Обществознание. Подготовка к ГИА. «Социальные отношения». Итоговое тестирование

Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение

«Верхурюмская средняя общеобразовательная школа»
Здвинского района Новосибирской области

Обществознание. Подготовка к ГИА. «Социальные отношения». Итоговое тестирование.

Подготовил

учитель истории и обществознания

Романюк Юрий Васильевич

2012 год

1. Согласно переписи населения Российской империи 1897 г. к основным сословным группам относились дворяне, представители духовенства, купцы, почётные граждане, крестьяне, казаки. Какую структуру общества отражает данная информация?

1. религиозную

2. социальную

3. политическую

4. национальную

2. Совершеннолетние мужчина и женщина обратились в ЗАГС с заявлением о регистрации брака, но в этом им было отказано.

Укажите обстоятельство, послужившее причиной отказа.

1. жених не имеет собственного жилья

2. жених признан судом недееспособным

3. невеста не умеет готовить

4. невеста нигде не работает

3. В приведённом списке приведены черты сходства и отличия этноса и класса. Выберите и запишите черты сходства и отличия.

1. Характеризует положение человека в обществе

2. занимает определённое место в системе производства

3. относится к большим социальным группам

4. характеризует достигаемый статус личности

Сходства — …

Отличия — …

4. Василий окончил школу и поступил на первый курс университета. Укажите правильную последовательность тех социальных статусов, которым он обладал в течение своей жизни

1. студент университета

2. воспитанник детского сада

3. ученик средней школы

4. абитуриент

5. выпускник средней школы

5. Установите соответствие между функциями семьи и их конкретными проявлениями

А. Экономическая

Б. Социальная

1. совместное ведение домашнего хозяйства

2. передача трудовых навыков детям

3. воспроизводство населения

4. материальная поддержка пожилых, детей и нетрудоспособных членов семьи.

А. Экономическая — …

Б. Социальная — …

6. Укажите правильную последовательность этнических групп, распределив их от более древних к более современным

1. этнос

2. род

3. нация

4. народность

5. племя

7. Установите соответствие между примерами социальных групп и их видами.

Виды социальных групп.

А. Большая

Б. Малая

Примеры социальных групп.

1. китайцы

2. соседи в салоне автобуса

3. предприниматели

4. туристическая группа

5. экипаж космического корабля

6. каста брахманов

А. Большая — …

Б. Малая — …

8. Установите соответствие между примерами социальных ролей и их видами.

Виды социальных ролей.

А. Основная

Б. Ситуационная

Примеры социальных групп.

1. шахтёр

2. велосипедист

3. исследователь

4. мать

5. зритель

6. производитель

А. Основная — …

Б. Ситуационная — …

9. В приведённом списке приведены черты сходства и различия достигаемого и предписанного статусов. Укажите черты сходства и различия.

1. находится под контролем человека

2. связан с определённой совокупностью прав и обязанностей

3. оказывает влияние на поведение человека

4. приобретается благодаря удаче и везению

10. В приведённом списке указаны черты сходства и отличия семьи от неформальной молодежной группы. Укажите черты сходства и отличия.

1. наличие совместных неформальных ролей и статусов

2. совместное ведение хозяйства

3. совместное проведение досуга

4. общность быта

11. Установите соответствие между примерами общности людей и их видами.

Виды общностей.

А. Социальная

Б. Этническая

1. класс

2. племя

3. нация

4. каста

5. сословие

6. народность

А. Социальная — …

Б. Этническая — …

12. К основным направлениям социальной политики в России относится

1. создание системы службы занятости населения

2. участие народа в управлении делами государства

3. принятие федерального бюджета

4. обеспечение соблюдения основных прав и свобод граждан

13. В современной России уровень социального неравенства чрезвычайно высок. Это проявляется в (во)

1. разделении общества по политическим взглядам

2. множественности спортивных клубов

3. разделении общества на богатых и бедных

4. создании многочисленных религиозных организаций

14. Верны ли следующие суждения о межнациональном сотрудничестве?

А. Межнациональное сотрудничество предполагает создание национальных автономий.

Б. Межнациональное сотрудничество предполагает слияние людей в одну нацию.

1. верно только А

2. верно только Б

3. верны оба суждения

4. оба суждения не верны

15. Верны ли следующие суждения о социальной политике?

А. Социальная политика призвана обеспечить рост качества жизни населения страны.

Б. Социальная политика призвана обеспечить социальную защищённость инвалидам, пенсионерам, многодетным семьям.

1. верно только А

2. верно только Б

3. верны оба суждения

4. оба суждения не верны

16. Верны ли следующие суждения о принципах социальной политики современной России?

А. Принципом социальной политики современной России является формирование рынка социальных услуг.

Б. Принципом социальной политики современной России является переход от адресной социальной помощи на основе заявительного принципа к социальной помощи, предоставляемой различным категориям населения.

1. верно только А

2. верно только Б

3. верны оба суждения

4. оба суждения не верны

17. Верны ли следующие суждения о путях разрешения межнациональных конфликтов?

А. К путям разрешения межнациональных конфликтов относится недопустимость использования насильственных методов их разрешения.

Б. К путям разрешения межнациональных конфликтов относится следование соединению принципов территориальной, национально-территориальной и персональной автономии.

1. верно только А

2. верно только Б

3. верны оба суждения

4. оба суждения не верны

18. Современное понимание социального равенства выражается в

1. равенстве всех перед законом и судом

2. отсутствии привилегий для отдельных групп населения

3. уравнительное распределение материальных благ

4. одинаковом уровне природных задатков людей

19. Совокупность конкретных действий, которые должен выполнять человек, занимающий определённое положение в обществе, называется

1. социальной нормой

2. социальным статусом

3. социальной санкцией

4. социальной ролью

20. Супруги Н. хотят чтобы их имущественные взаимоотношения были урегулированы на долгие годы. Какой правовой документ должны оформить супруги Н. для этого?

1. протокол о намерениях

2. договор дарения

3. брачный договор

4. товарную накладную

21. Социальный слой людей, имеющий схожие признаки по доходам, власти, образованию, престижу — это

1. класс

2. страта

3. этнос

4. нация

22. Фермеры, продавцы, водители, пилоты составляют группы

1. религиозные

2. профессиональные

3. возрастные

4. этнические

23. Верны ли следующие суждения о социальном статусе

А. Каждый человек выполняет только одну социальную роль в определённый период своей жизни.

Б. Социальный статус указывает место человека в обществе, а социальная роль – способ его поведения.

1. верно только А

2. верно только Б

3. верны оба суждения

4. оба суждения не верны

24. Семья Ивановых состоит из отца, матери, дочери-дошкольницы, сына-школьника. Старший сын Ивановых, Василий, женившись, стал жить отдельно от родителей. Дедушки и бабушки Ивановых живут отдельно от семьи Ивановых и семьи их сына Василия. К какому типу относится семья Ивановых?

1. многопоколенная

2. нуклеарная

3. традиционная

4. патриархальная

25. Основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой связаны между собой общностью быта, взаимной помощью, моральной и правовой ответственностью называется

1. племя

2. семья

3. этнос

4. страта

26. Верны ли следующие суждения об этнических группах?

А. Этносы формируются только после возникновения государства.

Б. Этнос сочетает и биологические, и социальные свойства людей.

1. верно только А

2. верно только Б

3. верны оба суждения

4. оба суждения не верны

27. Разделение общества на группы – это

1. маргинализация

2. стратификация

3. глобализация

4. демократизация

28. Забота родителей о своих детях – это

1. личное дело каждого родителя

2. долг родителей

3. достижение родителей

4. пережиток прошлого

29. Главным отличительным признаком этноса, позволяющим его представителям самоидентифицироваться среди остальных этнических групп является

1. единый язык

2. единое самосознание

3. единое вероисповедание

4. единое государство

30. Укажите признак, не относящийся к социальным отношениям

1. длительность

2. узость социальных связей

3. устойчивость

4. системность

31. Какую социальную роль может исполнять и подросток, и взрослый?

1. водитель

2. потребитель

3. ученик средней школы

4. избиратель

32. Структура общества представлена социальными общностями и группами в многообразии их связей. Какая социальная группа выделена по профессиональному признаку?

1. пассажиры

2. инженеры

3. горожане

4. демократы

33. Верны ли следующие суждения о социальном конфликте?

А. Социальный конфликт всегда оказывает негативное влияние на общество.

Б. Социальный конфликт может являться стимулом развития общества.

1. верно только А

2. верно только Б

3. верны оба суждения

4. оба суждения не верны

34. Верны ли следующие суждения о социальных отношениях?

А. Социальные отношения всегда принимают характер сотрудничества.

Б. Социальные отношения могут принимать характер социального конфликта.

1. верно только А

2. верно только Б

3. верны оба суждения

4. оба суждения не верны

35. Характерным признаком любого вида этнической группы является

1. общность аппарата управления

2. общая система ценностей

3. единое экономическое пространство

4. наличие общей территории

36. Верны ли следующие суждения о социальной роли?

А. Человек обладает одной социальной ролью.

Б. Человек обладает целым набором социальных ролей.

1. верно только А

2. верно только Б

3. верны оба суждения

4. оба суждения не верны

37. К социальным конфликтам не относятся

1. межличностные конфликты

2. межгосударственные конфликты

3. межгрупповые конфликты

4. конфликты с внешней средой

38. В нуклеарной семье К. все семейные роли распределяются между мужем и женой фактически поровну. Это пример семьи

1. традиционной

2. коллективистской

3. демократической

4. бездетной

39. Василий – мужчина, сибиряк, негр, уроженец села N Новосибирской области. Эти характеристики отражают его

1. национальную принадлежность

2. предписанный статус

3. достигаемый статус

4. экономическое положение

40. В семье Петровых преобладает подлинное равноправие, взаимное тепло, богатство чувств, сотрудничество. Какой стиль взаимоотношений существует в этой семье?

1. попустительский

2. демократический

3. авторитарный

4. элитарный

Ответы.

1 – 2

2 – 2

3 – Сходства – 1, 3 ; Отличия — 2, 4

4 – 2, 3, 5, 4, 1

5 – Экономическая – 1, 4; Социальная – 2, 3

6 – 2, 5, 4, 3, 1

7 – Большая – 1, 3, 6; Малая – 2, 4, 5

8 – Основная – 1, 3, 4, 6; Ситуационная – 2, 5

9 – Сходства – 2, 3; Отличия – 1, 4

10 – Сходства – 1, 3; Отличия – 2, 4

11 – Социальная – 1, 4, 5; Этническая – 2, 3, 6

12 – 1

13 – 3

14 – 1

15 – 3

16 – 1

17 – 3

18 – 1

19 – 4

20 – 3

21 – 2

22 – 2

23 – 2

24 – 2

25 – 2

26 – 2

27 – 2

28 – 2

29 – 2

30 – 2

31 – 2

32 – 2

33 – 2

34 – 2

35 – 2

36 – 2

37 – 2

38 – 2

39 – 2

40 – 2

Список использованной литературы.

1.Баранов П.А. Обществознание: полный справочник для подготовки к ГИА: 9-й кл. / П.А. Баронов. – М.: АСТ: Астрель, 2010.

2. Баранов П.А. Обществознание: 20 типовых вариантов экзаменационных работ для подготовки к ГИА: 9-й кл. / П.А. Баранов. – М.: АСТ: Астрель; Владимир: ВКТ, 2012.

3. Калачёва Е.Н. Государственная итоговая аттестация (в новой форме). Обществознание / Е.Н. Калачёва. – М.: Издательство «Экзамен», 2010.

4. Чернышева О.А. Обществознание. 9-й класс. Подготовка к ГИА-2012: учебно-методическое пособие / О.А. Чернышева, Р.В. Пазин, П.А. Ушаков; под ред. О.А. Чернышевой. – Ростов-н/Д.: Легион, 2011.

5. http://www.fipi.ru

Тест «Нации и межнациональные отношения » 8 класс

Нации и межнациональные отношения 8 класс

1. В разговоре с друзьями Пётр сказал, что он – белорус. Таким образом он определил свою принадлежность к общности

 

1) этнической 2) территориальной 3) демографической 4) профессиональной

2. Сибиряки, уральцы — это

 1) национальные общности 2) территориальные сообщества

3) этнические группы 4) профессионально-региональные группы

3. Родоплеменная общность, в отличие от народности

 1) характеризуется общностью языка

2) появляется с возникновением государства

3) основана на кровном родстве

4) объединяет семьи патриархального типа

4. Национальная принадлежность человека является характеристикой его

 1) прирожденного статуса 2) социальной роли

3) достигаемого статуса 4) общественного престижа

5. Отличительным признаком нации как этнической общности является

 1) общность языка и духовной культуры 2) суверенность во внешней политике

3) наличие публичной власти 4) многообразие отношений собственности

6. Что является характерным признаком нации?

 1) общность исторической памяти 2) наличие политической системы

3) конкурентоспособность 4) наличие аппарата управления

7. И класс, и нация

 1) обладают суверенитетом 2) являются элементом социальной структуры

3) характеризуются определенным местом в системе производства

4) осуществляют публичную власть


8. Отличительный признак этноса — это

 1) единое экономическое пространство 2) наличие единого языка

3) единая политическая система 4) общее законодательство

9. Какой признак определяет принадлежность человека к социальной группе сибиряков?

 1) этнический 2) территориальный 3) конфессиональный 4) демографический

10. Род, племя, народность — это примеры

 1) демографических групп 2) этнических общностей

3) общественных страт 4) исторически сложившихся типов общества

11. К этнической социальной группе относится

 1) молодёжь 2) сибиряки 3) сословие 4) буряты

12. Верны ли следующие суждения о межнациональных конфликтах?

 А. Межнациональные конфликты могут возникать на бытовом уровне.

Б. Российское законодательство предусматривает ответственность за разжигание межнациональной розни.

 1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

13. Верны ли следующие суждения об этносах?

 А. Племена, народности, нации — это виды этносов.

Б. Членов любой этнической общности объединяет единство языка, верований и гражданства.

 1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

14. Верны ли следующие суждения об этнических группах?

 А. Этнос сочетает в себе и биологические, и социальные свойства людей.

Б. Этносы формируются только после возникновения государства.

 1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

15. Верны ли следующие суждения о межнациональных отношениях?

 А. Этноцентризм часто становится причиной крупномасштабных конфликтов и войн.

Б. Расовая и национальная нетерпимость представляют собой бытовую разновидность этноцентризма.

  1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

16. Верны ли следующие суждения об этносе?

 

А. В отличие от народности, нация — более устойчивая общность людей, причём устойчивость ей придаёт общность экономической жизни.

Б. Государство формирует народности и нации, объединяет территории и устанавливает связь с этническими группами.

 1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

17. Верны ли следующие суждения о межнациональных конфликтах?

 

А. Один из способов преодоления межнациональных конфликтов — развитие диалога культур.

Б. Одной из причин межнациональных конфликтов являются межнациональные споры.

 1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

18. Верны ли следующие суждения об этнических группах?

 А. Для этнической группы характерны общность языка и традиций.

Б. Основными видами этнических групп являются племена, народности, нации.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

19. Верны ли следующие суждения о межнациональных отношениях?

А. К условиям успешного межнационального сотрудничества относят уважение прав этнических меньшинств.

Б. В современном мире межэтнические конфликты могут возникнуть из-за территориальных споров.

 1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

Критерии:

19-17 баллов – «5» (100-90%)

16-13 баллов – «4» (80-70%)

12-10 баллов – «3» (60-50 %)

Менее 10 баллов- «2»

ОТВЕТЫ

Критерии:

19-17 баллов – «5» (100-90%)

16-13 баллов – «4» (80-70%)

12-10 баллов – «3» (60-50 %)

Менее 10 баллов- «2»

Тест №15 «Этнос. Национальные отношения» для подготовки к ОГЭ по обществознанию

учитель МБОУ лицея №1 г. Морозовск Ростовской области

Тест №15 «Этнос. Национальные отношения»

п/п

Проблема

Содержание

1

Понятие этнос

исторически сложившаяся на определенной территории устойчивая совокупность людей (племя, народность, нация, народ), обладающих общими чертами и стабильными особенностями культуры, языка, психического склада, самосознанием и исторической памятью, а также осознанием своих интересов и целей, своего единства, отличия от других подробных образований

2

Виды этнических общностей (этносов)

Род — группа кровных родственников, ведущих свое происхождение по одной линии (материнской или отцовской)

Племя — совокупность родов, связанных между собой общими чертами культуры, сознанием общего происхождения, а также общностью диалекта, единством религиозных представлений, обрядов

Народность — исторически сложившаяся общность людей, объединяемая общей территорией, языком, психическим складом, культурой

Нация — исторически сложившаяся общность людей, характеризующаяся развитыми экономическими связями, общей территорией и общностью языка, культуры, этнического самосознания

3

Основные тенденции развития наций

Межнациональная дифференциация (сепаратизм) — процесс разъединения, разделения, противостояния различных наций, этносов и народов в самых разных планах (самоизоляция, протекционизм в экономике, национализм в различных формах в политике и культуре, религиозный фанатизм и экстремизм)

Межнациональная интеграция — процесс постепенного объединения различных этносов, народов и наций через сферы общественной жизни (экономические и политические союзы, транснациональные корпорации, международные культурные и народные центры, взаимопроникновение религий и культур, ценностей)

4

Понятие межнациональный конфликт

одна из форм отношений между национальными общностями, характеризующаяся состоянием взаимных претензий, открытым противостоянием этносов, народов и наций друг другу, имеющим тенденцию к нарастанию противостояния вплоть до вооруженных столкновений, открытых войн

5

Причины межнациональных конфликтов

  • усложнение социально-экономического развития стран мира, существование отсталости многих из них

  • непродуманная или намеренно экстремистская политика ряда деятелей

  • колониальное наследие

  • ошибки и просчеты руководства ряда стран в решении национальных вопросов

6

Разновидности национализма

Разновидности национализма

(это идеология и политика, основой которых выступают идеи национальной исключительности и национального превосходства)

(идеология и политика крайнего воинствующего национализма)

  • Колониализм – система господства более сильных государств над другими странами и народами (захват их территорий, свое корыстное использование их ресурсов, подавление самостоятельности)

  • Расизм – антинаучная концепция, в основе которой лежит теория о разделении человечества на высшие и низшие расы, о господстве высших полноценных рас над низшими неполноценными

  • Апартеид – политика (до 1990-х гг) изоляции и дискриминации «цветного» населения ЮАР (примерно 80% всех жителей) со стороны представителей белой расы

  • Антисемитизм – политика враждебного отношения, ущемления в правах, преследования и даже истребления (как гитлеровский геноцид) по отношению к евреям

7

Принципы национальной политики, которых должно придерживаться современное государство

  1. Гармоничное сочетание национальных и интернациональных интересов

  2. Признание права каждого народа на самоопределение, на образование самостоятельного государства

  3. Приоритетность прав человека над любыми интересами национальной суверенности и автономии

  4. Неприятие любых форм шовинизма, особая чуткость и осмотрительностью во всем, что касается межэтнического общения, затрагивает национальные чувства

п/п

Задание

Этнос

1

В раз­го­во­ре с дру­зья­ми Пётр сказал, что он — белорус. Таким образом, он опре­де­лил свою при­над­леж­ность к общности

1) этнической 2) территориальной 3) демографической 4) профессиональной

2

Для какой общности характерны следующие черты: особенности языка, культуры, единая историческая память?

1) этнической 2) профессиональной 3) территориальной 4) демографической

3

К этническим общностям относятся:

1) общины, 2) элиты, 3) маргиналы, 4) народности

4

К эт­ни­че­ской со­ци­аль­ной груп­пе относится

 1) молодёжь 2) си­би­ря­ки 3) со­сло­вие 4) буряты

5

Род, племя, народность – это

1) демографические группы, 3) кровнородственные общности,

2) национальные группы, 4) этноисторические общности.

6

К народностям относится

  1. баски 2) кривичи 3) дреговичи 4) русские

7

К нациям относится

  1. вятичи 2) эвенки 3) итальянцы 4) все перечисленные

8

Родоплеменная общность, в отличие от народности,

1) характеризуется общностью языка 3) появляется с возникновением государства

2) основана на кровном родстве 4) объединяет семьи патриархального типа

9

Что является характерным признаком нации?

1) общность исторической памяти 3) наличие политической системы

2) конкурентоспособность 4) наличие аппарата управления

10

Отличительным признаком нации как этнической общности является

1) общность языка и духовной культуры 3) суверенность во внешней политике

2) наличие публичной власти 4) многообразие отношений собственности

11

И класс, и нация

1) обладают суверенитетом

2) являются элементом социальной структуры

3) характеризуются определенным местом в системе производства

4) осуществляют публичную власть

12

Ключевым признаком нации, её ядром, определяющим суть, является

1) государство 2) уровень жизни 3) уровень правовой культуры 4) духовная культура

13

Национальная принадлежность человека является характеристикой его

1) прирожденного статуса 2) социальной роли 3) достигаемого статуса 4) общественного престижа

14

Верны ли следующие суждения об этносе?

А.  Естественная предпосылка формирования того или иного этноса — общность территории.

Б. Отдельные части сформировавшегося этноса сохраняют этническую идентичность в случае разделения его территории политико-государственными границами.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

15

Верны ли следующие суждения об этносах?

А. Племена, народности, нации — это виды этносов.

Б. Членов любой этнической общности объединяет единство языка, верований и гражданства.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

16

Верны ли следующие суждения об этнических общностях?

А. Племя — это исторически сложившаяся общность людей, объединяемая общей территорией, языком, психическим складом, культурой.

Б. Племена, народность и нации — это виды этносов.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

17

Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния об этносе?

А. В от­ли­чие от народности, нация — более устой­чи­вая общ­ность людей, причём устой­чи­вость ей придаёт общ­ность эко­но­ми­че­ской жизни.

Б. Го­су­дар­ство фор­ми­ру­ет на­род­но­сти и нации, объ­еди­ня­ет тер­ри­то­рии и уста­нав­ли­ва­ет связь с эт­ни­че­ски­ми группами.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

18

В современном мире насчитывается множество наций. В отдаленных и изолированных уголках Земли встречается племенная организация жизни. Сравните эти два вида общностей: племя и нацию. Выберите и запишите в первую колонку таблицы порядковые номера черт сходства, а во вторую колонку — порядковые номера черт различия.

1) возникает в догосударственный период

Черты сходства

Черты различия

2) относится к этническим общностям

3) является элементом социальной структуры

4) основывается на кровном родстве

19

В приведённом ниже списке указаны черты сходства наций и народностей и их отличия. Выберите и запишите в таблицу сначала порядковые номера черт сходства, а затем — черт отличия.

1) отличаются неустойчивостью, распадаются на более мелкие общности

2) характеризуются общим языком, самосознанием, территорией

3) сочетает в себе биологические и социальные особенности

4) возникает при рабовладельческом строе

Черты сходства

Черты различия


20

В приведенном списке указаны черты сходства класса и нации и отличия класса от нации. Выберите и запишите в первую колонку таблицы порядковые номера черт сходства, а во вторую колонку — порядковые номера черт отличия:

1) занимает определенное место в системе производства

2) складывается под влиянием объективных факторов

3) относится к большим социальным группам

4) принадлежность характеризует прирожденный статус личности

Черты сходства

Черты различия


Национальные отношения

21

Идеология, политика, психология и социальная практика обособления и противопоставления одного народа другим, пропаганда собственной исключительности по этническому признаку называется

1) дискриминацией 2) сепаратизмом 3) национализмом 4) холокостом

22

Что из перечисленного отражает тенденцию к межнациональной интеграции в обществе?

1) сепаратизм 3) сближение народов

2) национальная изоляция 4) национальная дифференциация

23

Представители одной этнической общности объявили о своём стремлении создать суверенное государство. Это проявление

1) межнациональной интеграции 3) культурной глобализации

2) межнациональной дифференциации 4) экономического сотрудничества

24

К причинам межнациональных конфликтов относится (-ятся)

1) стремление к созданию новых государств 3) территориальный спор

2) геноцид одного народа в отношении другого 4) все перечисленное

25

Верны ли следующие суждения о межнациональных отношениях?

А. Межнациональные конфликты могут быть вызваны экономическими причинами.

Б. Одним из направлений национальной политики в РФ является создание системы дополнительных гарантий для поддержки малочисленных народов.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

26

Верны ли суждения о путях разрешения межнациональных конфликтов.

А. К путям разрешения межнациональных конфликтов относится запрет национальной розни в любой её форме

Б. К путям разрешения межнациональных конфликтов относится политика насаждения единой культуры, религии, языка.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

27

Верны ли суждения о путях разрешения межнациональных конфликтов.

А. К путям разрешения межнациональных конфликтов относится недопустимость использования насильственных методов их решения.

Б. К путям разрешения межнациональных конфликтов относится следование соединению принципов территориальной, национально-территориальной и персональной автономии

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

28

Преодолению национальных противоречий способствует

1) перераспределение полномочий от национальных образований в пользу центра

2) обеспечение прав и свобод личности независимо от национальности

3) государственная поддержка малого бизнеса

4) переход к рыночным методам ведения хозяйства

29

Верны ли следующие суждения о межнациональном сотрудничестве?

А. Межнациональное сотрудничество предполагает создание национальных автономий

Б. . Межнациональное сотрудничество предполагает слияние людей в одну нацию

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

30

К формам межнационального сотрудничества не относится

1) открытие совместных предприятий

2) проведение спортивных соревнований

3) осуществление обмена материальными ценностями

4) распространение печатной продукции, содержащий пропаганду расовой нетерпимости

31

Верны ли следующие суждения об национальных интересах?

А. Национальные интересы связаны с сохранением неповторимости, уникальности своей культуры, языка.

Б. Национальные интересы связаны с обеспечением достаточного уровня экономического развития своей нации.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

32

Верны ли следующие суждения о межнациональных конфликтах?

А.  Демократическое общество создает правовую основу предотвращения межнациональных конфликтов.

