва Толстого «Война и мир» — Пьер Безухов. Его образ явно выделяется на фоне других героев эпопеи. В лице Безухова автор …

PLOS ONE: Malacology

Мартин Аберхан, Вольфганг Кисслинг

Карлотта Мольфезе, Дуг Бир, Джейсон М.Холл-Спенсер

Вадим Анатольевич Каратаев, Каратаев Александр Юрьевич, Любовь Е. Бурлакова, Ларс Г. Рудстам

Джессика Нефин, С. Ким Джунипер, Филипп Аршамбо

Дайсимара Присцила де Алмейда Маркес, Флоренс Мара Роза, […], Пауло Маркос Зеч Коэльо

Беатрис Демарчи, Соня О’Коннор, […], Джули Уилсон

Кара К.С. Лейтон, Андре Л. Мартель, Пол DN. Hebert

Ксавье Сантос, Эдуардо Матеос, […], Амадор Виньолас

Ана Алегри, Фредерик Менар, […], Арно Бертран

Арно Джусти, Пьер Лепренс, […], Селия Хоаким-Хусто

Пенелопа К. Линдеке, Хелен Э. Парри, […], Ангус Аткинсон

Эшли Лиллис, Дэвид Б. Эгглстон, Дельвейн Р. Боненштиль

Дань Троцкого 1908 году Льву Толстому

Великий русский писатель Лев Толстой умер сто лет назад, 20 ноября 1910 года. Хотя многие писатели восхваляли его, одна из лучших дани Толстому была дань за два года до его смерти, когда Лев Троцкий написал эта статья к восьмидесятилетию Толстого.Впервые он был опубликован на немецком языке в номере Die Neue Zeit 18 сентября 1908 г .; затем в русском переводе в томе 20 произведений Троцкого за 1926 г .; и, наконец, в английском переводе Джона Г. Райта в журнале Fourth International за май-июнь 1951 года под заголовком «Толстой, поэт и бунтарь». В исходный английский перевод были внесены незначительные изменения. Некоторые сноски были адаптированы из русского издания 1926 года.

Портрет Толстого Илья Репин

Толстой исполнилось 80 лет, и теперь он стоит перед нами, как огромная зубчатая скала, покрытая мхом и принадлежащая к другому историческому миру.

Замечательная вещь! Не только Карл Маркс, но и — если цитировать имя из области, более близкой к толстовской — Генрих Гейне, похоже, также является нашим современником. Но от нашего великого современника Ясной Поляны нас уже отделяет необратимый поток времени, который все различает.

Этому человеку было 33 года, когда в России отменили крепостное право. Как потомок «десяти поколений, не тронутых трудом», он повзрослел и сформировался в атмосфере старого дворянства, среди унаследованных акров, в просторном поместье и в тени липовых переулков, такой спокойной и патрицианской.

Традиции помещичьего господства, его романтизм, его поэзия, весь его образ жизни были неотразимо впитаны Толстым и стали органической частью его духовного облика. С первых лет своего сознания он был, как и остается по сей день, аристократом , в самых глубоких и самых сокровенных тайниках своего творчества; и это, несмотря на все его последующие духовные кризисы.

В вотчине князей Волконских, унаследованной семьей Толстых, автор книги Война и мир занимает простую, скромно обставленную комнату, в которой висит ручная пила, стоит коса и лежит топор.Но на верхнем этаже этого же жилища, словно каменные хранители его традиций, прославленные предки целого ряда поколений несут стражу со стен. В этом есть символ. Мы находим оба эти этажа также в самом сердце хозяина дома, только в перевернутом порядке. Если на вершинах сознания философия простой жизни и самопогружения в людях сплела для себя гнездо, то снизу, откуда вздымаются эмоции, страсти и воля, смотрят на нас сверху вниз. длинная галерея предков.

В гневе раскаяния Толстой отказался от лживого и мирского суетного искусства господствующих классов, прославляющего их искусственно выращенные вкусы и окутывающего их кастовые предрассудки лести фальшивой красоте. Но что случилось? В своем последнем крупном произведении Воскресение Толстой по-прежнему помещает в центр своего художественного внимания одного и того же богатого и знатного русского помещика, столь же бережно окружая его золотой паутиной аристократических связей, привычек и воспоминаний. если бы вне этой «мирской суетной» и «ложной» вселенной не было ничего важного или прекрасного.

От помещичьей усадьбы короткая и узкая тропинка ведет прямо к избе крестьянина. Поэт Толстой привык часто и с любовью произносить этот отрывок еще до того, как Толстой-моралист превратил его в путь спасения. Даже после отмены крепостного права он продолжает считать крестьянина «своим» — неотъемлемой частью своего материального и духовного достояния. Из-за несомненную «физическую любовью к подлинному трудящемуся народу» Толстого, о котором он сам говорит нам, там смотрит на нас, так же, как, несомненно, его коллективный аристократический предок только озаренный гением художника.

Хозяин и мужик — это, в конечном счете, единственные люди, которых Толстой целиком принял в свое творческое святилище. Но ни до, ни после своего духовного кризиса он никогда не был способен и не стремился освободиться от чисто патрицианского презрения ко всем тем фигурам, которые стоят между помещиком и крестьянином или тем, кто занимает должности за пределами священных полюсов мира. этот древний орден немецкий суперинтендант, купец, французский наставник, врач, «интеллектуал» и, наконец, фабричный рабочий с часами и цепочкой.Толстой никогда не испытывает потребности понять эти типы, заглянуть в их души или расспросить их об их вере. И они проходят перед его взором художника, как множество незначительных и во многом комичных силуэтов. Когда он действительно создает образы революционеров семидесятых или восьмидесятых, как, например, в Resurrection , он просто адаптирует свои старые помещичьи и крестьянские типы к новой среде или предлагает нам чисто внешние и юмористические зарисовки.

В начале шестидесятых, когда поток новых европейских идей и, что более важно, новых социальных отношений захлестнул Россию, Толстой, как я уже сказал, оставил позади себя уже треть века: психологически он уже был сформирован.

Излишне напоминать, что Толстой не стал апологетом крепостного права, как его близкий друг Фет (Шеншин), помещик и тонкий лирический поэт, в сердце которого нежная восприимчивость к природе и любви сочеталась с обожанием земного поклона перед целительным ударом плети. феодализма. Но у Толстого была глубокая ненависть к новым общественным отношениям, пришедшим на смену старым. «Лично я не вижу никакого улучшения нравственности, — писал он в 1861 году, — и не собираюсь верить никому на слово.Я не считаю, например, что отношения между фабрикантом и рабочим более гуманными, чем отношения между помещиком и крепостным ».

Везде и везде царила суматоха и суматоха, наступали разложение старого дворянства, разложение крестьянства, всеобщий хаос, мусор и мусор разрушения, шум и шум городской жизни, таверна и т. сигарета в деревне, фабричный лимерик вместо народной песни и все это отталкивало Толстого и как аристократа, и как художника.Психологически он отвернулся от этого титанического процесса и навсегда отказался от художественного признания. У него не было внутреннего побуждения защищать феодальное рабство, но он искренне оставался на стороне тех уз, в которых он видел мудрую простоту и которые он мог раскрыть в художественно совершенные формы.

Здесь жизнь воспроизводится из поколения в поколение и из века в век во всей ее неизменности. Здесь всем правит священная необходимость. Каждый шаг зависит от солнца, дождя, ветра и зеленой травы.Ничего не происходит ни по собственному разуму, ни по бунтарской воле индивида, и, следовательно, нет никакой личной ответственности. Все предопределено, все заранее оправдано, освящено. Ни за что не отвечающий, ничего не выдумывая сам, человек живет только тем, что слушает и подчиняется , — говорит Успенский, замечательный поэт из «Власти земли». И это постоянное слушание и повиновение, превращенное в непрекращающийся труд, именно то, что формирует жизнь , которая внешне не приводит ни к каким результатам, но имеет свой результат в самом себе… И о чудо! Эта тяжелая зависимость — без размышлений или выбора, без ошибок или мук покаяния — и есть то, что порождает великую моральную « легкость » существования под суровой опекой «колосьев ржи». Микула Сельянинович, крестьянский герой народного эпоса, говорит о себе: «Я — , возлюбленный, сырой матери-земли».

Таков религиозный миф о русском народничестве, десятилетиями господствовавший в сознании русской интеллигенции. Каменный глухой к его радикальным тенденциям, Толстой всегда оставался личным и представлял в народническом движении его аристократическое консервативное крыло.

Толстой отталкивало новое, и чтобы художественно создать русскую жизнь такой, какой он ее знал, понимал и любил, он был вынужден уйти в прошлое, в самое начало XIX века. Война и мир (написано в 1867-69) — его лучшая и непревзойденная работа.

Безличный массовый характер жизни и ее священная безответственность были воплощены Толстым в его образе Каратаеве, наименее понятном для европейского лидера типу; во всяком случае, дальше всего от него.

«Жизнь Каратаева, в его собственном понимании, не имела смысла как индивидуальная жизнь. Оно имело значение лишь как малая частица большого целого, которое Каратаев постоянно чувствовал. Привязанности, дружбы и любви, как их понимал Пьер, у Каратаева не было. Он любил и нежно жил со всем, с чем его соприкасала жизнь, и особенно с людьми … Пьер чувствовал, что Каратаев, несмотря на всю его нежную нежность к нему, ни на минуту не горевал об их расставании.

Это та стадия, когда дух, как выразился Гегель, еще не достиг внутреннего самосознания и поэтому проявляет себя только как дух, пребывающий в природе. Несмотря на свои эпизодические появления, Каратаев является философской, если не художественной осью Войны и мира ; а Кутузов, которого Толстой превращает в национального героя, — это тот самый Каратаев, только в должности главнокомандующего. В отличие от Наполеона, у Кутузова нет личных планов, никаких личных амбиций.В своей полусознательной тактике он руководствуется не разумом, а тем, что возвышается над разумом, тусклым инстинктом физических условий и побуждениями духа народа. Царь Александр в более ясные моменты своей жизни, как и наименьшие из солдат Кутузова, все в равной степени находятся под властью земли … В этом нравственном единстве — пафос книги Толстого.

Каким жалким в действительности является эта Старая Русь с ее обездоленным историей благородством, без элегантного прошлого иерархических сословий, без крестовых походов, без рыцарской любви или рыцарских турниров, без даже романтических разбоев на шоссе.Насколько бедны в плане внутренней красоты; Какое безжалостное ограбление крестьянских масс при их общем полузоологическом существовании!

Но какое чудо перевоплощения творит гений! Из сырья этой серой и бесцветной жизни он извлекает ее тайную красоту. С гомеровским спокойствием и гомеровской любовью к детям он одарил своим вниманием все и вся: Кутузова, дворянских слуг, коня, юную графиню, мужика, царя, вошь на солдате, пожилого масона ― он не отдает предпочтения никому из них, никого не лишает своей доли.Шаг за шагом, штрих за штрихом, он создает безграничную панораму, части которой неразрывно связаны между собой внутренней связью. В своем творчестве Толстой так же нетороплив, как и изображаемая им жизнь. Страшно сказать, но он переписал свою колоссальную книгу семь раз … Возможно, самое поразительное в этой титанической работе то, что художник не позволяет ни себе, ни читателю привязываться к какому-либо отдельному персонажу. Он никогда не выставляет своих героев на всеобщее обозрение, как Тургенев, которого не любил Толстой, среди взрывов петард и бликов магниевых ракет.Он не ищет для них ситуаций, которые выгодно им выгодны; он ничего не скрывает, ничего не подавляет. Неугомонный искатель истины, Пьер Безухов, он показывает нам в конце самодовольным семьянином и счастливым помещиком; Наташа Ростова, такая трогательная в своей полудетской чуткости, с божественной беспощадностью превращается в мелкую размножающуюся самку с неопрятными пеленками в руках. Но за этим, казалось бы, безразличным вниманием к отдельным частям вырастает могучий апофеоз целого, где все дышит духом внутренней необходимости и гармонии.Возможно, было бы правильно сказать, что это творческое усилие пронизано эстетическим пантеизмом , для которого нет ни красоты, ни уродства, ни великого, ни малого, потому что он считает великим и прекрасным только всю саму жизнь. в вечном круговороте его проявлений. Это сельскохозяйственная эстетика , безжалостно консервативная по своей природе, и она создает родство между эпосом Толстого и Пятикнижием или Илиадой .[1]

Две недавние попытки Толстого найти место психологическим образам и «красивым типам», к которым он чувствует наибольшую близость в рамках исторического прошлого ― во времена Петра Первого и декабристов 1825 года имеют была разбита враждебностью художника к иностранным влияниям, которые так резко окрашивают оба этих периода. Но даже там, где Толстой наиболее близко подходит к нашему времени, как в Анна Каренина (1877), он остается внутренне чуждым господствующим разногласиям и непреклонно упрямым в своем художественном консерватизме, уменьшая масштаб своего горизонта и выделяя вся русская жизнь только уцелевшие оазисы аристократии, с древней прародиной, родовыми портретами и роскошными липовыми аллеями, в тени которых повторяется от поколения к поколению и без изменения своих форм, круговорот рождений, любви и смерти .

И Толстой очерчивает духовную жизнь своих героев в соответствии с повседневной жизнью их родины: спокойно, без спешки и с ясным видением. Он никогда не опережает внутреннюю игру эмоций, мыслей или диалогов. Он никуда не спешит и никогда не опаздывает. Его руки держат нити, связывающие множество жизней, но он никогда не теряет головы. Подобно хозяину огромного предприятия, который бдительно следит за всеми его частями, он мысленно ведет безошибочный баланс.Казалось бы, все, что он делает, — это наблюдает за тем, как всю работу выполняет сама природа. Он бросает семя в землю и, как хороший земледелец, спокойно позволяет ему естественным образом высунуть свой стебель и вырасти полными колосьями. Да ведь это же гениальный Каратаев с его безмолвным поклонением законам природы! Он никогда не будет пытаться прикоснуться к бутону, чтобы силой раскрыть его лепестки; но позволяет им бесшумно открываться в тепле солнца. Он и чужд, и глубоко враждебен эстетике культуры большого города, которая в своей пожирающей жадности оскорбляет и мучает природу, требуя от нее только экстрактов и сущностей; судорожно сжимая пальцы, ищет на палитре цвета, которых нет в спектре солнечных лучей.

Стиль Толстого совпадает со всем его гением: спокойный, неторопливый, бережливый, без скупости и аскетизма; он мускулистый, иногда неловкий и грубый. Это так просто и всегда несравнимо по своим результатам. (Он так же далек от Тургенева, лиричного, кокетливого, искрометного и сознающего красоту своего языка, как он от языка Достоевского, такого острого, такого забитого и рябого.)

В одном из своих романов Достоевский — горожанин без звания и звания, гений с неизлечимо задетой душой — этот сладострастный поэт жестокости и сострадания глубоко и многозначительно противопоставляет себя как художник новых и «случайных русских семей» Граф Толстой, певец отточенных форм помещичьего прошлого.

«Если бы я был русским писателем и талантливым, — говорит Достоевский устами одного из своих персонажей, — я бы непременно взял своих героев у родовитой русской знати, потому что она только в этом типе. культурного русского народа, что можно мельком увидеть красивый порядок и прекрасные впечатления … Говоря это, я вовсе не шучу, хотя сам я совсем не дворянин, что, к тому же, вы сами знаете … Поверьте, именно здесь у нас до сих пор все по-настоящему прекрасное.Во всяком случае, среди нас есть все, что хоть немного усовершенствовано. Я говорю это не потому, что безоговорочно согласен либо с правильностью, либо с истинностью этой красоты; а здесь, например, мы уже отработали формы чести и долга, которые, кроме дворянства, не только нигде в России не отработаны, но даже начаты … Позиция нашего романиста », — продолжает Достоевский без всякого усмотрения. имя Толстого, но, несомненно, имея в виду его, «в таком случае было бы вполне определенным.Он не смог бы писать иначе, кроме как исторически, потому что красивый тип больше не существует в наши дни, и если есть остатки, которые действительно существуют, то, согласно преобладающему консенсусу во мнениях, они не сохранили ни одного из их красота ».