Б. В многонациональном обществе существует опасность перерастания экономических противоречий в межнациональные конфликты.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

33

Национальная политика — это

1) целенаправленная деятельность по регулированию этнополитических процессов

2) совокупность условий и типичных видов жизнедеятельности и поведения людей

3) совокупность основных целей, принципов и мероприятий органов государствен­ной власти, направленных на реализацию социаль­ных прав граждан, предусмотренных конституцией

4) совокупность мер, направленных на реализацию политических прав моло­дёжи

34

Какое утверждение раскрывает одно из проявлений госу­дарственной национальной политики РФ?

1) в органах государственной власти республик, входящих в состав России, национальный язык употребляется наряду с государственным языком РФ.

2) вопрос о сохранении родного языка решается только на уровне государственных органов данного национального образования.

3) РФ гарантирует права только тех коренных народов, чис­ленность которых превышает 10 тыс. чел.

4) предоставление льгот при поступлении в ВУЗы представителям коренного населения.

35

Какое утверждение раскрывает одно из проявлений национальной политики в демократическом обществе?

а) государство предоставляет человеку возможность самому определять национальную принадлежность,

б) государство не препятствует деятельности организаций, провозглашающих превосходство одних этносов над другими,

в) государство предоставляет возможность получить высшее образование только представителям национальных меньшинств,

г) государство вводит особый налог для тех, кто не исповедует религию большинства.

36

Какое утверждение раскрывает одно из проявлений национальной политики в демократическом обществе?

а) деятельность общественных организаций, разжигающих национальную рознь, запрещена,

б) ограничены возможности воспитывать и обучать на родном языке,

в) государство предоставляет возможность получить высшее образование только представителям национального большинства,

г) указание и определение гражданином своей национальной принадлежности обязательно.

37

Какую тенденцию в развитии межнациональных отношений иллюстрирует углублённое изучение национального языка в школах субъекта федерации?

1) сохранение этнического своеобразия 3) преодоление социальной дифференциации

2) межнациональную интеграцию 4) ослабление социальной мобильности

38

Верны ли следующие суждения о принципах государственной национальной политики в России

А.  К основным принципам государственной национальной политики в России относится запрет на развитие национальных культур и языков входящих в её состав народов.

Б. К основным принципам государственной национальной политики в России относится ограничение прав буддистов и мусульман по признаку религиозной принадлежности.

1) верно только А 2) верно только Б 3) верны оба суждения 4) оба суждения неверны

«Этнос и нация. Межэтнические отношения»

Тест по теме: «Этнос и нация. Межэтнические отношения».

ПРОФИЛЬ — 11 класс

1 – вариант.

За правильно выполненные задания 1-9 — 1 балл.

1. К этническим общностям относятся

1) общины 2) элиты 3) маргиналы 4) народности

2. Какой из признаков, в первую очередь, отличает этнические группы?

1) общность профессиональных интересов

2) сходный уровень дохода и качества жизни

3) общность исторического опыта, исторической памяти

4) принадлежность к единой возрастной группе

3. Одна из основных тенденций развития современных межнациональных отношений, связанная с постепенным сближением различных народов и наций в экономической, политической, духовной сферах жизни общества, называется

1) межнациональной дифференциацией 2) международной интеграцией

3) культурным плюрализмом 4) межнациональным конфликтом

4. Один из спо­со­бов предот­вра­ще­ния меж­на­ци­о­наль­ных кон­флик­тов в де­мо­кра­ти­че­ском об­ще­стве:

1) последовательное на­ра­щи­ва­ние во­ен­но­го по­тен­ци­а­ла государства

2) компактное рас­се­ле­ние людей одной на­ци­о­наль­но­сти в пре­де­лах мно­го­на­ци­о­наль­но­го государства

3) обеспечение прав и сво­бод всех граж­дан не­за­ви­си­мо от на­ци­о­наль­ной принадлежности

4) создание на­ци­о­наль­но од­но­род­ных государств

5. Верны ли следующие суждения о межнацио­нальных отношениях?

А. Межнациональные отношения вплетены в другие общественные отношения (политические, эко­номические, экологические, духовные, языковые).

Б. Межнациональные отношения существуют в чистом виде, в отрыве от других общественных отношений.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б

3) верны оба суждения 4) оба суж­де­ния неверны

6. Верны ли следующие суждения о националь­ном самосознании?

А. Национальное самосознание является обяза­тельным признаком этнической общности.

Б. Национальное самосознание формируется из неосознанных или полуосознанных стереотипов поведения, отличающих один народ от другого;

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б

3) верны оба суждения 4) оба суж­де­ния неверны

7. Одним из конституционных принципов национальной политики в Российской Федерации является:

1) преувеличение места и роли национально-культурной автономии в составе единого федеративного государства

2) создание условий для разрозненного проживания малочисленных народов в национальной среде

3) равноправие всех субъектов РФ во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти

4) приоритет прав человека, установление привилегий для «коренной» нации

8. Верны ли следующие суждения о тенденциях в развитии наций на современном этапе?

А. Процесс сближения, объединения наций на основе экономической интеграции.

Б. Процесс дифференциации наций, выражающийся в их стремлении к самоопределению.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б

3) верны оба суждения 4) оба суж­де­ния неверны

9. В демократическом государстве национальная политика реализуется через:

1) гарантирование прав малочисленных народов

2) конституционное закрепление национального избирательного ценза

3) предоставление прав гражданам по национальному признаку

4) ограничение использования национального языка

10. Найдите в приведенном ниже списке формы межнациональной интеграции и запишите цифры, под которыми они указаны. – 2 балла.

1) религиозный фанатизм

2) взаимопроникновение религий и культур

3) протекционизм в экономике

4) транснациональные корпорации

5) глобализация

Критерии оценки: 11 б. – «5» 10- 8 б — «4» 7– 5 б.- «3» менее 5 б.- «2»

Тест по теме: «Этнос и нация. Межэтнические отношения».

ПРОФИЛЬ — 11 класс

2 – вариант.

За правильно выполненные задания 1-9 — 1 балл.

1. Для какой общности характерны следующие черты: особенности языка, культуры, единая историческая память?

1) профессиональной 2) территориальной

3) демографической 4) этнической

2. Одним из признаков народа как этнокультурной общности является:

1) единое гражданство 2) единство убеждений

3) общность социального статуса 4) общность религии

3. К ис­то­ри­че­ским разновидностям эт­ни­че­ских общностей относят:

1) государства 2) племена 3) сословия 4) конфессии

4. Верны ли сле­ду­ю­щие суж­де­ния о на­ци­о­наль­ной политике?

А. В Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции на­ци­о­наль­ная по­ли­ти­ка на­прав­ле­на на фор­ми­ро­ва­ние де­мо­кра­ти­че­ских ме­ха­низ­мов раз­ре­ше­ния на­ци­о­наль­ных и меж­на­ци­о­наль­ных проблем.

Б. Ха­рак­тер на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ки за­ви­сит от кон­крет­ных ис­то­ри­че­ских условий.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б

3) верны оба суждения 4) оба суж­де­ния неверны

5. К культуре межнациональных отношений не относится:

1) реализация прав и свобод лиц любой национальной принадлежности

2) уважение национального самосознания

3) признание права каждого народа на доступ к достижениям мировой цивилизации

4) проявление национального недоверия

6. Верны ли следующие суждения об этносе?

А. По мере развития этноса в нём убывают биоло­гические черты и нарастают социально-политиче­ские.

Б. К этносам причисляют племена, народности и нации.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б

3) верны оба суждения 4) оба суж­де­ния неверны

7. Одним из способов разрешения межнациональных конфликтов является:

1) наличие демократического правового государства

2) использование в конфликтах вооружённых сил

3) национальное обособление

4) абсолютизация национального суверенитета

8. Верны ли следующие суждения об этническом самосознании народа?

А. Этническое самосознание народа фиксирует унаследованные культурные традиции, понимание своего места среди других народов.

Б. Этническое самосознание народа еще не сформировалось на такой стадии развития этноса, как племя.

1) верно толь­ко А 2) верно толь­ко Б

3) верны оба суждения 4) оба суж­де­ния неверны

9. Тенденцию к межнациональной интеграции в обществе отражает

1) сепаратизм 2) сближение народов

3) национальная изоляция 4) национальная дифференциация

10. Найдите в приведенном ниже списке формы межнациональной дифференциации и запишите цифры, под которыми они указаны. – 2 балла.

1) протекционизм в экономике

2) транснациональные корпорации

3) национализм в различных формах в политике и культуре

4) глобализация

5) самоизоляция

Критерии оценки:

11 б. – «5»

10- 8 б — «4»

7– 5 б.- «3»

менее 5 б.- «2»

Тест по теме: «Этнос и нация. Межэтнические отношения».

п/п

1 – вариант

2 – вариант

1

4

4

2

3

4

3

2

2

4

3

3

5

1

4

6

1

3

7

3

1

8

3

1

9

1

2

10- 2 б.

245

135

3. Верны ли следующие суждения о социальных отно­шениях?

Социальные отношения

1. Внутреннее устройство общества традиционно назы­вают

1) социальным статусом

2) социальной структурой

3) социальной мобильностью

4) социальным неравенством

2. Верны ли следующие суждения о структуре общества?

А. Структура общества — это совокупность связей и отношений между социальными группами.

Б. Общественное разделение труда обуславливает структуру об­щества.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

3. Верны ли следующие суждения о социальных отно­шениях?

А. Потребности и интересы взаимодействующих сторон опреде­ляют характер социальных отношений.

Б. Характер социальных отношений определяется социальным статусом взаимодействующих сторон.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

4.Верны ли следующие суждения о социальных отноше­ниях?

А. Участниками социальных отношений могут быть только от­дельные личности.

Б. Социальные отношения устанавливаются между социальными группами и общностями.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

5. К социальным группам, выделяемым по поселенческому (территориальному) признаку, относится (-ятся)

1) народность

2) нация

3) горожане

4) класс

6. Какой признак, прежде всего, определяет принадлежность человека к большой социальной группе преподавателей?

1) величина доходов

2) уровень образования

3) профессия

4) положение в обществе

7. К малым социальным группам относится

1) научно-техническая интеллигенция мегаполиса

2) выпускники исторических факультетов университетов страны

3) государственная делегация на международном конгрессе

4) преподаватели высших учебных заведений страны

8. Верны ли следующие суждения о социальных группах?

А. Численность группы определяет ее формальный или нефор­мальный характер.

Б. Формальные группы имеют четко определенную структуру.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

9. В приведенном списке указаны черты сходства малых социальных групп с большими и отличия малых групп от больших. Выберите и запишите в первую колонку таблицы порядковые номера черт сходства, а во вторую колонку — поряд­ковые номера черт отличия.

1) объединение людей

2) прямое взаимодействие

3) численный состав

4) сходный социально значимый признак

Черты сходства

Черты отличия

14

23

10. Ожидаемое поведение личности, связанное с ее поло­жением в обществе и типичное для данной общественной группы, называют

1) социальным престижем

2) социальным статусом

3) социальной структурой

4) социальной ролью

11. Общей социальной ролью ребенка и взрослого является роль

1) избирателя

2) военнослужащего по контракту

3) заемщика банка

4) члена семьи

12. После развода гражданин С. продолжил по выходным дням гулять со своими сыновьями в парке. Этот пример иллюстрирует особенности

1) реализации социальной роли

2) выполнения социальной нормы

3) осуществления социальной политики

4) проявления социальной мобильности

13 Верны ли следующие суждения о социальной роли?

А. Под социальной ролью человека понимают его положение в обществе.

Б. Ролевые требования человеку предъявляет общество.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

14. Положение человека в обществе, связанное с определен­ными правами и обязанностями, традиционно обозначают понятием

1) социальный статус

2) социальная роль

3) социальная норма

4) социальная общность

15. Какую позицию статуса человек приобретает при рождении?

1) профессию

2) уровень доходов

3) образование

4) национальность

16 Какой статус является достигаемым (приобретенным)?

1) мужчины

2) сына

3) мужа

4) украинца

17. Верны ли следующие суждения о социальном статусе?

А. Социальный статус характеризует место личности в системе социальных отношений.

Б. У одного человека может быть несколько социальных статусов.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

18. В приведенном списке указаны черты сходства приобретенного и предписанного статуса и отличия приобретенного статуса от предписанного. Выберите и запишите в первую колонку таблицы порядковые номера черт сходства, а во вторую колонку — порядковые номера черт отличия.

1) положение человека в обществе

2) совокупность прав и обязанностей

3) статус принадлежит от рождения

4) статус достигается в течение жизни

Черты сходства

Черты отличия

12

34

19. Прочитайте приведенный ниже текст, каждое положение которого пронумеровано.

(А) На наш взгляд, вполне очевидно: чем подросток самостоя­тельнее, тем он больше похож на взрослого. (Б) Исследования показывают, что некоторые подростки расценивают самостоя­тельность как стремление всё делать по-своему. (В) Это неверно, поскольку самостоятельность предполагает ответственность че­ловека за свои поступки.

Определите, какие положения текста

1) отражают факты

2) выражают мнения

Запишите под номером положения цифру, обозначающую его характер.

20 Что означает понятие «конфликт»?

1) расположение

2) развитие

3) столкновение

4) переворот

21 Что, прежде всего, характеризует компромисс как способ разрешения конфликта?

1) привлечение третьей стороны для примирения участников

2) обращение к наделенному полномочиями органу за помощью

3) одностороннее использование власти или силы

4) решение проблемы через взаимные уступки сторон

22 К политическим можно отнести социальный конфликт между

1) наследниками спорного имущества

2) оскорбившими друг друга лидерами политических партий

3) государствами А. и Б. из-за спорной территории

4) представителями разных церквей по поводу святых мест

23 Социальный конфликт между администрацией предприятия и работниками по поводу несвоевременной выплаты зарплаты можно отнести к конфликту

1) межличностному

2) культурному

3) экономическому

4) политическому

24 Верны ли следующие суждения о социальных конфликтах?

А. Социальные конфликты всегда оказывают негативное влияние на общество.

Б. Поводом для конфликта может послужить даже незначительное происшествие.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

25 Верны ли следующие суждения о социальных конфликтах?

А. Социальные конфликты в принципе неизбежны.

Б. В демократическом обществе существуют правовые средства для разрешения социальных конфликтов.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

26 Верны ли следующие суждения о социальном конфликте?

А. Конфликт — естественное закономерное явление общественной жизни.

Б. Одна из причин возникновения конфликтов — различие жизненных целей и установок людей, социальных групп.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

27 Найдите в приведенном ниже списке виды социальных конфликтов по длительности.

1) разовые

2) личные

3) затяжные

4) локальные

5) региональные

6) повторяющиеся

28 Ниже приведён ряд терминов. Все они, за исключением одного, относятся к видам социальных конфликтов, выделенным по сферам общественной жизни.

1) экономические

2) политические

3) религиозные

4)этнические

5) региональные

Найдите номер термина, выпадающего из этого ряда.

29 Что отличает семью от других малых групп?

1) совместная деятельность

2) общие цели

3) общий быт

4) общие интересы

30 Для семьи любого типа характерно

1) совместное проживание нескольких поколений родственников

2) четкое разделение мужских и женских обязанностей

3) возложение домашних обязанностей на женщину

4) влияние на формирование личности ребенка

31 Данная группа отличается постоянством состава и не­большим числом участников, осуществляющих регу­лярное взаимодействие друг с другом. Какая дополнительная ин­формация позволит сделать вывод, что эта малая группа — семья?

1) Участники группы имеют схожие политические взгляды.

2) Участники группы владеют пакетом акций предприятия.

3) Участники группы ведут совместное домашнее хозяйство.

4) Участники группы вместе трудятся.

32 Верны ли следующие суждения о семье?

А. Семьей называют малую группу, основанную на отношениях

между мужем и женой, родителями и детьми.

Б. Семью от других малых групп отличает общность интересов ее членов.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

33 Верны ли следующие суждения о семье?

А. Семья регулирует поведение своих членов.

Б. Семья экономически поддерживает своих нетрудоспособных членов.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

34. Гражданка подала в органы ЗАГС заявление о растор­жении брака со своим супругом, являющимся отцом ее двоих несовершеннолетних детей. Какое обстоятельство делает возможным расторжение брака в органах ЗАГС, а не в суде?

1) согласие супруга гражданки на расторжение брака

2) отсутствие у супругов имущественных претензий друг к другу

3) недееспособность супруга, признанная судом

4) договоренность супругов о размере алиментов на содержание детей

35 Верны ли следующие суждения о правовых основах брака и семьи?

А. Экономическая самостоятельность жениха и невесты — одно из обязательных условий заключения брака.

Б. Препятствием к заключению брака является близкое родство между вступающими в брак.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

36 Верны ли следующие суждения о правовых основах брака и семьи?

А. Для вступления в брак необходимо расторжение предыдущего брака.

Б. Препятствием к заключению брака является материальная за­висимость вступающих в брак от родителей.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

37 Племена и народности относят к

1) историческим типам общества

2) демографическим группам

3) этническим общностям

4) социальным стратам

38 Общность культуры, быта, традиции, обычаев является характерным признаком

1) партии

2) этноса

3) класса

4) сословия

39 По итогам переписи населения было установлено, что большая часть жителей города — чукчи. Это определяет их принадлежность к общности

1) религиозной

2) демографической

3) территориальной

4) этносоциальной

40 Верны ли следующие суждения об этносе?

А. Этносы отличаются друг от друга своей численностью, ypoвнем общественного развития.

Б. Этносы отличаются друг от друга по языку, культуре.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

41. Верны ли следующие суждения о межнациональном сотрудничестве?

А. К условиям успешного межнационального сотрудничества от­носят ограничение прав этнического меньшинства. Б. От решения межнациональных проблем в значительной мере зависят спокойствие и благополучие людей, судьба страны.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

42 Верны ли следующие суждения о межнациональных кон­фликтах?

А. Межнациональный конфликт может возникнуть в том случае, если представителей малых народов ограничат в праве развивать национальную культуру.

Б. К условиям успешного предотвращения межнациональных конфликтов в современном обществе относят создание нацио­нально однородных государств.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

43. Верны ли следующие суждения о межнациональных кон­фликтах?

А. Межнациональный конфликт может возникнуть в том случае, если государство не будет гарантировать защиту интересов ма­лых народов.

Б. Компактное расселение людей одной национальности в преде­лах многонационального государства рассматривают как условие успешного предотвращения межнациональных конфликтов в со­временном обществе.

1) верно только А

2) верно только Б

3) верны оба суждения

4) оба суждения неверны

Неделя литовской культуры-2015

Дни литовской культуры проходят в гимназии с 2003 года, и это стало доброй традицией. За это время реализован не один образовательный проект, гимназия принимала видных деятелей культуры, искусства и литературы Литвы.

Гостями церемонии открытия Недели стали заместитель председателя ассоциации учителей литовского языка в Калининградской области Альгирдас Кормилавичус, фольклорный коллектив «Рутяле» (г. Гурьевск) под руководством Ирены Тирюбы, фольклорный коллектив (художественный руководитель Ирма Куркова) из пос. Переславское «Куполите». Ирена Тирюба рассказала о народных литовских инструментах и особенностях национального костюма.

В рамках реализации гимназического проекта «Неделя литовской культуры» состоялась открытая лекция Б.Н. Адамова для учащихся гимназии. Борис Николаевич Адамов — член правления и один из организаторов Калининградского клуба краеведов, автор книги «Кристионас Донелайтис. Время. Люди. Память». В лекции об известных литовцах Кёнигсберга он особое внимание уделил Людвигу Резе – литовскому поэту, критику, переводчику, профессору и ректору Кёнигсбергского университета.

Тренер баскетбольной команды БФУ им.И. Канта Гедиминас Мелунас провел мастер-класс для баскетбольной команды 5«А» класса. Ребятам были показаны новые техники и приемы игры в баскетбол, которые многому  их научили. Время пролетело очень быстро, но тренер обещал встретиться еще раз.

Учащиеся 10-х классов, слушатели Школы юного дипломата, совершили визит в Генеральное консульство Республики Литва. Это событие стало частью программы Дней литовской культуры в гимназии № 40. Учащихся встречали Генеральный консул господин Витаутас Умбрасас и атташе по культуре господин Романас Сенапедис, которые очень тепло и радушно отнеслись к гостям. На встрече обсуждались такие вопросы, как путь дипломата в профессию. Другой интересующей всех участников темой был вопрос молодежного международного сотрудничества. Учащиеся поделились своим впечатлениями от проектов с литовскими школами и гимназиями. Другим вопросом обсуждения стала деятельность консульства в сфере обмена культур на территории Калининградской области. 

10-я юбилейная Неделя Литовской культуры в гимназии № 40 завершилась 20 февраля 2015 г. Почетными гостями церемонии стали руководитель представительства МИД России в Калининграде Павел Анатольевич Мамонтов, Витаутас УМБРАСАС, министр-советник, исполняющий обязанности генерального консула Литовской Республики, заместитель председателя ассоциации учителей литовского языка в Калининградской области Альгирдас Кормилавичус, руководитель общественной кафедры «Образование и дипломатия» гимназии №40, главный специалист-эксперт Представительства МИД России в Калининграде Юлия Изидоровна Матюшина.  Были подведены итоги Недели, награждены участники и победители различных конкурсов. В конкурсе чтецов «По следам  литовских поэтов» среди учащихся 5-11 классов победителями стали Булаев Дмитрий, ученик 6«С» класса, Балесная Мария, ученица 7«Б» класса, Даудова Деши, читавшая стихотворения на литовском языке. В фотоконкурсе «Путешествие по Литве» победителем конкурса стала творческая группа 8«О» класса (Волошина Тамара, Громазина Арина, Рубцова Лариса Владимировна). Дипломы победителям вручали руководитель представительства МИД России в Калининграде Павел Анатольевич Мамонтов и Витаутас Умбрасас, министр-советник, исполняющий обязанности генерального консула Литовской Республики. Ярким украшением Церемонии закрытия стало выступление народного коллектива лицея № 35 «Жюгелис (žiogelis)» (руководитель Альгирдас Кормилавичус) и музыкального коллектива гимназии № 40 «Канцона» (руководитель Н.В. Литвинова).

Список альбомов пуст.


Тест по обществознанию Нации и межнациональные отношения для 10 класса

Тест по обществознанию Нации и межнациональные отношения для 10 класса с ответами. Тест включает две части. Задания с выбором ответа (10 заданий) и задания с кратким ответом (3 задания).

Задания с выбором ответа

1. Принадлежность человека к той или иной этнической группе обозначается понятием

1) народность
2) нация
3) национальность
4) народ

2. Нация в отличие от класса

1) складывается с возникновением государства
2) является этнической общностью
3) является большой социальной группой
4) формируется в условиях первобытного общества

3. К основным причинам межнациональных конфликтов относится(-ятся)

1) бытовые предрассудки и стереотипы обыденного сознания
2) ущемление достоинства личности на расовой или национальной основе
3) негативная реакция на проводимую и оправдываемую властями дискриминацию одного из этносов
4) все перечисленные

4. К культуре межнациональных отношений не относится

1) реализация прав и свобод лиц любой национальной принадлежности
2) уважение национального самосознания
3) признание права каждого народа на доступ к достижениям мировой цивилизации
4) проявление национального недоверия

5. Верны ли следующие суждения об этносе?

А. По мере развития этноса в нём убывают биологические черты и нарастают социально-политические.
Б. К этносам причисляют племена, народности и нации.

1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

6. Верны ли следующие суждения о национальном самосознании?

А. Национальное самосознание является обязательным признаком этнической общности.
Б. Национальное самосознание формируется из неосознанных или полуосознанных стереотипов поведения, отличающих один народ от другого.

1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

7. Верны ли следующие суждения о межнациональных отношениях?

А. Межнациональные отношения вплетены в другие общественные отношения (политические, экономические, экологические, духовные, языковые).
Б. Межнациональные отношения существуют в чистом виде, в отрыве от других общественных отношений.

1) верно только А
2) верно только Б
3) верны оба суждения
4) оба суждения неверны

8. В 1991 г. в немецком городе Хайерсверде неофашисты и «бритоголовые», вооружённые ножами и газовыми пистолетами, разгромили общежитие вьетнамских и мозамбикских беженцев. Это пример

1) культурного плюрализма
2) толерантности
3) расовой нетерпимости
4) ассимиляции

9. В XVII—XVIII вв. на основе близкородственных народностей, оформившихся ещё в раннем Средневековье, — северофранцузской и провансальской — произошла консолидация французов. Какая дополнительная информация позволит сделать вывод о том, что сформировалась французская нация?

1) является достаточно неустойчивым этническим образованием
2) представляет этническое образование, имеющее общие социальные институты, нормы и ценности
3) представляет собой общность, уступающую по численности народности
4) является общностью, характеризующейся родственными связями

10. В Бельгии государственными языками являются французский, датский и немецкий, в Швейцарии — немецкий, французский и итальянский. Это пример

1) межэтнической интеграции
2) ассимиляции
3) этнического смешивания
4) культурного плюрализма

Задания с кратким ответом

1. Запишите слово, пропущенное в схеме.

2. Ниже приведён перечень терминов. Все они, за исключением одного, связаны с понятием «права народов».

Культурная самобытность, дискриминация, самоидентификация, самоопределение, культурное наследие.

Найдите и запишите термин, не связанный с понятием «права народов».

3. Прочитайте приведённый ниже текст, каждое положение которого обозначено определённой буквой.

(А) В последней четверти XX столетия в различных частях земного шара полыхало более 40 вооружённых межнациональных конфликтов. (Б) Возникая на территории одной или нескольких стран, они затем превращались в полномасштабные войны. (В) Часто их причинами, на наш взгляд, могли стать территориальные притязания или патологическая нетерпимость к другой нации. (Г) Считается, что отдаваясь во власть национальных чувств, люди действовали вопреки здравому смыслу.

Определите, какие положения текста носят

1) фактический характер
2) характер оценочных суждений

Ответы на тест по обществознанию Нации и межнациональные отношения для 10 класса
Задания с выбором ответа
1-3
2-2
3-4
4-4
5-3
6-1
7-1
8-3
9-2
10-4
Задания с кратким ответом
1. Этнос (народ)
2. Дискриминация
3. 1122

Межэтнический конфликт как агент изменений, изменение как подстрекатель конфликта в JSTOR

Конфликт рассматривается многими как нечто, чего следует опасаться и избегать — даже и, возможно, особенно в образовательных учреждениях. Однако, если разрешить его открыто, честно и откровенно, школьный конфликт может предоставить учащимся, родителям, учителям, администраторам и сообществам возможности для общения, роста и позитивных изменений. В этой статье исследуются межэтнические конфликты в ряде школ и исследуются последующие изменения и влияние на школьную политику и культуру, вызванные таким конфликтом.В нем также обсуждается масштаб борьбы, с которой сталкиваются школы, которые пытаются активно и конструктивно реагировать на разнообразие.