Подробно

Подробнее о Льве Троцком

Лев Троцкий (1879-1940) был одним из лидеров русской революции 1917 года, социалистическим противником Иосифа Сталина, основателем Четвертого Интернационала и стратегом мировой социалистической революции.

Когда исчез «красивый тип», рухнули не только непосредственные объекты художественного творчества, но и основы морального фатализма Толстого и его эстетического пантеизма: погибло освященное каратаевизмом толстовской души. Все, что раньше считалось само собой разумеющимся как часть неоспоримого целого, теперь превратилось в фрагмент, а тем самым и в проблему. То, что было рациональным, становилось иррациональным. И, как всегда бывает, как раз в тот момент, когда бытие потеряло свое прежнее значение, Толстой начал задавать себе вопрос о смысле бытия вообще.Начинается великий духовный кризис (ближе к концу 1870-х годов) — и не в жизни юноши, а в жизни пятидесятилетнего мужчины. Толстой возвращается к Богу, принимает учение Христа и отвергает разделение труда, а вместе с ним культуру и государство; он становится проповедником сельскохозяйственного труда, простой жизни и непротивления злу силой.

Чем глубже был внутренний кризис ― и, по его собственному признанию, пятидесятилетний художник давно помышлял о самоубийстве тем более удивительным должно казаться, что Толстой в конечном итоге вернулся к тому, что, по сути, его начало точка. Сельскохозяйственный труд — Не на этом ли разворачивается эпопея Война и мир ? Простая жизнь , , и погружение, хотя бы духовное, в стихийных людей — разве не в этом сила Кутузова? Непротивление злу силой — Разве не весь Каратаев содержится в фаталистической отставке?

Но если так, то в чем состоит кризис Толстого? Из этого то, что раньше было тайным и подземным, прорывается сквозь его кору и переходит в сферу сознания.Поскольку духовность, пребывающая в природе, исчезла вместе с той «природой», которая ее воплотила, дух начинает стремиться к внутреннему самосознанию. Эта автоматическая гармония, против которой восстал автоматизм самой жизни, отныне должна сохраняться сознательной силой идеи. В этой консервативной борьбе (за свое нравственное и эстетическое самосохранение) художник призывает на помощь философа-моралиста.

II

Было бы непросто определить, кто из этих двух Толстых — поэт или моралист — завоевал большую популярность в Европе.В любом случае, это не вызывает сомнения, что за снисходительную ухмылкой буржуазной общественности гениальной невиновности Ясной Поляне старшей, проглядывает своеобразный вид морального удовлетворения: известный поэт, миллионер, один из «нашей собственной среды,» аристократ к тому же, по моральным убеждениям носит крестьянскую рубашку, ходит в лаптях, рубит дрова. Это как если бы здесь было определенное искупление грехов целого класса, целой культуры. Это, конечно, не мешает каждому буржуазному дураку смотреть свысока на Толстого и даже слегка сомневаться в его полном здравомыслии.Показательный пример — небезызвестный Макс Нордау [2], один из джентльменов, которые берут на вооружение философию старого и честного Сэмюэля Смайлса [3], приправленную цинизмом, и наряжают его в костюм клоуна для колонн в воскресенье. Имея в руках свой справочный текст из Ломброзо [4], Нордау обнаруживает в Толстом все симптомы вырождения. Для всех этих мелких лавочников безумие начинается с того момента, когда прекращается прибыль.

Но независимо от того, относятся ли его буржуазные приверженцы к Толстому подозрительно, иронично или благосклонно, он остается для них психологической загадкой.Если не считать пары своих никчемных учеников и пропагандистов — один из них, Меньшиков, [5] теперь играет роль русского Хаммерштейна [6], следует сказать, что последние тридцать лет своей жизни Толстой, моралист остался совершенно один.

Поистине это было трагическое положение пророка, вопиющего в пустыне. Полностью находясь под властью своих консервативных сельскохозяйственных симпатий, Толстой непрестанно, неустанно и победоносно защищал свой духовный мир от опасностей, угрожающих ему со всех сторон.Он раз и навсегда вырыл глубокий ров между собой и всеми разновидностями буржуазного либерализма и, в первую очередь, отбросил «повсеместно распространенные в наше время суеверия прогресса».

«Все хорошо, — кричит он, — иметь электричество, телефоны, выставки и все сады Аркадии с их концертами и представлениями, а также все сигары, спичечные коробки, подтяжки и моторы; но я желаю им всем на дне моря. И не только они, но и железные дороги, и все производимые в мире хлопчатобумажные и шерстяные ткани.Потому что для их производства 99 из каждых 100 человек должны находиться в рабстве и тысячами погибать на фабриках, где производятся эти предметы ».

Разве нашу жизнь не украшает и не обогащает разделение труда? Но разделение труда калечит живую человеческую душу. Пусть гниет разделение труда! Изобразительное искусство? Но подлинное искусство должно объединять всех людей в идее Бога, а не разъединять их. Наше искусство служит только избранным, оно разъединяет людей и поэтому является ложью. Толстой мужественно отвергает как «фальшивое» искусство Шекспира, Гете, самого себя, Вагнера и Беклина.[7]

Он освобождает себя от всех материальных забот, связанных с бизнесом и обогащением, и надевает крестьянскую одежду, как будто выполняет символический обряд, отказываясь от культуры. Но что скрывается за этим символическим актом? Что он противопоставляет «лжи», то есть историческому процессу ?

На основе его работ мы могли бы представить социальную философию Толстого, тем самым нанося некоторое насилие над собой, в виде следующих «программных» тезисов:

1. Это не какие-то железные социологические законы, производящие порабощение народов, но правовые кодексы.

2. Современное рабство основывается на трех законах: о земле, налогах и собственности.

3. Не только Российское государство, но и каждое государство является институтом для совершения с применением насилия и безнаказанности самых ужасных преступлений.

4. Истинный социальный прогресс достигается только через религиозное и нравственное самосовершенствование личности.

5. «Чтобы избавиться от состояний, не нужно бороться с ними внешними средствами. Все, что нужно, — это не участвовать в них и не поддерживать их.То есть:

a. не принимать на себя звание ни солдата, ни фельдмаршала , ни министра , ни старейшины деревни , присяжного заседателя или члена парламента;

г. добровольно не платить государству налогов , прямых или косвенных;

г. не использовать государственные учреждения или государственные средства на зарплат или пенсий ; и

д. не охранять свою собственность мерами государственного насилия.

Если бы мы удалили из этой схемы четвертый пункт, который явно стоит сам по себе и который касается религиозного и морального самосовершенствования, то мы получили бы довольно округлую программу анархистской . Во-первых, существует чисто механическая концепция общества как продукта порочного законодательства. Далее, формальное отрицание государства и политики в целом. И, наконец, как метод борьбы пассивная всеобщая забастовка и всеобщий бойкот. Но, устраняя религиозно-нравственный тезис, мы фактически удаляем единственный нерв, который связывает всю эту рационалистическую структуру с ее архитектором: душу Льва Толстого.Для него, в силу всех условий его эволюции и положения, задача вовсе не состоит в установлении «коммунистической» анархии вместо капиталистического строя. Задача — уберечь общинно-земледельческий порядок от деструктивных воздействий «извне».

Толстой, как в своем «Народничестве», так и в своем «анархизме», представляет консервативные сельскохозяйственные интересы. Подобно первым масонам, которые идеологическими средствами стремились восстановить и укрепить в обществе кастово-гильдейскую мораль взаимопомощи, которая естественным образом разваливалась под ударами экономического развития, Толстой стремится возродить — с помощью религиозно-нравственной идеи — жизнь под чисто натуральным хозяйством.

На этом пути он становится консервативным анархистом, потому что в первую очередь он требует, чтобы государство с его кнутами милитаризма и скорпионами федеральной казны дало мирной жизни всепасающей общине Каратаева. Толстой не имеет ни малейшего представления о глобальной борьбе двух миров — буржуазии и социализма, — от исхода которой зависит судьба человечества. В его глазах социализм всегда оставался разновидностью либерализма, мало интересующей его.В его глазах Карл Маркс и Фредерик Бастиа [8] были представителями одного и того же «ложного принципа» капиталистической культуры, безземельных рабочих, государственного принуждения. В общем, как только человечество вступило на ложный путь, на самом деле не имеет большого значения, насколько близко и как далеко этот путь был пройден. Спасение можно получить, только повернув назад.

Толстой не в силах подобрать достаточно презрительных слов, чтобы бросить вызов той науке, которая утверждает, что, хотя мы еще очень долго будем продолжать жить плохо «по законам исторического, социологического и других форм прогресса», наша жизнь тем не менее, в конечном итоге сам по себе станет очень хорошим.

Необходимо положить конец злу прямо сейчас, и для этого достаточно понять, что зло есть зло. Все моральные чувства, исторически скреплявшие людей, и все морально-религиозные фикции, проистекающие из этих связей, Толстой сводит к самым абстрактным заповедям любви, воздержания и пассивного сопротивления. А поскольку эти заповеди лишены какого-либо исторического содержания и, следовательно, лишены какого-либо содержания, они кажутся ему применимыми во все времена и ко всем народам.

Толстой не признает историю; и это составляет основу всего его мышления. На этом основана метафизическая свобода его отрицания, а также практическое бессилие всех его проповедей. Человеческая жизнь, которую он принимает — прежняя жизнь уральско-казачьих земледельцев в малонаселенных степях Самарской губернии — имела место вне истории : она постоянно воспроизводилась, как жизнь улья или муравейника. То, что люди называют историей, является продуктом бессмысленности, заблуждений и жестокостей, которые исказили истинную душу человечества.Бесстрашно последовательный, Толстой выкидывает в окно свое наследие вместе с историей.

Газеты и журналы ненавидят его как документы современной истории. Своей грудью он отбивал бы все волны мирового океана. Его историческая слепота делает его по-детски беспомощным в мире социальных проблем. Философия Толстого похожа на китайскую живопись. Идеи совершенно разных эпох помещены не в перспективу, а расположены в одной плоскости. Против войны он приводит аргументы чистой логики и, чтобы подкрепить их, приводит мнения Эпиктета [9], а также мнения Молинари [10] Лао-Цзы [11], а также Фридриха II [12] пророка. Исайя, а также обозреватель Хардуэн, оракул парижских бакалейщиков.В его глазах писатели, философы и пророки представляют не свои эпохи, а, скорее, вечные моральные категории.

С ним Конфуций идет плечом к плечу с Гарпагом [13], и Шопенгауэр оказывается в компании не только с Иисусом, но и с Моисеем. В своем трагическом единоборстве с диалектикой истории, которому он противопоставляет свои да-да или нет-нет , Толстой на каждом шагу впадает в безнадежные внутренние противоречия. И из этого он делает вывод, полностью достойный упорства этого гения: «Несоответствие между положением человека и его нравственной деятельностью, — говорит он, — является вернейшим признаком истины.Но эта идеалистическая гордость несет в себе собственное наказание. Трудно назвать другого писателя, которого история так жестоко использовала, как Толстого, против его воли.

Моралист и мистик, враг политики и революции, он много лет питал своей критикой смутное революционное сознание многих народнических сект.

Отрицая всякую капиталистическую культуру, он встречает благосклонное признание европейской и американской буржуазии, которая находит в его проповедях как очертание собственного бесцельного гуманизма, так и психологический щит против философии революционного переворота.

Консервативный анархист, заклятый враг либерализма, Толстой к своему восьмидесятилетию оказывается знаменем и оружием шумного и тенденциозного политического проявления русского либерализма.

История одержала над ним победу, но не сломила его. Даже сейчас, на склоне лет, он сохранил в неприкосновенности свой бесценный талант к нравственному негодованию.

В пылу самой гнусной и преступной контрреволюции из всех известных , [14], стремящейся своей конской паутиной виселицы навсегда затмить солнце нашей страны; в удушающей атмосфере униженного и трусливого общественного мнения этот последний апостол христианского прощения, в котором не умер гневный пророк Ветхого Завета, бросил свою брошюру Я не могу молчать как проклятие на головы тех, кто служат палачами и осуждением тех, кто молча стоит рядом.

И хотя он отказывается с сочувствием выслушивать наши революционные цели, мы знаем, что это произошло потому, что история отказала ему лично в понимании ее революционных путей. Мы не будем его осуждать. И мы всегда будем ценить в нем не только его великий гений, который никогда не умрет, пока живет человеческое искусство, но и его несгибаемое моральное мужество, которое не позволяло ему спокойно оставаться в рядах их лицемерной церкви , их общества и их государства, но обрекали его оставаться в одиночестве среди своих бесчисленных поклонников.

Лев Троцкий
Сентябрь 1908 г.

Примечания:

1. Илиада . Древнегреческая поэма об осаде Трои. По традиции автор долгое время считался слепым поэтом Гомером, которому также приписывают создание второго крупного греческого эпоса Одиссея .

2. Макс Нордау (1849–1923). Венгерский писатель, общественный критик и основатель Всемирного сионистского конгресса вместе с Теодором Герцлем. Автор Обычная ложь нашей цивилизации (1883), Вырождение (1892) и Парадоксов (1896).

3. Сэмюэл Смайлс (1812–1904): шотландский автор книг, посвященных самосовершенствованию, самой известной из которых была Self-Help .

4. Чезаре Ломброзо (1836–1909). Известный итальянский психиатр и криминолог, основавший дисциплину криминальной антропологии. Считал, что существует особый тип преступников с характерными физическими чертами.

5. Меньшиков Михаил Осипович (1859-1918). Русский журналист. Начал писать идеалистические статьи о морали, но в 1890-х годах стал все более реакционным и закончил защитником русского национализма и антисемитизма.Расстрелян ЧК в сентябре 1918 года.

6. Барон Вильгельм Хаммерштейн (1838–1904), немецкий политик, консервативный член Рейхстага и редактор реакционной антисемитской газеты Kreuzzeitung .

7. Арнольд Бёклин (1827–1901). Швейцарский художник-символист.

8. Фредерик Бастиа (1801–1850). Французский экономист, представитель манчестерской школы, апологет капитализма и враг социализма.

9. Эпиктет (55–135 гг.). Греческий философ-стоик.

10. Гюстав де Молинари (1819–1912). Бельгийский экономист, связанный с манчестерской школой и Фредериком Бастиа.

11. Лао-цзы ([Лао-Цзы], китайский философ доконфуцианской эпохи.

12. Фридрих II (1712-1786). Прусский король и один из главных представителей «просвещенного абсолютизма». Пример деспотизма Гогенцоллернов В одной из своих статей против войны («Подумай!», 1904) Толстой привел одно из высказываний Фридриха: «Если бы мои солдаты начали думать, ни один из них не остался бы в армии.”

13. Гарпаг. Министр мидийского царя Астиага, VI век до н. Э. Согласно Геродоту, когда Гарпаг отказался выполнить приказ убить Кира, Астиаг убил своего единственного сына и подал его мясо Гарпагу на банкете.

14. Троцкий здесь имеет в виду господство террора в России после пораженной революции 1905 года.

Все, что вы должны знать за десятилетие после его убийства

Пьер Амин Жмайель был ливанским политическим деятелем партии Катаеб (Фаланга).Он происходит из старой политической семьи, история которой тесно связана с ливанской.

Пьер Жмайель был не единственным убитым из своей семьи. Его двухлетняя двоюродная сестра Майя Жмайель и его дядя, бывший президент Башир Жмайель, также были убиты.

Семья стала называться «Кеннеди Ливана» во французских СМИ.

Пьер Жмайель: Семья

Пьер Жмайель, христианин-маронит, был старшим сыном шейха Амина Жмайеля, который занимал пост 7-го президента Ливана с 1982 по 1988 год.