The Journal of Negro Education (JNE), рецензируемое научное издание, было основано в Университете Ховарда в 1932 году, чтобы восполнить потребность в научном журнале, который выявлял бы и определял проблемы, характерные для образования чернокожих в США и других странах. , служат форумом для анализа и поиска решений, а также средством обмена статистикой и исследованиями на национальном уровне.JNE поддерживает тройную миссию: во-первых, стимулировать сбор и способствовать распространению фактов об образовании чернокожих; во-вторых, представить дискуссии, включающие критическую оценку предложений и практик, касающихся образования чернокожих; и, в-третьих, стимулировать и спонсировать исследования вопросов, связанных с образованием чернокожих.

The Journal of Negro Education (JNE), научный рецензируемый журнал, был основан в Университете Говарда в 1932 году.Это один из старейших периодических изданий, постоянно публикуемых чернокожими людьми и о них. Однако на момент его создания не было публикации, которая систематически или всесторонне рассматривала огромные проблемы, характерные для образования чернокожих в Соединенных Штатах и ​​в других странах.

Оценка интервенций в истории: случай разрешения международных конфликтов | Разрешение международных конфликтов после холодной войны

Георгий А.Л. 1979. Тематические исследования и развитие теории: метод структурированного, целенаправленного сравнения. В Дипломатия: новые подходы в истории, теории и политике , П. Г. Лорен, изд. Нью-Йорк: Свободная пресса.

1993 Устранение разрыва: теория и практика внешней политики . Вашингтон, округ Колумбия: United States Institute of Peace Press.

1997 Роль метода сравнения в тематическом исследовании. Документ представлен на съезде Ассоциации международных исследований, Торонто, март.

Джордж А.Л. и Беннетт 1998 Отслеживание процессов с примечаниями о причинных механизмах и историческом объяснении. Доклад, представленный на конференции по дипломатической истории и теории международных отношений, Университет штата Аризона, январь.

Джордж А.Л. и Смок Р. 1974. Сдерживание в американской внешней политике: теория и практика. . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Гетцков, Х., Дж. Дж. Валадес, 1981, Моделируемые международные процессы: теории и исследования в области глобального моделирования . Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж.

Gurr, T.R. 1993 Меньшинства в опасности: глобальный взгляд на этнополитический конфликт . Вашингтон, округ Колумбия: United States Institute of Peace Press.


Харрис, К. И. и П.Дж. Карневейл, 1990 г. Охлаждение и поспешность: влияние силы и интересов третьей стороны в переговорах. Организационное поведение и деятельность человека 47: 138–160.

Holsti, O.R. 1989 Принятие кризисных решений. Стр.8–84 в Поведение, общество и ядерная война , т. 1, P.E. Тетлок, Дж. Л. Мужей, Р. Джервис, П. К. Стерн и К. Тилли, ред. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Хопманн П.Т., Смит Т.С. 1978 Применение модели процесса Ричардсона: советско-американские взаимодействия в переговорах о запрещении испытаний, 1962–63. В Процесс переговоров , Зартман И.В., изд. Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage.

Hopmann, P.T., and C.Walcott 1977 Влияние внешних стрессов и напряженности на переговоры.Стр. 301–323 в Переговоры: социально-психологические перспективы , Д. Дракман, изд. Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage.

Horowitz, D.L. 1985 Этнические группы в конфликте . Беркли: Калифорнийский университет Press.

Hufbauer, G.C., J.J.Schott, and K.A.Elliott 1990 Пересмотр экономических санкций , 2-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Институт международной экономики.


Джервис Р. 1976 Восприятие и неправильное восприятие в международной политике . Princeton, N.J .: Princeton University Press.

Джервис Р., Р. Н. Лебоу и Дж. Г. Стерн 1985 Психология и сдерживание . Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса.


Хонг, И-Ф. 1991 Уроки Кореи и решения Вьетнама 1965 года. Стр. 302–349 в Обучение внешней политике США и СССР , Г. В. Бреслауэр и П. Э. Тетлок, ред. Боулдер, Колорадо: Westview.

134. Предотвращение этнических конфликтов: Македония и плюралистическая парадигма

Югославский кризис демонстрирует важность согласованных международных действий для предотвращения или разрешения конфликтов до того, как они перерастут в насилие. Сообщество демократических государств, действуя через многосторонние институты, могло бы предотвратить возникновение аналогичных кризисов в других местах, приняв стратегию «превентивного взаимодействия» для содействия демократическому развитию новых правительств. Элементы такой стратегии уже существуют в Македонии, где международные субъекты пытаются снять напряженность между албанскими и македонскими этническими общинами.

Стратегия превентивного взаимодействия радикально отличается от так называемого реалистического подхода к разрешению конфликтов и международной безопасности.Реалисты основывают свой подход к международным конфликтам на одномерном принципе, согласно которому поведение государств ограничивается сдерживающей или принудительной силой внешней силы. Они утверждают, что конфликт лучше всего предотвратить, а насилие наиболее эффективно положить конец, если обеспечить одинаковое вооружение каждой стороны в конфликте. Они утверждают, что в межэтнических конфликтах, как и в международных отношениях, мир обеспечивает баланс военной силы. Следовательно, реалисты предлагают решения конфликтов в бывшей Югославии, призывая к поставке большего количества оружия в регион, вместо того, чтобы пытаться устранить фундаментальные источники конфликта.

В академической литературе по предотвращению или урегулированию этнических конфликтов доминируют две конкурирующие парадигмы: плюралистический или интеграционистский подход и консоциативный подход или подход разделения власти. Подход с разделением власти является наиболее распространенной основой для решений, предлагаемых учеными, изучающими нынешние этнические конфликты, и часто приводится в качестве объяснения предполагаемых успехов в случаях, которые, как можно было ожидать, окажутся неудачными. P>

Этот подход можно свести к минимуму. к нескольким простым идеям.Во-первых, этнический конфликт возникает при контакте между группами. Таким образом, изоляция групп друг от друга на массовом уровне через совершенно отдельные сети социальных и политических организаций — сегментация — является центральным компонентом этого подхода. Контакты между группами должны быть ограничены элитой. Во-вторых, поскольку группы не могут достичь компромисса, им следует предоставить автономию в их собственных делах. В-третьих, принятие решений по вопросам, представляющим общий интерес, должно осуществляться представителями элиты каждой из групп.Действительно, элиты обладают монополией даже в отношении определения общих интересов. В-четвертых, участие представителей всех таких групп в решениях, которые их затрагивают, должно быть обеспечено посредством пропорционального представительства. В-пятых, что наиболее важно, каждой группе, представленной в авторитетных процессах принятия решений, должно быть предоставлено право вето в отношении этих процессов, когда на карту поставлены ее «жизненные интересы». Очевидная уязвимость такой системы к непримиримому поведению, по мнению сторонников разделения власти, устраняется доброй волей между элитными представителями этнических сегментов — условием, которое считается необходимым для успеха.

Доминирование элит в этих системах является продуктом структурной этнической сегментации этих систем. Изоляция на массовом уровне усиливает сегментацию этнических групп на отдельные религиозные, культурные и политические организации. Организационно сегментированные или изолированные сообщества представляют собой округа для этнически определенных политических партий, лидеры которых заявляют, что представляют это население в процессах принятия государственных решений. Избирательная конкуренция между представителями элиты этнических округов усиливает полезность апелляции к этнической принадлежности и преимущества непримиримости для действующих лиц от имени предполагаемых групповых интересов.Там, где этнические группы распределены в более или менее территориально компактных структурах, территориальная автономия — будь то ограниченная передача полномочий, федерализация или конфедерализация — становится логическим выражением такого подхода к управлению конфликтами. Действительно, случай, который чаще всего приводится в качестве примера успешного управления этническим конфликтом через консоциационализм, Бельгия прошла именно через эти стадии все более полной деконструкции общего государства и создания отдельных, этнически определенных, территориальных образований с все более всеобъемлющими независимыми решениями. -заводящая власть.Можно сказать, что в настоящее время от бельгийского государства почти не осталось ничего, о чем территориальные образования могут спорить, кроме существования самого государства.

Недавний опыт Чехословакии, бывшей Югославии и Боснии и Герцеговины подчеркивает внутреннюю уязвимость консоциативных соглашений перед сепаратизмом. В Чехословакии и бывшей Югославии договоренности о разделении власти, сопровождавшиеся передачей полномочий этнорегиональным образованиям, создали структурные условия, которые усилили конфликт, а не рассеяли или разрешили его, как рассуждали консоциационалисты.В этих случаях непримиримое использование вето сводило на нет и без того слабые пересекающиеся или общие интересы в этих государствах и парализовало общие институты. В отличие от Бельгии, лишь небольшая часть югославского населения разделяла относительно слабую всеобъемлющую идентичность, а в Чехословакии ее было еще меньше. Структурные условия помогли трансформировать электоральное соревнование, сопровождавшее демократизацию, в этническое соревнование и обеспечили готовую основу для доминирующих групп, чтобы дать этническое определение государствам-преемникам.

В Боснии и Герцеговине этнизация политики в распадающейся Югославии привела к тому, что принцип взаимного вето между тремя доминирующими этническими группами приведет к политическому тупику, а сложные модели этнического урегулирования означают, что любые попытки разрешить конфликт путем деконструкции Государство по бельгийскому образцу или даже по нетерриториальным принципам потребовало бы чрезвычайно сложных переговоров между элитами, приверженными мирному урегулированию.К сожалению, в то время как договоренности о разделении власти предоставили мощное оружие непримиримости в руки боснийских элит, мало стимулов к сотрудничеству, описанных в литературе по этническим конфликтам или в более общей литературе по сотрудничеству, присутствовали. И была небольшая вероятность того, что их можно будет разработать в краткосрочной перспективе. Во всех трех случаях демократические институты и нормы были слишком слабыми, чтобы сдерживать действия националистических элит. Таким образом, в отсутствие мощных культурных, исторических норм сотрудничества или структурных стимулов к сотрудничеству принятие договоренностей о разделении власти в качестве долгосрочной стратегии, таким образом, несомненно, будет способствовать конфликту, тупиковой ситуации и сепаратизму.

Плюралистический подход к управлению этническими конфликтами основан на радикально ином понимании последствий межгруппового контакта. Если говорить кратко, плюралисты утверждают, что в критически важных условиях открытого общения и равенства контакты между группами порождают взаимопонимание и сотрудничество, а не конфликт. В то время как консоциационалисты рассматривают институты в первую очередь как отражение этнической сегментации, плюралисты рассматривают институты не только как рефлексивные, но и как трансформирующие.Контакт в совместных учреждениях не обязательно рассматривается как средство культурной ассимиляции; но устойчивый контакт в условиях открытого общения и равенства рассматривается как способствующий возникновению общей культуры взаимодействия и сотрудничества, или того, что на Западе принято называть «гражданской культурой».

Вместо того чтобы искать решения у политических элит, плюралистическая парадигма предполагает, что стимулы для сотрудничества могут быть найдены в самом обществе, в интересах, которые пересекаются с этнической идентичностью и смягчают ее привлекательность. В этом суть широко цитируемой в политической науке гипотезы «перекрестного раскола». Действительно, сторонники разделения власти ссылаются на существование таких расколов, как на вклад в успех таких договоренностей. Но перекрестные разногласия способствуют смягчению конфликта только тогда, когда они становятся основой политической идентичности, электоральной конкуренции и участия в представительных институтах и ​​процессах принятия решений.

Открытость межгрупповых контактов и общения — важный элемент плюралистической парадигмы.Консоциационные системы имеют тенденцию увековечивать любые недостатки в межгрупповом понимании, которые могут существовать, потому что структурная этническая сегментация блокирует межгрупповые коммуникации. Плюралистическая парадигма, напротив, предполагает важность усилий по преодолению такой сегментации в сфере коммуникации. С этой точки зрения, усилия по обеспечению открытости средств массовой информации для межгруппового общения являются потенциально мощным средством для начала создания социальных основ идентичностей и поведения, выходящих за рамки этнических сообществ. Точно так же, в то время как консоциационалистский подход приветствует сегментацию образования, плюралистический подход предполагает, что общие образовательные учреждения, в равной степени ценящие групповую идентичность и культуру, особенно на университетском уровне, являются потенциально мощным средством содействия межгрупповым контактам, общению и пониманию. и поощрение открытия общих ценностей и интересов.

В то время как консоциативный подход зависит от доброй воли среди элит, для которых конкуренция является источником личной власти, плюралистический подход зависит от доброй воли среди граждан, которые признают межгрупповое сотрудничество как возможность или средство обеспечения общих выгод.В то время как консоциативный подход ведет к политике идентичности, плюралистический подход способствует политике интересов.

Там, где консоциационалистский подход институционализирует этническую сегментацию в самом государстве, плюралистический подход призывает избегать определения государства или государственных институтов в этнических терминах. С плюралистической точки зрения, поведение, основанное на этнической идентичности, должно конкурировать с поведением, основанным на интересах на равной, а не привилегированной основе.Там, где политизация этнической принадлежности доминирует над другими основами политического поведения, как в Югославии и Македонии, проблема в применении плюралистического подхода к управлению этническими конфликтами состоит в установлении баланса между этническим и неэтническим в участии, представительстве и принятии решений. . В некоторых случаях, и случай Сербии / Косово может быть таким случаем, задача состоит в том, чтобы способствовать возникновению любого неэтнического измерения вообще. Однако осуществление в таких случаях прямой стратегии объединения или разделения власти означало бы институционализацию этнических разногласий и создание структурных основ для непримиримого использования права вето и, в конечном итоге, сепаратизма.Когда группы соревнуются за контроль над одной и той же территорией, сепаратизм становится источником насилия.

Таким образом, плюралистический подход ориентирован на открытость и участие. Консоциационные подходы или подходы с разделением власти носят в лучшем случае элитарный, а в худшем случае антидемократический характер. В нынешний посткоммунистический период европейского политического развития популярная привлекательность демократической идеологии и требования о расширении прав и возможностей, а также опасность регресса к авторитаризму, присущая господству элиты, должны сдерживать доверие к элитарным подходам в течение длительного времени. срочная стратегия разрешения межгрупповых разногласий и конфликтов.Некоторые практики, связанные с парадигмой разделения власти, могут быть полезны в качестве краткосрочных превентивных методов. Но в более долгосрочной перспективе идентификация (или создание) перекрестных разногласий и их представительство в процессах принятия политических решений в государстве, а также создание условий, которые поощряют совместные действия при этнических разногласиях на социальном уровне, удерживают величайшие перспективы для смягчения межгрупповой напряженности и предотвращения конфликтов.

Македония — посткоммунистическое государство, характеризующееся слабыми политическими институтами и очень слабым гражданским обществом.Отношения между этническими албанцами и македонцами характеризуются социальной напряженностью и политической конфронтацией, но не открытым конфликтом или постоянным насилием. Основные характеристики посткоммунистической социальной и политической систем все еще обсуждаются. Плюралистическая парадигма предполагает, что процедурные или институциональные реформы или создание новых институтов, которые способствуют контакту и общению между группами и способствуют возникновению сквозных разногласий, могут способствовать снижению межгрупповой напряженности.

Несколько организаций реализуют в Македонии проекты, явно направленные на предотвращение межэтнических конфликтов, которые прямо подпадают под плюралистическую парадигму. Их успехи согласуются с мнением, что эта стратегия может сработать в Македонии.

«Поиск точек соприкосновения в Македонии» (SCGM), например, был вовлечен в ряд усилий, которые поощряют межгрупповые контакты и общение, а также активное сотрудничество в преследовании общих интересов, надеясь на развитие большего сочувствия и понимания между группами. Журналистский проект «Как мы выживаем», спонсируемый SCGM, привел к одновременной публикации в основных газетах на албанском, македонском и турецком языках серии тематических репортажей о том, как люди всех национальностей справляются с проблемами повседневной жизни. Это также вызвало у участвовавших журналистов большее сочувствие между группами. Журналистский проект использовал наличие общих профессиональных интересов по обе стороны этнического раскола, мобилизовал институциональную поддержку перекрестных контактов, увеличил поток симпатической информации через раскол в форме газетных статей и помог создать перекрестный раскол. сочувствие журналистов, которые играют важную роль в формировании массовых представлений и мнений.SCGM следит за этим в текущем проекте, поощряющем публикацию противоположных мнений по важным вопросам, как средство приучения читателей к идее, что одной из характеристик демократии является «конфликт мнений без конфликта». SCGM спонсировал ежемесячные круглые столы в Университете Скопье для поощрения прямых межэтнических дискуссий по вопросам, представляющим общий интерес, а его проекты по охране окружающей среды поддерживают межэтническое сотрудничество в прямых усилиях местного населения по очистке своих сообществ. Продолжающийся успех проектов SCGM является убедительным свидетельством полезности плюралистической парадигмы и стратегии «превентивного взаимодействия» в Македонии.

Центр превентивных действий Рабочей группы Совета по международным отношениям по Южным Балканам (РГ — для которой Бург выполнял функции главного консультанта) определил высшее образование как еще одну область, в которой такая стратегия может быть реализована. Его рекомендации по деполитизации проблемы и налаживанию прямого контакта этнических субъектов для достижения общих интересов включали разрешение на создание частных университетов, открытие финансируемого государством университета для более широкого набора этнических албанцев за счет расширения области преподавания албанского языка в школах. университет (и принятие мер для обеспечения того, чтобы больше албанских студентов получали адекватную подготовку к высшему образованию), а также повышение роли международных специалистов в области образования в постановке целей, разработке и реализации политики и оценке. Хотя эти рекомендации были разработаны членами РГ без ссылки на плюралистическую парадигму, они соответствуют ей. Разрешение создания частного университета будет способствовать развитию гражданского общества в Македонии и подчеркнет его легитимность. Если сделать финансируемый государством университет более открытым для всех этнических групп, это подчеркнет гражданское определение государственных институтов. А профессионализация образовательной политики позволит преподавателям всех национальностей на равных участвовать в совместной деятельности, представляющей общий интерес.

Национальный демократический институт международных отношений (NDI) также продемонстрировал, что стратегия профессионализации вопросов, которые в противном случае могли бы вызвать дополнительную межгрупповую напряженность, может быть успешной в Македонии. Недавно NDI сообщил, что по запросу правительства Македонии он организовал экспертизу законопроекта правительства о местных выборах. Восемьдесят процентов рекомендаций NDI были приняты. Затем NDI организовал общественный круглый стол с участием всех сторон по законопроекту, который спровоцировал широкую общественную дискуссию, включая освещение события и проблемы в газетах, на телевидении и радио.Этими действиями NDI помогла партийным лидерам Македонии деполитизировать проблему и разрешить их разногласия мирным путем, а также создала важный прецедент для значимого общественного обсуждения и обсуждения предлагаемой политики правительства.

Неправительственные организации (НПО) не могут добиться успеха без сильной поддержки в виде западной правительственной и многосторонней поддержки мира. В случае с Македонией, например, присутствие сил СПРООН (превентивного развертывания Организации Объединенных Наций в Македонии) стало критической демонстрацией международной поддержки мирного разрешения как внешних, так и внутренних конфликтов.Но правительственные и многосторонние действия вряд ли повлияют на нормы поведения и модели взаимодействия на низовом уровне, которые являются ключом к предотвращению насилия и «разрешению» этнических конфликтов. Для достижения таких изменений потребуется гораздо больше внимания и поддержки для видов прямых действий, описанных выше, действий, которые могут быть предприняты только НПО, если они не должны рассматриваться как «вмешательство» или даже способствовать эскалации таких конфликтов.

Стивен Бург выступал в Центре Вильсона 19 февраля 1997 года.

Межэтнические отношения — обзор

Объекты исследования

Экономические географы изучали широкий спектр явлений и процессов: обучение и инновации; производственная организация; рыночные системы; сети и глобализация; стратегии жизнеобеспечения; развитие; раса, класс и гендерные отношения; неолиберальное управление; и расход. Что связывает эти часто различные фокусы и их литературу, так это явный интерес к тому, что Джонс и Мерфи (2011) называют «социально-экономическими практиками».Это стабилизированные, рутинные или импровизированные социальные действия, которые составляют и воспроизводят экономическое пространство, через которое и внутри которого различные участники (например, предприниматели, рабочие, лица, обеспечивающие уход, потребители и фирмы) и сообщества (отрасли, места, рынки, культурные группы) ) организовывать материалы, производить, потреблять и / или извлекать значение из экономического мира. Практики могут служить не только инструментальным целям (таким как производство, потребление и обучение), но они также имеют важное аналитическое значение, поскольку могут выявить сложности, непредвиденные обстоятельства, идентичности и значения, присущие многим формам экономической организации (Джонс и Мерфи, 2011).

Реляционная экономическая география «стремится идентифицировать сложную геометрию отношений, включающую локальных и неместных участников, материальные и нематериальные активы, формальные и неформальные институциональные структуры и их интерактивные властные отношения» (Yeung, 2005: p. 48). Основное внимание уделяется участникам, их действиям и практикам в рамках «множества материальных, рыночных, технологических и информационных связей», которые составляют любую товарную цепочку или производственную структуру (Bathelt and Glückler, 2011: p.8). Сети всех размеров и форм служат для иллюстрации относительной экономической географии реальных людей в реальных местах и ​​экономической деятельности. Властные отношения пронизывают управление и регулирование всех таких отношений, порождая новое неравенство и усиливая старые.

Культурно-экономическая география охватывает все способы, которыми культурное и социальное формируют действия экономических субъектов и самой экономики. Эта точка зрения приобрела все большее значение по мере того, как все больше и больше «неэкономических» характеристик было признано переплетающимся с экономической деятельностью (James et al., 2007). Более того, культура и творчество также производятся, распространяются, демонстрируются и потребляются как культурные продукты, услуги и опыт.

Таким образом, география производства сосредоточена на экономических системах как сетевых образованиях, образованных сеткой взаимоотношений, действующих в глобальном, национальном и региональном / локальном масштабах. В глобальном масштабе идея GPN (или GCC, или глобальных цепочек создания стоимости) помогла раскрыть сети, созданные транснациональными фирмами и множеством филиалов, партнеров, поставщиков и субподрядчиков, которые лежат в основе более или менее заметной глобальной капиталистической экономики. (Коу и др., 2008).

Эволюционная экономическая география (ЭЭГ) опирается на параллельную работу в эволюционной экономике, устоявшейся неортодоксальной ветви экономики, а также сочетает формальное моделирование, типичное для неоклассической экономики, с контекстуальностью принятия решений человеком, такой как местная история и институты. В целом, ЭЭГ пытается объяснить различия в региональном росте с помощью микроисторий фирм, которые работают в территориальном контексте.

Целью ЭЭГ является интерпретация и объяснение того, как экономический ландшафт изменяется с течением времени, а также демонстрация того, как география имеет значение в определении характера и траектории эволюции экономической системы (Boschma and Martin, 2010).Среди основных задач — понять пространственные аспекты новизны (инновации, новые фирмы, новые отрасли, новые сети) для объяснения создания и появления пути, а не только зависимости от пути. Эволюционные исследования обширны и включают в себя дарвиновские концепции эволюционной биологии, теорию сложности, такую ​​как эмерджентность, и механизмы, которые приводят к зависимости и от нее. MacKinnon et al. (2009), однако, предполагают, что необходима более прочная основа в институциональной экономике и политической экономии, чтобы связать эволюцию экономического ландшафта с процессами накопления капитала и неравномерным развитием.

Все вышеперечисленные точки зрения, каждая со своими предпочтительными методологиями, борьба за внимание и доминирование теоретических и эмпирических исследований. Все точки зрения направлены на понимание экономических географических регионов, которые развиваются и проявляются одновременно, но по-разному в глобальном, национальном и региональном / местном масштабах. Степень, в которой какой-либо субъект и его сети встроены в какой-либо конкретный контекст, вызывает озабоченность как теоретических, так и эмпирических исследований.

В целом экономическая география характеризуется — и резко контрастирует с экономической теорией — отсутствием канона стандартных моделей и принципов; быть интеллектуально разнообразным и проницательным, радушным и восприимчивым к новым идеям; и, следовательно, имеющий врожденную междисциплинарность. По сути, экономические географии социально сконструированы и поддерживаются, вовлечены в социальные, культурные и политические процессы.

Управление этническими конфликтами в Африке: сравнительное исследование Нигерии и Южной Африки

Автор
Эмми Годвин Ироби

Май 2005 г.

Введение

Нигерию и Южную Африку можно сравнить с библейскими Аароном и Моисеем, на которых возложена ответственность вывести Африку из рабства отчаяния, упадка и отсталости.Как региональные державы история возложила на них огромную задачу поиска решений некоторых из наиболее насущных проблем Африки.

африканских стран сегодня сталкиваются с более серьезными вызовами миру и стабильности, чем когда-либо прежде. Страны Африки к югу от Сахары, включая Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуар, Либерию и Демократическую Республику Конго, представляют собой неустойчивое сочетание отсутствия безопасности, нестабильности, коррумпированных политических институтов и нищеты. Вызывает тревогу то, что большинству этих стран не хватает политической воли для поддержания предыдущих мирных соглашений, и поэтому они стали жертвами продолжающегося вооруженного этнического конфликта. (Монти Маршалл, 2003 г.) Отчасти это связано с неэффективным управлением конфликтами.

Конфликты в этих странах происходят в основном между этническими группами, а не между государствами. Если не проверять, этнические конфликты заразительны и могут быстро распространяться через границы, как раковые клетки. Тед Гурр и Монти Маршалл написали, что большинство конфликтов в Африке вызвано сочетанием бедности и слабости государств и институтов. (Мир и конфликт, 2001: 11-13; 2003)

Этот документ является вкладом в продолжающийся поиск новых средств управления этническими конфликтами в Африке.Используя Нигерию и Южную Африку в качестве тематических исследований, он сравнивает управление этническими конфликтами в обеих странах и показывает трудности в управлении глубоко укоренившимися и сложными конфликтами. Правительства Нигерии и Южной Африки предприняли смелые конституционные шаги для снижения напряженности, но продолжающиеся этнические и религиозные конфликты вызывают вопросы об эффективности этих механизмов.

Это исследование предполагает, среди прочего, что этнический конфликт лежит в основе проблем развития обеих стран.Политизированная этническая принадлежность наносит ущерб национальному единству и социально-экономическому благополучию. Важно отметить, что большинство этих этнических конфликтов были вызваны колониализмом, который усугубил межэтнические конфликты за счет использования изоляции этнических групп. Метод «разделяй и властвуй» использовался для противопоставления этнических групп друг другу, таким образом удерживая людей от восстания против колонизаторов. Распределение экономических ресурсов часто искажалось в пользу определенной группы, что заставляло маргинализированные группы использовать свою этническую принадлежность для мобилизации на равенство.Это семена конфликта.

Есть несколько распространенных моделей конфликтов. В их числе:

  1. Требование этнической и культурной автономии,
  2. Конкурирующие потребности в земле, деньгах и власти, и
  3. Конфликты между соперничающими этническими группами.

Теоретические подходы к этнической принадлежности и этническим конфликтам

Этнические группы определяются как сообщество людей, имеющих общие культурные и языковые характеристики, включая историю, традиции, мифы и происхождение.Ученые давно пытаются разработать теоретический подход к этничности и этническим конфликтам. Некоторые, такие как Дональд Горовиц, Тед Гурр, Дональд Ротшильд и Эдвард Азар, согласны с тем, что этнические конфликты, переживаемые сегодня, особенно в Африке, имеют глубокие корни. Эти конфликты по поводу расы, религии, языка и идентичности стали настолько сложными, что их трудно разрешить или управлять. Этническая принадлежность сильно влияет на статус человека в обществе. Таким образом, этнические конфликты часто возникают из-за попыток получить больше власти или получить доступ к большим ресурсам.Авторы данного исследования считают, что конфликт в Африке является синонимом неравенства. Везде, где проявляется такое неравенство между группами, конфликт неизбежен. Отсюда вопрос: как мы можем эффективно управлять этническим конфликтом в Африке, чтобы избежать дальнейших человеческих потерь? Есть ли план управления конфликтами?

Причины межэтнических конфликтов

Экономические факторы были признаны одной из основных причин конфликтов в Африке. Теоретики считают, что конкуренция за ограниченные ресурсы является общим фактором почти всех этнических конфликтов в Африке.В многоэтнических обществах, таких как Нигерия и Южная Африка, этнические общины жестоко конкурируют за собственность, права, рабочие места, образование, язык, социальные удобства и хорошее медицинское обслуживание. В своем исследовании Оквудиба Нноли (1980) привел эмпирические примеры, связывающие социально-экономические факторы с этническим конфликтом в Нигерии. По словам Дж. Фернивал, цитируемый у Нноли (1980: 72-3), «действие экономических сил создает напряженность между группами с конкурирующими интересами».

В случае Южной Африки Герхард Маре подтверждает, что этническая принадлежность и этнические конфликты, по-видимому, являются ответом на неравномерное развитие в Южной Африке, которое заставило этнические группы (коса, зулусы и даже африканеры) мобилизоваться для борьбы за ресурсы по этническому признаку. .Отсюда следует, что многонациональные страны могут столкнуться с конфликтами распределения.

Другой важной причиной этнических конфликтов является психология, особенно страх и незащищенность этнических групп в переходный период. Было высказано мнение, что экстремисты используют эти страхи для поляризации общества. Кроме того, эти тревоги усиливаются воспоминаниями о прошлых травмах. Эти взаимодействия порождают ядовитую смесь недоверия и подозрений, которая ведет к этническому насилию. Страх перед белыми африканерами в Южной Африке накануне демократических выборов — хороший тому пример.

Теория относительной депривации Гурра (1970) предлагает объяснение, основанное на доступе этнических групп к власти и экономическим ресурсам. Это тесно связано с Хоровицем (1985), который писал, что ценность группы основывается на результатах экономической и политической конкуренции.

Согласно Лейку и Ротшильду, (1996) этнический конфликт является признаком слабого государства или государства, втянутого в древнюю лояльность. В этом случае государства действуют предвзято в пользу определенной этнической группы или региона, а такое поведение, как преференциальное обращение, разжигает этнические конфликты.Следовательно, в критических или сложных политических ситуациях эффективность управления зависит от его способности решать социальные проблемы и потребности людей.

Недавно ученые выступили с различными подходами к концептуализации этничности. Перед лицом распространения сепаратистских конфликтов в Северной Америке вскрываются несоответствия, лежащие в основе теории модернизации. Представление о том, что современность приведет к плавному переходу от gemeinschaf (сообщества) к gessellschaft (ассоциации) с постепенным исчезновением этнической принадлежности, просто не работало.Этническая принадлежность сохранилась в Северной Америке, Африке и других местах. Эта неудача просто означает, что этническая принадлежность сохранится, и что стабильности африканских государств угрожает не этническая принадлежность как таковая, а неспособность национальных институтов признать и учесть этнические различия и интересы. Согласно этому аргументу, урок управления этническими конфликтами состоит в том, что правительства не должны дискриминировать группы, иначе они создадут конфликт.

Вторая теория исходит из изначальной школы и подчеркивает уникальность и первостепенное значение этнической идентичности.С их точки зрения этническая принадлежность — это биологическая и фиксированная характеристика индивидов и сообществ. (Герц, 1963)

Третий теоретический подход — инструменталистский аргумент. (Barth.1969, Glazer and Moynihan, 1975) В Африке, где бедность и лишения становятся повсеместными, в основном в результате несправедливости распределения, этническая принадлежность остается эффективным средством выживания и мобилизации. Этнические группы, которые образуются по экономическим причинам, легко распускаются после достижения своих целей.Это соответствует аргументу Бенедикта Андерсона (1991: 5-7) о том, что этническая принадлежность является «конструкцией», а не константой.

Кроме того, внимание ученых также переключилось на природу этнического конфликта и насилия, потому что эпоха после холодной войны была отмечена возрождением этнических конфликтов и даже геноцида в некоторых обществах, таких как Руанда, Босния и Заир.

Важной теорией конфликтов и управления конфликтами является теория человеческих потребностей Джона Бертона (1979, 1997). Такой подход к этническому конфликту объясняет, что этнические группы воюют, потому что им отказывают не только в их биологических потребностях, но и в психологических потребностях, связанных с ростом и развитием.К ним относятся потребность людей в идентичности, безопасности, признании, участии и автономии. Эта теория дает правдоподобное объяснение этнических конфликтов в Африке, где такие потребности нелегко удовлетворить недемократическим режимам.

В этой статье основное внимание уделяется теории Джона Бертона по объяснению этнических конфликтов в Нигерии и Южной Африке, поскольку в тематических исследованиях приводятся убедительные причины конфликтов. (Burton 1979) Теория человеческих потребностей была введена для опровержения других теорий, которые приписывают причины конфликтов врожденной агрессивной природе человека.(Джон Бертон, 1990). Важность этой теории для управления этническими конфликтами в Африке заключается в том, что она выходит за рамки теорий, которые обвиняют африканские конфликты в их изначальном прошлом. Вместо этого он указывает на неэффективные институты, неспособные удовлетворить основные человеческие потребности своих граждан. Если не удовлетворяются такие не подлежащие обсуждению потребности, неизбежен конфликт. Очевидно, что проблема этнической принадлежности в Африке во многом зависит от уровня эффективности, подотчетности и прозрачности государства в удовлетворении требований разнообразия.Акцент на теории человеческих потребностей в этом исследовании не означает пренебрежение другими теориями, которые я считаю столь же полезными.

Необходимо подчеркнуть, что правильный анализ этнических конфликтов очень важен, чтобы не прописать неправильное лекарство от недуга. Неспособность найти решения этнической проблемы Африки будет иметь разрушительные социальные и экономические последствия для континента, уже измученного конфликтами, нищетой и болезнями.

По мнению теоретиков, управление конфликтами означает конструктивное разрешение различий.Это искусство создания соответствующих институтов, чтобы направить неизбежный конфликт в мирное русло. Невозможно переоценить важность управления конфликтами. Когда лидеры и государства не могут решить важные проблемы и удовлетворить основные потребности, порождает насилие. Нигде урегулирование конфликтов и мирное разрешение конфликтов не имеют более важного значения, чем в Африке. Африканские лидеры должны по-новому взглянуть на свое поведение и выбор политики. Акцент здесь должен быть на противодействии коррупции, обеспечению прозрачности и надлежащего управления.

Методология

В этом исследовании был проведен подробный анализ большинства этнических конфликтов, которые недавно охватили Нигерию и Южную Африку. Однако эта статья не претендует на решение угрозы, исходящей от этнического конфликта в Африке; это скромный вклад в дискурс. Этот анализ начался с изучения следующих вопросов:

  • Источники межнациональных конфликтов,
  • Участники и поставленные вопросы,
  • Политика и институты, используемые для управления конфликтами,
  • Успех политики и институтов и
  • Необходимость в альтернативных механизмах управления такими сложными конфликтами.

В данном анализе были выбраны два междисциплинарных метода для понимания динамики этнических конфликтов в Нигерии и Южной Африке:

  1. Считается, что сравнение моделей управления этническими конфликтами может помочь лучше понять сложности и доступные механизмы для обеспечения этнической гармонии и мира. Сравнительное исследование Нигерии и Южной Африки фокусируется на выявлении этнополитических проблемных мест и последующей оценке сходства или различий в подходах к урегулированию конфликтов и эффективности обеспечения этнического сосуществования.
  2. Во-вторых, историческая методология уместна в свете того факта, что проблемы сегодняшнего дня имеют долгую историю, которая требует взглянуть на современные события в Нигерии и Южной Африке через призму прошлого.

В данной статье предполагается, что огромное политическое и экономическое неравенство, существующее в обеих странах, способствовало возникновению этнических предрассудков. Однако это требует тщательного анализа политической и экономической политики, лежащей в основе правительственных мер по устранению неравенства и бедности.

Гипотеза

Это исследование построено вокруг двух основных гипотез.

  • Во-первых, конфликт неизбежен в любом обществе, где людям отказано в их основных человеческих потребностях в идентичности, равенстве, признании, безопасности, достоинстве и участии. Это также возможно в тех случаях, когда считается, что деятельность правительства противоречит национальным интересам и где государственная политика смещена в пользу определенной этнической группы.
  • Во-вторых, Южная Африка была более успешным «плавильным котлом», чем Нигерия, потому что этнические конфликты с большей вероятностью разрешатся в стране с разумным экономическим ростом.

Контекстное сравнение Нигерии и Южной Африки

Есть веские причины, по которым я выбрал Нигерию и Южную Африку в качестве тематических исследований. Несмотря на отдельные страны, они являются региональными гигантами. Они обладают огромной экономической, политической и военной мощью в странах Африки к югу от Сахары. Обе страны в равной степени наделены мозаикой этнических и расовых групп, что является активом для национального и экономического развития.

В случае Южной Африки более 40 миллионов человек в стране давно поляризованы по расовому признаку.Страна состоит из белых, коренных африканцев, цветных и индийцев. Черные составляют большинство населения — около 30 миллионов человек, белые — 5 миллионов, а цветные и индийцы — 3 миллиона. В Южной Африке класс определяется по расе, а черные находятся внизу лестницы. В прошлом коренные африканцы были вынуждены жить в обедневших и сегрегированных этнических «хоумлендах» при режиме апартеида. В стране около 11 языковых групп, но официальный язык — английский.

Нигерия с населением около 120 миллионов человек является самой густонаселенной страной Африки. Здесь проживает 250 лингвистических групп, но английский также является официальным языком Нигерии. Хотя большинство этнических групп очень крошечные, три этнические группы составляют от 60 до 70 процентов населения. Этнические группы хауса-фулани составляют 30 процентов населения, йоруба — около 20 процентов, а игбо — около 18 процентов. Эти три основные этнические группы различаются не только по региону, но также по религии и образу жизни.

Нигерия и Южная Африка — стратифицированные общества. Однако только в Южной Африке белая раса доминировала над африканским большинством. Как мы узнаем из этого исследования, институционализированный расизм, дискриминация, язык, история и культура усилили дистанцию ​​между Южной Африкой и Нигерией. Обе страны были сформированы предположениями и определениями, навязанными британскими правителями. Британское имперское правление в обеих странах обеспечило идентичность, языки и символы для этнических и расовых групп.Колониальный расизм несет ответственность за создание этнических разделений и поощрение регионализма и сепаратизма, которые еще больше разделяют расы и этнические группы.

В Южной Африке, например, политика колонистов усилила различия между зулусами и косами, ндебеле и вендас, тсваной и кваквой и т. Д. Также представители смешанной расы были отделены от белых групп по культуре, месту жительства, занятиям и статусу . Эти различия пошли на пользу элите, разжигая конфликт. (См. Horowitz, 1985; Mare, Gerhard, 1993)

Случай Нигерии аналогичен, за исключением расовых групп.В Нигерии нет значительных популяций цветных или белых. Вместо этого есть коренные этнические группы, которых колонизаторы поощряли к сегрегации. Стратегия «разделяй и властвуй» была очевидна в плане разделения этнических групп друг от друга в отдельных районах, называемых «Сабонгари» в северной Нигерии и «Абакпа» в восточной части страны. Эта договоренность привела к ожесточенному конфликту, когда различные этнические группы были вынуждены бороться за ограниченные ресурсы.

В обеих странах процесс модернизации усиливает напряженность в уже разделенных обществах. Как и в большинстве стран третьего мира, серьезные разногласия в обществе, подобные этим, представляют собой огромные проблемы для правительств, пытающихся сохранить или установить этническую гармонию и способствовать экономическому развитию.

В конфликте в Южной Африке участвовали зулусы и коса, сторонники Африканского национального конгресса на родине Квазулу-Натал. Между доминирующими белыми группами меньшинства и этническими группами черного большинства произошло несколько физических конфликтов.Частично это было из-за государственной стратегии сегрегации, которая отделяла чернокожие страны от белых городов. Однако между этническими группами чернокожего населения на родине был высокий уровень вооруженных конфликтов. Только в Натале в первые месяцы 1992 года было убито более 1147 человек (The New York Times, 18 ноября 1992: A6).

Конфликт в Нигерии, особенно с 1967 по 1970 год, несколько отличался от конфликта в Южной Африке. В Нигерии этническая принадлежность настолько неоднородна, что ни один регион или штат не застрахован от инфекции.Основные конфликты касались хауса-фулани и восточных ибо, а также йоруба и хауса, меньшинств нефтедобывающих государств юга.

Нигерия и Южная Африка являются одними из самых богатых на континенте с точки зрения природных ресурсов. Нигерия может похвастаться своей нефтью, углем, оловом, бокситами и золотом. Южная Африка богата золотом, алмазами и другими стратегическими минералами. К сожалению, большинство южноафриканцев не воспользовались этими богатствами из-за расизма и апартеида. Однако это не исключает наличия сильного и диверсифицированного частного бизнеса и значительного среднего класса, который действительно включает некоторых чернокожих.Хотя экономика Южной Африки не очень здорова, у нее все еще есть высокоразвитая финансовая система, довольно эффективная телекоммуникационная инфраструктура, электроэнергия, надежное водоснабжение, дороги и система государственного управления, которая страдает от покровительства и коррупции, но все же доставка гражданам.

В Нигерии большинство населения, особенно люди из нефтедобывающих районов дельты Нигера на юге, еще не почувствовали влияния доходов от нефти из-за коррупции, дискриминации и бесхозяйственности.После обретения независимости правительство Нигерии активно вмешивалось во все сферы экономической жизни, что дорого обходилось частному сектору и экономическому росту в целом. Кроме того, этническая принадлежность, централизованное правительство и коррумпированная правящая элита омрачают жизнь в Нигерии. Непрерывные отключения электроэнергии в городах Нигерии и отсутствие хорошей питьевой воды, телекоммуникационных систем и надежных дорог усложняют жизнь самой густонаселенной и богатой стране Африки. Отсюда вопросы, где нефтяные доходы Нигерии? Где руководство Нигерии?

И Нигерия, и Южная Африка, завершив трудный переход к демократическому правлению, находятся на перепутье.Обе страны несут ответственность за то, чтобы увести континент от репрессий со стороны авторитарных правительств и направить его на путь социально-экономического развития и надлежащего управления. Интересно, что обе страны также руководствуются схожими политическими стратегиями управления конфликтом посредством национального примирения, достижения консенсуса и экономического развития. Двойные процессы перехода и трансформации требуют не что иное, как динамичную экономику, в которой удовлетворяются основные потребности граждан. Они также нуждаются в государстве и обществе с чувством общей судьбы, в котором расовая и этническая идентичность используются позитивно как объединяющая сила, а не как фактор разделения или препятствие на пути построения нации. В Южной Африке опасность катастрофы могла быть предотвращена мудростью Нельсона Манделы. Однако, что станет с правительством нынешнего президента Табо Мбеки, пока неизвестно. Теперь все взоры прикованы к президенту Нигерии Олусегуну Обасанджо и его партии, чтобы также продемонстрировать определенную степень возможностей.

В переходном процессе в Южной Африке харизма Манделы помогла Африканскому национальному конгрессу (АНК) идти по пути переговоров, согласия и укрепления доверия для решения проблемы этнического разнообразия, хотя некоторые белые южноафриканцы все еще жалуются на фаворитизм доминирующей партии после вторых выборов АНК. победа 1999 года. Однако в Нигерии недостатки правящей Народно-демократической партии (НДП) очевидны в процессе перехода к демократии в Нигерии. Южноафриканский народ бросил вызов образцам своего прошлого и нарушил все правила социальной теории, чтобы создать мощный дух единства из разрушенной нации.(Waldmeir and M. Holman, 1994) Но в Нигерии политики по-прежнему тушат растущее пламя этнических конфликтов и религиозного насилия. Отчасти это связано с отсутствием воли правительства, а отчасти с военными, которые в течение некоторого времени были камнем преткновения на пути к демократии. Диктаторы Нигерии часто одевались в этнические костюмы и использовали оппортунизм политиков и, таким образом, могли использовать этническую принадлежность, чтобы манипулировать переходным процессом и заставить замолчать своих оппонентов.Правозащитные группы, которые боролись против режимов генерала Бабангиды и Абачи, не были готовы к электоральной политике. Таким образом, Нигерия идет к демократизации со слабым гражданским обществом, опасаясь будущих военных захватов.

Для сравнения, гражданское общество в Южной Африке считается гораздо более поддерживающим демократию, чем в Нигерии. Южноафриканское общество объединяет неправительственные организации, гражданские ассоциации и правозащитные группы. Они играют очень важную роль, связывая формальную бюрократическую деятельность с интересами людей.Напротив, то, что появилось в Нигерии в переходный период, — это воинствующие этнические ассоциации, такие как Движение народов одуа для йоруба, группа арева для хауса-фулани и Движение за актуализацию суверенного государства Биафра (МОСОБ) для игбо. . В отличие от настоящего гражданского общества, эти воинствующие организации действуют как политические головорезы, редко поддерживая демократические принципы.

Исторические предшественники проблемы этнических конфликтов в Нигерии и Южной Африке

Нигерия и Южная Африка имеют тревожную историю колониализма и репрессий против белых, которые породили ненависть и конфликты между различными этническими группами.Задача устранения этих семян конфликта, посеянных британцами, была сложной.

После ослабления африканских королевств и реорганизации обществ колониальные державы потерпели неудачу в построении нации и обеспечении основных потребностей людей. Следовательно, увеличилась бедность, а вместе с ней и конфликт из-за ограниченных ресурсов. Южная Африка стала Объединенной республикой в ​​1910 году. Менее чем через четыре года южный и северный протектораты Нигерии также были объединены в одну нацию. В Южной Африке республика была создана после мирного соглашения 1902 года, достигнутого с бурами после ужасной англо-бурской войны.Между тем, слияние отдельных колоний в Нигерию было насильственным путем без согласия народа. Это было серьезным зерном конфликта, который до сих пор беспокоит Нигерию.

Первое дело: Южная Африка

В Южной Африке расизм лишил коренных африканцев возможности пользоваться плодами модернизации. Белые правители, которые видели в них всего лишь «занозу в своей плоти», постоянно дискриминировали зулусов, косов и других черных этнических групп.Период между 1910 и 1947 годами показал, как экономический расизм консолидировал структуры белого господства и чернокожего лишения избирательных прав и эксплуатации. Это было сделано с помощью расистского законодательства против черного большинства. Эти законы вынудили африканцев покинуть крупные города и переехать в отдаленные поселения в бедной части страны. В 1912 году африканские элиты взбунтовались, сформировав Африканский национальный конгресс (АНК), который должен был представлять и защищать права чернокожих африканцев.

Чернокожие южноафриканцы были лишены права владеть землей в результате принятия Закона о Черных землях 1913 года.Этот закон не позволял черным производить продукты питания для себя и зарабатывать деньги на сельском хозяйстве. Правительство также регулировало рынок труда, оставляя квалифицированную работу только для белых и отказывая чернокожим африканским рабочим в праве на организацию и создание профсоюзов. Наконец, законы о пропусках препятствовали свободному перемещению чернокожих между родиной и городами, тем самым создавая почву для введения апартеида.

Здесь необходимо подчеркнуть, что политика сегрегации или дискриминации разжигает конфликты. Но ослепленное цветом, правительство Южной Африки не обращало внимания на будущие последствия своего выбора. Жестокое подавление ранних забастовок чернокожих рабочих в 1922 году показало, что белые стремились укрепить границу между ними и коренными африканцами.

Важную роль в истории этнического конфликта в Южной Африке сыграла победа правой расистской Национальной партии (НП) в 1948 году и введение апартеида. Победа Националистической партии африканеров консолидировала интересы белых на политической и экономической арене.НП усилил дискриминационные законы и отстаивал веру в то, что африканцы уступают как в биологическом, так и в культурном отношении белым и неспособны вести свои собственные дела. Система апартеида служила стратегией «разделяй и властвуй», которая ограничивала мобильность черных и их участие в социально-экономической деятельности в стране, ставя их в структурное невыгодное положение.

Последующие правительства НП не учли основные потребности африканского населения, когда они создавали хоумленды под предлогом сохранения национальной власти. (Leroy Vail 1989) Согласно Mzala (1988: 77), план отдельной администрации для хоумлендов был нацелен на «ретрайбализацию в колониальных рамках Южной Африки. Это была попытка исключить черное большинство из роли в управлении. своей страны «.

Хоумленды, или «бантустаны» (Иван Эванс, 1997), были созданы для того, чтобы дистанцировать африканцев от плодов экономического развития страны и сделать их источниками дешевой рабочей силы для предприятий, принадлежащих белым.Эти бантустанцы, такие как Квазулу-Натал, Квандебеле, Бопутатсвана и Лебова, в основном характеризовались бедностью, перенаселенностью, отсталостью и разочарованием (Дэвид Чанаива, 1993: 258-9). Институционализированный расизм и апартеид взяли под контроль жизнь чернокожих людей, вызвав огромные лишения, нищету, отчаяние и болезни на родине. Поскольку неверный выбор политики и отрицание основных потребностей людей являются семенами конфликта, правительство Южной Африки стало свидетелем организованных забастовок членов запрещенного Африканского националистического конгресса (АНК) и Конгресса профсоюзов Южной Африки (COSATU). при поддержке Союза демократических партий (UDF).Насилие также увеличилось в период с 1976 по 1980 год в поселках Йоханнесбурга и Соуэто, в основном чернокожих, где молодежь и школьники пытались сделать поселки неуправляемыми (см. John Kane-Berman, 1993: 29-31). Жестокие полицейские репрессии и закрытие школ вынудили многих молодых людей покинуть городки и присоединиться к воинствующему крылу запрещенного АНК, где они продолжили освободительную борьбу.

Апартеид очень усложнил жизнь чернокожих перед лицом растущей нехватки на родине.То немногое, что поступало, подвергалось ожесточенной конкуренции и в большинстве случаев становилось средством создания покровительства для элит. Ученые полагали, что традиционный правитель зулусов, вождь Монгосуту Бутхелези и его Движение за свободу Инката представляют собой хороший пример того, как ресурсы использовались для сетей покровительства на его родине, Квазулу (Mzala, 1987; Gerhard Mare`. 1993). Распределение ресурсов на этой родине было перекошено в пользу тех, кто лоялен вождю, и при этом маргинализировалось представителей других этнических групп, проживающих в этом районе. Согласно Маре (1993: 41), эта стратегия «направлена ​​на то, чтобы скрыть классовые интересы культурных предпринимателей, прикрыть горизонтальное расслоение, например, классовое и гендерное, посредством своего рода этнического популяризма; и продвигать классовые интересы. мобилизаторов «. Инката, будучи культурной группой и политической партией, контролировала бизнесменов и профессионалов среднего класса. (См. Маре и Гамильтон, 1987: 59–60). Вождь Бутелези не скрывал своего намерения контролировать экономическую и политическую власть в стране.Он использовал такие этнические маркеры (Gerhard Mare 1993: 14-15), такие как язык, общее происхождение, культура и традиции, чтобы установить границы между инката и другими этническими группами.

Поведение вождя Бутелези было неприемлемо для АНК, которому не нравилось сотрудничество вождя с лидерами апартеида и его растущие амбиции узурпировать руководство Африканским национальным конгрессом, заявив, что он является лидером черного общественного мнения в Южной Африке. Вождь Бутхелези когда-то был членом молодежного крыла АНК, прежде чем из-за его откровенного стремления разделить нацию зулусов, Квазулу-Нат, я был уволен из партии.(См. Герхард Маре, 1993). Кроме того, политика вождя противоречила вооруженной борьбе АНК против лишения избирательных прав чернокожих и правления апартеида в Южной Африке.