Он был внуком шейха Пьера Жмайеля (в честь которого он был назван), который основал партию Катаеб и считается одним из отцов-основателей Ливана, которые боролись за независимость Ливана.

Пьер Жмайель-младший был также племянником бывшего избранного президента Бахира Жмайеля, убитого в Бейруте в 1982 году в возрасте 33 лет.

Пьер изучал право в Бейруте и Париже и начал свою юридическую карьеру в фирме в Бейруте. Вскоре он взял на себя юридическую практику своего отца.

Пьер Жмайель: политическая карьера

Пьер Жмайель начал свою политическую жизнь в 2000 году, когда он был избран в парламент округа Матн в качестве независимого представителя. Он был активным членом движения и партии Kataeb. Он был переизбран в 2005 году.

Известный своей оппозицией сирийской оккупации и влиянием в Ливане, Пьер Жмайель принял участие в «Кедровой революции» после убийства бывшего премьер-министра Рафика Харири в 2005 году.

В июле 2005 года он был назначен министром промышленности и выступал в качестве представителя партии Катаэб в правительстве.

Пьер Жмайель: Убийство

21 ноября 2006 года, за день до Дня независимости Ливана, когда Жмайель проезжал мимо пригорода Дждейде к северу от Бейрута, автомобиль Honda CRV с тонированными стеклами протаранил его автомобиль спереди.

По крайней мере, три-четыре боевика вышли из Хонды и открыли по нему огонь с близкого расстояния из пяти различных типов автоматического оружия с глушителем, все с использованием 9-мм пуль.

Жмайель был пятым видным антисирийским деятелем, убитым в Ливане за два года.

В тот день Жмайель посетил свой избирательный округ Метн в Дждейде. Он отказался от сопровождения службы безопасности и сам вел машину без защиты во время убийства.

Метод, с помощью которого был убит Жмайель, гораздо более наглый, чем тот, который использовался в прошлом: боевики убивают среди бела дня, а не дистанционно взрываются бомбы анонимных автомобилей.

Его водитель, который избежал нападения невредимым, доставил его в больницу Св. Иосифа, где он был объявлен мертвым.Его телохранитель Самир Чартуни также был убит в результате нападения.

Пьер Жмайель: Преступники убийства

По общему мнению, за убийством Пьера Жмайеля стояла Сирия. Его убийцы выпустили коммюнике, в котором они назвали себя «Борцами за единство и свободу Великой Сирии».

Они сказали, что убили Жмайеля, потому что он был «одним из тех, кто беспрерывно изливал свою злобу на Сирию и против Хезболлы, бесстыдно и без каких-либо опасений.”

Эти обвинения могут указывать на Сирийскую национальную социальную партию, которая имеет долгую историю политических убийств в Ливане.

В сообщении кувейтской газеты Al Seyassah утверждалось, что редактор государственного сирийского арабского информационного агентства (SANA) связался с ливанской просирийской газетой за 55 минут до убийства, чтобы узнать об убийстве.

В статье утверждается, что репортер SANA перезвонил через 10 минут, чтобы извиниться за первоначальный звонок.

Близкие окружения Пьера Жмайеля предполагали, что его быстрое политическое восхождение обеспокоило многие местные державы, в основном союзников сирийского режима.

Многие сомневаются в заинтересованности Сирии в нападении на христианское общество, поскольку это может дестабилизировать конкурирующую христианскую партию, а именно Свободное патриотическое движение Мишеля Ауна, которое вместе с Хезболлой образует крупнейший парламентский просирийский блок.

Несмотря на эти утверждения, неустановленные преступники все еще находятся на свободе, и расследование нападения не принесло результатов.

Пьер Жмайель: Похороны и реакция

Церемония похорон Пьера Жмайеля прошла на площади Мучеников 23 ноября 2006 года с участием сотен тысяч человек.

Реакция:

  • Саад Харири , глава Суннитской партии будущего, обвинил Сирию в заказе убийства.
  • Сирийское правительство отрицает свою причастность и осуждает убийство.
  • Валид Джумблат , лидер ливанских друзов, также обвинил Сирию в убийстве: «Я прямо обвиняю сирийский режим.Он также сказал, что ожидает новых убийств, направленных на подрыв правительства Ливана
  • Самир Гиагея , лидер политической партии Ливанские силы — одной из основных христианских партий, потребовал отставки тогдашнего президента Эмиля Лахуда, а также обвинил Сирию в приказе убийство.
  • Мишель Аун , лидер Свободного патриотического движения, а ныне президент, решительно осудил убийство и заявил, что оно было направлено на создание хаоса и неопределенности, в первую очередь среди христианского общества Ливана.
  • Аналогичные замечания и осуждения были высказаны почти всеми крупными политическими игроками Ливана.
  • Совет Безопасности ООН осудил убийство.
  • Представитель Папы Бенедикта XVI на похоронах осудил «невыразимое» убийство.
  • Тони Блэр , премьер-министр Великобритании, осудил убийство.
  • Белый дом также осудил убийство.
  • Посол ООН Джон Р.Болтон сказал:

«Один образец, который мы видим в этих политических убийствах ливанских лидеров — журналистов, членов парламента — все они антисирийцы. Так что, полагаю, из этого можно сделать выводы ».

Да упокоится он с миром и пусть его жертва за Ливан не будет напрасной.

«Кровь мучеников поливает семя веры».

Источник

% PDF-1.6 % 11 0 объект >] / Страницы 2 0 R / Тип / Каталог >> эндобдж 1499 0 объект > поток 2011-02-17T21: 23: 12ZOmniPage CSDK 15.52011-10-12T01: 40: 44-04: 002011-10-12T01: 40: 44-04: 00 Подключаемый модуль Adobe Acrobat 9.46 Paper Capture / pdfuid: 6968b4c3-03b0-4639-ba09-aaa36a57eeb9uuid: 564df3cb-f524-4642 -b12a-b45388125dc61B

  • http://ns.adobe.com/pdf/1.3/pdfAdobe PDF Schema
  • internal Объект имени, указывающий, был ли документ изменен для включения информации о треппинге TrappedText
  • http://ns.adobe.com/xap/1.0/mm/xmpMMXMP Схема управления мультимедиа
  • Внутренний идентификатор на основе UUID для конкретного воплощения документа InstanceIDURI
  • http: // www.aiim.org/pdfa/ns/id/pdfaidPDF/A ID Schema
  • internalPart of PDF / A standardpartInteger
  • внутренняя Поправка к стандарту PDF / A amdText
  • внутренний Уровень соответствия стандарту PDF / A Текст
  • конечный поток эндобдж 3554 0 объект > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3041 0 объект > эндобдж 3042 0 объект > эндобдж 52 0 объект > эндобдж 61 0 объект > эндобдж 70 0 объект > эндобдж 79 0 объект > эндобдж 88 0 объект > эндобдж 97 0 объект > эндобдж 107 0 объект > эндобдж 117 0 объект > эндобдж 127 0 объект > эндобдж 137 0 объект > эндобдж 147 0 объект > эндобдж 157 0 объект > эндобдж 167 0 объект > эндобдж 177 0 объект > эндобдж 187 0 объект > эндобдж 197 0 объект > эндобдж 207 0 объект > эндобдж 217 0 объект > эндобдж 227 0 объект > эндобдж 237 0 объект > эндобдж 247 0 объект > эндобдж 257 0 объект > эндобдж 267 0 объект > эндобдж 277 0 объект > эндобдж 287 0 объект > эндобдж 297 0 объект > эндобдж 307 0 объект > эндобдж 317 0 объект > эндобдж 327 0 объект > эндобдж 337 0 объект > эндобдж 347 0 объект > эндобдж 357 0 объект > эндобдж 367 0 объект > эндобдж 377 0 объект > эндобдж 387 0 объект > эндобдж 397 0 объект > эндобдж 407 0 объект > эндобдж 417 0 объект > эндобдж 427 0 объект > эндобдж 437 0 объект > эндобдж 447 0 объект > эндобдж 457 0 объект > эндобдж 467 0 объект > эндобдж 477 0 объект > эндобдж 487 0 объект > эндобдж 497 0 объект > эндобдж 507 0 объект > эндобдж 517 0 объект > эндобдж 527 0 объект > эндобдж 537 0 объект > эндобдж 547 0 объект > эндобдж 557 0 объект > эндобдж 567 0 объект > эндобдж 577 0 объект > эндобдж 587 0 объект > эндобдж 597 0 объект > эндобдж 607 0 объект > эндобдж 617 0 объект > эндобдж 627 0 объект > эндобдж 637 0 объект > эндобдж 647 0 объект > эндобдж 657 0 объект > эндобдж 667 0 объект > эндобдж 677 0 объект > эндобдж 687 0 объект > эндобдж 697 0 объект > эндобдж 707 0 объект > эндобдж 717 0 объект > эндобдж 727 0 объект > эндобдж 737 0 объект > эндобдж 747 0 объект > эндобдж 757 0 объект > эндобдж 767 0 объект > эндобдж 777 0 объект > эндобдж 787 0 объект > эндобдж 797 0 объект > эндобдж 807 0 объект > эндобдж 817 0 объект > эндобдж 827 0 объект > эндобдж 837 0 объект > эндобдж 847 0 объект > эндобдж 857 0 объект > эндобдж 867 0 объект > эндобдж 877 0 объект > эндобдж 887 0 объект > эндобдж 897 0 объект > эндобдж 907 0 объект > эндобдж 917 0 объект > эндобдж 927 0 объект > эндобдж 937 0 объект > эндобдж 947 0 объект > эндобдж 957 0 объект > эндобдж 967 0 объект > эндобдж 977 0 объект > эндобдж 987 0 объект > эндобдж 997 0 объект > эндобдж 1008 0 объект > эндобдж 1019 0 объект > эндобдж 1030 0 объект > эндобдж 1041 0 объект > эндобдж 1052 0 объект > эндобдж 1063 0 объект > эндобдж 1074 0 объект > эндобдж 1085 0 объект > эндобдж 1096 0 объект > эндобдж 1107 0 объект > эндобдж 1118 0 объект > эндобдж 1129 0 объект > эндобдж 1140 0 объект > эндобдж 1151 0 объект > эндобдж 1162 0 объект > эндобдж 1173 0 объект > эндобдж 1184 0 объект > эндобдж 1195 0 объект > эндобдж 1206 0 объект > эндобдж 1217 0 объект > эндобдж 1228 0 объект > эндобдж 1239 0 объект > эндобдж 1250 0 объект > эндобдж 1261 0 объект > эндобдж 1272 0 объект > эндобдж 1283 0 объект > эндобдж 1294 0 объект > эндобдж 1305 0 объект > эндобдж 1316 0 объект > эндобдж 1327 0 объект > эндобдж 1338 0 объект > эндобдж 1349 0 объект > эндобдж 1360 0 объект > эндобдж 1371 0 объект > эндобдж 1382 0 объект > эндобдж 1393 0 объект > эндобдж 1404 0 объект > эндобдж 1415 0 объект > эндобдж 1426 0 объект > эндобдж 1437 0 объект > эндобдж 1448 0 объект > эндобдж 1459 0 объект > эндобдж 1470 0 объект > эндобдж 1481 0 объект > эндобдж 1492 0 объект > эндобдж 1493 0 объект > эндобдж 1494 0 объект > эндобдж 1488 0 объект > / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / XObject >>> / Rotate 0 / Type / Page >> эндобдж 3556 0 объект > поток BT / CS0 cs 0.157 0,141 0,161 сбн / T1_0 1 Тс -0,035 Tc 3 ​​Tr 10,1698 0 0 10,7 526,47 751,68 Tm (129) Ти 0,243 0,223 0,247 сбн / T1_1 1 Тс 0,0178 Tc 10,5 0 0 10,5 122,19 670,8 Tm (Гаммарус) Tj / T1_2 1 Тс 0,0015 Тс 10,1 0 0 10,1 173,62 670,8 Тм (пр.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0108 Тс 2,853 0 Тд (-40) Чт 0,392 0,372 0,392 сбн 0 Тс 1,464 0 Тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn -0,035 Тс 7,7888 0 0 10,1 221,01 670,8 Тм (11) Tj 0 Tc 10,1 0 0 10,1 243,96 670,57 Tm (3) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн 0,561 0 Тд (.) Tj 0,157 0,141 0.161 сбн -0,035 Тс 9,9533 0 0 10,1 252,37 670,57 Тм (72) Ти 0,243 0,223 0,247 сбн / T1_1 1 Тс 0,0193 Tc 10,5 0 0 10,5 121,84 655,92 Tm (Амфиагрион) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн / T1_2 1 Тс 0 Tc 10,1 0 0 10,1 182,74 655,92 Tm (s) Tj 0,157 0,141 0,161 scn -0,035 Тс 9,5185 0 0 10,1 187,21 655,92 Тм (стр.) Tj 0,0252 Tc 10,1 0 0 10,1 202,44 655,92 Tm (-35,57) Tj 0 Tc 4.133 0 Td (5) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн 0,54 0 тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn -0,035 Тс 9,8076 0 0 10,1 252,31 655,92 Тм (85) Tj 0,243 0,223 0.247 сбн / T1_0 1 Тс 0,0316 Тс 9,7 0 0 9,7 122,02 641,04 Тм (Хирономида) Tj 0,157 0,141 0,161 scn / T1_2 1 Тс 0,0252 Тс 10,1 0 0 10,1 202,44 640,8 Тм (-38,48) Tj -0,0096 Тс 4,133 0 Тд (5.33) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн -0,0249 Тс 2,878 0 Тд (72) Ти 0,392 0,372 0,392 сбн 0 Tc 1.043 0 Td (\ 260) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0212 Тс 0,832 0 Тд (59 ‘) Tj -0,035 Тс 9,1317 0 0 10,1 310,48 640,8 Тм (12) Tj 0,392 0,372 0,392 сбн 0 Тс 10,1 0 0 10,1 320 640,8 Тм (,) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0433 Тс 0,288 0 Тд (6 дюймов) Tj 0 Tc 1.531 0 Тд (Вт) Tj 0,0133 Тс 2,423 0 Тд (46) Ти 0,392 0,372 0,392 сбн 0 Tc 1.083 0 Td (\ 260) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,05 Тс 11,8545 0 0 10,1 384,16 640,8 Тм (II ‘) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн 0,0415 Тс 10,1 0 0 10,1 400,5 640,8 Тм (26,3 «) Tj 0 Tc 2.743 0 Td (N) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 2,053 0 тд (0) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн -0,035 Тс 9,2803 0 0 10,1 454,85 ​​640,8 Тм (.0) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0 Tc 10,1 0 0 10,1 462,58 640,8 Tm (5) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн -0,0159 Тс 3,598 0,024 Тд (4.81) Tj / T1_1 1 Тс 0.0178 Тс 10,5 0 0 10,5 122,19 625,92 Тм (Гаммарус) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн / T1_2 1 Тс 0 Tc 10,1 0 0 10,1 173,62 625,92 Tm (s) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,444 0 тд (p) Tj 0,392 0,372 0,392 сбн 0,548 0 тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0252 Тс 1,862 -0,024 Тд (-36,92) Tj 0 Тс 4.095 0 Тд (4.03) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн / T1_1 1 Тс 10,5 0 0 10,5 121,84 611,04 тм (А) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0177 Тс 0,666 0 Тд (mphiagri) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн -0,0199 Тс 3,813 0 Тд (on) Tj / T1_2 1 Тс 0 Tc 10,1 0 0 10.1 182,74 611,04 тм (s) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,444 0 тд (p) Tj 0,392 0,372 0,392 сбн 0,548 0 тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0108 Тс 0,959 0 Тд (-34) Tj 0,392 0,372 0,392 сбн 0 Тс 1,464 0 Тд (.) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн -0,0068 Тс 0,252 0 Тд (20) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0189 Тс 2,393 0 Тд (6.44) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн / T1_1 1 Тс 0,0251 Tc 10,5 0 0 10,5 121,84 596,16 Tm (Амникола) Tj / T1_2 1 Тс 0,0015 Тс 10,1 0 0 10,1 166,9 596,16 Тм (пр.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,03 Тс 3,519 0 Тд (-16.36) Ти-Джей 0 Тс 4,129 -0,024 Тд (8) Tj 0 0 0 сбн 0,567 0 Тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn -0,0041 Тс 0,225 0 Тд (00) Вт -0,0249 Тс 2,09 0 Тд (72) Ти 0,392 0,372 0,392 сбн 0 Tc 1.066 0 Td (\ 260) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0212 Тс 0,808 0 Тд (57 ‘) Tj -0,0279 Тс 1,715 0 Тд (09) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн -0,035 Тс 9,8274 0 0 10,1 320,25 595,92 Тм (, 7) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0 Tc 10,1 0 0 10,1 328,37 595,92 Tm [(«) -332 (Вт)] TJ 0,0133 Тс 3,413 0,024 Тд (46) Ти 0,392 0,372 0,392 сбн 0 Тс 1,107 0 Тд (\ 260) Tj 0.157 0,141 0,161 сбн 0,0041 Tc 0,977 0 Td (12 ‘) Tj -0,035 Тс 9,1317 0 0 10,1 401,44 596,16 Тм (13) Tj 0,392 0,372 0,392 сбн 0 Tc 10,1 0 0 10,1 411,44 596,16 Tm (,) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн 0,0433 Тс 0,314 0 Тд (7 дюймов) Tj 0 Тс 1,346 0 Тд (N) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0179 Тс 2,053 0 Тд (0,40) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн 0 Тс 4,949 0,025 Тд (4) Tj 0,392 0,372 0,392 сбн 0.601 0 Тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn -0,0068 Тс 0,252 0 Тд (20) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн / T1_0 1 Тс 0,0261 Tc 9,7 0 0 9,7 122,26 581.04 тм (Хирономида) Tj 0,157 0,141 0,161 scn / T1_2 1 Тс 0,0108 Tc 10,1 0 0 10,1 202,44 581,04 Tm (-22) Tj 0,392 0,372 0,392 сбн 0 Тс 1.488 0 Тд (.) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн 0,0169 Тс 0,229 0 Тд (20) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0 Тс 2,412 -0,024 Тд (8) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн -0,035 Тс 9,6372 0 0 10,1 249,88 580,8 Тм (.7) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0 Tc 10,1 0 0 10,1 257,66 580,8 Tm (0) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн / T1_1 1 Тс 0,0178 Tc 10,5 0 0 10,5 122,19 566,16 Tm (Гаммарус) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн / T1_2 1 Тс 0 Тс 10.1 0 0 10,1 173,62 566,16 тм (s) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,444 0 тд (p) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн 0,571 0 Тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0108 Тс 1,838 0 Тд (-20) Чт 0,392 0,372 0,392 сбн 0 Тс 1.488 0 Тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn -0,0279 Тс 0,249 0 Тд (02) Tj 0 Тс 2,399 -0,024 Тд (7) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн 0,56 0 тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn -0,035 Тс 8,8631 0 0 10,1 253,37 565,92 Тм (15) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн / T1_1 1 Тс 0,0215 Tc 10,5 0 0 10,5 121,6 551,29 Tm (Амфиагрион) Tj / T1_2 1 Тс 0.0015 Tc 10,1 0 0 10,1 182,74 551,29 Tm (пр.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,03 Тс 1,95 -0,025 Тд (-20,26) Tj 0,019 Тс 4,112 0 Тд (9.22) Tj / T1_1 1 Тс 0,0251 Tc 10,5 0 0 10,5 121,84 535,92 Tm (Амникола) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн / T1_2 1 Тс 0,0015 Тс 10,1 0 0 10,1 166,9 535,92 Тм (пр.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0108 Тс 3,519 0 Тд (-17) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн 0 Тс 1.488 0 Тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn -0,0008 Тс 0,224 0 Тд (97) Ти -0,0013 тс 2,417 -0,024 тд (8.33) Tj -0,0249 Тс 2,882 0,024 Тд (72) Ти 0.314 0,294 0,318 сбн 0 Tc 1.066 0 Td (\ 260) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0212 Тс 0,808 0 Тд (55 ‘) Tj 0,0303 Тс 1,715 0 Тд (07,3 «) Tj 0 Тс 2.858 0 Тд (Вт) Tj 0,021 Тс 2,447 0 Тд (46 \ 260) Чт 0,0041 Тс 2,06 0 Тд (12 ‘) Tj 0,0393 Тс 1,684 0 Тд (50,5 «) Tj 0 Тс 2.703 0 Тд [(N) -1105 (0)] ТДж 0,392 0,372 0,392 сбн 2.636 0 тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn -0,0249 Тс 0,246 0 Тд (60) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн 0,0389 Тс 4,136 0,024 Тд (3.06) Tj / T1_0 1 Тс -0,035 Тс 9,4741 0 0 9,7 122,26 521,04 Тм (Ch) Tj 0,157 0.141 0,161 сбн 0,02 Tc 9,7 0 0 9,7 135,65 521,04 Tm (ирономид) Tj / T1_2 1 Тс 0,03 Tc 10,1 0 0 10,1 202,44 520,8 Tm (-16,84) Tj 0,011 Тс 4,136 0 Тд (7.90) Tj 0,243 0,223 0,247 сбн / T1_1 1 Тс 0,0178 Tc 10,5 0 0 10,5 122,19 508,57 Tm (Гаммарус) Tj 0,314 0,294 0,318 сбн / T1_2 1 Тс 0 Tc 10,1 0 0 10,1 173,62 508,57 Tm (s) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,444 0 тд (p) Tj 0,392 0,372 0,392 сбн 0,571 0 Тд (.) Tj 0,157 0,141 0,161 scn 0,0252 Тс 1,839 0 Тд (-18,78) Вт 0,0189 Тс 4,109 -0,024 Тд (6.70) Tj ET q / CS0 cs 0.159 0,159 0,159 сбн 430.0800018 0 0 268.8000031 115.1999969 496.1040039 см / Im0 Do Q конечный поток эндобдж 2765 0 объект > / Filter / JBIG2Decode / Height 1120 / ImageMask true / Length 1014 / Subtype / Image / Width 1792 >> stream

    Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


    Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

    Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно.Ниже приведены наиболее частые причины:

    • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
    • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
    • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
    • Дата на вашем компьютере в прошлом.Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
    • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

    Почему этому сайту требуются файлы cookie?

    Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу.Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


    Что сохраняется в файле cookie?

    Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

    Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта.Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

    Отношение Платона Каратаева к французам. Философия жизни платона каратаева

    Введение. 3

    Платон Каратаев как образ народного послушания.четыре

    Образ Платона Каратаева через восприятие Пьера Безухова. 8

    Платон Каратаев как образ действительности. 19

    Заключение. 23

    Список использованной литературы. 24

    Введение.

    «Война и мир», несомненно, одно из самых полифонических, многоцветных произведений. Свободно комбинируя, «сопрягая» в себе образ событий мировой истории и тонких, скрытых, противоречивых духовных движений, «Война и мир» полемически выступает против любой классификации и схематизации.Живая диалектика вечно движущейся, многосложной, неудержимой жизни, прекрасно схваченная Толстым и составляющая душу его романа, требует от исследователя особой осторожности и такта.

    Вопрос о Каратаеве одновременно прост и сложен. Существенно просто, для ясности образа, для ясности авторской мысли и, наконец, для незначительности ее места в романе. Сложно — из-за невероятной идеологической путаницы, сопровождавшей анализ этого образа на протяжении всей девяностолетней критики «Войны и мира».Образ Каратаева был преувеличен критикой в ​​связи с некоторыми течениями народничества, почвенизма и т. Д., Возникшими в годы появления «Войны и мира». Образ Каратаева был преувеличен критикой в ​​связи с толстовством и полемикой, сопровождавшей его в последние годы жизни Толстого. И когда литературоведы новейшего времени, вплоть до наших дней, рассматривают этот образ, они имеют в виду не столько сам текст романа, сколько идеологические акценты, которые Шелгунов, Страхов или Саводник сделали на нем по-своему.

    Платон Каратаев как образ народного послушания.

    Неразделимость частного существования каждого и жизни всех решительно защищается в «Войне и мире» образом Каратаева, его особой художественной натурой.

    Толстой создает образ Платона Каратаева, характеризуя его внутренний облик с особенностями патриархального сознания крестьянина.

    Рисунок Тихона Щербатого и Платона Каратаева, автор показывает две стороны крестьянского сознания и поведения — работоспособность и пассивность, борьбу и непротивление.Эти образы словно дополняют друг друга, позволяя Толстому всесторонне изобразить крестьянский мир. Роман представляет нам «бедного и богатого, забитого и всесильного» крестьянина
    России. В то же время необходимо обратить внимание на авторскую оценку образа
    Каратаева, чтобы указать, что Толстой явно восхищается своим героем, его кротостью и покорностью. Это сказалось на слабостях мировоззрения писателя. Но нельзя не согласиться с утверждением Сабурова, что «личные взгляды и настроения Толстого никогда не искажали художественного изображения в« Войне и мире ».«

    В образе Платона Каратаева выражены черты активного, живого крестьянского характера. Изображая, как он снял обувь,« аккуратно, по кругу, споря, не сбавляя скорости, следующие одно за другим, движения », как поселился в своем уголке, как жил сначала в неволе, когда ему приходилось «встряхнуться, чтобы немедленно, без секунды промедления, заняться каким-нибудь делом», — рисует автор неутомимый и привыкший к работе, который умел быть нужным и полезным каждому.«Он не умел все делать очень хорошо, но и неплохо. Пек, варил, шил, строгал, шил сапоги. Он всегда был занят и только по ночам позволял себе разговаривать, что любил, и песни. Каратаев был, судя по рассказам, «многолетним солдатом», который не любил, но честно отслужил солдатскую службу, во время которой «его ни разу не избили». В Каратаеве также есть патриотическое чувство, которое он выражает по-своему. путь: «Как не скучать, сокол! Москва — мать городов.Как не заскучать смотреть это. Да, червь грызет капусту, но перед этим ты исчезаешь, — говорит он, утешая Пьера. «Попав в плен и оброс бородой, он, видимо, отбросил от себя все чужеродное, выпущенное на него солдатом, и невольно вернулся на бывший крестьянский, популярный склад», и любил рассказывать в основном «со своего старого и явно дорогие воспоминания о «христианине», как он произносил крестьянский образ жизни ».

    Появление Каратаева — особое выражение крестьянской сущности в авторской интерпретации.Его внешность производит впечатление красивого сильного крестьянина: «приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглыми … его зубы были ярко-белыми и сильными, и все они проявлялись в их двух полукругах, когда он смеялся (что он часто действительно) были все в хорошем состоянии и целы, ни единой седины в его бороде и волосах, а все тело имело вид гибкости и особенно твердости и выносливости. «

    Рисование портрета Каратаева». Вся фигура Платона в французском шинели, перевязанной веревкой, в шапке и лаптях, была круглая, голова была полностью круглая, спина, грудь, плечи, даже руки. которые он носил, как будто всегда собираясь что-то обнять, были круглыми; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглыми, морщинки мелкие, круглые.Пьер почувствовал что-то круглое даже в речи этого человека. «Этот« круг »становится символом« каратаевщины », символом внутренней гармонии всех сторон личности, нерушимого примирения с собой и со всем окружающим, во всем внешнем облике автор подчеркивает« олицетворение всего русского », добрый и круглый »- как символ гармонично целостного человека. В цельности, непосредственности его натуры, с точки зрения автора, проявляется бессознательная, «ройная» жизнь людей, как жизнь природы: песни любил и «пел не так, как поют авторы песен, знающие, что они». слушают, но поют так, как поют птицы ».«Каждое его слово и каждое действие было проявлением неизвестной ему деятельности, которая была его жизнью. Но его жизнь, как он сам ее видел, не имела смысла как отдельная частица. Это имело смысл только как часть целого, которое он постоянно чувствовал. Его слова и действия изливались из него так же равномерно, необходимо и прямо, как запах отделяется от цветка. «

    Особое внимание автора привлекает внутреннее, душевное состояние
    Платон Каратаев, как бы независимое от внешних условий жизни;« Он любил и жил любовно со всем, с чем его принесла жизнь, и особенно с человеком
    — не с каким-нибудь известным человеком, а с теми людьми, которые были у него на глазах «… »

    Этому неизменному любовному отношению Каратаева к людям как общеизвестной этической норме автор придавал особый смысл и значение. художественная структура романа.Она возникла не сразу и появляется в более поздних изданиях «Войны и мира».

    Включение Платона Каратаева в действие эпоса связано с тем, что
    Толстому было важно показать духовное начало Пьера. возрождение под влиянием моральных качеств человека из народа.

    Возлагая на Каратаева особую нравственную задачу — внести ясность и душевный покой в ​​мир человеческих страданий, Толстой создает идеализированный образ Каратаева, конструируя его как олицетворение доброты, любви, кротости и самоотречения. Эти духовные качества Каратаева в полной мере воспринимаются Пьером Безуховым, озаряя его духовный мир новой истиной, которая открылась ему в прощении, любви и человечности.

    Для всех остальных заключенных Каратаев «был самым обыкновенным солдатом», над которым слегка «добродушно издевались, отправляли за посылками» и называли Соколиком или Платошей; для них он был простаком.

    Для развития творческого пути Толстого очень характерно то, что в конце 60-х он воплотил свой человеческий идеал в образе патриархального крестьянина. Но Каратаев с его чертами кротости, смирения, послушания и безотчетной любви ко всем людям не является типичным обобщающим образом русского крестьянина. Его роль важна в исследовании мировоззрения автора: в образе Каратаева впервые дано художественное выражение элементов будущего учения Толстого о непротивлении злу насилием.

    Но, возвысив моральный облик Каратаева в этическом плане,
    Толстой показал в «Войне и мире», что жизненная сила русского народа была не в Каратаевых, а в той действенности, которая характеризовала
    Тихонова Щербатых, партизан, уничтожавших и изгнал врага с родной земли. Образ Платона Каратаева является одним из ярких примеров проникновения в художественную систему религиозно-этических взглядов автора и представляет собой односторонний образ характера русского патриархального крестьянина — его пассивность, долготерпение, религиозность, послушание. .В одном из ранних рассказов («Рубка»)
    Толстой писал о трех типах солдат: покорных, командующих и отчаявшихся.
    Уже тогда он видел в себе самое привлекательное и по большей части объединенное с лучшими — христианскими добродетелями: кротостью, благочестием, терпением … в целом типом послушного. Платон Каратаевы были, конечно, среди солдат и во время Отечественной войны 1812 года, и среди неизвестных героев обороны Севастополя, и среди крестьян.

    Многие черты характера Каратаева — любовь к людям, к жизни, душевная кротость, отзывчивость на человеческие страдания, желание помочь человеку в отчаянии, горе — являются ценными качествами в человеческих отношениях.Но возвышение Толстым Платона Каратаева до человеческого идеала, его упор на пассивность, послушание судьбе, прощение и безотчетную любовь ко всему как выражение этической формулы толстовства (мир внутри вас) носили глубоко реакционный характер.

    Неслучайно в эпилоге, когда Наташа, вспоминая Платона Каратаева как человека, которого Пьер больше всего уважал, спрашивает его, одобряет ли он теперь его деятельность, Пьер ответил, думая:

    «Нет, я бы хотел. не одобряю… Он одобрил бы нашу семейную жизнь.
    Он так хотел видеть во всем добро, счастье, умиротворение, и я с гордостью показывала ему нас. «

    Сущность Каратаева отрицает стремление человека к активной политической борьбе за свои права и независимость, и, следовательно,
    Толстой утверждает, что мировоззрению народа чужды активные революционные методы борьбы за переустройство общества. Каратаев никоим образом не руководствуется расчетом, не разумом.Но в его спонтанных мотивах нет ничего собственного. Даже в его внешности все индивидуальное удалено, и он говорит пословицами и поговорками, которые отражают только общий опыт и общую мудрость. Носящий определенную фамилию, имея собственную биографию, Каратаев, однако, совершенно свободен от собственных желаний, к нему нет личных привязанностей и даже инстинкта защиты и спасения своей жизни.
    И Пьер не страдает от его смерти, несмотря на то, что это делается насильственно и в
    Пьер почти у нас на глазах.