Деятельность Инкаты и его тесное сотрудничество с правительством апартеида разделили черную оппозицию против режима апартеида, тем самым укрепив правительство и его репрессивную политику. Вождь Бутхелези и его движение использовались государством апартеида в качестве марионеток в его войне против освободительных движений.Попытка вождя Бутелези повлиять на жителей города (Герхард Маре, 2000: 66), некоторые из которых не придерживались его риторики, вызвала эскалацию этнического конфликта, охватившего многие чернокожие поселения в Южной Африке с начала 1980-х до конца 90-х годов. . Проникая в этнические ассоциации и клубы в поселках и влияя на их деятельность, Инката и вождь Бутелези создали конфликт, поскольку черные начали рассматривать свою борьбу за ограниченные ресурсы, такие как рабочие места, социальные удобства и образование, с этнической призмы.

Непосредственные причины конфликта могут быть связаны с высоким уровнем бедности, безработицей и политизацией каждой части жизни на родине. Уместно добавить, что эти социальные условия часто помогали этническим предпринимателям мобилизовать определенные группы против другой группы. Конфликты, обычно называемые «конфликтами черного с черным», получили этнический оттенок из-за риторики, исходящей из лагеря Инката. Этот конфликт установил жесткие границы между зулусами и косами и усилил человеческую бойню и разрушения в поселках.

Следует признать, что различные правительства Южной Африки с 1983 года пытались найти решение проблемы насилия, но их усилия были косметическими, потому что они были предвзято относились к инкатам и белым африканерам. Более того, утверждения Нельсона Манделы и АНК о том, что правительство Южной Африки оказывает Инкате материально-техническую и вооруженную поддержку, подорвали доверие к любым усилиям правительства по разделению враждующих групп. Власть, подавляющая свое большинство, не могла похвастаться эффективными институтами управления конфликтами, и в результате конфликт обострился. Последовавший за этим этнический конфликт унес много жизней и разрушил собственность до 1990 года, когда начался процесс демократизации.

Потребовались смелость и мудрость президента Ф. В. де Клерка в 1990-х годах, чтобы провести реформы, которые привели к демократической республике (см. Heribert Adam and Kogila Moodley, 1993), в которой чернокожие и другие меньшинства могли участвовать на равных. Это изменение взглядов Де Клерка привело к освобождению политических заключенных, таких как Нельсон Мандела и Вальтер Сисулу, а также к легитимации Африканского национального конгресса.Позже это также проложило путь к демократическим выборам в Южной Африке в 1994 году, в которых АНК победил под руководством Нельсона Манделы.

Второй случай: Нигерия

История этнической принадлежности и этнических конфликтов в Нигерии также восходит к колониальным нарушениям, которые вынудили этнические группы северных и южных провинций в 1914 году стать образованием под названием Нигерия. Поскольку с различными этническими группами, проживающими в этих провинциях, не проводились консультации относительно В результате слияния эта британская колониальная политика была автократической и недемократической, что привело к конфликту.Он отрицал основные потребности людей в участии, равенстве и социальном благополучии.

Администрация, поддерживающая сегрегацию своего народа, не имеет в сердце единства страны. Скорее отдельные правительства, введенные на Севере и Юге, были предназначены для усиления колониального контроля над нигерийским обществом и ослабления потенциала сопротивления людей. Эта эпоха провинциального развития, хотя и относительно мирная, также привела к росту этноцентризма.

Введение «косвенного правления» в Нигерии лордом Фредериком Лугардом, главным администратором, не было подходящим механизмом для управления межплеменной враждой в колонии.Система не только усилила этническое разделение, «она усложнила задачу объединения различных элементов в нигерийскую нацию» (Coleman, 1958: 194, цитируется по Nnoli, Okwudiba 1980: 113). Эта стратегия управления дистанцировала этнические группы друг от друга. Лугард передал власть традиционным правителям, которые коррумпированно использовали ее в деревнях для накопления богатства, земли и создания сетей покровительства, что в конечном итоге поощряло племенной образ жизни и семейственность.

Сегрегация нигерийской колонии также была усилена колониальными законами, ограничивающими мобильность (Афигбо, А.Е., 1989; Okonjo, I.M., 1974) христианских южан на мусульманском севере, создал отдельное поселение для некоренных граждан на севере и даже ограничил покупку земли за пределами своего региона. Предрассудки и ненависть стали распространяться в провинции, поскольку разные этнические группы начали подозрительно смотреть друг на друга во всех сферах контактов. Неравное и дифференцированное отношение к этническим группам стало причиной острой конкуренции в нигерийском обществе. Это создало неравенство в образовательных достижениях и увеличило политический и экономический разрыв между северной и южной Нигерией.

В этот период наблюдался значительный дефицит всех товаров, «очевидный в экономической, социальной и политической сферах жизни. Это сказывалось на занятости, образовании, участии в политической жизни и предоставлении социальных услуг населению». (Нноли, 1980: 87). Отсутствие таких «базовых потребностей» всегда дает элитам возможность мобилизовать группы для жесткой конкуренции, используя этноцентризм для достижения своих целей. В 1947 году колониальная конституция разделила Нигерию на три политических региона: Восток, Запад и Север.Север, где преобладали хауса-фулани, был самым большим и в конечном итоге самым густонаселенным регионом. Игбо доминировали на Востоке, а йоруба — на Западе. При доминировании трех основных этнических групп группы меньшинств (Osaghae, Eghosa, 1991; Rotimi Subaru, 1996) восстали, и нигерийцы начали борьбу за этническое господство по мере продвижения страны к независимости.

При создании трех этнических регионов не учитывались потребности групп этнических меньшинств в автономии и самоопределении. Вместо этого они потерялись в большинстве. Это развитие было основано на «фальшивой теории регионализма? О том, что нужно быть лояльным и защищать интересы своего региона в ущерб другим». (Osaghae, Eghosa, 1989: 443)

Годы между 1952 и 1966 годами изменили политическую культуру страны, превратив три региона в три политических образования. Таким образом, борьба за независимость свелась к поискам этнического превосходства. В то время этническая и субэтническая лояльность угрожала выживанию как Востока, так и Запада, в то время как Север был религиозно разделен между христианством и исламом.Это был период политизированной этнической принадлежности и конкуренции за ресурсы, что ухудшило отношения между этническими группами. Была высокая степень коррупции, кумовства и трайбализма. Национальный интерес был оставлен в стороне, в то время как политики использовали общественные деньги для создания и поддержания сетей патронажа. С момента обретения независимости ситуация в Нигерии была чревата этнической политикой, когда элита из разных этнических групп планировала привлечь как можно больше федеральных ресурсов в свои регионы, игнорируя проблемы, которые могли бы объединить страну.

Анархия, конкуренция и незащищенность привели к падению первой республики. Военное вмешательство завершилось ужасной этнической войной с 1967 по 1970 год, когда подвергшиеся жестокому обращению игбо восточной Нигерии (Биафран) пригрозили выйти из федерации. Обиды игбо были вызваны отрицанием их основных человеческих потребностей (Burton, 1992) в равенстве, гражданстве, автономии и свободе. Везде, где отказывают в удовлетворении таких основных потребностей, часто возникает конфликт, поскольку пострадавшие группы используют насильственные методы для борьбы за свои права человека.

Пока политики пытались справиться с колониальным наследием, которое объединило несовместимые этнические группы в одну страну, военные элиты устроили перевороты, посмеиваясь над демократией в самой густонаселенной и многообещающей стране Африки. Коррупция, некомпетентность и неразбериха, которые характеризовали военную эпоху, ввергали Нигерию в экономические проблемы, бедность и этнорелигиозные конфликты до 1990-х годов. В Нигерии, где политика по-прежнему придерживается этнической линии, всегда возникают разногласия по поводу правил игры.Военные вмешались, потому что считали гражданских лидеров некомпетентными и нерешительными. Однако южане не доверяли военному режиму, потому что считали, что он пытается сохранить гегемонию хауса-фулани в Нигерии. 12 июня 1993 года вождь Мошуд Абиола, йоруба из юго-западной Нигерии, победил на президентских выборах в Нигерии, но его президентский пост был аннулирован военным режимом. В ответ южные нигерийцы начали формировать боевые организации, протестуя против несправедливого обращения и требуя демократически избранного правительства.Во время авторитарного правления генерала Сани Абачи, мусульманина с севера, южане все больше опасались политической маргинализации и требовали положить конец доминированию хауса-фулани на политической арене. Это событие означало слабость правительства и отсутствие у них эффективных механизмов управления этническим конфликтом в Нигерии.

Этнорелигиозный конфликт в Нигерии усугубился бойкотом йоруба конституционной конференции 1994 года, организованной режимом генерала Абачи.Конференция должна была разрешить национальные дебаты по поводу этнической принадлежности. Вдохновленные группами боевиков пан-йоруба, Афенифере и Народный конгресс Одудува (OPC) на юго-западе Нигерии угрожали отделением и усилили насильственные протесты по всей стране.

Этнические конфликты в Нигерии продолжались в период перехода к демократии. Олусегун Обасанджо, гражданское лицо, был президентом в течение нескольких лет. Однако конфликт продолжает нарастать, поскольку различные этнические группы требуют политической реструктуризации.В федеральной структуре образовались глубокие трещины, и требуются срочные меры по их устранению. Но больше всего беспокоит религиозное измерение этнической конкуренции за власть и нефтяные богатства в Нигерии. Множественные этнорелигиозные конфликты в северных городах Кано, Кадуна, Джос и Замфара возникают из-за введения мусульманских шариатских судов и требований Юга об автономии. Продолжающийся конфликт свидетельствует о том, что в Нигерии отсутствуют эффективные механизмы управления этническими конфликтами.

Сравнительные подходы к управлению конфликтами

Ввиду интенсивности этнических конфликтов, потрясших Нигерию и Южную Африку, обе страны работали над созданием конституционно поддерживаемых институтов для управления конфликтами.

В Южной Африке после трудных и смелых политических переговоров между различными группами интересов страны, государство предотвратило дальнейшее насилие, разработав несколько демократических подходов к созданию основы для мира и безопасности. Создатели новой конституции Южной Африки создали впечатляющий документ, направленный на исцеление ран прошлого и создание общества, основанного на социальной справедливости, основных правах человека и верховенстве закона. Конституция гарантирует свободу ассоциаций, языков и религии и включает билль о правах.

Во-вторых, правительство создало пакеты позитивных действий для обездоленных групп, которые подчеркивают «управление разнообразием». Они предназначены, среди прочего, для устранения структурного расизма, созданного государством апартеида.

В-третьих, структура правительства Южной Африки была конституционно изменена, чтобы уступить место правительству национального единства. В конституцию были включены механизмы разделения власти для предотвращения этнического или расового господства какой-либо группы.Состав нового правительства подтверждает тенденцию к примирению и терпимости, что также помогло легитимировать власть.

В-четвертых, конституция разрушила хоумленды. Этот акт означал конец апартеида. Как упоминалось выше, условия в черных резервациях были бесчеловечными. Бедность была повсеместной, социальные удобства и рабочие места были скудными. Пренебрежение родиной и поселками сделало людей уязвимыми для этнических предпринимателей и полевых командиров, которые боролись за власть и экономические ресурсы.После ликвидации этнических хоумлендов конституция предусматривала создание девяти провинций вместо четырех бывших провинций, существовавших во время апартеида. Это решение было направлено на распределение власти между субнациональными единицами. Провинции пользуются относительной автономией, что способствует деэскалации конфликта.

Пятым шагом на пути к мирному урегулированию конфликта стало создание Комиссии по установлению истины и примирению (КИП) под председательством архиепископа Десмонда Туту, которая помогла залечить раны, нанесенные системой апартеида.Это также помогло привить приверженность подотчетности и прозрачности общественной жизни Южной Африки.

Шестой шаг правительства АНК был направлен на устранение корней экономического неравенства. АНК представил амбициозный план действий под названием «Программа реконструкции и развития» (ПРР). ПРР была направлена ​​на поощрение обездоленных групп, особенно чернокожих, к участию наравне с другими в бизнесе.

Для решения своей сложной этнической проблемы Нигерия, как и Южная Африка, разработала механизмы управления этническими конфликтами.Конституционно Нигерия сделала выбор в пользу федерализма и секуляризма, чтобы справиться с этническими и региональными недоразумениями. Как и в Южной Африке, в конституцию 1999 года был включен билль о правах, призванный развеять опасения этнических меньшинств на Юге.

В прошлом нигерийские диктаторы подвергались огромному давлению со стороны групп меньшинств, требовавших более справедливого распределения власти. С 1967 по 1999 год в Нигерии было создано тридцать шесть штатов, противоречащих этническим и религиозным границам. Этот шаг был призван еще больше развеять опасения этнических групп по поводу доминирования трех основных языковых групп: хауса-фулани, игбо и йоруба.

Однако жизнеспособность этих новых государств неясна, за исключением нефтедобывающих государств на Юге. Некоторые из этих штатов недавно стали проводниками личного обогащения элит за счет снижения уровня бедности и создания рабочих мест для остальной части населения.

В течение многих лет поступали сообщения о неравенстве в распределении нефтяных ресурсов в Нигерии. Этот спорный вопрос стал причиной большинства недавних этнических конфликтов в стране.Хотя конституция предусматривала новую систему распределения ресурсов, этнические группы из нефтедобывающих районов считают новую систему неадекватной, утверждая, что они не получают достаточно денег для собственного регионального развития. Такова динамика кризиса огони и недавних спорадических этнических столкновений в нефтедобывающих штатах дельты Нигера. Я бы сказал, что, если этот вопрос не будет решен на национальной конференции, экономическая база страны окажется под угрозой.

Заключение

В целом, эти два случая свидетельствуют о некоторых важных связях между управлением конфликтом и результирующим состоянием и качеством отношений между соперничающими этническими группами. Во-первых, сохранение этнического мира (или его нарушение) зависит от типа и эффективности имеющихся механизмов управления конфликтами, а также от политических выборов и решений соответствующего правительства. Во-вторых, использование конституционных инструментов управления конфликтами может способствовать установлению прочного мира.Это было более очевидно в Южной Африке, где правительство заложило основу для процветающего гражданского общества, подотчетности и прозрачности правительства. Однако в Нигерии недемократическая федеральная конституция 1999 года не пользуется поддержкой граждан. Конституция была разработана военными диктаторами и передана народу. Он не зашел достаточно далеко, чтобы решить этнические проблемы, преследующие страну с момента обретения независимости. Группы за гражданские свободы в настоящее время проводят кампанию за новую конституцию.

В обеих странах этнические конфликты возникли в результате отрицания основных человеческих потребностей в доступе, идентичности, автономии, безопасности и равенстве, усугубляемых автократической ролью правительства и вооруженных сил. Кроме того, жестокие конфликты в Квазулу-Натале, Йоханесбурге, Лагосе, Кано и дельте Нигера привели к более искаженному образцу управления, что привело к дальнейшему отказу масс в удовлетворении основных потребностей. Управление конфликтами более эффективно, если в правительстве отсутствует коррупция.В соответствии с теорией Джона Бертона, это единственный способ удовлетворить основные потребности людей.

Невозможно переоценить роль хорошего политического руководства. По шкале лидерства Нельсон Мандела и Ф. В. де Клерк получают высокие оценки. Оба лидера смогли забыть прошлое и двинуться по пути мира и демократии. Однако Нигерии с ее руководством повезло меньше. Этнорелигиозные конфликты в Нигерии продолжаются, потому что нигерийские элиты коррумпированы и расколоты по признакам религии и этнической принадлежности.Это привело к этническому соперничеству, подозрительности и вражде среди лидеров. Без смелого и четко сформулированного руководства управление или предотвращение конфликтов всегда будет миражом.

Относительный экономический рост и развитие, наблюдавшиеся в Южной Африке после ее преобразований, помогли стране сократить бедность и урегулировать этнические проблемы. Этот успех побудил Нигерию попытаться превратить этническую политику во взаимовыгодные отношения. Для этого Нигерия должна отказаться от своих старых и неэффективных подходов и разработать новые институты и механизмы, которые могут мирно решать проблемы бедности, распределения доходов и других национальных проблем.

В этой статье подчеркивается важность гражданского общества в управлении этническими конфликтами. Активность гражданского общества в Южной Африке способствовала мирному переходу к демократии. В Нигерии подавлено большинство гражданского общества. Во время военной диктатуры большинству низовых организаций угрожали и заставляли скрываться или становиться воинственными. Гражданское общество, которое действительно существует в Нигерии, сыграло важную роль в урегулировании конфликтов. Они использовали публичные собрания и дебаты, чтобы повысить осведомленность о необходимости этнической гармонии и последствиях неконтролируемой межнациональной вражды.Следующим шагом является попытка гражданского общества сотрудничать с государством в разработке стратегий управления конфликтами, а также в мониторинге эффективности существующих институтов.

Уроки этого исследования заключаются в том, что этнический конфликт — это игра с отрицательной суммой, которая никому не выгодна. Сторонников расового и этнического мира в Нигерии и Южной Африке больше, чем тех, кто хочет кормиться из добычи конфликта. Об этом свидетельствуют недавнее уменьшение числа насильственных конфликтов и переход обеих стран к демократии.Для достижения прочного мира Нигерия и Южная Африка должны бросить вызов действиям этнических лидеров, которые использовали жестокие этнические конфликты в личных целях.

Уроки, извлеченные как из Южной Африки, так и из Нигерии, могут начать убеждать политиков и политиков в том, что стратегии дискриминации и расизма не в интересах мира и демократии. Кроме того, эффективные институты управления конфликтами успокаивают иностранных инвесторов, тем самым стимулируя экономику. Наконец, мир поможет обеим странам укрепить свои руководящие позиции в Африканском союзе и Новом африканском партнерстве в целях развития (НЕПАД).

Процесс демократических преобразований в обеих странах еще не завершен. Важность управления этническими конфликтами в Африке подчеркивается слаборазвитостью континента и слабым экономическим ростом. Это указывает на необходимость изменения подхода континента к управлению конфликтами. Мир в Африке — это не отсутствие войны, а удовлетворение основных человеческих потребностей людей.


Библиография

Афигбо, A.E., (1989) «Федеральный характер: его значение и история», в P.P Ekeh и E. Osaghae, (ред.), Федеральный характер и федерализм в Нигерии. Ибадан. Heinemann.

Андерсон, бенедикт (1991) Воображаемые сообщества: размышления о происхождении и распространении национализма. (ред) Исправленное издание. (Лондон и Нью-Йорк: Verso)

Азар, Эдвардс (1990), Управление затяжными социальными конфликтами. Теория и случаи, Дартмут, Олдершот.

Брасс, П.Р., (1991) Этничность и национализм. Теория и сравнение. Публикация Sage. Лондон.

Б.B.C News 19 июня 20002, 16:00 по Гринвичу.

Бертон, Джон (1997) «Испытанное насилие: источник конфликтного насилия и преступности и их предотвращение». Нью-Йорк. Издательство Манчестерского университета.

Бертон, Джон (1990) Разрешение и предотвращение конфликтов: St. Martins Press

Бертон, Джон (1979) Девианс, терроризм и война: процесс решения нерешенных социальных и политических проблем, (Нью-Йорк: Сент-Мартинс Пресс).

Ханаива, Дэвид (1993) «Южная Африка с 1945 года», Ин, (ред.), Али Мазруи и Вонджи, К., Всеобщая история Африки с 1935 г., т. 8, Heinemann. Калифорния. ЮНЕСКО

Коэн, Абнер (1974) Обычаи и политика в городской Африке. Рутледж и Кеган Пол Пресс.

Коулман Джеймс (1958) Нигерия: история национализма. Беркли и Лос-Анджелес.

Федеративная Республика Нигерия: Отчет Конституционной конференции, содержащий резолюцию и рекомендации, том 2, Абуджа. National Assembly Press, 1995: 7

Герц, К., (1963) Интегративная резолюция: изначальные настроения и гражданская политика в новых государствах », в (под ред.), К. Гирц, Старые общества и новые государства. Нью-Йорк.

Глейзер Н. и Мойнихан Д. П. (1975) под редакцией «Этническая принадлежность и опыт». Кембридж. Массачусетс, издательство Гарвардского университета. Атланта, Джорджия.

Гурр, Тед и Б. Харфф (1994) Этнический конфликт в мировой политике. (Сан-Франциско: издательство West View)

Гурр, Тед (1970). Почему Men Rebel (Принстон)

Хериберт, Адам и Когила Мудли (1993) Переговорная революция. Общество и политика в Южной Африке после апартеида. Йоханесбург, издательство Jonathan Ball Publishers.

Хислоп, Роберт, (1998), «Этнический конфликт и момент щедрости», Журнал демократии, Том 9, № 1: 140-53

Хобсбаун, Э.Дж., и Рейнджерс, Т. (1983), ред. Изобретение традиции. Кембридж.

Горовиц, Дональд (1985) Этнические группы в конфликте. Беркли: Пресса Калифорнийского университета.

Иванс, Эванс (1997) Бюрократия и раса. Родная администрация в Южной Африке. Южноафриканский институт расовых отношений. Йоханесбург.

Джозеф, Ричард (1991) Демократия и добендальская политика в Нигерии: расцвет и падение Второй республики.Spectrum Books Limited. Ибадан. Оверри.

Кейн-Берман, Джон (1993) Политическое насилие в Южной Африке. Южноафриканский институт расовых отношений. Йохансебург.

Лейкс, Д. А. и Ротшильд, Дональд (1996), «Сдерживание страха: истоки и управление этническими конфликтами», Международная безопасность, т. 21, нет. 2: 41-75.

Маре ‘, Герхард (1993) Этническая принадлежность и политика в Южной Африке. Зед. Пресса, Лондон.

Маре ‘, Герхард и Гамильтон С., (1987) Аппетит к власти: Бутелези, Инката и Южная Африка.Йоханесбург. Вороны, Блумингтон и Индиана Полис: Издательство Индианского университета.

Монти Г. Маршалл и Тед Гурр, (2003) Мир и конфликт 2003: Глобальный обзор вооруженных конфликтов, движений самоопределения и демократии. (Центр международного развития и управления конфликтами. Мэрилендский университет, 2003 г.)

Монти Дж., Маршалл, Тед Гурр и Дипла Хосла (ред.) Мир и конфликт 2001: глобальный обзор вооруженного конфликта, движений за самоопределение и демократии. (Центр институционального развития и управления конфликтами.Мэрилендский университет, 2001 г.)

Мзала (1988) Гатша Бутелези, руководитель с двойной повесткой дня. Zed Books Limited. Лондон и Нью-Джерси

Ньюман, Уильям, М., (1973) Американский плюрализм. Нью-Йорк: издательство Harper and Row.

Нноли, Оквудиба, (1980) Этническая политика в Нигерии. Четвертое измерение Press. Энугу.

Оконджо, И.М. (1974) Британская администрация в Нигерии. 1900-1950 гг.

норвежских крон

Osaghae, Eghosa (1991) «Этнические меньшинства и федерализм в Нигерии», African Affairs, vol. 90: 237-258.

Охобошане, Виктория (1999) Программа реконструкции и развития; Основа для экономического развития в Южной Африке », В (ред.) Ханс Гсангер и Райнер Хойферс, Социальная политика, ориентированная на бедность в странах Южной и Восточной Африки. DSE. Берлин

Ротими Суберу, (1996) Конфликты этнических меньшинств и управление в Нигерии. Spectrum Books Limited. Ибадан, Оверри.

Ротшильд, Дональд (1997), Управление этническим конфликтом в Африке: давление и стимулы для сотрудничества.Brookings Press.

Рупесингхе, Кумар (1987) «Теории разрешения конфликтов и их применение к затяжным этническим конфликтам», Бюллетень мирных предложений. Том 18, № 4: 527-539

Сиск, Т.Д. (1995) Демократизация в Южной Африке: неуловимый общественный договор. Принстон. Издательство Принстонского университета.

Южноафриканский ежегодник, 1999. Претория, Южная Африка.

Ставенхаген, Рудольфо, (1990) Этнический вопрос. Токио. United Nation, Press.

The New York Times, 18 ноября 1992 г .: A6

Вейл, Лерой, (1989) Создание трайбализма в Африке.Джеймс Карри. Лондон

Вальдмейр и М. Холман (1994) «Могущественный дух. Единство», в Financial Times. Лондон. 18 июля 1994 г .: 1

Конфликты и разрешение конфликтов в Африке — ACCORD

Д-р Фонкем Ачанкенг I — доцент кафедры социальных служб и лидерства в сфере образования Колледжа образования и социальных служб Университета Висконсина в Ошкоше.

Абстрактные

Привлекая колониальный фактор в африканские конфликты, эта статья пытается понять неэффективность усилий по управлению конфликтами в преодолении бедствий, которые принесли конфликты на африканский континент.В нем утверждается, что конфликты в Африке не всегда возникают в первую очередь из-за кризисов национального управления и неспособности правительственных институтов в африканских странах урегулировать конфликт, и пересматривается колониальный фактор как корень многих конфликтов в Африке. В статье пересматриваются дискуссии об управлении конфликтами и их разрешении и обвиняются бывшие колониальные державы и могущественные организации в том, что они придерживались колониальных подходов к африканским конфликтам за счет желания решить фундаментальные проблемы, разделяющие стороны в различных конфликтах.В нем утверждается, что колониальный фактор следует учитывать при попытках урегулирования конфликтов в Африке, поскольку корни многих постколониальных конфликтов в Африке по-прежнему уходят корнями в прошлое Африки и, в частности, в процессы колонизации и деколонизации. Утверждая, что урегулирование конфликта — это нечто большее, чем подавление или, возможно, искоренение открытого насилия, он утверждает, что создание и / или применение сил по поддержанию мира на каждом этапе различных африканских конфликтов не обеспечивает желаемых долговременных результатов.

Введение

Я уверен, что никто из вас не захочет довольствоваться поверхностным социальным анализом, который имеет дело в основном с эффектами и не борется с первопричинами. (Мартин Лютер Кинг-младший, 1963).