    Каратаев — не центральный образ русского крестьянина в «Войне и мире», а одна из многих эпизодических фигур наряду с Данилой и Балагой, Карпом и Дроном
    , Тихоном и Маврой Кузьминичной, Ферапонтовым и Щербатым и т. Д. И т. Д. не более поразительны, не более любимы автором, чем многие из них. Центральный образ русского народа в «Войне и мире» — собирательный образ, воплощенный в множестве персонажей, раскрывающих величественный и глубокий характер простого русского человека — крестьянина и солдата.

    Толстой, по собственному замыслу, изображает Каратаева не как типичного представителя солдатской массы, а как своеобразное явление.
    Сам писатель подчеркивал, что придающая ему особый вид и по стилю, и по содержанию речь Каратаева резко отличалась от обычной солдатской речи (см. Т. IV, часть I, гл. XIII). Толстой даже не подумал выдать его за обыкновенного русского солдата. Он не совсем такой, как другие. Он показан как своеобразная, самобытная фигура, как один из многих психологических типов русского человека.Если не рассматривать появление Тургенева вместе с Хоремом, Ермолаем, Бирюком, как искажение образа крестьянских масс,
    Бурмистром и др. Касьян с Красивой. Мечи и Лукерья-Живые реликвии, почему
    Должен ли Каратаев, среди многих других народных персонажей, вызывать особую критику в адрес Толстого? То, что Толстой впоследствии превратил непротивление злу насилием в догму и придал ему значение политического принципа в годы революционного подъёма, не может повлиять на оценку образа Каратаева
    в контексте Войны и мира, где все построено на идее не противостоять злу.

    Каратаев наделен именем античного философа Платона — так Толстой прямо указывает, что это высший «тип» пребывания человека среди людей, участия в движении времени в истории.

    Образ Каратаева вообще, пожалуй, самым непосредственным образом «соединяется» в книжных «картинах жизни» с рассуждениями Толстого широчайшего размаха.
    Здесь откровенно сходятся искусство и философия истории, взаимно «подсвечивая» друг друга. Философская мысль здесь непосредственно встроена в образ,
    «Организует» его, образ дает жизнь самому себе, конкретизирует, обосновывает свои построения, ищет для него подлинно человеческое оправдание и подтверждение.

    Сам Толстой, говоря в одном из выпусков эпилога «Войны и мира» о «большинстве … читателей», «которые, дойдя до исторических и даже более философских соображений, скажут:« Ну, и опять таки. Здесь скука », — они увидят, где кончатся рассуждения, и, перелистывая страницы, пойдут дальше», — заключил: «Этот тип читателей — самый дорогой мне читатель … Успех книги зависит от их суждения, и их суждения категоричны.. Это художественные читатели, те, чьи суждения мне дороже кого-либо. Между строк, без рассуждений, они прочтут все, что я написал в рассуждениях, и то, что я бы не написал, если бы все читатели были такими. «И тут же, казалось бы совершенно неожиданно, он продолжил:« … Если бы не было … рассуждений, не было бы и описаний ».

    Так объяснил создатель« Войны и мира », чтобы представить истинный взгляд на история была его неизменной целью, достижение которой он постоянно и всячески заботился, сама суть этого взгляда предполагала, прежде всего, развертывание «описаний».Ведь для Толстого она создавала историю, придавая ей смысл и значение, всю жизнь всех людей. Но художник, похоже, не верил, что одни «описания» без опоры вполне могут выдержать экстремальную нагрузку.

    Образ Платона Каратаева через восприятие Пьера Безухова.

    При этом Каратаев представлен в романе как традиционная фигура. В образе
    Каратаева Толстой раскрывает тип той «большей части крестьянства», которая, по словам Ленина, «плакала и молилась, резонировала и мечтала… — вполне в духе Льва Николая Толстого. «Рассказ Каратаева о его личной судьбе, по сути, не содержит ничего одиозного. Он служит иллюстрацией крепкой семейной и хозяйственной жизни в крестьянстве. купец, простивший грабителя, виновника его бед (наиболее острый идейный момент в образе Каратаева), — одна из сотен подобных историй, веками ходивших по русской земле. Крайняя гипербола альтруизма, составляющая Идеологический смысл этой истории в условиях диких нравов средневекового варварства ознаменовал борьбу за торжество высокого этического начала, провозгласил преодоление эгоистических инстинктов и поэтому с таким энтузиазмом передавался из уст в уста.
    Не подлежит сомнению, что Толстой умышленно загустил краски, раскрасив образ Каратаева архаичными речевыми средствами в духе «древнего благочестия». Несомненно также, что моральные формулы и модели, служившие ориентирами для патриархального народного сознания, были наивны и часто уводили от социальной борьбы, но они способствовали формированию того высокоморального образа русского крестьянина, который подтверждается многими. памятники древнерусского эпоса и произведения классической литературы….
    Этот высокий нравственный облик, способность преодолевать эгоистические инстинкты, ограничиваться скромным минимумом для удовлетворения личных потребностей, никогда не терять самообладания, сохранять оптимизм и дружелюбие к другим — Толстой не без основания считал народной чертой и , например, противопоставил это порочным явлениям благородной жизни и грабительской войны. Каратаев предстает в романе не сам по себе, а именно как контраст после сцены казни, окончательно лишившей Пьера моральной опоры, а Каратаев нужен был как антитезис, дающий ориентир, противоположный миру порока. и зверство и заведение героя в крестьянскую среду в поисках нравственных норм.

    Образ Платона более сложен и противоречив, он много значит для всей историко-философской концепции книги. Однако не более
    Тихона Щербатого. Это просто — обратная сторона «народной мысли».
    Литературоведы сказали о Платоне Каратаеве много горьких слов: что он не сопротивляется; что его характер не меняется, статичен, и это плохо; что у него нет военной доблести; что он никого особо не любит, и когда он умирает, застреленный французом, потому что из-за болезни он больше не может ходить, его никто не жалеет, даже Пьер.

    Между тем Толстой сказал важные, принципиально важные слова о Платоне Каратаеве: «Платон Каратаев навсегда остался в душе Пьера самой сильной и дорогой памяти и олицетворением всего русского, доброго и круглого»;

    «Платон Каратаев был рядовым солдатом для всех остальных заключенных; его звали Соколик или Платоша, по-доброму издевались над ним, отправляли за посылками. Но для Пьера, каким он казался в первую ночь, непонятным, круглым и вечным олицетворением духа простоты и правды, он остался навсегда.»

    Каратаев уже пожилой солдат. Раньше, во времена Суворова, он участвовал в походах. Война 1812 года застала его в московском госпитале, откуда попал в плен. Здесь требовалась не воинская доблесть, а терпение. , выдержка, спокойствие, умение приспосабливаться к условиям и выжить, ждать победы, в которой Платон был уверен, как и любой русский человек того времени. Эту веру он выражает по-своему, с помощью пословицы: «Червь грызет капуста, но перед этим отпадает.«И поэтому правы исследователи последнего времени, которые подчеркивают крестьянскую крепость, выдержку, трудолюбие, оптимизм Каратаева как важные положительные, подлинно национальные черты. Без умения терпеть и верить невозможно не только выиграть трудный война, но в целом жить

    Каратаев гораздо менее независимая фигура с точки зрения идеологии и состава, чем другие солдаты и люди в «Войне и мире»
    Данила, Щербатый, Мавра Кузьминична важны сами по себе.Каждый из них может быть удален из текста романа, сделан героем небольшого романа, и он не потеряет своей художественной ценности. Этого нельзя сделать с Каратаевым. Его появление в романе и трактовка его персонажа в отличие от других персонажей из народа обусловлены главной линией романа — линией Пьера и теми явлениями жизни, против которых он выступает.
    Образ Каратаева в романе выполняет совершенно ясную задачу — противопоставить простоту и правду крестьянской жизни искусственности и условности аристократии; Индивидуализм Пьера — взгляды на крестьянский мир; зверства завоевательной войны с ее грабежами, казнями и жестоким обращением с людьми являются идеальными формами альтруизма; общая идейно-нравственная неразбериха — спокойствие, твердость и ясность жизненного пути русского крестьянина.Более того, все эти качества — простота и правдивость, житейское, собирательное начало в мировоззрении, высокая этика альтруизма и спокойная твердость мировоззрения — воспринимались Толстым как исконные свойства русского народа, которые он воспитывал в себе поверх своего собственного достоинства. столетия его тяжелой жизни, которые являются его неизменным национальным достоянием. В этом неоспоримый позитивный идейный смысл образа Каратаева, который, как и многие художественные элементы произведений Толстого, преувеличен и не является натуралистической иллюстрацией идеологии автора.

    Новый внутренний поворот и возврат к «вере в жизнь» дает встреча
    Пьера в будке для военнопленных, куда героя доставили после расстрела предполагаемых поджигателей, с Платоном Каратаевым. Это потому, что Платон
    Каратаев олицетворяет совершенно иную сторону «коллективного субъекта», чем Даву или палачи поджигателей. Все духовное, философски сложное, что изображает Толстой, изображая Пьера, находится в крепкой внутренней связи, в «сопряжении» с социальным.Крестьянский социальный принцип в своих внутренних нормах неизменно привлекает Пьера, начиная с
    -го Бородинского сражения; «Поговорив», как бы сбросив все внешние оболочки, как бы глядя прямо на самые последние, решающие вопросы жизни,
    Пьер обнаруживает связь, «сопряжение» этих вопросов с проблемой народа, социальной базой. , крестьянство. Словно воплощение самой сути крестьянской стихии предстает в глазах Пьера Платона Каратаева. Пьер был в состоянии полного краха веры в жизнь; это путь к жизни, к ее внутреннему смыслу и целеустремленности, который открывается Пьеру в общении с Платоном Каратаевым: «
    « Эх, сокол, не горюй », — сказал он с той нежной, мелодичной любовью, с которой древнерусские женщины говорят.Не горюй, друг час выдержи, а век проживи!
    После первого вечера общения Пьера и Платона Каратаева говорится:
    «Пьер долго не спал и с открытыми глазами лежал в темноте на своем месте, прислушиваясь к размеренному храпу Платона, который был лежал рядом с ним и чувствовал, что ранее разрушенный мир обрел новую красоту, на каких-то новых и непоколебимых основаниях, душой «. Такие сдвиги, скачки решающих внутренних состояний возможны и верны только в крайне напряженной ситуации, в которой находится Пьер.В душе героя словно собрались, сконцентрированы все противоречия его жизни;
    Пьер доведен до пределов, до последних краев своего существования, и
    «Последние» вопросы жизни и смерти предстали перед ним в прямой, ясной, окончательной форме. В эти минуты сам образ поведения Платона Каратаева, каждое его слово, жест, все его привычки кажутся ответами на вопросы, мучившие Пьера всю его жизнь.

    В словах и поступках Платона Каратаева Пьер улавливает единство жизненного комплекса, связь и нераздельность всех, казалось бы, отдельных и внешне несовместимых сторон бытия.Такой единый всеобъемлющий жизненный принцип Пьер всю жизнь искал; В разговоре Богучарова с князем Андреем Пьер наиболее ярко выразил эти поиски, поразил собеседника и многое изменил в своей жизни именно этим стремлением к инклюзивности. Затем князь Андрей назвал ближайшего по аналогии именем
    Гердер; в нынешнем состоянии Пьера ему нужен более динамичный, гибкий, драматически подвижный принцип единства, приближающий его поиски к диалектическим версиям идеалистической философии.В то же время при всей совокупности обстоятельств философия жизни Пьера не может иметь рационалистической формы; удаление из организованных социальных и государственных институтов — очевидный результат реальных событий в жизни героя. Спонтанная основа этих философских поисков Пьера теперь, в напряженном узле реальных поворотов его судьбы, должна быть воплощена в человеческом поведении; Именно разлад между его взглядами и реалиями поведения всегда мучил Пьера.Словно ответ на эти вопросы о единстве общих и частных действий, Пьер видит во всем поведении Платона Каратавы:
    «Когда Пьер, иногда пораженный смыслом своей речи, просил повторить то, что он сказал, Платон мог не помню, что он сказал минуту назад, так же как никак не мог словами передать Пьеру свою любимую песню. Было: «родная, береза ​​и меня тошнит», но слова не выходили никакого смысла. Он не понимал и не мог понять значения слов, взятых отдельно от речи.Каждое его слово и каждое действие было проявлением неизвестной ему деятельности, которая была его жизнью. Но его жизнь, как он сам ее видел, не имела смысла как отдельная жизнь. Это имело смысл только как часть целого, которое он постоянно чувствовал. Его слова и действия изливались из него так же равномерно, необходимо и немедленно, как запах отделяется от цветка. Он не мог понять ни цену, ни значение отдельного действия или слова. «Самым поразительным и значимым для Пьера является именно единство слова и действия, мысли и дела, их нераздельность.В то же время возникает неделимость, единство более широкого и более общего плана: единство всеохватывающих аспектов реальности, где любое частное оказывается «частицей целого». Легкие, органичные переходы между единичным и общим, обособленным существованием и целостностью мира. Платон Каратаев немыслим вне «коллективного субъекта», но и сам «коллективный субъект» в данном случае столь же органично вплетен в мировое целое.

    Второе, что поражает и привлекает Пьера, — это органическое переплетение социально детерминированного в одно единство всего, единство мирового целого.Платон Каратаев, как и Пьер, в плену
    «Рассословен», находится за пределами обычных обстоятельств социального и социального существования. Социально определенное должно было быть стерто в нем уже в солдатской среде. Но, очевидно, в какой-то мере и там сохранилось: Толстой подчеркивает разницу между обычными солдатскими словами и действиями и речами и действиями Каратаева. В какой-то мере эта разница должна была служить: сейчас, в условиях экстремальных, «перевернутых» обстоятельств, не происходит дальнейшего стирания конкретных социальных черт, а, наоборот, некое возрождение и их полнота. выражение: «Попав в плен и оброс бородой, он, видимо, отбросил от себя все, что на него наделили, чуждый, солдатский и я невольно вернулся к старому, крестьянскому, народному укладу».Уже в солдатах, встретившихся на Бородинском поле
    , Пьер обнаружил крестьянские черты, а единство мировосприятия, слияние действий с «общим», с «мировым целым» было связано в восприятии героя с трудовым природа социальных низов, крестьянства.
    Изображая единство частного и общего, мирового целого, Платон Каратаев дан Толстым как рабочий, но как человек естественно-трудовых отношений, социальной структуры, чуждой разделению труда.Каратаев
    Толстой постоянно занят чем-то целесообразным, полезным, кропотливым, и даже его песня есть что-то серьезное, практическое, необходимое в общей трудовой жизни; однако формы этого труда своеобразны, по-своему всеобъемлющи, «универсальны», но, так сказать, в «узко локальном» смысле. Это трудовая деятельность, заложенная в социальной структуре прямых, непосредственных, естественных отношений: «Он умел все делать, не очень хорошо, но и неплохо. Пек, варил, шил, строгал, шил сапоги.Он всегда
    «Я был занят и только по ночам позволял себе говорить, что любил, и песни». Причем трудовая деятельность Каратаева носит одновременно и прямо целесообразный, и в то же время «игровой» характер — это не труд-принуждение, а труд как выражение нормальной человеческой жизни:
    «И действительно, как только он лег, сразу упасть уснул камнем, и стоило себя встряхнуть, чтобы сразу, без секунды промедления, заняться какими-нибудь делами, как дети, вставая, брать игрушки.«Толстой подчеркивает естественный, от природы жизненный характер« игривого »и вместе с тем целесообразного труда Каратаева. Сама такая работа предполагает отсутствие специализации, односторонность, возможна только при непосредственных, прямых отношениях между людьми, а не опосредованно.

    По словам Толстого, Платон Каратаев, преисполненный любовью к людям, находясь в постоянном согласии с «мировым целым», в то же время — и это самая главная его черта — не видит в людях, с которыми он постоянно общается, с любыми различимыми, ясными, определенными людьми.Сам он, таким же образом, не представляет индивидуальной определенности — напротив, он всегда как бы частица, вечно изменчивая, переливающаяся, не обретающая каких-либо четких очертаний, капля единого потока жизни, целый мир. Это как бы воплощенное, персонифицированное человеческое общение, которое не принимает и в принципе не может принимать какую-либо определенную форму; самое существенное из толстовских определений Каратаева — «круглый» — как бы постоянно напоминает об этой аморфности, об отсутствии индивидуальных очертаний, об отсутствии индивидуальности, о сверхиндивидуальном существовании.Поэтому, начав свое выступление, он, кажется, не знает, как он его закончит: «Часто он говорил прямо противоположное тому, что говорил раньше, но оба были честными». В самом основании, в самом бытии этого человека индивидуальность отсутствует, принципиально, философски последовательна, целостна, необратима: перед нами как бы сгусток человеческих отношений, человеческого общения, которое не может принимать определенную форму, очертания индивидуальности. Следовательно, другой человек, с которым Каратаев вступает в общение, так же неиндивидуален для него, не существует как нечто личностно оформленное, определенное, уникальное: он также лишь частица целого, замененная другой подобной частицей: «Привязанности, дружба, любовь, как их понимал Пьер, у Каратаева не было; но он любил и нежно жил со всем, что принесла ему жизнь, и особенно с человеком — не с каким-то известным человеком, а с теми людьми, которые были перед его глазами.Он любил свою дворнягу, любил своих товарищей, французов, любил Пьера, который был его соседом; но Пьер чувствовал, что Каратаев, несмотря на всю его нежную нежность к нему
    (с которой он невольно воздавал должное духовной жизни Пьера), ни; Я бы ни на минуту не расстроился из-за разлуки с ним. И такое же чувство Пьер стал испытывать к
    Каратаеву ». В общении Каратаева с другими людьми как бы воплощается положительная,« любящая »сторона« коллективного субъекта », эта положительная сторона одновременно предстает как наиболее полное воплощение «необходимости» в человеческих отношениях, в общении людей.Другой человек не может быть вовлечен в такую ​​форму «необходимости», как определенная индивидуальность; Каратаев общается со всеми, с людьми, представляющими человеческую совокупность, но отдельных, строго определенных личностей для него не существует.

    «Мелочность», которая должна передавать «круглое», «общее», отрицающее определенность; образ получается предельно точным, выразительным, определенным. Секрет этого художественного «чуда», по-видимому, заключается в сильном органическом включении этой «неуверенности» как художественной темы в цепочку характеров, со «всей толстовской определенностью, выражающей — каждого в отдельности — индивидуально уникальной в человеке». .Толстого образ Каратаева появляется на очень позднем этапе работы над книгой. Укорененность этого персонажа в системе взаимоотношений между героями книги, видимо, определяет как исключительную легкость работы автора над ним, так и художественный блеск. , завершенность этого образа: Каратаев выступает в уже выстроенных цепочках художественных личностей, живет как бы на перекрестке разных судеб, по-своему освещая их и приобретая от них исключительную силу выразительности и своеобразной определенности, яркости. .Непосредственно композиционно те сцены, в которых появляется Платон Каратаев, перемежаются сценами смерти князя Андрея. есть органическая синхронность с падением во времени сцен, изображающих пленение Пьера, и уходом второго центрального персонажа интеллектуальной линии книги. В других случаях Толстой не стесняется хронологических сдвигов и даже несоответствий; и здесь он строго соблюдает синхронное композиционное «сопряжение» этих двух строк.
    Это объясняется аналогиями и контрастами в решении одной философской проблемы.Конец князя Андрея и духовный разрыв в Пьере, возникающий при общении с Каратаевым, по своему внутреннему смыслу сопоставляются содержательно. Князь Андрей после ранения на перевязочном пункте проникается чувством любви к гармонии со всем, со всем миром.

    Встреча Пьера с Каратаевым, новое открытие им смысла жизни в единстве, в гармонии, в любви ко всему. Казалось бы, Пьер вошел во внутреннее состояние, полностью совпадающее с состоянием князя Андрея.
    Однако сразу после этого дается описание нового состояния князя Андрея.
    Князь Андрей испытывает чувство связи со всем только тогда, когда он отказывается от жизни, от участия в ней, перестает быть личностью, самим собой; но связь со всем для князя Андрея — это также отсутствие страха смерти, слияние со смертью. «Целый мир», со всем согласившись, князь Андрей находит только в разрушении, в небытии. «Когда он проснулся после ранения и в своей душе мгновенно, словно освободившись от угнетения жизни, удерживавшей эро, этот цветок любви, вечный, свободный, независимый от этой жизни, расцвел, он больше не боялся смерть и не думал об этом.Это описание состояния князя Андрея дано после встречи Пьера с Каратаевым; Несомненно, она соотносится с жизненной философией Каратаева, с тем, что Пьер выводит из нее для себя. Отсутствие личного, индивидуального в Каратаеве, как его видит Пьер, направлено на жизнь. Околосмертные переживания князя
    Андрея включены в цепочку эпизодов с участием Пьера и Каратаева. Таким образом, все три героя этих эпизодов соотнесены друг с другом, даны в единстве, в комплексе.Однако единство духовной проблематики — это еще не полное совпадение, совпадение сюжетов героев; Напротив, сюжеты персонажей разнонаправлены, окончательные выводы, духовные результаты противопоставлены друг другу.
    Только трагически отчуждая себя от живых, конкретных, отдельных людей, князь Андрей оказывается в единстве с «мировым целым», и это единство есть небытие, смерть. Платон Каратаев в восприятии Пьера, напротив, живет в полном слиянии и гармонии со всем конкретным, индивидуальным, земным; не случайно, когда он встречает Пьера, ситуация повторяется снова
    «Сломанный хлеб»: Каратаев кормит голодного Пьера печеной картошкой, и Пьеру снова кажется, что он никогда не ел более вкусной еды.
    Каратаев не отрицает «телесного», а, напротив, полностью с ним сливается — он капля океана жизни, но не смерти. Индивидуальность исчезает в нем именно потому, что он сливается с океаном жизни. Это полное согласие с жизнью и умиротворение души Пьера, примиряет его с существованием — через «мировое целое» жизни, а не смерти. Конкретно-чувственное в описании Толстого в этих важнейших сценах романа «сопряжено» с философско-обобщающим.Конкретное, общее благодаря такой степени философского обобщения включает в себя также социальные, исторические элементы. Полное отчуждение от жизни, уход от нее в смерть органичны для князя Андрея — от этого персонажа невозможно оторвать социальную определенность его внешности, эго — человек социальной вершины, и в любой другой форме немыслимо, невозможно, перестает быть самим собой.
    Но это, конечно, не просто «аристократ»: вся цепочка взаимоотношений первой половины романа представляет князя Андрея как высшее, глубочайшее воплощение героя «карьерного романа»; социальная определенность исторически широко распространена.Смерть князя Андрея, безусловно, является философским и историческим символом конца целой исторической эпохи, периода «отчуждения», включающего не только и не столько «аристократический» образ поведения, но и более широкий. понятие индивидуальности, отделенной от жизни людей; жизнь социальных низов.

    На этом фоне становится ясно, что толстовский Платон Каратаев в принципе не может быть эпическим героем; Рассказ о Каратаеве — не о прошлом, а о настоящем, не о том, как когда-то существовали люди, на исторической дистанции «интегральной» эпохи, а о том, какими они были.живи сейчас.
    Толстой также изображает человека из низов, масс, как философский символ, как попытку решить современные проблемы. Поэтому в судьбе Пьера он выступает как тема вступления в новый жизненный круг, продолжения жизни в меняющихся и трагических исторических обстоятельствах, а не ухода, отвержения и отказа от нее. Сама русская действительность, изображенная
    Толстого, полна динамики, подвижности; решение его загадок невозможно, минуя человека из социальных низов.Противопоставляя юношеские идеалы человека, стремящегося полностью преобразовать мир, существующие человеческие отношения, и потребности современного взрослого человека существовать в условиях «прозаической реальности» буржуазных отношений, Гегель утверждал: «Но если человек не хочет погибнуть, то он должен признать, что мир существует сам по себе и по большей части закончился. «Подчеркивание слова« закончено »означает, что историческое движение человечества завершено: больше не может быть новых форм общественных отношений вне границ буржуазного строя, установленного первой половиной XIX века.С этим не могут согласиться великие русские писатели второй половины XIX века (и особенно Толстой и Достоевский). Для них мир не «закончен», а находится в стадии новой внутренней трансформации. Поэтому для них проблема социальных низов, человеческих масс возникает совершенно по-новому. Гегель также видел роль масс в новейшей истории: «Однако поступательное движение мира происходит только благодаря активности огромных масс и становится заметным только при очень значительном количестве того, что было создано.«Это прогрессивное движение мира у Гегеля не дает и не может дать, оно только увеличивает« сумму того, что было создано »- это происходит потому, что мир« в основном закончен ». Нет выхода за пределы буржуазного порядка. , и не может быть, поэтому люди низших социальных слоев в конце концов не входят в гегелевские «огромные массы». Гегелевское описание жизни «масс» есть описание буржуазного образа жизни. «Необходимость» Толстого. аналог гегелевского
    «Прогрессивное движение мира» находится в исторической связи с ним, но для его обоснования русский писатель, отражающий новую реальность, в решающий момент должен обратиться к людям низшего слоя.Роковая «необходимость» жизни, воплощенная в Каратаеве, тоже выражает новые исторические закономерности, а не далекое прошлое

    «Эпическое состояние мира», но эти закономерности преломляются в судьбе человека социального низа, крестьянин. «Прогрессивное движение мира» в условиях, когда ход истории завершен, когда сам мир «в основном легален»,
    Гегель возможен только в формах буржуазного прогресса, в мирном накоплении
    «Созданное количество.«Толстой отрицает идею буржуазного прогресса, потому что в иных, русских исторических условиях, для него, перефразируя слова Гегеля, мир« в своей основе неполон ».« Эта «незавершенность мира» проявляется в кульминации роман в драматических и бурных внутренних поисках Пьера, в сложных соотношениях судьбы князя Андрея и Платона.
    Каратаева, в возможностях перехода Пьера на новый этап духовного развития. Встреча Пьера с Каратаевым внутренне значима для Пьера. , и не только для Пьера, но и для движения всей философской концепции романа, поэтому он включен в кульминацию книги.Но тут же, в связях и
    «спряжениях» эпизодов, начинается поворот к развязке. Из того, что мир «по большей части незавершен», раскрывается в кульминации, следует множество выводов, образующих развязку, завершение — главные темы книги. Основные последствия этого важнейшего положения концепции развиваются в двух направлениях. Прежде всего, из того факта, что мир «в основном незавершен», также следует, что самые основные компоненты исторического процесса стали другими.Для Гегеля «масса», «коллективный субъект» истории разделялась на собственно «массу» и на великих исторических личностей; Существовали две серии компонентов исторического процесса. Толстой, как уже довольно много говорилось выше, полностью устраняет такое разделение.
    Исторические персонажи и вымышленные персонажи, представляющие обычных людей своей эпохи, живущих обычной жизнью, равноправны. В эпизодах, завершающих кульминационную массу романа, снятие такого разделения проявляется в параллелизме эпизодов князя
    Андрея, встречи Пьера с Каратаевым и отъезда французов из Москвы.

    В образе Платона Каратаева тема «необходимости» получает наиболее последовательное выражение, вплоть до полной утраты человеком индивидуальности; но эта «необходимость» именно у крестьянина, человека из низших слоев общества, ведет к жизни, а не к небытию. Таким образом, в обобщающем познании Пьера за спиной появляется ее новое лицо — «свобода», органически «сопряженная» с ней.

    И здесь следует сказать, что Платон Каратаев в образе Толстого появляется всегда и только в восприятии Пьера; его образ преображается, преображается восприятием Пьера, дано только то, что оказалось для Пьера самым значительным в его образе жизни.Это чрезвычайно важно для всего общего смысла философской концепции романа. Об этом сказано у Толстого
    : «Платон Каратаев был рядовым солдатом для всех остальных заключенных; его звали Соколик или Платоша, над ним добродушно издевались, отправляли за посылками. Но для Пьера, каким он представился в первую ночь, непонятное, круглое и вечное лицо, творение духа простоты и правды, он остался навсегда. «Здесь, пожалуй, внутренний смысл того, что важно для Толстого
    « Диалектика души »в« Войне и мире »восприятия людей и событий — это постоянно чьи-то глаза, чье-то индивидуальное видение.Такое индивидуальное восприятие не означает, что образ события или человека необъективен, фальшив, субъективно искажен, совершенно далек от реальности ..
    Односторонность восприятия говорит о человеке, о герое, характеризует его. Часто она также говорит об односторонности самого объекта восприятия. Восприятие Пьером Платона Каратаева не случайно дано в сравнении с восприятием «всех остальных». «Все остальные» не воспринимают Каратаева неправильно: они воспринимают его как обычного солдата, и это правда.Вся сила Каратаева в том, что он обыкновенен, и прав
    Пьер, познавший в нем более глубокие слои: для Пьера он — некое чудо, потому что в нем «простота и правда» заключены в таких вещах. обычный облик. Конечно, пассивность, роковое подчинение обстоятельствам — не изобретение Пьера; они органичны для русского крестьянина и солдата, веками существовавшего при определенных социальных условиях.
    Пьер видит в нем необычайную силу жизненной силы — и это тоже верно, соответствует объективности.Но Пьер видит эту жизненную силу односторонне, неполно, потому что для него в его эволюции сейчас важно только то, что Платон — это капля, в которой отражается океан людей. Пьер ищет приобщения к этому океану людей, и поэтому не видит, что сам Каратаев неполный, односторонний, что в народе, в людях социальных низов есть и другие стороны, другие черты. . Надо думать, что если бы князь Андрей встретил Каратаева, он бы видел его таким, каким его видели «все».Это характеризует, опять же, и Каратаева, и самого князя Андрея.
    Двойное зрение — Пьер и «все остальные» — в данном случае, как всегда у Толстого, ясно и ярко обозначило сиюминутное состояние того, кто воспринимает объект, и сам объект восприятия.

    В результате этот «естественный эгоизм» делает саму тему Каратаева чем-то обособленным, независимым от Пьера, не полностью совпадающим с личностью Пьера. Неслучайно эта жуткая сцена происходит накануне освобождения — она ​​трагически обостряет ее смысл.Пьер, как живая конкретная личность, содержит не только необычайно привлекательный для него «принцип каратай», но и другие, более активные начала, представленные, скажем, в тех людях партизанского отряда, которые его освобождают из плена. Тема действующего начала в партизанском отряде перекликается с эпилогом, подготавливает его философские темы. Неслучайно образ Пьера здесь является связующим звеном. Смысл всей этой композиционной аранжировки эпизодов в том, что тема Каратаева не является единой целостной темой, вбирающей в себя все содержание заключительных эпизодов романа.Он также не охватывает всего духовного содержания образа.
    Пьер. Каратаев — необычайно важная, но не исчерпывающая тема всего этого содержания, а лишь одна из частных, изолированных тем в общей концепции романа; только в единстве и во взаимосвязи множества различных тем содержится неоднозначный, широкий общий смысл этого понятия. С точки зрения единства персонажей-героев романа Каратаев не идеальный герой, в свете которого все остальные герои выравниваются, выравниваются; он воплощает в себе некую жизненную возможность, которая никоим образом не исчерпывает всех других возможностей, столь же важных и значимых с точки зрения общего понимания Толстым русской жизни эпохи (а также современности).