Сообщество по разрешению конфликтов, кажется, преследует усилия по разрешению конфликтов в Африке, руководствуясь различными целями и интересами и придерживаясь политики, которая часто полна двусмысленностей и противоречий. Эта ситуация может быть причиной того, что многие африканские конфликты могут быть замалчены, но по большей части остаются неурегулированными.Как отмечал Зартман (2000: 3), хотя в африканских конфликтах участвуют опытные миротворцы, использующие лучшие личные навыки и недавно полученные знания о способах управления и разрешения конфликтов, международные усилия по управлению конфликтами не были особенно эффективными или действенными. в преодолении бедствий, которые привели их на континент. Тогда критически важный вопрос заключается в том, как мы понимаем проблему разрешения конфликтов в Африке, когда действующие лица, в основном внешние по отношению к Африке, пропагандируют идею мира и разрешения конфликтов, соответствующую главным образом их собственным интересам и взглядам на Африку и мир.

Хотя некоторые исследователи конфликтов в Африке (Obasanjo 1991, Anyang ‘Nyong’o 1991 and Msabaha 1991) согласны с тем, что конфликты в Африке возникают главным образом из-за кризисов национального управления и из неспособности правительственных институтов в африканских странах урегулировать конфликт, эта статья задействует колониальный фактор как причину многих конфликтов в Африке. В нем утверждается, что этот фактор необходимо принимать во внимание при попытках урегулирования конфликтов в Африке, поскольку корни многих постколониальных конфликтов в Африке, таких как недавний случай с Южным Суданом, по-прежнему уходят корнями в прошлое Африки и, в частности, в колонизацию. и процессы деколонизации.В статье также утверждается, что конфликты на субнациональном и национальном уровнях в Африке бывают нескольких типов и что навязывание миротворческих сил, как это часто бывает, или простое навязывание новых политических и экономических институтов различным африканским конфликтам не может обеспечить желаемые длительные результаты. Кроме того, исходя из той же посылки, в статье ставится вопрос, насколько справедливое и равноправное будущее может быть построено на несправедливом прошлом.

Колониальное наследие как основа конфликта

Некоторые ученые, в том числе Моквуго Окойо (1977), Бонни Дуала-М’Беди (1984), Клод Эйк (1985) и Герман Дж.Коэн (1995) рассматривает многочисленные конфликты в Африке как естественное следствие колониального прошлого Африки. Окойо (1977: 93), например, утверждает, что «политическая нестабильность коренится в самой структуре общества, а для большинства новых стран — в колониальном прошлом». Он также добавляет, что «можно сказать, что постколониальное настоящее Африки было создано для Африки колониальным прошлым Африки». Придерживаясь этой точки зрения, посол Герман Дж. Коэн (1995) утверждал, что «истоки и последствия внутренних конфликтов в Африке уходят корнями в колониализм, последующие процессы деколонизации и формирования государства, а также последующий кризис национального строительства».Для Коэна колониальное государство было чревато противоречиями. Как он выразился, «современное африканское государство было создано колониальными державами из-за этнического и регионального разнообразия и стало конфликтным из-за огромного неравенства в отношениях сил и неравномерного распределения национального богатства и возможностей развития» (Cohen 1995: 11) . Другими словами, была создана основа для многих конфликтов, пережитых в Африке после обретения независимости. Дуала-М’Беди (1984: 10), разделяя эту точку зрения, утверждал, что «проблемы, с которыми сталкиваются современные африканские государства, основаны на нашем колониальном опыте».

Коэн (1995: 11) также обвинил процесс деколонизации, когда заметил, что во многих странах противоречия колониального государства были переданы независимым государствам через ошибочный процесс деколонизации. Он утверждал, что «конфликты, повторяющаяся нестабильность и плохое управление в Заире, Руанде и Бурунди можно проследить до поспешного и неподготовленного предоставления независимости Бельгией в 1960 году». Он также считал, что крупные войны в Анголе и Мозамбике возникли в результате «панической деколонизации революционной и хаотической Португалии в 1974-75 годах».Что касается войны в Судане, он объясняет ее тем, как « англо-египетская администрация объединила Север и Юг, но держала их отдельно в рамках политики сепаратизма на протяжении большей части правления кондоминиумов, а затем оставила их. в централизованном унитарном государстве без конституционных гарантий для обездоленного Юга »(Cohen 1995: 12). Это лишь некоторые примеры конфликтов в Африке, которые генерал Обасанджо (1991) удачно охарактеризовал как континент с наибольшим количеством конфликтов.

Важно подчеркнуть, что, как и в случае вышеупомянутых конфликтов, корни многих текущих конфликтов — скрытых и явных — включая случаи Западной Сахары и Британского Южного Камеруна, также можно проследить до колониализма и процесса деколонизации. . В этом случае любое мышление, которое считает колониальный фактор неуместным сегодня, может быть неуместным. Потребность в колониальном анализе остается актуальной, потому что культура колониализма все еще с нами, и потому что постколониальный период тесно связан с колониализмом (Thomas 1994).Как утверждал этот исследователь культуры колониализма, «[если] мы преодолели колониальные образы и нарративы более всесторонне, возможно, нам вообще не пришлось бы обсуждать их, но в настоящее время нет пустоты, в которой можно было бы столь уверенно молчать. слышал »(Thomas 1994: 195). В случае с британским Южным Камеруном, например, Соединенное Королевство (Великобритания) не смогла создать подопечную территорию Организации Объединенных Наций (ООН) для государственности в соответствии с Соглашением об опеке ООН. Скорее, Великобритания лоббировала ООН, чтобы поспешно объединить британский Южный Камерун и подопечную территорию Франции без конституционных гарантий для находящейся в неблагоприятном положении бывшей британской территории Южный Камерун.В то время как продолжающийся конфликт в Западной Сахаре касается права на самоопределение, предоставленного другим бывшим европейским зависимостям, конфликтная ситуация в Кот-д’Ивуаре после смерти первого президента страны Уфуэ Буань также тесно связана с характером независимость страны и политическое руководство.

Утверждение Коэна имеет важное значение для понимания различных конфликтов и попыток разрешить такие конфликты на континенте. Если причины и последствия конфликтов уходят корнями в колониализм, процессы деколонизации и формирования государства и последующий кризис национального строительства, то любая попытка разрешить конфликты также должна выходить за рамки концепций « новых институтов, которые повысит участие, легитимность и перераспределение »и рецепты« хорошего управления »(Cohen 1993: 7), чтобы также устранить другие коренные причины проблем.С точки зрения этого анализа, «кризисы внутреннего управления» и «новые институты» в Африке могут быть связаны как с колонизацией, так и с деколонизацией Африки. Поэтому любое обсуждение «внутреннего или национального управления» не может исключать структуру государства и политическое руководство, унаследованные от колониализма, учитывая, что основа для африканских государств и политического лидерства на большей части континента является колониальной.

Брайсон и Кросби (1992: 3) определили лидерство как «вдохновение и мобилизацию других для совершения коллективных действий во имя общего блага».С этой точки зрения политическое лидерство во многих частях Африки даже сегодня вряд ли можно назвать африканским лидерством, потому что оно было, по большей части, навязано народу колониальными державами. Окойо (1977: 93) описал ситуацию следующими словами: «Колониальное правление было для всех практических целей военным правлением, и путем простого переноса новый политический класс, унаследовавший мантию колониальных хозяев, также унаследовал его концепцию руководящей роли, которая был структурирован в авторитарных условиях ».Примеры тому — легион в Африке, где колониальная машина очень мало сделала для подготовки африканцев к самоуправлению и, следовательно, к хорошему управлению. В любом случае самоуправление изначально не предусматривалось, и поэтому единственного образования, предоставленного «туземцам», было достаточно, чтобы подготовить их к подчиненным должностям посыльных и младших клерков на колониальной государственной службе. Большинство африканских лидеров и людей, занимавших руководящие должности в период независимости, были выбраны колониальными хозяевами из этой группы.Оказавшись у власти, они крепко держались за власть, и обычно при поддержке бывших колониальных держав, которые в первую очередь передали им власть.

Африканская независимость и африканское политическое лидерство очень тесно связаны. Бывшие колониальные хозяева не искали хороших вождей народа. Забота колониальных хозяев о независимости и за ее пределами, по большей части, заключалась в передаче власти группе друзей, чья миссия всегда заключалась не в «хорошем управлении своим народом», а в защите интересов метрополии.В этом отношении многие политические лидеры Африки, особенно в бывших французских колониях, навязывались и продолжают навязываться народу, почти не заботясь о благом управлении. Как сказал профессор Университета Порт-Харкорта Клод Эйк (1985: 1212), «обстоятельства африканской истории сговорились создать элиту, которая не могла функционировать, потому что у нее не было чувства идентичности или целостности и не было уверенности, она не знала, где находится. исходил или куда он шел ». Примеры военного и экономического пактов, заключенных франкоговорящими африканскими лидерами с Францией при обретении независимости, являются тому подтверждением.Во многих случаях эти пакты не были отменены через полвека после обретения независимости, и именно поэтому бывшие французские колонии либо все еще имеют французские военные, дислоцированные в странах, либо продолжают призывать Францию ​​к военному вмешательству, как в недавних случаях Центральноафриканской Республики. и Мали. Давайте теперь рассмотрим основы африканских наций или государств, а также концепции власти и управления.

В Африке концепция государства или нации основана на колониальном прошлом Африки. В статье 4 Учредительного акта Африканского союза особое внимание уделяется уважению государственных границ, унаследованных после обретения независимости.Африканские государства также остались сферами влияния бывших колониальных держав, и ни одна держава в мире не была заинтересована в изменении этой ситуации. Дуала-Мбеди (1984: 10) утверждал, что «европейская концепция государства оказала сильное влияние на африканские страны и что именно эта концепция государства привела к произвольному установлению границ по всей Африке». Такое европоцентричное мышление, подкрепленное достижениями науки и техники, все еще широко распространено в Африке. Вот почему большая часть западной литературы по конфликтам в Африке может все еще нуждаться в дополнительных разъяснениях в отношении конкретных типов конфликтов.Некоторый свет будет пролен на типологию африканских конфликтов позже в этом анализе.

Политические репрессии и несоблюдение прав человека синонимичны плохому управлению. Политические репрессии в Африке восходят к колониальному наследию Африки. Колониальное правление было антитезой демократии, потому что оно основывалось на узурпации основного права на самоопределение и основных прав человека граждан и народов. Работа Окойо (1977) подчеркивает тот факт, что любая легитимность колониализма проистекает не из какого-либо набора согласованных правил или консенсуса, а из монополии на средства принуждения и насилия, а также из его стратегий разделения и правления, направленных на усиление раскол (классовый, родовой, религиозный), присущий социальной структуре и способствующий продлению ее правления.Колониальное правление никогда не поднимало вопрос о хорошем правительстве. Единственными проблемами были власть и насилие, и это остается политической традицией, которую африканские лидеры добились независимости в своих странах. Эти африканские лидеры не только сохранили политику силы и насилия, но многие из них также продолжили укреплять традицию. Ака (1985: 1213) решительно утверждала, что «поскольку многие лидеры в Африке были небезопасными, когда они унаследовали власть, они продолжали цепко к идее исключительного требования правителя к власти».Эту ситуацию можно проверить во многих африканских странах, где руководство цеплялось за власть в течение двадцати, тридцати или сорока лет — от Уганды и Судана, через Чад и Камерун до Анголы, Зимбабве и других. Власть и плохое управление, традиции, унаследованные от колониального правления, и природа деколонизации, были одним из основных источников конфликтов в Африке. Хотя в целом они рассматриваются как конфликты в Африке, необходимо отметить, что конфликт в Африке не только меняется от случая к случаю, но и часто связан с колониальным правлением и процессом деколонизации.Теперь давайте обратим наше внимание на изучение различных конфликтов, чтобы разделить их на категории.

Пересмотр африканских конфликтов

Анализ Коэна был сосредоточен на насильственном конфликте в Африке, но он включал насильственный способ, которым нетерпимые режимы обычно решают политические проблемы, которые можно было бы решить в рамках политического процесса и без насилия. Любая реалистическая оценка постколониальных африканских конфликтов должна начинаться с их истоков или причин.В литературе по африканским конфликтам, как представляется, конфликты рассматриваются в основном как внутринациональные или межэтнические. Эта точка зрения в некоторой степени верна, но это далеко не общая тенденция. Коэн (1996: 1) утверждал, что большинство «африканских войн были гражданскими войнами», а Ежегодник Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), например, также выдвинул аргумент, что «более половины крупных вооруженных конфликтов в Африке происходили в национальные границы »(Lingren et al.1991: 347). Утверждение «произошло в пределах национальных границ» означает то же, что и общее описание, «внутринациональное». Хотя геополитическое пространство, в котором происходит конфликт, может быть национальным государством, в этом анализе необходимо сделать одно уточнение. Дело в том, что конфликты, происходящие в пределах национальных границ в Африке, имеют разные ставки и разные коренные причины. Классификация африканских конфликтов как в основном межэтнических и внутринациональных, похоже, получила широкое признание в сообществе, занимающемся разрешением конфликтов.Эта классификация, которая, по-видимому, проистекает из западных знаний об африканских обществах и их внимательного отношения к ним, возможно, нуждается в дальнейшем расширении. В этом отношении важна попытка сосредоточить внимание на различных типах конфликтов в Африке с точки зрения предмета или характера доминирующих проблем, связанных с каждой категорией.

При внимательном рассмотрении различных конфликтов, происходящих в Африке, можно выделить две широкие категории, а именно внутригосударственные и межгосударственные конфликты. Каждую из этих двух широких категорий можно далее разбить на так называемые «относительно абстрактные измерения конфликта» (Kriesberg 1982: 183; ср. Burton 1990).Эти аспекты, по словам Крисберга, включают спорные вопросы (ресурсы и интересы или ценности и идеология), арены, на которых происходит конфликт (семьи, сообщества, страны или регионы), и противоборствующие стороны (люди, организации, классы). , или народы). В свете этих измерений мы можем рассматривать африканские конфликты как принадлежащие к следующим шести типам: межэтнические конфликты, межгосударственные конфликты, освободительные конфликты, конфликты за гражданские права, аннексионистские конфликты и политические конфликты переходного периода.Каждый тип конфликта кратко обсуждается ниже с приведенными примерами.

1) Межэтнические конфликты: Противоборствующие племенные или этнические группы в основном встречаются в пределах национальных границ, хотя врожденные проблемы искусственных границ, вызванные колониализмом, привели к тому, что некоторые этнические группы были обнаружены в двух, трех или даже более африканских странах. Эти конфликты очень часты, хотя и менее серьезны с точки зрения числа жертв, беженцев и перемещенных лиц, а также распространения болезней, голода и разрушения окружающей среды.Примеры клановой борьбы в Сомали и Либерии, где контроль власти в центре был / является одной из основных проблем, являются кульминацией межэтнических конфликтов, но это только исключение, а не правило — учитывая, что межэтнические конфликты этнические конфликты возникают по любому количеству вопросов, начиная от политики и заканчивая социально-экономическими проблемами, такими как религия, культура или земля и другие ограниченные ресурсы. Межэтнические или межплеменные конфликты изобилуют во многих странах Африки. В постколониальной Африке эти конфликты сильно усугубляются неоколониальными договоренностями, характерными для многих африканских правительств.Известно, что во многих африканских странах, где руководство остается в одних руках и продолжает служить колониальным интересам, государственный аппарат спонсирует некоторые межэтнические конфликты в качестве стратегии «разделяй и властвуй».

2) Межгосударственные конфликты: Это конфликты между правительствами, а иногда и народами двух разных стран. Этих конфликтов было относительно немного в Африке, несмотря на проблемы, вызванные искусственными границами, унаследованными от колониализма, и объединением разных наций для создания новых стран после обретения независимости.Некоторые межгосударственные конфликты произошли в основном из-за спорных территорий, таких как конфликт между Чадом и Ливией из-за полосы Аузу. Был также случай танзанийско-угандийской войны, в результате которой Иди Амин был свергнут в Уганде. Другие включали кенийско-сомалийскую войну (1963-1967), сомалийско-эфиопский конфликт (1964-1978), конфликт Египта и Ливии (1977), пограничный конфликт Эритреи и Эфиопии (1998-2000) и камерунско-нигерийский конфликт 1994 года. конфликт из-за спорной богатой нефтью полуострова Бакасси.

3) Освободительные конфликты: Освободительные конфликты — это конфликты, в которых участвуют целые нации или народы, оказавшиеся в территориальных границах данных стран в результате колониальных и колониальных соглашений.Часто эти люди вели войну, чтобы освободить себя, когда они были не в состоянии с помощью диалога и политического процесса исправить то, что Коэн (1995) назвал противоречиями колониального правления в одних случаях и провалами деколонизации в других.

Люди, стремящиеся к освобождению, обычно не испытывали чувства принадлежности и приверженности и, следовательно, не беспокоились о разделении мощи и ресурсов колонизирующей страны. Эти конфликты возникли, скорее, из-за стремления людей отстаивать свое основное право человека на самоопределение, закрепленное в Уставе ООН.Несколько случаев освободительных конфликтов в Африке включают Эритрейскую войну за независимость; война в Южном Судане; Намибийская война за независимость; и конфликт Кассаманс в Сенегале. Эти конфликты похожи на вопрос о суверенитете Квебека в Канаде и конфликт в Чечне в России.

В Африке, однако, иногда бывает трудно классифицировать эти конфликты с чисто западной точки зрения в отношении понятий «нация» и «государство» в международном праве. Дело, однако, в том, что люди, которые стремятся освободить себя и свою территорию, считают себя вынужденными колониальными силами жить с другой группой, часто с большой несовместимостью, как в случае Южного Судана и других, упомянутых выше. .Некоторые из этих конфликтов были названы, хотя и ошибочно, сепаратистскими.

4) Конфликты за гражданские права: Конфликты за гражданские права возникают главным образом из-за вопросов участия, распределения и легитимности в политике и управлении нациями (Lasswell 1936). В конфликтах за гражданские права часть страны может вести конфликт, потому что люди (или группа) рассматривают социальные рамки как структурированные, чтобы исключить или маргинализировать их, и поэтому стремятся исправить ситуацию.В отличие от освободительных конфликтов, о которых говорилось выше, конфликты за гражданские права всегда происходят внутри одной и той же нации. В очень большой степени ставки — это участие и распределение в центре. Проблема в конфликтах за гражданские права состоит в том, чтобы дать людям справедливую долю власти и ресурсов своей страны и тем самым усилить их чувство принадлежности и приверженности. Подобно Движению за гражданские права в Америке, люди, ведущие борьбу за гражданские права, признают, что они тоже являются частью данной страны и хотят только, чтобы их признавали таковыми и имели полное право на справедливую долю.Некоторыми примерами конфликтов за гражданские права в Африке являются борьба против апартеида в Южной Африке, борьба за правление большинства в Родезии (ныне Зимбабве), восстание туарегов в Мали, где группа оказалась практически отчужденной от национальной жизни, и алжирские берберы. борется против правящего арабского класса. В значительной степени Бурунди и Руанда также имеют некоторые составляющие конфликтов за гражданские права. В этом типе конфликта ставки в основном заключаются в том, кто есть где, кто что получает, как и когда (Lasswell 1936).Эти конфликты были наиболее широко известными и изученными из конфликтов в Африке. Эту категорию конфликтов лучше всего разрешить с помощью новых политических и экономических институтов и надлежащего управления — например, «разделение власти через пропорциональное представительство и федеральные структуры» (Cohen 1993: 7).

Конфликты за гражданские права, если их не урегулировать, могут перерасти в гражданские войны, как в Либерии, Сомали, Мозамбике, Анголе, Конго, Чаде, Уганде, Сьерра-Леоне и Кот-д’Ивуаре. Исходя из изложенных выше соображений, определенные конфликты, происходящие в пределах национальных границ данных «национальных государств», не следует рассматривать просто как внутринациональные конфликты или слишком быстро классифицировать как «внутренние дела государств».Эта ошибка очень часто приводила к тяжелым последствиям в Африке. Война за независимость Эритреи до обретения страной независимости в 1993 году ошибочно рассматривалась как внутреннее дело Эфиопии, так же как война в Южном Судане долгое время считалась внутренним делом Судана. Международное сообщество продолжает делать эту ошибку суждения в случае вопроса о Южном Камеруне (Annan 2000) и рассматривая конфликт в Западной Сахаре не как случай марокканского ирредентизма против местного стремления к независимости (Zunes and Mundy 2010: xxiii) , но при рассмотрении территории как части Марокко.

5) Аннексионистские конфликты: Аннексионистские конфликты возникают, когда одна нация частично или полностью аннексирует другую нацию, или когда две нации сцепляются друг с другом по интересам, которые не принадлежат ни одной из них с точки зрения истории и международного права. Конфликты этого типа любопытны, и в настоящее время на африканском континенте не так много примеров. Однако особо выделяются два случая. Это конфликт в Западной Сахаре, связанный с восстановлением независимости Марокко и британского Южного Камеруна, и конфликт суверенитета в постколониальной Камерунской Республике.В обоих случаях Марокко и Камерунская Республика вышли за пределы своих границ, чтобы аннексировать и « колониально оккупировать » Западную Сахару в 1975 году и британский Южный Камерун в 1961 году соответственно, вопреки Уставу ООН, Резолюции 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи ООН о предоставлении Независимость колониальных стран и народов (Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций, 1960 г.) и Учредительный акт Африканского союза в его статье 4. И ситуация в Западной Сахаре, и случай Британского Южного Камеруна являются примерами конфликта, вызванного закулисными сделками колониальных держав, которые фактически продал фундаментальное право народов этих стран определять свою судьбу (McGovern 2010: xiii).Аннексионистские конфликты похожи на конфликты освобождения, потому что аннексированные и колониально оккупированные нации (часто при попустительстве колониальных сил) стремятся освободить себя и свою территорию. Несмотря на осуждение колониализма, несмотря на нарушение международного права и несмотря на теорию несовместимости множественных государств, которую поддерживал Вудро Вильсон в 1919 году (Esthus 1991) и другие ученые, включая Уолцера, Кантовича и Хайэма (1982), Фернивал (1986) и Смит (1986), мировое сообщество не только оставляет эти конфликты сиротами (Crocker, Hampson and Aall 2005), но и считает их, хотя и ошибочно, сепаратистскими конфликтами.

Конфликт между Федеративной Республикой Нигерия и Республикой Камерун из-за богатого нефтью полуострова Бакасси в Гвинейском заливе является аннексионистским по своему характеру, поскольку считается, что полуостров Бакасси не принадлежит ни Федеративной Республике Нигерии, ни республике Ла Републик дю. Камерун. Следующие факты о конфликте содержатся в Лондонском коммюнике от июня 1995 г. (Национальный совет Южного Камеруна, 1995 г.):

Южный Камерун управлялся совместно с Федерацией Нигерии с 1919 по 1958 год, и в этот период на всех обзорных картах, подготовленных Федеральным министерством земель и геодезии в Лагосе, полуостров Бакасси признавался неотъемлемой частью Южного Камеруна. территория.В результате объединения в 1961 году Южного Камеруна и Республики Камерун образовалась Федеративная Республика Камерун, имеющая морскую границу с Нигерией, а полуостров Бакасси стал частью Федеративной Республики Камерун … После распада Федеративной Республики Камеруна в 1972 году и фактическое отделение Республики Камерун от союза в 1984 году и симметричное возвращение Южного Камеруна статуса подопечной территории ООН, что [sic] La République du Cameroun перестало разделять морскую границу с Федеративная Республика Нигерия.Самая западная морская граница Республики Камерун проходит в устье реки Мунго. В то же время жители Южного Камеруна считают, что нынешняя оккупация полуострова Бакасси нигерийской армией, хотя и спровоцирована враждебным поведением жандармов из Республики Камерун, является полностью незаконной. Следовательно, дело, которое было подано в Международный Суд против Федеративной Республики Нигерия La République du Cameroun и которое основано на презумпции того, что это государство является правопреемником несуществующей Федеративной Республики Камерун, не имеет под собой никаких оснований. в области международного права, поскольку La République du Cameroun не имеет locus standi на полуострове Бакасси…

Этот отрывок раскрывает некоторые противоречия колониализма и процесса деколонизации, которые всегда соответствовали колониальной культуре построения неевропейцев как недочеловеков.Колониальная администрация не только относилась к колониальным подданным как к слишком отстающим, чтобы управлять собой (Thomas 1994: 152), но это соображение, вероятно, заставляло колониальных хозяев относиться к колонизированным людям как к объектам, которых они толкали, как они умели, — как свидетельствует этот случай Британского Южного Камеруна. Любопытный характер такого конфликта заключается в том, что спорная территория не принадлежит ни одной из противоборствующих сторон в конфликте. В то время как в конфликте в Западной Сахаре Алжир воевал против Марокко вместе с коренным Фронтом Полиссарио, полуостров Бакасси не принадлежит ни одной из двух стран, претендующих на эту территорию.Этот конфликт ошибочно называют пограничным конфликтом между Федеративной Республикой Нигерия и Республикой Камерун, тогда как с историко-правовой точки зрения эти два соседа не имели общей границы где-либо рядом с оспариваемым полуостровом Бакасси после обретения независимости в 1960 году. 1

В случае с Британским Камеруном националисты считают, что часть стратегии и скрытая программа обеспечения аннексии британского Южного Камеруна с самого начала была уловкой Соединенного Королевства и западных колониальных держав, чтобы обойтись без территория.Рассматривая аннексию и колониальную оккупацию Британского Камеруна как колониальный заговор, организованный Великобританией и Западом в контексте холодной войны с целью лишить эту территорию независимости, британские националисты Южного Камеруна уведомили Федеративную Республику Нигерия в La République du Cameroun, Суд ООН и ООН, что полуостров Бакасси принадлежит британскому Южному Камеруну. 2

6) Политические конфликты переходного периода: Политические конфликты переходного периода в основном внутри государств возникли во многих африканских странах из-за растущей напряженности в результате тупикового перехода к демократизации политической жизни в 1990-х годах.Это явление описывается Коэном (1996: 6) как «заблокированные политические системы, которые больше не могут разрешать индивидуальные или групповые разногласия с помощью ненасильственных процедур». Случай в Африке — это переход к демократии участия. Хотя процесс демократизации добился определенного успеха в нескольких странах, таких как Бенин и Ботсвана, а недавно и в Гане, Южной Африке и Танзании, примеры многих других африканских стран, включая Камерун, Чад, Конго, Центральноафриканскую Республику и Кот-д» Ивуар далеко не вселяет надежды на будущее демократического правления.