    Платон Каратаев как образ действительности.

    Толстой был одним из немногих писателей, для которых религия была сознательным убеждением, существенной чертой идеологии. «Война и мир» была написана в то время, когда эта черта появилась у Толстого в формах, наиболее близких к традиции. Несомненно, этому способствовало его полемическое отношение к материализму революционной демократии. Полемика обострила взгляды писателя, укрепила его на патриархальных позициях. Религия в этот период была для Толстого не одной из идей, но проникла в его идеологию во многих ее ответвлениях.

    В «Войне и мире» почти нет нейтральных моментов в этом отношении.
    Формы жизни высшего дворянства осуждаются как социальное явление, но это осуждение мотивировано сознанием Толстого, и в религиозном смысле жизнь дворянства в конечном итоге оценивается им как порочное, греховное явление.
    Патриотический подвиг народа есть выражение высокого национального самосознания, национального единства, но Толстой также показывает его как выражение высшего религиозного и нравственного совершенства.Герой романа преодолевает свой индивидуализм, приближается к национальному сознанию, но для автора это одновременно религиозный подвиг заблудшей души, возвращение к духовной истине, забытой правящим классом, но сохраненной в народная память. Казалось бы, благодаря этим особенностям роман должен стать тенденциозным, должен искажать действительность в угоду полемическим взглядам автора. Однако это не так: в романе нет отклонений от исторической или психологической правды.Чем объясняется это противоречие? — Каким бы ни было субъективное представление Толстого, в его творчестве решающим критерием всегда является реальность.
    Субъективная идея как второй план может сопровождать повествование, иногда может придавать ему оттенок и цвет, но не проникает в образ, если в действительности для этого нет причин. Несомненно,
    Толстой выбрал персонажей изображаемой эпохи, которые соответствовали его религиозным воззрениям, но постольку, поскольку они были исторически правильными
    (княгиня Марья, няня Савишна, Каратаев).

    Платона упрекали в том, что в плену он бросил все
    «Солдат» и остался верен первоначальному крестьянину, или «крестьянину», как он произносит. Как могло быть иначе в условиях плена? И именно эта точка зрения, что крестьянин важнее солдата, мир дороже войны, то есть поистине популярная точка зрения, определяет то, как мы постоянно видим в книге
    Толстой отношение автора к основам человеческого существования. Конечно,
    «Доброта» Каратаева характеризуется пассивностью, надеждой на то, что все как-то само собой уладится: он пойдет в наказание за вырубку леса на солдат, но это спасет его брата со многими дети; француз постыдится и оставит лоскуты холста, пригодные для портянок… Но история и природа делают свое нелегкое дело, и конец Платона Каратаева, спокойно, мужественно написанный Толстым, — это явное опровержение пассивности, безоговорочное принятие происходящего как жизненной позиции. Философски опора Толстого на Каратаева содержит внутреннее противоречие.
    Создатель «Войны и мира» противостоит любым попыткам разумного устройства жизни стихийной силой «роя», воплощенной в Каратаеве. Но есть еще кое-что, что, безусловно, верно.Наблюдая за Каратаевым и всей атмосферой плена, Пьер понимает, что живая жизнь мира выше всяких домыслов и что
    «Счастье в нем самом», то есть в самом человеке, в его праве жить, наслаждаться солнцем. , свет, общение с другими людьми. Также написали, что
    Каратаев не меняется, заморожен. Он не замороженный, а «круглый».
    Эпитет «круглая» многократно повторяется в главах о Каратаеве и определяет его суть. Он капля, круглая капля шара, олицетворяющая все человечество, всех людей.Исчезновение капельки в этом шаре не страшно — остальное все равно сольется. Может показаться, что отношение людей к миру казалось Толстому неизменным по своему эпическому содержанию и что люди из народа даны вне своего духовного развития. На самом деле это не так. Такие эпические персонажи, как
    Кутузов или Каратаев, умение изменяться просто воплощено по-другому. Это похоже на естественную способность всегда соответствовать стихийному ходу исторических событий, развиваться параллельно с ходом всей жизни.То, что дано ищущим героям Толстого ценой духовной борьбы, нравственных исканий и страданий, изначально присуще людям эпического состава. Поэтому они умеют «творить историю».
    Наконец, необходимо отметить еще одну, важнейшую форму воплощения «народной мысли» — в историко-философских отступлениях романа. Для Толстого главный вопрос истории: «Какая сила движет народами?» В историческом развитии он стремится найти «понятие силы, равной всему движению народов».

    Толстойская философия войны, при всей абстрактности некоторых его максим на эту тему, сильна тем, что ее острие направлено против либерально-буржуазных военных писателей, для которых весь интерес сводился к рассказу о чудесных чувствах и чувствах. слова различных генералов, и
    «Вопрос о тех 50 000, которые остались в госпиталях и могилах» вообще не подлежал изучению. Его философия истории, несмотря на все противоречия, сильна тем, что он рассматривает великие исторические события как результат движения масс, а не деяния различных королей, генералов и министров, то есть правящих лидеров.И в этом подходе к общим вопросам исторической жизни просматривается та же популярная мысль.

    В общей концепции романа мир отрицает войну, потому что содержание и потребность мира — это труд и счастье, свободное, естественное и потому радостное проявление личности, а содержание и потребность войны — разделение людей. , разрушение, смерть и горе.

    Толстой неоднократно открыто и полемически высказывал свою позицию в «Войне и мире». Он попытался показать наличие высшей духовной силы как в судьбе человека, так и в судьбе людей — в полном соответствии с традиционными религиозными воззрениями.Однако реальная жизненная мотивация фактов в его произведении настолько полна, причинность событий раскрывается настолько исчерпывающе, что ни одна деталь в изображенных явлениях не обязана субъективному представлению автора. Поэтому при анализе персонажей и эпизодов «Войны и мира» как отражения действительности не приходится прибегать к субъективным представлениям автора. Личные взгляды и настроения Толстого никогда не искажались художественным изображением в «Войне и мире».В поисках истины он был одинаково беспощаден к своим противникам и к самому себе. И потребность в исторических событиях, осложненных мыслями о «провидении», и характер Каратаева с его патриархально-религиозным акцентом, и предсмертные мысли князя
    Андрей, в которых религиозная идеология побеждает скептицизм, мотивированы объективно, вне зависимости от личных взглядов и симпатий автора. В необходимости событий 1812 года Толстой раскрывает не идею судьбы, а строгую закономерность исторического процесса, еще не известную людям, но подлежащую изучению.В образе Каратаева Толстой раскрывает тип «большинства: часть крестьянства», которое «плакало и молилось, резонировало и мечтало»; в размышлениях князя Андрея — взгляды, действительно характерные для людей первой четверти XIX века — Жуковского и Батюшкова,
    Кучельбекера и Рылеева, Федора Глинки и Батенкова. У Толстого-писателя была постоянная борьба между человеком и художником. Острый конфликт между этими двумя планами сознания — личностным и.творческий — конфликт, отмеченный еще Пушкиным
    , у Толстого он отразился не в резком разрыве между обыденным, бытовым и сферой искусства, как у поэтов предыдущего поколения, а проник в сферу самого творчества; Толстой приступил к самому писательскому делу с тяжелым грузом личных настроений и взглядов и в долгом творческом процессе сбросил оковы повседневных мыслей, удалил целые эпизоды, полемические отступления, в которых субъективно повседневное не ставится на место и образ не кальцинирован там, где случайность, где изображение не подчиняется художественной правде, не обусловлено самой реальностью.

    Поэтому отдельные элементы повседневного мировоззрения, как бы они ни выходили на поверхность повествования, сами по себе никогда не служат в
    «Война и мир» — основа художественного изображения. В творчестве Толстого вся композиция в целом, каждый ее элемент, каждый образ строятся на реальности, которая есть. Для Толстого художник — высший критерий творчества.

    Заключение.

    Образ Платона Каратаева — одно из величайших художественных достижений Толстого, одно из «чудес» его искусства.
    Поражает в этом образе необычайная художественная выразительность, уверенность в передаче темы, суть которой именно в «неопределенности»,
    «Аморфность», «отсутствие индивидуальности». Казалось бы, есть одна бесконечная цепочка обобщенных определений, «обобщений»; эти «обобщения» припаяны к
    «Мелочность», которая должна передавать «круглое», «общее», отрицая определенность; образ получается предельно точным, выразительным, определенным.Секрет этого художественного «чуда», по-видимому, заключается в сильном органическом включении этой «неуверенности» как художественной темы в цепочку характеров, со «всей толстовской силой определенности, выражающей — каждого в отдельности — индивидуально уникальной в человеке». Толстого, образ Каратаева появляется на очень позднем этапе работы над книгой. Укорененность этого персонажа в системе взаимоотношений героев книги, видимо, определяет как исключительную авторскую легкость работы над ним, так и художественную. яркость, завершенность этой фигуры: Каратаев выступает в уже выстроенных цепочках художественных личностей, живет как бы на перекрестке разных судеб, по-своему освещая их и приобретая от них исключительную силу выразительности и доброты. уверенности, яркости.

    Список использованной литературы.

    1. Белов П.П. Работа Л.Н. Толстые истоки сюжета и художественные образы эпоса «Война и мир» // Некоторые вопросы национальности литературы. Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского университета, 1960.

    2. Билинкис Ю.С. «Война и мир» Л. Толстого: частное лицо и история. // Литература в школе — 1980 — № 6 — С.10.

    3. Билинкис. Я.С. Русская классика и изучение литературы в школе. М:

    Просвещение, 1986.

    4. Громов П.П. О стиле Льва Толстого. Л: Художественная литература, 1977.

    5. Леушева С.И. Роман Толстой Л.Н. «Война и мир». М: Просвещение, 1957

    6. Медведев В.П. Изучение системы образов как способ анализа романа Л.Н.

    Толстой «Война и мир» в кн. Изучение эпоса в школе. М: Просвещение, 1963.

    7. Опульская Л.Д. Эпический роман Л.Н. Толстого «Война и мир». М .:

    Просвещение, 1987.

    8.Сабуров А.А. «Война и мир» Л.Н. Толстого. Проблемы и поэтика.

    М .: Изд-во МГУ, 1959

    9. Цейтлин М.А. К проблеме исследования романа Л. Толстого «Война мира» // Литература в школе — 1968 — № 1 — С.24.

    10. Шепелева З. Искусство создания портрета в романе Л. Толстого

    «Война и мир». // Мастерство русской классики. Сидел. статьи. М:

    Художественная литература, 1959.

    ————————
    Абрамов В.А. Образ Платона Каратаева в героическом эпосе Л.Н. Толстой
    «Война и мир». Ученые записки Бурят-Монгольского государственного политехнического института, выпуск 9,1956. С119.
    А. А. Сабуров, «Война и мир», «Проблемы и поэтика», М., 1959, с. 303.
    Толстой Л.Н. Война и мир Том. 4, часть 1, глава 13.
    Там же
    Там же
    Толстой Л.Н. Война и мир. Послесловие, часть 1, глава 16.
    Ленин В.И. Лев Толстой как зеркало русской революции.Очерки
    Т.15.С.184
    Чуприна И.В. Морально-философские поиски Л. Толстого в 60-е и 90-е годы 120-е годы. Саратовский государственный издательский дом, 1974. Жук А.А. Русская проза второй половины XIX века. М: Просвещение, 1981
    Гегель. Философия духа. Композиции. Т.3.Р.94.


    Репетиторство

    Нужна помощь в изучении темы?

    Наши специалисты проконсультируют или предоставят репетиторские услуги по интересующим вас темам.
    Отправьте заявку с указанием темы прямо сейчас, чтобы узнать о возможности получения консультации.

    Полная картина жизни в романе

    Среди представителей знати образ Платона Каратаева в «Войне и мире» Толстого выделяется особенно ярко и ярко. Создавая свое произведение, писатель стремился полностью отобразить картину своей современной эпохи. В романе перед нами проходят многочисленные лица и разные персонажи.Знакомимся с императорами, фельдмаршалами, генералами. Мы изучаем жизнь светского общества, жизнь местной знати. Не менее важную роль в понимании идейного содержания произведения играют герои из простых людей. Лев Николаевич Толстой, хорошо знавший бытовые условия низшего сословия, талантливо отображает это в своем романе. Памятные образы Платона Каратаева, Тихона Щербатого, Аниси, охотника Данилы создавались писателем с особой теплотой.Это дает нам реалистичную и объективную картину жизни людей в первой половине XIX века.

    Мягкое лицо Платона

    Самым значительным персонажем из простых людей, конечно же, является Платон Каратаев. Именно в его уста заложена авторская концепция обыденной жизни и смысла существования человека на земле. Читатель видит Платона глазами Пьера Безухова, захваченного французами. Именно там происходит их знакомство.Под влиянием этого простого человека образованный Пьер меняет мировоззрение и находит верный жизненный путь. С помощью описания внешности и речевых характеристик автору удается создать неповторимый образ. Круглый и мягкий вид героя, неторопливые, но ловкие движения, ласковое и приветливое выражение лица излучают мудрость и доброту. Платон с равным сочувствием и любовью относится к товарищам по несчастью, своим врагам и бездомной собаке. Он олицетворение лучших качеств русского народа: миролюбия, доброты, искренности.Речь героя, насыщенная поговорками, поговорками, афоризмами, течет размеренно и плавно. Он неспешно рассказывает о своей простой судьбе, рассказывает сказки, поет песни. Мудрые выражения легко, как птицы, слетают с его языка: «Час терпеть, но век жить», «Где суд, там неправда», «Не нашим разумом, но судом Божиим».

    Постоянно занят полезными делами, Платон не скучает, не рассказывает о жизни, не строит планов. Он живет сегодняшним днем, во всем полагаясь на волю Бога.Встретив этого человека, Пьер понял простую и мудрую истину: «Его жизнь, как он сам на нее смотрел, не имела смысла как отдельная жизнь. Это имело смысл как часть целого, которое он постоянно чувствовал. «

    Платон Каратаев и Тихон Щербатый. Сравнительная характеристика

    Мировоззрение и образ жизни Платона Каратаева наиболее близки и родны писателю, но для объективности и честности в изображении действительности он использует сравнение Платона Каратаева и Тихона. Щербатый в романе.

    Встречаемся с Тихоном Щербатым в партизанском отряде Василия Денисова. Этот человек из народа по своим качествам противопоставляется Платону Каратаеву. В отличие от миролюбивого и снисходительного Платона, герой полон ненависти к врагу. Мужчина не верит в Бога и судьбу, а предпочитает действовать. Активный, сообразительный партизан — всеобщий любимец в отряде. При необходимости он жесток и беспощаден и редко оставляет врага живым. Идея «непротивления злу насилием» чужда и непонятна Щербатому.Он «самый отзывчивый и храбрый человек в эскадрилье».

    Давая характеристику Платону Каратаеву и Тихону Щербатому, Толстой сравнивает их внешние черты, черты характера и жизненную позицию. Тихон по-крестьянин трудолюбив и весел. Он никогда не унывает. Его грубая речь наполнена шутками и шутками. Сила, ловкость, уверенность в себе отличают его от мягкого и неторопливого Платона. Оба героя хорошо запоминаются благодаря подробному описанию. Платон Каратаев свежий, аккуратный, без седины.Тихон Щербатый подчеркивает отсутствие зуба, поэтому его прозвище и пошло.

    Тихон Щербатый — персонаж, олицетворяющий образ русского народа — герой, вставший на защиту своей Родины. Бесстрашие, сила и жестокость таких партизан вселили ужас в сердца врага. Благодаря таким героям русскому народу удалось победить. Лев Николаевич Толстой понимает необходимость такого поведения своего героя и частично оправдывает это в наших глазах.