Политический переход Зимбабве после обретения независимости и конфликт в Кении, возникший в результате последних выборов и осложненный обвинениями премьер-министра и его заместителя Международным уголовным судом, являются другими примерами переходных политических конфликтов. В некоторых случаях, упомянутых выше, насильственный конфликт возник в результате отмены свободного и справедливого демократического процесса, а в других случаях серьезное внутриполитическое насилие началось после того, что люди считали недостатками, вызванными сильно сфальсифицированными выборами, победители стремились исключить некоторых из них. действующие лица или целые части страны, или действующие лица, не желающие подчиняться воле народа, выраженной через урну для голосования.В некоторых других случаях эти конфликты еще не привели к жестокому насилию, главным образом потому, что ситуации были сильно подавлены. Однако Коэн (1996: 6) предупредил, что в этой области существует «большая угроза жестокого насилия в ближайшем будущем». Из трудностей, испытываемых во время политических преобразований во многих из этих стран, становится ясно, что история управления очень сродни колониальному стилю управления, унаследованному в соответствующих странах. Руководство лишь копировало колониальный стиль руководства, который практически представлял собой военное правление, поскольку он был структурирован в основном в авторитарных условиях.Спустя два с лишним десятилетия после начала демократической борьбы в 1990-х годах эти страны продолжают управляться президентским указом, несмотря на существование «демократических парламентов» и планы по внедрению «сенаторских» процессов.

В случае одной из этих «новых африканских демократий» сенаторы избирались только советниками, срок полномочий которых давно истек. В Камеруне также было любопытно отметить, что 30 из 100 членов сената страны были назначены президентом.Подобные управленческие маневры в постколониальной ситуации остаются совместимыми с унаследованной традицией политической власти и доминирования колониальной администрации. Как указывал Томас (1994: 4), современность сама по себе может быть понята как колониальный проект в том особом смысле, в котором как общества, внутренние по отношению к западным странам, так и те, которыми они обладали, управляли и реформировались в других местах, понимались как объекты для исследования. регулируется и дезинфицируется.

После каталогизации и классификации различных типов конфликтов в Африке после обретения независимости теперь может быть уместным выделить дебаты по разрешению конфликтов и управлению конфликтами, рассмотреть основные агентства вмешательства и изучить различные подходы, используемые для разрешения различных конфликтов.

Разрешение конфликтов или управление конфликтами?

Стивен Райан (1990: 50) утверждал, что слишком часто разрешение конфликта используется как всеобъемлющий термин, который не учитывает различные процессы, связанные с уменьшением или искоренением насилия. Это заявление кажется очень очевидным для африканской конфликтной ситуации, особенно когда ученые и практики ссылаются на урегулирование конфликта в Африке. Необходимо изучить основные особенности разрешения конфликтов и управления конфликтами, два подхода в конфликтологии, чтобы лучше понять и оценить мотивацию и действия вмешивающихся агентств или субъектов.Первое существенное различие между двумя подходами касается желания или отказа поднимать фундаментальные вопросы, разделяющие стороны конфликта. Сторонники подхода урегулирования выступают за постановку фундаментальных вопросов, потому что они верят, что конфликт может быть разрешен. Как отмечал Митчелл (1989: 9), не только прекратится разрушительное конфликтное поведение и по крайней мере улучшатся враждебные отношения и восприятие, но также будет устранен окончательный источник конфликта (то есть ситуация несовместимости целей), так что неудовлетворенные цели продолжают преследовать будущее.

Сторонники управленческого подхода, с другой стороны, считают, что попытки разрешить конфликты нереалистичны, поэтому вместо того, чтобы заниматься основными проблемами, следует сосредоточить внимание на облегчении симптомов конфликта и, таким образом, на уменьшении страданий (Ryan 1990 : 102). Исследователи подхода к разрешению утверждают, что неразрешимая природа конкретного конфликта более очевидна, чем реальна. Они утверждают, что может быть неправильным рассматривать конфликты с точки зрения нулевой суммы или выигрыша / проигрыша, и что положительные итоги суммы или выигрыша / выигрыша могут быть возможны, если мы основываем свое мышление на различных предположениях.Джон Бертон (1979; 1984; 1987; 1990), например, призывает к принятию подхода, основанного на человеческих потребностях, аргументируя это тем, что необходимо изменить парадигму в том, как мы анализируем конфликты. По мнению Бертона, большинство конфликтов возникает из-за того, что одна или несколько групп лишены своих основных человеческих потребностей, как это указали Галтунг (2004), Дойал и Гоф (1991) и другие.

Второе важное различие между двумя подходами связано с шансами на получение самостоятельного урегулирования или результата. Лайт (1984: 151) утверждал, что разрешение конфликта предлагает более жизнеспособный исход конфликта, потому что оно превращает конфликт в общую проблему, устанавливая процесс, в котором обе стороны в равной мере участвуют в поиске решений, приемлемых для обеих и, следовательно, , являются самодостаточными.Те, кто продвигает управленческий подход, скорее утверждают, что, учитывая отсутствие общности интересов, самое большее, на что можно надеяться, — это подавление или, возможно, устранение открытого насилия. Возникает вопрос, не является ли последняя точка зрения основой для всех миротворческих сил, предписываемых для конфликтов в Африке на протяжении десятилетий.

Третье главное отличие касается роли третьей стороны в ответе на насилие. Многие сторонники подхода урегулирования споров, как правило, не верят в принудительное урегулирование споров — процесс, поддерживаемый сторонниками школы менеджмента.В подходе к урегулированию центральное место занимает согласие и удовлетворенность сторон конфликта. Решение конфликта при таком подходе не должно навязываться извне. В этом случае третья сторона играет жизненно важную роль, но только в той степени, в которой третья сторона способствует процессу взаимодействия. Эдвард де Боно (1985: 76) популяризировал многие идеи о том, как это можно сделать. Как он выразился:

В конфликтной ситуации обе стороны не могут стоять за пределами своего собственного восприятия.Чтобы перейти от аргументации к режиму проектирования, необходима третья сторона. Третья сторона не является посредником, переговорщиком или посредником. Третья сторона действует как зеркало, обзор, провокационный и творческий источник и руководитель мышления.

В то время как Бертон (1979: 120) со своей стороны полагал, что принудительное урегулирование не является разрешением конфликта, Грум (1986: 86) также предпочитал разрешение конфликта урегулированию, утверждая, что разрешение не является урегулированием, навязанным победителем или могущественная третья сторона, а скорее новый набор отношений, свободно и осознанно достигнутый самими сторонами.

Эта ситуация отличается от точки зрения управления конфликтом. Райан (1990: 105) указал, что даже термин «управление» подразумевает определенное выкручивание рук, а для того, чтобы делать это эффективно, требуется сила. Убеждение, согласно Райану, что основные проблемы не могут быть решены логически, способствует предположению, что естественным положением дел между сторонами является конфликт и что необходима третья сила для обеспечения приемлемой степени порядка и стабильности. Это должно будет принять форму принудительного вмешательства, иногда со стороны военных или полувоенных формирований; иногда экономическими мерами.Обзор вмешательства в конфликт в Африке на протяжении десятилетий показывает, что разрешение конфликта в Африке, скорее, сводилось к управлению конфликтом, поскольку оно было сосредоточено в основном на определенном выкручивании рук и принудительном вмешательстве с участием военных и полувоенных сил. Зартман (2000: 2) указал, что только в 1990-х годах Совет Безопасности Организации Объединенных Наций развернул девять миссий по поддержанию мира в Африке.

Суть этого анализа заключается в том, что сторонники управленческого подхода выступают за принудительное вмешательство и менее скрупулезны в поисках согласия всех сторон.Райан (1990: 106) привел пример Лондонской конференции 1959 года, которая привела к независимости Кипра, чтобы проиллюстрировать то, что в подходе к управлению третьи стороны могут пытаться навязать решение, работая за спиной или над головами один или несколько основных претендентов. Он объяснил, что архиепископ Макариос был вынужден Великобританией и Грецией принять условия, которые он не одобрял. В Африке идея урегулирования конфликтов была колониальной по своему замыслу и реализации, поскольку решения чаще принудительно навязывались более слабым сторонам.В то время как бывшие колониальные державы были в значительной степени вовлечены в бывшие колонии, как в недавнем случае французской военной интервенции в Мали, урегулирование конфликтов в ожесточенных конфликтах на континенте бывшими колониальными державами было принудительным. Как и в случае с Кипром, в Африке есть конфликты, в которых влиятельные третьи стороны также работали за спиной или над головами некоторых соперников. В этих ситуациях основное внимание уделялось использованию силы, находящейся в распоряжении бывших колониальных государств, для навязывания того решения, которое было в интересах вмешивающихся влиятельных третьих сторон (Webb, Koutrakou and Walters 1996; Skjelsbaek and Fermann 1996).Скьельсбек и Ферманн указали, что даже при посредничестве, проводимом под эгидой ООН, участника международных отношений, якобы претендующего на беспристрастность и нейтралитет, эти соображения корыстных интересов, по-видимому, всегда имеют значение. Одним из типичных примеров является обращение с Джоном Нгу Фонча и Южным Камеруном, полученным от Соединенного Королевства, Организации Объединенных Наций, Франции и Республики Камерун в 1961 году (Munzu 1995: 1). После вышеизложенного обсуждения подходов к вмешательству в африканские конфликты, возможно, захочется узнать о природе истории вмешательства в африканские конфликты.

Субъекты вмешательства и подходы Агентства или субъекты вмешательства

Обзор усилий по вмешательству в африканские конфликты за последние два или три десятилетия 20 -х годов века выявляет две основные тенденции в отношении основных действующих лиц или агентств и задействованных подходов к вмешательству. Первая тенденция показывает, что основные действующие лица, вмешивающиеся в африканские конфликты, были почти полностью за пределами Африки. Это были отдельные лица, страны, группы стран, учреждения и организации.Как указал Герман Коэн, до 1993 года Африка почти полностью зависела от внешних субъектов в управлении конфликтами (1996: 2). Некоторые из этих внешних субъектов или субъектов включали бывших колониальных хозяев, международные организации и иностранные державы, такие как ООН, Европейское сообщество и Соединенные Штаты Америки; а также региональные усилия, такие как Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС) в Западной Африке, Межправительственный орган по борьбе с засухой и опустыниванием (IGADD) 3 в Восточной Африке, и ряд неправительственных субъектов, таких как бывшие Президенты Джимми Картер и Джулиус Ньерере.Вторая сильная идея, которая вытекает из литературы по вмешательству, — это усиление внимания к управлению конфликтами, а не их разрешению в качестве подхода вмешательства в Африке.

В 1996 году название этой организации было изменено на Межправительственный орган по развитию (МОВР).

Конфликты в различных субрегионах Африки

Из приведенных ранее примеров можно утверждать, что подход к управлению конфликтами был доминирующим подходом в африканских конфликтах.Примеры, взятые из различных субрегионов Африки, являются показательными. В Восточной Африке война в Южном Судане, крах государства в Сомали и конфликты в Руанде и Бурунди, ситуация в Эфиопии, а также войны в бывшем Заире являются яркими примерами затяжных конфликтов. Эти конфликты рассматривались только поверхностно, несмотря на их интенсивность. Несмотря на всю неотложность конфликта в Бурунди, основное внимание уделялось дипломатическому вмешательству нескольких агентств и субъектов.Эти интервенции закончились созданием трибуналов по военным преступлениям, при этом ни один из участников не принял во внимание необходимость рассмотрения глубоких опасений сторон в конфликте. Судя по всему, суды предназначались для наказания лиц, выбранных для уничтожения влиятельными сторонами, а не для выявления причин конфликта, которые остаются глубоко укоренившимися в соответствующих обществах. Трудно представить, как Трибунал по военным преступлениям в Руанде помог восстановить справедливость в ситуации, порожденной, например, колониализмом и процессом деколонизации в Бурунди и Руанде.В Сьерра-Леоне и Либерии дело обстоит так же.

В случае неразрешимой братоубийственной войны в Южном Судане интервенция в основном носила периодический характер с 1990 года и предпринималась базирующимся в Джибути IGADD / IGAD. Несмотря на колониальную основу этого конфликта, на протяжении многих лет было трудно заявить о какой-либо готовности со стороны ведомств к поиску прочного решения путем устранения глубинных причин конфликта. Коэн (1996: 4) резюмировал все это, когда утверждал, что Восточная Африка в целом является субрегионом, где ни Африканское единство (АС), ни международное сообщество не смогли значительно продвинуть управление конфликтами за пределы гуманитарного вмешательства.

В Западной Африке ЭКОВАС с 1990 года участвует в операциях по поддержанию мира. Конфликты в Либерии и Сьерра-Леоне были двумя ситуациями, в которых ЭКОВАС направило войска при финансовой и материальной поддержке международного сообщества, особенно Соединенных Штатов (Cohen 1996). Несмотря на огромную стоимость войн в Либерии и Сьерра-Леоне с точки зрения человеческих жизней и материальных ценностей, операции по поддержанию мира были сосредоточены в основном на достижении того, что эти участники называли «миром и стабильностью» (Cohen 1996: 6).

Вмешательство отдельных внешних сил

Как указывалось ранее, бывшие колониальные державы участвовали в усилиях по урегулированию конфликтов в Африке. Некоторые из этих усилий, предпринятых в 1990-е годы, включали переговоры между фракциями Анголы, которые координировались португальцами в 1990–1992 годах; посреднические усилия итальянцев в гражданской войне в Мозамбике в 1991–1993 годах; и усилия Соединенных Штатов в отношении Эфиопии в 1990–1991 годах и Сомали в 1992–1993 годах.Соединенные Штаты в рамках Закона о разрешении конфликтов в Африке от 1994 года взаимодействовали с тогдашней Организацией африканского единства (ОАЕ) в попытке сдвинуть с мертвой точки механизм управления конфликтами Организации. Французское вмешательство в постколониальные африканские конфликты происходило в основном под эгидой Европейского Союза.

Франция и Великобритания также спонсировали ряд конференций в 1994–1995 годах в некоторых африканских столицах для содействия диалогу по достижению консенсуса по политике управления конфликтами по конкретным направлениям, включая, среди прочего, разработку подходов к управлению конфликтами с учетом африканских условий под африканским руководством .Франция также предоставила финансирование через базирующееся в Париже многостороннее агентство по культурному и техническому сотрудничеству (ACCT) для открытия западноафриканской «обсерватории» или сторожевого пса в Дакаре, Сенегал, для сосредоточения внимания на 1) предотвращении и урегулировании конфликтов и 2) переходе к демократии. в Западной Африке. Франция также поддержала разработку перечня имеющихся военных средств в Западной Африке для возможного АС и / или субрегионального миротворческого контингента (Cohen 1996: 5). Франция также осуществила военное вмешательство в некоторые из своих бывших колоний, таких как Кот-д’Ивуар (2003 и 2010 гг.), Чад (2008 г.), Мали (2013 г.) или в Центральноафриканской Республике, претендуя на достижение того, что стало известно как «мир и мир». стабильности », а не разрешать соответствующие конфликты путем равного участия обеих сторон в поиске решений, приемлемых для обеих и, следовательно, самодостаточных.

Международные организации

Международными организациями, вовлеченными в африканские конфликты, в основном являются ООН и ОАЕ / АС. ООН, например, вмешивалась в африканские конфликты с момента обретения независимости, как в случае Конго, Леопольдвилля или Киншасы. В последние два десятилетия 20 -х годов века ООН вмешалась в Гражданскую войну в Мозамбике; Гражданская война в Анголе; Конфликт за независимость Намибии; Западная Сахара и геноцид в Руанде с апреля по июль 1994 г.Основная часть этих интервенций была в форме поддержания мира. Отчет бывшего Генерального секретаря ООН по этому вопросу имеет отношение к этому анализу. В своем ежегодном докладе о поддержании мира Генеральной Ассамблее Бутрос Гали отметил, что он изучает возможность создания запасов военной техники в Африке (в основном остатков завершенных операций ООН по поддержанию мира) для использования африканскими контингентами в короткие сроки. (Коэн 1996: 6). Это замечание Генерального секретаря ООН проиллюстрировало поверхностный подход, применяемый всемирной организацией к конфликтам в Африке.

ОАЕ, со своей стороны, до 1990 года практически не реагировала на африканские конфликты из-за своей священной доктрины невмешательства во внутренние дела государств-членов. Уильям Дж. Фольц и И. Уильям Зартман, два эксперта по работе Организации, рассмотрели ситуацию невмешательства и поделились своими взглядами на невмешательство ОАЕ. В то время как Зартман (1984: 41) считал, что в вопросах африканского конфликта нет ОАЕ; есть только члены, и их интересы превыше всего, Фольц (1991: 349) считал ОАЕ наиболее консервативной, поскольку шесть из семи принципов, перечисленных в статье III ее Устава, призваны служить частично или полностью для защиты автономии государств-членов. от вмешательства или принуждения со стороны других членов или Организации в целом.

В соответствии с инструкциями глав государств и правительств африканских стран механизм управления конфликтами ОАЕ пытался вмешиваться в такие конфликты, как конфликт в Республике Конго в 1993 году после проблем с демократическими выборами 1992 года, и конфликт в Бурунди после за убийством президента в октябре 1993 г. последовали нестабильность и массовое насилие. Такое вмешательство ОАЕ не отличалось от примеров ООН. Как и ООН, ОАЕ в основном делает упор на подходе к урегулированию конфликтов, заключающийся в использовании миротворческих сил для уменьшения или искоренения насилия, а не на стремлении решить фундаментальные проблемы, разделяющие стороны конфликта.Размещение сил по поддержанию мира, как в Центральноафриканской Республике (1996 г.), Судане (2004–2006 гг., В связи с конфликтом в Дарфуре) или в Сомали (2007 г.), может быть лишь временной мерой, а не подходом «урегулирования конфликта».

Как бы то ни было, вмешательство ОАЕ посредством поддержания мира серьезно увязло в трех фундаментальных принципах: а именно, невмешательстве во внутренние дела государств-членов, территориальной целостности и нерушимости границ, унаследованных от колонизации (Cohen 1996: 2 -3).Помимо этих фундаментальных принципиальных проблем, для миротворческих миссий Африканского союза по-прежнему возникают другие проблемы. Некоторые из этих препятствий включают неадекватно подготовленные войска, финансирование и политическую волю стран Африканского союза для эффективного вмешательства во все конфликты в Африке. С точки зрения разрешения конфликта критика Фельдмана (2008: 267) о том, что «без сильных вооруженных сил Африканского союза, способных обеспечить эффективное вмешательство, многие африканские конфликты останутся неразрешенными или будут зависеть от сил за пределами континента, которые попытаются навязать неафриканский решение по ним «неуместно, потому что вооруженные силы не« разрешают конфликт »; им удается уменьшить насилие лишь в некоторых случаях.Разрешение конфликта — это больше, чем просто установление мира или сохранение мира.

Международное сообщество

Можно с уверенностью утверждать, что международное сообщество к концу 20 -х годов века реагировало на ситуацию конфликта в Африке, если рассматривать количество семинаров и конференций, организованных по теме управления конфликтами в Африке, как надежный показатель. . Общая тенденция заключалась в том, что правительства стран-доноров поддерживали создание на континенте потенциала для урегулирования конфликтов.Помимо США, лидерами в этой поддержке управления конфликтом были Франция и Великобритания — западные правительства с колониальными, экономическими и политическими ставками и с самой длинной историей отношений между военными на континенте (Cohen 1996: 4). Из вышесказанного очевидно, что «разрешение конфликтов» в Африке в той или иной форме было колониальным, независимо от того, было ли оно разработано и реализовано отдельными лицами, странами, группами стран, учреждениями или организациями.

Заключение

Цель этой статьи — задействовать колониальный фактор в конфликтах и ​​разрешении конфликтов в Африке, а также вернуться к колониальному господству в постколониальном периоде Африки.В нем утверждалось, что многочисленные конфликты в постколониальной Африке уходят корнями в колониализм и провал процесса деколонизации, а также что усилия по разрешению африканских конфликтов, возможно, не были очень успешными (Zartman 2000: 3) из-за колониального рассмотрение вмешивающихся полномочий и организаций, а также используемый подход. В статье утверждается, что реалии колониального прошлого Африки, которые во многом определяют постколониальную ситуацию на континенте, чрезвычайно важны не только для исследователей африканских конфликтов, но и для практиков, которые вмешиваются в поиск решений.Следовательно, попытки разрешить любой из конфликтов не должны продолжать игнорировать эти основные причины. Усилия по «управлению» конфликтами вряд ли приведут к долгосрочному урегулированию, о чем свидетельствует повторяющийся тупиковый характер Сомали, Демократической Республики Конго, Западной Сахары, Британского Южного Камеруна и многих других. Рецепт «новые институты и эффективное управление», который пропагандируют некоторые практики, является ограниченным рецептом.

Типология африканских конфликтов, освещенная в статье, несомненно, могла бы быть значительно обогащена путем тщательного исследования различных типов конфликтов, рассматриваемых с точки зрения различных спорных вопросов.Конфликты в каждой категории будут удовлетворительно разрешены только тогда, когда они будут устранены в связи с их конкретными первопричинами. Дело в том, что в Африке существуют различные типы конфликтов. Следовательно, каждый конфликт необходимо анализировать по существу и рассматривать как конкретный случай, а не использовать миротворческий подход смирительной рубашки в каждом конфликте, как это было на протяжении десятилетий. Независимо от того, делается ли акцент на 1) принудительной ассимиляции, 2) репрессиях, посредством которых армии были наложены на конфликтующие стороны, 3) избегании, чтобы сорвать чаяния, казалось бы, менее могущественных или менее организованных сторон, или 4) подавлении открытого физического насилия, вмешательства были принудительными, а принудительное вмешательство — это только навязывание сильных мира сего.С точки зрения этой статьи, эти различные варианты, навязываемые извне, обычно работая за спиной или над головами одной или нескольких сторон, вовлеченных в конфликт, имели колониальную основу, например, договоренности без согласия и сотрудничества сторон. или некоторых из них.

В то время как консенсус относительно вмешательства в африканские конфликты в основном поддерживался подходом к управлению конфликтом, основанным на конкретных линиях власти и военной силы посредством поддержания мира в различных зонах конфликта, используемый язык также оказался колониально бесцеремонным, как в концепции, известной как « разработка подходов к урегулированию конфликтов с учетом африканских условий… ».Хотя конфликтные ситуации всегда специфичны, попытки разрешить различные конфликты должны быть связаны с желанием поднять и решить фундаментальные проблемы, разделяющие стороны конфликта, а не с простым желанием уменьшить или ликвидировать насилие, как это было в прошлом.

Вышесказанное — это некоторые из сложных и глубоко укоренившихся проблем, которые необходимо решать в рамках усилий по разрешению конфликтов в Африке. Сообществу, занимающемуся урегулированием конфликтов, будет сложно найти способ решить эти проблемы без возобновления открытости для рассмотрения колониального прошлого Африки.Если сообщество, занимающееся урегулированием конфликтов, должно иметь хоть какой-то шанс на достижение долгосрочных результатов в конфликтах в Африке, оно должно выйти за рамки узких предположений, на которых оно обычно действовало. Политика слепого взгляда так же неадекватна, как навязывание оккупационной армии конкретному народу или стране в конфликте, как это имело место в нескольких конфликтах в Африке. Точно так же идея Африканского союза о создании Африканских сил по поддержанию мира, изложенная на Саммите тысячелетия, организованном ООН в сентябре 2000 года, может привести только к репрессивным мерам колониального стиля, а не обеспечить долговременный исход конфликтов в Африке.Рассматривая миротворческие силы в 21 -х годах века, руководство Африканского союза может совершить ошибку, удерживая Африку в колониальном мировоззрении, в то время как остальной мир продвигается в демократическом уважении к диалогу и правам человека и народов в резолюции. конфликтов. Остается вопрос, есть ли у Африканского союза, Организации Объединенных Наций и бывших колониальных держав политическая воля выйти за рамки колониального стремления просто подавить или, возможно, искоренить открытое насилие.