    Платон Каратаев — представитель другой половины русского народа, верующий в Бога, умеющий терпеть, любить и прощать. Они, как половинки одного целого, необходимы для целостного представления о характере русского крестьянина.

    Изображение Платона, дорогого автору

    Симпатии Льва Николаевича Толстого, несомненно, на стороне Платона Каратаева. Писатель — гуманист всю свою сознательную жизнь противостоит войне, самым бесчеловечным и жестоким, по его мнению, событиям в жизни общества.Своей работой он проповедует идеи морали, мира, любви, милосердия, а война приносит людям смерть и несчастья. Ужасные картины Бородинского сражения, гибели юного Пети, мучительной смерти Андрея Болконского заставляют читателя содрогаться от ужаса и боли, которые влечет за собой любая война. Поэтому значение образа Платона в романе «Война и мир» трудно переоценить. Этот человек — воплощение главной идеи автора о гармоничной жизни в гармонии с самим собой.Писатель симпатизирует таким людям, как Платон Каратаев. Автор, например, одобряет поступок Пети, жалеющего французского пленного мальчика, понимает чувства Василия Денисова, не желающего стрелять в плененных французов. Толстой не приемлет бессердечия Долохова и чрезмерной жестокости Тихона Щербатого, считая, что зло порождает зло. Понимая, что война невозможна без крови и насилия, писатель верит в победу разума и человечности.

    Рассмотрим образ Платона Каратаева из произведения «Война и мир».Этот роман можно назвать широким историческим полотном. Его главный герой — люди. Состав романа довольно сложен. В нем много разных сюжетных линий, которые часто переплетаются, пересекаются. Фото автора произведения Льва Толстого представлено ниже.

    Образ русского народа в творчестве Л. Толстого

    Толстой прослеживает судьбы семей и отдельных героев. Героев произведения связывают любовь, дружба, семейные отношения.Их часто разделяет неприязнь, взаимная неприязнь. Лев Николаевич создал исторически верный образ народа — героя войны. В сценах с участием солдат, в действиях простых людей, в комментариях некоторых персонажей можно увидеть, прежде всего, проявление той «теплоты патриотизма», которая вдохновляет всех бойцов: солдат, генералов, солдат. лучшие офицеры, партизаны.

    Кто такой Платон Каратаев

    Платон Каратаев показан в произведении как русский солдат.Его встретил в будке для заключенных Пьер Безухов и прожил с ним 4 недели. По мнению писателя, Каратаев в душе Пьера навсегда останется самой дорогой и сильной памятью, олицетворением всего хорошего, русского.

    В романе образ Платона Каратаева — один из ключевых, отражающих людей. оторванный войной от привычного образа жизни и помещенный в новые, непривычные для него условия (французский плен, армия), в которых его духовность проявлялась особенно ярко.

    Это краткое описание Платона Каратаева. Рассмотрим это подробнее. Образ Платона Каратаева в романе во многом раскрывается благодаря знакомству этого персонажа с Пьером Безуховым и тому влиянию, которое он оказал на этого героя. Что это было? Давайте разберемся.

    Как Платон Каратаев повлиял на Пьера Безухова

    После того, как Пьер стал свидетелем страшного события — расстрела заключенных, он теряет веру в человека, в то, что его действия разумны.Безухов тогда подавлен. Встреча с Платоном в казарме возвращает его к жизни. Толстой, описывая ее, отмечает, что рядом с Пьером, наклонившись, сидел мужчина Каратаев. Безухов впервые заметил его присутствие по сильному отрыву от него при любом его движении. Мужчина и граф оказались в одинаковых условиях: они в плену. В такой ситуации необходимо, прежде всего, оставаться человеком, выжить и выдержать. Такому выживанию Пьер научился у Каратаева.Смысл образа Платона Каратаева заключается, в том числе, во внутреннем перерождении Пьера Безухова. Этот герой, как известно, переживает глубокую внутреннюю трансформацию, как и некоторые другие персонажи произведения.

    Платон Каратаев — собирательный образ

    Платона Каратаева можно назвать собирательно, например, Представившись Безухову, он не случайно называет себя в нем. Он говорит: «Солдаты Однако Платон — полная противоположность Щербатому. Если последний беспощаден к врагу, то Каратаев любит всех людей, не исключая французов.называя это грубым, а его юмор часто сочетается с жестокостью, тогда Платон хочет видеть во всем «торжественную доброту». Каратаев ощущает себя не отдельной личностью, а частью народа, частью целого: крестьянство, рядовые солдаты. Мудрость этого персонажа заключается в емких и метких поговорках и пословицах, за которыми скрываются эпизоды из его жизни. Образ Платона Каратаева, краткое описание которого мы составляем, отмечен одной важной деталью. Платон пострадал из-за несправедливого суда над ним, и ему пришлось служить в армии.Но Каратаев принимает как должное любые перипетии своей судьбы и готов пожертвовать собой ради благополучия собственной семьи.

    Любовь и доброта Платона Каратаева

    Любовь ко всем — важная черта, характеризующая образ Платона Каратаева в романе «Война и мир». Этот герой любит всех, каждое живое существо, человека, весь мир. Неслучайно он привязан к бездомной собаке. Согласно философии этого персонажа, нужно жалеть не только людей, но и животных.Каратаев действует по христианской заповеди, которая гласит: «Возлюби ближнего своего». Платон со всеми жил со всеми любовно, со своими товарищами, французами, Пьером. Такое отношение согревало окружающих. Каратаев словом «лечил», утешал людей. Он относился к ним ласково, сочувственно, в голосе этого героя чувствовалась простота, привязанность. Первыми словами, которые он сказал Пьеру, были слова поддержки: «Час терпеть, век жить!»

    Философия Платона Каратаева

    Мы видим в Платоне Каратаеве гармонию внутренней жизни, покоренную безграничной верой в то, что все, что происходит на Земле, есть воля Бога, что рано или поздно справедливость и добро восторжествуют, так что там нет необходимости противостоять злу насилием.Нужно принимать все, что происходит. Таким образом, Каратаев проповедовал философию послушания судьбе, терпения, складывавшуюся веками. Его готовность страдать за людей — это отголосок философии, которой он придерживался. Каратаев был воспитан на христианских идеалах, а религия, прежде всего, призывает нас к послушанию и терпению. Поэтому Каратаев никогда не испытывал обиды и гнева на других.

    Отголоски христианской религии в поведении Платона

    Платон не разделяет пессимистического взгляда на Безухова, которого мучили физические страдания.Он проповедует веру в лучшее, в бесконечное Царство Божье. После знакомства с этим персонажем Пьер начинает по-другому относиться к жизни, к происходящим в ней событиям. Для него Каратаев — пример для подражания. Платон помог Безухову восстановить в его душе чувство устойчивости мироустройства, в основе которого лежит взаимопонимание и любовь, помог ему избавиться от мучившего Пьера страшного вопроса: «Почему?». Пообщавшись с ним, Безухов ощутил радость освобождения от бесконечных поисков смысла и цели жизни, поскольку только они мешали ему почувствовать, что сама жизнь есть ее смысл.Он везде и во всем. Бог с людьми, и он всех любит. Без его воли ни один волос не упадет с головы человека. Именно в неволе, благодаря встрече с Каратаевым и пережитым им невзгодам и испытаниям Пьер вновь обретает веру в Бога, учится ценить жизнь. Философия Каратаева христианская. Религия помогает жить любому человеку, в каких бы трудных условиях он ни оказался.

    Ценность таких людей, как Каратаев, для победы над французами

    Дополняя образ Платона Каратаева, отметим, что, пожалуй, Платон слаб как солдат.Ведь настоящий боец ​​должен, как Тихон Щербатый, ненавидеть своего врага. Но Платон определенно патриот. Он очень смелый и сильный как человек. Поистине велико значение образа Платона Каратаева как в творчестве, так и в такой реальности того времени, как он. Если бы в русской армии не было таких людей, готовых не только победить врага, но и философски относиться к разным жизненным трудностям, найти в себе силы их преодолеть, возможно, Кутузов не смог бы победить Наполеона. .

    Образ Платона Каратаева из романа «Война и мир», одного из ярчайших героев произведения. Лев Николаевич писал свой роман с 1863 по 1869 год.

    С Платоном Каратаевым, солдатом Апшеронского полка, Пьер Безухов встречается в самый тяжелый момент своей жизни. Только что избежав казни, он наблюдал, как убивают других, и мир «превратился для Пьера в груду бессмысленного хлама». «Вера в него была разрушена при улучшении мира, в человеке, в его душе и в Боге.«Помогает герою выбраться из этого« платошанского »кризиса. Более того, после встречи с Платоном, после долгого общения с ним в плену, Пьер навсегда обретает новое понимание вещей, уверенность, внутреннюю свободу. Герой приобщается к народному принципу, народная мудрость, воплощенная в Каратаеве. Недаром писатель назвал этого популярного философа Платоном. И в эпилоге романа, по прошествии многих лет, Пьер Безухов проверяет его мысли и действия, соотнося их с представлениями о жизни Каратаева.Так что же это за изображение — Платон Каратаев?
    Автор прежде всего показывает свои «круглые, противоречивые движения», в которых было «что-то приятное, успокаивающее». Это солдат, участвовавший во многих походах, но в плену «выбросил от себя все … чужое, солдатское» и «вернулся на крестьянский, народный склад». Автор подчеркивает «круглое» начало в облике героя: «он даже руки носил, как будто всегда собирался что-то обнять». «Большие карие нежные глаза» и «приятная улыбка» завершают очаровательный образ.В самых первых словах, адресованных Пьеру, можно услышать «привязанность и простоту». «Вы видели много нужды, сэр? А? .. Эх, сокол, не горюй … »Речь Платоши мелодична, пронизана народными пословицами и поговорками. Он как бы говорит не только от себя, но выражает мудрость народа: «Выдержать час, но прожить век», «Где суд, нет истины», «Никогда не отказываться от денег. и тюрьма »,« Оплакивайте болезнь — не даст Бог смерти »и так далее.Свои самые сокровенные мысли он выражает в истории о купце, который невинно пострадал, оклеветал и приговорил к каторжным работам за чужое преступление. Много лет спустя он встречается с настоящим убийцей, и в этом пробуждается раскаяние. Глубокая христианская идея жить по совести, смирению и вере в высшую справедливость, которая непременно восторжествует, составляет суть Каратаевской, а значит, и народной философии. Поэтому Пьер, приобщившись к этому мировоззрению, начинает жить по-новому.
    Основная идея романа «Война и мир» — идея единства людей доброй воли. А Платон Каратаев показан как человек, способный раствориться в общем деле, в мире. Для Толстого «это душа патриархального мира, он олицетворяет психологию и мысли всех обычных людей. Они не думают о смысле жизни, как Пьер и Андрей, они просто живут, они не боятся мысли. смерти, потому что они знают, что их «существованием отвечает не просто произвол», а просто высшая сила.«Его жизнь, как он сам на нее смотрел, не имела смысла как отдельная жизнь». «Она имела смысл только как часть целого, которую он постоянно чувствовал». С такими трудностями сталкиваются дворяне Толстого.
    Суть натуры Каратаева — любовь. Но также особенное — это не личное чувство привязанности к каким-то конкретным людям, ко всему в целом в мире: он любил своих товарищей, французов, он любил Пьера, он любил всех животных.
    Итак, образ Платона Каратаева символичен.Мяч в представлении древних — символ завершенности, совершенства. А Платон «навсегда остался для Пьера непостижимым, круглым и вечным олицетворением духа простоты и правды». Но в жизни они сочетаются, есть много типов людей. Одного сознания для развитого человека недостаточно; также необходимо немедленное ощущение. Толстой в своем романе показывает, как эти два принципа дополняют друг друга: «Каждый человек несет в себе свои цели, а между тем несет их для того, чтобы служить общим целям, недоступным для человека.«И, только чувствуя себя причастным к общей« ройной »жизни, человек может выполнять свои личные задачи, жить настоящей жизнью, в гармонии с самим собой и с миром. Именно это открылось Пьеру в общении с Платоном Каратаевым.

    С Платоном Каратаевым, солдатом Апшеронского полка, Пьер Безухов встречается в самый тяжелый момент своей жизни. Только что избежав казни, он смотрел, как убивают других, и мир «превратился для Пьера в груду бессмысленного хлама.«Вера в него была разрушена в улучшении мира, в человека, в его душу и в Бога». Помогает герою выбраться из этого «платошанского» кризиса. Более того, после встречи с Платоном, после долгого общения с В плену Пьер навсегда обретает новое понимание вещей, уверенность, внутреннюю свободу. Герой соединяет народное начало, народную мудрость, воплощенную в Каратаеве. Недаром писатель назвал этого популярного философа Платоном. А в эпилоге романа По прошествии многих лет Пьер Безухов проверяет свои мысли и действия, соотнося их с представлениями о жизни Каратаева.Так что же это за изображение — Платон Каратаев?
    Автор прежде всего показывает свои «круглые, противоречивые движения», в которых было «что-то приятное, успокаивающее». Это солдат, участвовавший во многих походах, но в плену «выбросил от себя все … чужое, солдатское» и «вернулся на крестьянский, народный склад». Автор подчеркивает «круглое» начало в облике героя: «он даже руки носил, как будто всегда собирался что-то обнять». «Большие карие нежные глаза» и «приятная улыбка» завершают очаровательный образ.В самых первых словах, адресованных Пьеру, можно услышать «привязанность и простоту». «Вы видели много нужды, сэр? А? .. Эх, сокол, не горюй … »Речь Платоши мелодична, пронизана народными пословицами и поговорками. Он как бы говорит не только от себя, но выражает мудрость народа: «Выдержать час, но прожить век», «Где суд, нет истины», «Никогда не отказываться от денег. и тюрьма »,« Оплакивайте болезнь — не даст Бог смерти »и так далее.Свои самые сокровенные мысли он выражает в истории о купце, который невинно пострадал, оклеветал и приговорил к каторжным работам за чужое преступление. Много лет спустя он встречается с настоящим убийцей, и в этом пробуждается раскаяние. Глубокая христианская идея жить по совести, смирению и вере в высшую справедливость, которая непременно восторжествует, составляет суть Каратаевской, а значит, и народной философии. Поэтому Пьер, приобщившись к этому мировоззрению, начинает жить по-новому.
    Основная идея романа «Война и мир» — идея единства людей доброй воли. А Платон Каратаев показан как человек, способный раствориться в общем деле, в мире. Для Толстого «это душа патриархального мира, он олицетворяет психологию и мысли всех обычных людей. Они не думают о смысле жизни, как Пьер и Андрей, они просто живут, они не боятся мысли. смерти, потому что они знают, что их «существованием отвечает не просто произвол», а просто высшая сила.«Его жизнь, как он сам на нее смотрел, не имела смысла как отдельная жизнь». «Она имела смысл только как часть целого, которую он постоянно чувствовал». С такими трудностями сталкиваются дворяне Толстого.
    Суть натуры Каратаева — любовь. Но также особенное — это не личное чувство привязанности к каким-то конкретным людям, ко всему в целом в мире: он любил своих товарищей, французов, он любил Пьера, он любил всех животных.
    Итак, образ Платона Каратаева символичен.Мяч в представлении древних — символ завершенности, совершенства. А Платон «навсегда остался для Пьера непостижимым, круглым и вечным олицетворением духа простоты и правды». Но в жизни они сочетаются, есть много типов людей. Одного сознания для развитого человека недостаточно; также необходимо немедленное ощущение. Толстой в своем романе показывает, как эти два принципа дополняют друг друга: «Каждый человек несет в себе свои цели, а между тем несет их для того, чтобы служить общим целям, недоступным для человека.«И, только чувствуя себя причастным к общей« ройной »жизни, человек может выполнять свои личные задачи, жить настоящей жизнью, в гармонии с самим собой и с миром. Именно это открылось Пьеру в общении с Платоном Каратаевым.

    .