Источники

  1. Эйк, Клод. 1985. Почему Африка не развивается? Западная Африка , 1985, стр. 1212-1214.
  2. Аньянг Нионго, П. 1991. Последствия кризисов и конфликтов в долине Верхнего Нила. В: Deng and Zartman eds. 1991. pp 95-114.
  3. Bercovitch, Jacob ed. 1996. Разрешение международных конфликтов: теория и практика медиации . Boulder, Lynne Rienner Publishers.
  4. Брайсон, Джон М. и Барбара К. Кросби 1992. Лидерство для общего блага: решение общественных проблем в мире общей власти . Сан-Франциско, Джосси-Басс.
  5. Бертон, Джон В. 1979. Девиантность, терроризм и война: процесс решения нерешенных социальных и политических проблем . Канберра, Издательство Австралийского национального университета.
  6. Бертон, Джон В. 1984. Глобальный конфликт: внутренние источники международного кризиса . Брайтон, Уитшиф Букс.
  7. Бертон, Джон В. 1987. Разрешение глубоко укоренившегося конфликта: Справочник .Lanham, MD, и Лондон, University Press of America.
  8. Бертон, Джон В. 1990. Разрешение конфликтов и защита прав , Нью-Йорк: St. Martin’s Press.
  9. Коэн, Герман Дж. 1993. Интервью по окончании его четырехлетнего срока на посту помощника государственного секретаря по Африке. Центр стратегических и международных исследований. Africa Notes, 147 (апрель), стр. 7.
  10. Коэн, Герман Дж. 1995. Что нам делать, когда нации злятся? Nexus Africa , 1 (2), стр.11-14.
  11. Коэн, Герман Дж. 1996. Управление конфликтами в Африке. CSIS Africa Notes , 181 (февраль).
  12. Crocker, Chester, Fen O. Hampson и Pamela Aall ред. 2005. Схватить крапиву: Анализ случаев неразрешимого конфликта . Вашингтон, округ Колумбия, Институт мира США.
  13. де Боно, Эдвард 1985. Конфликты: лучший способ их разрешения . Лондон, Харрап.
  14. Deng, Francis M. и I. William Zartman eds. 1991. Разрешение конфликтов в Африке .Вашингтон, округ Колумбия, Институт Брукингса.
  15. Дойал, Лен и Ян Гоф 1991. Теория человеческих потребностей . Нью-Йорк, Гилфорд Пресс.
  16. Duala-M’Bedy, Bonny 1984. Африканские проблемы: есть ли связь с прошлым? Cameroon Tribune , среда, 6 июня 1984 г., стр. 10.
  17. Esthus, Raymond A. 1991. Документы Вудро Вильсона. Журнал южной истории , 57 (2), стр. 346ff.
  18. Фельдман Р.Л. 2008. Проблемы, преследующие миротворческие силы Африканского Союза. Анализ обороны и безопасности , 24 (3), стр. 267–279.
  19. Фольц, Уильям Дж. 1991. Организация африканского единства и разрешение конфликтов в Африке. В: Deng and Zartman eds. 1991. С. 347–368.
  20. Фернивал, Джон С. 1986. Нидерланды Индия: исследование плюралистической экономики . Амстердам, Б. Израиль.
  21. Галтунг, Йохан 2004. Человеческие потребности, гуманитарное вмешательство, безопасность человека и война в Ираке. Основной доклад, Софийский университет / ICU, Токио, 14 декабря 2003 г., и Ассоциация региональных исследований, Токио, 10 января 2004 г.
  22. Грум, Джон Р. 1986. Решение проблем и международные отношения. В: Азар, Эдвард и Джон Бертон, ред. Международное разрешение конфликтов . Брайтон, Уитшиф.
  23. Кинг, Мартин Лютер мл. 1963. Письмо из тюрьмы Бирмингема. В: Вашингтон, Джеймс М. изд. 1992. У меня есть мечта: сочинения и речи, которые изменили мир . Сан-Франциско, Харпер.
  24. Крисберг, Луи 1982. Социальные конфликты, 2 nd изд. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси, Прентис-Холл.
    Лассуэлл, Гарольд Д. 1936. Политика: кто что получает, когда и как . Нью-Йорк, Нью-Йорк, Макгроу Хилл. Цитируется по Стедману 1991: 374.
  25. Лайт, М. 1984. Семинары по решению проблем: роль научных исследований в разрешении конфликтов. В: Бэнкс, М. изд. Конфликт в трудовом обществе . Брайтон, Уитшиф.
  26. Лингрен, Карин, Биргер Хельдт, Кьелл-Аке Нордквист и Питер Валленстин, 1991 г. Крупные вооруженные конфликты в 1990 г. Ежегодник СИПРИ, 1991 г .: Мировое вооружение и разоружение .Оксфорд, издательство Оксфордского университета.
  27. Макговерн, Джордж 2010. Предисловие. В: Зунес, Стивен и Джейкоб Манди, 2010. Западная Сахара: война, национализм и неурегулированность конфликтов . Сиракузы, штат Нью-Йорк, Издательство Сиракузского университета, стр. Xiii-xv.
  28. Митчелл, Кристофер Р. 1989. Структура международного конфликта . Лондон, Макмиллан.
  29. Мсабаха, Ибрагим 1991. Последствия международных изменений для африканских государств. В: Deng and Zartman eds. 1991. стр.68-91.
  30. Munzu, Simon 1995. Пресс-релиз конференции народов Южного Камеруна . Вашингтон, округ Колумбия, 2 июня 1995 года.
  31. Обасанджо, Олусегун 1991. Предисловие. В изд. Дэн и Зартман. 1991. С. xiii-xx.
  32. Окойо, Моквуго 1977. Африка и политическая стабильность. Africa , No. 74, October 1977, pp. 93-96.
  33. Райан, Стивен 1990. Этнические конфликты и международные отношения . Олдершот, Дартмутская издательская компания.
  34. Skjelsbaek, Kjell and Gunnar Fermann 1996.Генеральный секретарь ООН и посредничество в международных спорах. В: Bercovitch ed. 1996, с. 75-104.
  35. Смит, Майкл Г. 1986. Плюрализм, насилие и современное государство. В кн .: Kazancigil, A. ed. Состояние в глобальной перспективе . Париж, Гауэр / ЮНЕСКО.
  36. Национальный совет Южного Камеруна, 1995. Лондонское коммюнике . 22 июня.
  37. Stedman, S.J. 1991. Конфликты и разрешение конфликтов в Африке: концептуальные основы. В: Deng and Zartman eds.1991. С. 367-399.
  38. Thomas, Nicholas 1994. Культура колониализма: антропология, путешествия и правительство . Принстон, штат Нью-Джерси, Princeton University Press.
  39. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций 1960 г. Резолюция 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций от 14 декабря 1960 г., озаглавленная «Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам».
  40. Уолцер, Майкл, Эдвард Т. Кантович и Джон Хайэм 1982. Этническая политика .Кембридж, Массачусетс, Belknap Press.
  41. Уэбб, Кейт, Василики Кутраку и Майк Уолтерс 1996. Югославский конфликт, европейское посредничество и модель на случай непредвиденных обстоятельств: критическая точка зрения. В: Bercovitch ed. 1996, с. 171-189.
  42. Зартман, И. Уильям 1984. ОАЕ в государственной системе Африки. В: Аюты, Ю.Е. и I. Уильям Зартман ред. ОАЕ через двадцать лет . Вестпорт, Коннектикут, Прегер.
  43. Zartman, I. William ed. 2000. Традиционные лекарства от современных конфликтов: «медицина» конфликтов в Африке .Boulder, Lynne Rienner Publishers.
  44. Зунес, Стивен и Джейкоб Манди 2010. Западная Сахара: война, национализм и нерешительность конфликтов . Сиракузы, штат Нью-Йорк, издательство Сиракузского университета.

Банкноты

  1. Восточный Тимор, ранее находившийся в Индонезии, и Тибет в Китае, по-видимому, относятся к этой категории конфликтов.
  2. См. Доверенное лицо в Международный суд по делу о полуострове Бакасси 1994 года между Федеративной Республикой Нигерия и Ла Републик дю Камерун.
  3. В 1996 году название этой организации было изменено на Межправительственный орган по развитию (МОВР).

наборов данных репликации — Journal of Peace Research

Следующий список обеспечивает доступ к наборам данных, используемым авторами статей, публикуемых в Journal of Peace Research с 1998 года. Подробности этой политики можно найти на нашей странице материалов и запросов.

Эти файлы находятся в свободном доступе, и для их использования не требуется специального разрешения.Однако из вежливости и профессионального признания мы просим, ​​чтобы библиографическая ссылка на оригинальную статью была включена в любой документ, статью или книгу, в которой используются эти данные.

Если у вас возникнут какие-либо проблемы с доступом или загрузкой любого из этих наборов данных, свяжитесь с нами по следующему адресу: [email protected] Для других данных репликации сотрудников PRIO см. Наши страницы данных.

Ответы и комментарии к статьям, если таковые имеются, включаются в zip-файл, содержащий данные репликации.

Сначала онлайн

  • Дэвид Альтман, Федерико Рохас-де-Галаррета и Франсиско Урдинес: интерактивная модель демократического мира
  • Эрика Де Брюин: Отображение принудительных институтов: набор данных Сил государственной безопасности, 1960-2010.
  • Джейми Левин, Джозеф Маккей, Энн Спенсер Джеймисон, Абузар Насирзаде и Энтони Сили: проверка гипотезы демократического миротворчества: перевороты, демократия и развертывание иностранных вооруженных сил
  • Джонатан Д. Мойер, Сара Д. Тернер и Коллин Дж. Майзел: Каковы движущие силы дипломатии? Внедрение и тестирование новых ежегодных диадических данных для измерения дипломатического обмена
  • Джун Кога Суддут: Очищение военных: Введение в набор данных о военных чистках в диктатуре (MPD)
  • Криста Э. Виганд, Эмилия Юстина Пауэлл и Стивен Макдауэлл: Набор данных «Мирное разрешение территориальных споров», 1945–2015 гг.
  • Магнус Лундгрен, Ксения Оксамитна и Катарина Т. Коулман: Только так быстро, как его контингенты: стимулы, возможности и ограничения в миротворческих ответных мерах ООН
  • Рэйко Хуанг и Патрисия Л. Салливан: оружие для образования? Внешняя поддержка и социальные услуги повстанцев
  • Сара Зукерман Дейли: Политическая жизнь после гражданских войн: Введение в набор данных партии-преемника гражданской войны
  • Скотт Уильямсон и Машаил Малик: оспаривающие рассказы о репрессиях: экспериментальные свидетельства из Египта Сиси

Т.58, No. 1 Специальный выпуск о

Последствиях изменения климата для безопасности — Нина фон Икскюлл и Халвард Бухауг
  • Александр Де Хуан и Никлас Ханце: Климат и сплоченность: влияние засух на внутриэтническое и межэтническое доверие
  • Эндрю М. Линке и Бретт Рютер: Погода, пшеница и война: последствия изменчивости климата для безопасности в конфликте в Сирии
  • Коди Дж. Шмидт, Боми К. Ли и Сара Маклафлин Митчелл: Климатические споры: как изменчивость климата влияет на территориальные, морские и речные межгосударственные конфликты
  • Кристина Петрова: Стихийные бедствия, внутренняя миграция и протесты в Бангладеш
  • Оре Корен, Бенджамин Э. Багоцци и Томас С. Бенсон: Отсутствие продовольственной и водной безопасности как причины социальных волнений: данные из геолокационных данных Twitter
  • Паола Веско, Матия Ковачич, Малкольм Мистри и Михай Кроику: Изменчивость климата, урожай и конфликты: изучение воздействия пространственной концентрации на сельскохозяйственное производство
  • Тобиас Иде, Андерс Кристенсен и Хенрикас Бартусявичюс: Сначала река, а потом конфликт? Качественный сравнительный анализ политических беспорядков, связанных с наводнением
  • Валли Коуби, Куин Нгуен, Габриэле Спилкер и Тобиас Бёмельт — Экологические мигранты и участие в социальных движениях
  • В. Нил Адгер, Рикардо Сафра де Кампос, Тасним Сиддики, Мария Франко Гавонель, Люси Сзабува, Махмудол Хассан Роки, Мохаммад Рашед Алам Бхуйян и Тамим Биллах: человеческая безопасность городских мигрантов, подверженных влиянию продолжительности проживания и окружающей средыa
Наверх

Т.57, No. 6 Специальный выпуск

Нововведения в концепциях и измерениях для исследования мира и конфликтов — Кристофер Дж. Фарисс и Джеймс Ло Вернуться наверх

Т. 57, № 5

Вернуться наверх

Т. 57, №4

Вернуться наверх

Т.57, № 3

Вернуться наверх

Т. 57, №2

Вернуться наверх

Т. 57, № 1

Вернуться наверх

Т.56, № 6

  • Али Санаи: Время имеет существенное значение: причинное влияние продолжительности на поддержку войны
  • Дафна Канетти, Ибрагим Хатиб, Авиад Рубин и Карли Уэйн: Создание рамок и борьба: влияние рамок конфликта на политические взгляды
  • Эрика Де Брюин: Будет кровь? Объяснение насилия во время государственных переворотов
  • Хуан Фернандо Теллез: Дизайн мирного соглашения и общественная поддержка мира: свидетельства из Колумбии
  • Марк Тукан: Международная политика другими средствами: внешние источники гражданской войны
  • Майкл Палмер, Куонг Вьет Нгуен, Софи Митра, Даниэль Монт и Нора Эллен Гроче: долгосрочные последствия войны для инвалидности
  • Сара Киевски и Кэролин Рэпп: Двигаться вперед? Как опыт войны, межэтнические отношения и межгрупповое прощение влияют на перспективы политической терпимости в послевоенной Шри-Ланке
  • Тим Хезбрук: Кто за кем следует? Анализ совпадений военных действий, общественного мнения и угроз
  • Вера Миронова, Лубна Мри и Сэм Уитт: Терпимость к риску во время конфликта: свидетельства из Алеппо, Сирия
Наверх

Т.56, № 5

Вернуться наверх

Т. 56, № 4

Вернуться наверх

Т. 56, № 3

  • Карл Хенрик Кнутсен, Ян Теорелл, Торе Виг, Агнес Корнелл, Джон Герринг, Хокон Гьерлёв, Свенд-Эрик Сканнинг, Даниэль Зиблатт, Кайл Л. Марквардт, Даниэль Пемштейн и Бриджит Сейм: введение в набор данных об исторических разновидностях демократии 184:
  • Кристин Белл и Санджа Баданджак: знакомство с PA-X: новая база данных и набор данных о мирном соглашении
  • Эмили Калах Гаде, Мохаммед Х. Хафез и Майкл Габбей: братоубийство в повстанческих движениях: сетевой анализ междоусобиц сирийских боевиков
  • Эрик Килс и Джей Майкл Грейг: Репутация, распространение и успех медиации в гражданских войнах
  • Филиз Есилюрт и М. Энсар Есилюрт: Мета-анализ, военные расходы и рост
  • Наоко Мацумура и Ацуши Таго: Отрицательный сюрприз в разрешении Совета Безопасности ООН: вето Великобритании и Франции посылают ценную информацию для широкой общественности при принятии решения о том, поддерживают ли они военные действия США
  • Нил Наранг и Брэд Л. Левек: Международная репутация и портфели альянсов: как ненадежность влияет на структуру и состав договоров об альянсах
  • Ноа Шори-Эйал, Эран Гальперин и Тамар Сагуй: межгрупповая общность, политическая идеология и терпимость к побочным жертвам противника в межгрупповых конфликтах
  • Розанна В. МакМанус и Марк Дэвид Ниман: Определение уровня поддержки со стороны основных властей, на которую указывают протеже: подход скрытой меры
  • Сочжон Ли и Сара Маклафлин Митчелл: Энергетические ресурсы и риск конфликта в общих речных бассейнах
Наверх

Т.56, №2

  • Аллард Дуурсма: Препятствие и запугивание миротворцев: как вооруженные субъекты подрывают усилия по защите гражданского населения
  • Анастасия Шестеринина: этика, сочувствие и страх в исследованиях насильственного конфликта
  • Анн-Катрин Крефт: Реагирование на сексуальное насилие: мобилизация женщин на войну
  • Артурас Розенас и Шон М. Зейглер: От урн для голосования до казарм: голоса, учреждения и перевороты после выборов
  • Камило Ньето-Матиз: Демократия в сельской местности: сельские источники насилия против избирателей в Колумбии
  • Кармела Лутмар и Лесли Дж. Террис: Представляем новый набор данных о смене руководства в повстанческих группах, 1946-2010 гг.
  • Кристоф В. Зиверт, Янина И. Штайнерт и Сабина К. Кэри: нарушители мира: проправительственные ополченцы как факторы риска повторения конфликта
  • Эрика Ченовет, Каллен С. Хендрикс и Кайлин Хантер: Введение в набор данных ненасильственных действий в условиях насилия (NVAVC)
  • Håvard Hegre et al.: ViEWS: Система раннего предупреждения о политическом насилии
  • Мустасилта, Катарина: Включая вождей, поддерживая мир? Изучение влияния взаимодействия государства и традиционного управления на гражданский мир в странах Африки к югу от Сахары
  • Полин Мур: Когда связываются галстуки? Иностранные боевики, социальная принадлежность и насилие в отношении гражданского населения
Наверх

Т.56, No. 1 Специальный выпуск о

беженцах, принудительной миграции и конфликтах — Алекс Брейтуэйт, Идеан Салехян и Бурку Савун
  • Алекс Брейтуэйт, Идеан Салехян и Бурку Савун: Беженцы, вынужденная миграция и конфликты: Введение в специальный выпуск
  • Бурку Савун и Кристиан Гинесте: От защиты к преследованию: угроза окружающей среде и беженцы, козлы отпущения
  • Кристиан Гинесте и Бурку Савун: Представляем POSVAR: набор данных о насилии, связанном с беженцами
  • Фатен Гон, Алекс Брейтуэйт и Тиффани С Чу: насилие, перемещение, контакты и отношение к принимающим беженцев
  • Джастин Шон: Мотивация и возможность миграции, вызванной конфликтом: анализ сроков сирийской миграции
  • Керстин Фиск: Поселение в лагерях и конфликт между общинами в Африке к югу от Сахары
  • Кристин Фаббе, Чад Хазлетт и Толга Синмаздемир: Убедительный мир: отношение сирийских беженцев к компромиссу и прекращению гражданской войны
  • Сераина Рюеггер: Беженцы, межэтнические отношения власти и гражданский конфликт в стране убежища
  • Тобиас Бемельт, Винченцо Бове и Кристиан Скреде Гледич: Винить жертвы? Беженцы, государственная правоспособность и насилие со стороны негосударственных субъектов
Наверх

Т.55, № 6

Вернуться наверх

Т. 55, № 5

  • Аманда Лихт и Сьюзан Ханна Аллен: Подавление репутации: смена руководства, неопределенность и подавление местного населения
  • Карл Мюллер-Крепон и Филипп Хунцикер: Новые пространственные данные об этнической принадлежности: знакомство с SIDE
  • Ханне Фьельде и Дезире Нильссон: Рост числа соперников-повстанцев: препятствия на пути к вступлению и раздробленность в гражданских войнах
  • Хенрикас Бартусявичюс и Свенд-Эрик Скаанинг: Пересмотр демократического гражданского мира: избирательные режимы и гражданский конфликт
  • Джеймс Айго Уолш, Джастин М. Конрад, Бет Элиз Уитакер и Кейтлин М. Худак: Финансирование восстания: набор данных о контрабанде повстанцев
  • Луи-Александр Берг и Марлон Карранса — Организованное преступное насилие и территориальный контроль: свидетельства из северного Гондураса
  • Малькольм Р. Истон и Рэндольф М. Сиверсон: выживание лидера и чистки после неудавшегося государственного переворота
  • Маргарита Бельгиойозо: Уход в подполье: использование терроризма в диссидентских кампаниях массовой мобилизации
  • Нильс-Кристиан Борман и Бурку Савун: Репутация, уступки и территориальная гражданская война: падают этнические домино или нет?
  • Субхайу Бандйопадхьяй, Тодд Сэндлер и Джавед Юнас: Торговля и терроризм: дезагрегированный подход
  • T Кларк Дюрант, Майкл Вайнтрауб, Даниэль Хаузер и Шувен Ли: Доверие к руководителю: Требуется консенсус и очередность в экспериментальной лаборатории
Наверх

Т.55, № 4

  • Анна Гетмански, Толга Синмаздемир и Томас Зейтцофф: Беженцы, ксенофобия и внутренние конфликты: данные исследования в Турции
  • Эрика Ченовет, Джонатан Пинкни и Орион Льюис — Дни ярости: Представляем набор данных NAVCO 3.0
  • Гэри Узони: соперничество между штатами, геноцид и политицид
  • Йоханнес Каррет и Ярослав Тир: Дизайн международного соглашения и сдерживающая роль внутреннего бюрократического качества: пример сотрудничества в области пресной воды
  • Магнус Лундгрен: Закулисные операции по поддержанию мира: Уменьшает ли участие в миротворческих операциях ООН количество переворотов внутри страны?
  • Мэтью ДиЛоренцо и Брайан Руни: внутренняя неопределенность, решение сторонних организаций и международный конфликт
  • Оливер Памп, Лукас Рудольф, Пол Тернер, Андреас Мельтреттер и Саймон Примус: наращивание силового потенциала: импорт оружия и вспышка жестоких внутригосударственных конфликтов
  • Тереза ​​Петтерссон и Кристин Эк: организованное насилие, 1989–2017 годы
  • Tore Wig и Даниэла Кромри: Какие группы дерутся? Традиционные институты и общинные конфликты в Африке
Наверх

Т.55, № 3

Вернуться наверх

Т. 55, No. 2 Специальный выпуск

Новые результаты из архивов конфликтов — Лайя Балселлс и Кристофер М. Салливан Вернуться наверх

Т. 55, № 1

Вернуться наверх

Т.54, № 6

Вернуться наверх

Т. 54, No. 5 Специальный выпуск

Социализация и насилие — Джеффри Т. Чекел Вернуться наверх

Т. 54, № 4

Вернуться наверх

Т.54, № 3

Вернуться наверх

Т. 54, №2

Вернуться наверх

Т. 54, № 1

Вернуться наверх

Т.53, № 6

Вернуться наверх

Т. 53, № 5

Вернуться наверх

Т. 53, № 4

Вернуться наверх

Т.53, No. 3 Специальный выпуск

Networked International Politics — Хан Доруссен, Эрик Гарцке и Оливер Вестервинтер Вернуться наверх

Т. 53, №2

Вернуться наверх

Т. 53, № 1

Вернуться наверх

Т.52, № 6

Вернуться наверх

Т. 52, № 5

Вернуться наверх

Т. 52, № 4

Вернуться наверх

Т.52, № 3

Вернуться наверх

Т. 52, №2

Вернуться наверх

Т. 52, № 1

  • Александр де Хуан и Андре Банк: баасистское отключение света? Селективное предоставление товаров и политическое насилие в сирийской гражданской войне
  • Брайан Дж. Филлипс: Враги с преимуществами? Жестокое соперничество и долголетие террористической группы
  • Кристиан фон Зуст и Майкл Вахман: Не все диктаторы равны: перевороты, фальсифицированные выборы и избирательное преследование демократических санкций
  • Джефф Д. Колган: Нефть, внутренний конфликт и возможности для демократизации
  • Йоаким Кройц: Война, которой не было: ведение неясных случаев в данных о конфликтах
  • Йоханна К. Бирнир, Джонатан Уилкенфельд, Джеймс Д. Фирон, Дэвид Д. Лэйтин, Тед Роберт Гурр, Дон Бранкати, Стивен М. Сайдеман, Эми Пейт и Агата С Халтквист: социально значимые этнические группы, этническая структура и AMAR
  • Линдси Л. Хегер: Голоса и насилие: Преследование терроризма, ориентируясь в политике
  • Сольвейг Хиллесунд: Опасное несоответствие: проверка микродинамики горизонтального неравенства в отношении поддержки палестинцами вооруженного сопротивления
  • Тим Кригер и Даниэль Мейеррикс: рост капитализма и корни антиамериканского терроризма
Наверх

Т.51, № 6

Вернуться наверх

Т. 51, № 5

Вернуться наверх

Т. 51, № 4

Вернуться наверх

Т.51, № 3

Вернуться наверх

Т. 51, №2

Вернуться наверх

Т. 51, № 1

Вернуться наверх

Т.50, № 6

Вернуться наверх

Т. 50, № 5

Вернуться наверх

Т. 50, №4

  • Бенджамин Э. Голдсмит, Чарльз Р. Бутчер, Дмитрий Семенович и Аркот Совья: Прогнозирование наступления геноцида и политицида: Ежегодные прогнозы вне выборки в глобальном наборе данных, 1988–2003 годы
  • Дэвид Собек и Джо Клэр: Я, я и союзники: понимание внешних источников силы
  • Джеффри П. Р. Уоллес: Тип режима, проблемы разногласий и экономические санкции: переоценка экономического мира между демократиями
  • Джозеф Роббинс, Лэнс Хантер и Грегг Р. Мюррей: Избиратели против террористов: анализ влияния террористических событий на явку избирателей
  • Лотта Темнер и Питер Валленстин: вооруженные конфликты, 1946–2012 гг.
  • Омар Шахабудин МакДум: Кто убил во время геноцида в Руанде? Микропространство, социальное влияние и индивидуальное участие в межгрупповом насилии
  • Ральф Сандберг и Эрик Меландер: Знакомство с набором данных событий UCDP с географической привязкой
Наверх

Т.50, № 3

Вернуться наверх

Т. 50, №2

Вернуться наверх

Т. 50, № 1

Вернуться наверх

Т.49, № 6

Вернуться наверх

Т. 49, № 5

Вернуться наверх

Т. 49, № 4

Вернуться наверх

Т.49, № 3

Вернуться наверх

Т. 49, №2

Вернуться наверх

Т. 49, № 1

  • Берит Квалёй, Хеннинг Финсераас и Ола Листхауг: Обеспокоенность общественности по поводу глобального потепления: межнациональное исследование 47 стран
  • Кристофер К.Батлер и Скотт Гейтс: Войны за пределы Африки: климат, конфликты и права собственности *
  • Clionadh Raleigh и Dominic Kniveton: Дождь или солнце: анализ конфликта и изменчивости климата в Восточной Африке
  • Конор Девитт и Ричард С. Дж. Тол: Гражданская война, изменение климата и развитие: исследование сценария для Африки к югу от Сахары
  • Каллен Хендрикс и Идеан Салехян: Изменение климата, осадки и социальные конфликты в Африке
  • Драго Бергхолт и Пяйви Луяла: стихийные бедствия, связанные с климатом, экономический рост и вооруженный гражданский конфликт
  • Эрик Гарцке — Ответ Гарцке от Ричарда С.Дж. Тол
  • Эрик Гарцке: Может ли изменение климата привести к миру?
  • Ярослав Тир и Дуглас М. Стиннетт: Выветривание изменения климата: могут ли учреждения смягчить последствия международного водного конфликта?
  • Люсия Де Стефано, Джеймс Дункан, Шломи Динар, Керстин Шталь, Кеннет М. Стрзепек и Аарон Т. Вольф: изменение климата и институциональная устойчивость международных речных бассейнов
  • Оле Магнус Тайзен — Ответ Сян, Берк и Мигель от Тайзена
  • Оле Магнус Тайзен — Ответ Тайзену от Сянга, Берка и Мигеля
  • Уле Магнус Тайзен: Климатические конфликты? Изменчивость погоды, давление на сушу и организованное насилие в Кении, 1989–2004 гг.
  • Rune T Slettebak: Не вините погоду! Стихийные бедствия и гражданские конфликты, связанные с климатом
  • Томас Бернауэр и Тобиас Зигфрид: изменение климата и международный водный конфликт в Центральной Азии
  • Tor A Benjaminsen, Koffi Alinon, Halvard Buhaug и Jill Tove Buseth: вызывает ли изменение климата конфликты в области землепользования в Сахеле?
  • Валли Куби, Томас Бернауэр, Анна Калбхенн и Габриэле Спилкер: изменчивость климата, экономический рост и гражданский конфликт
  • Варио Р. Адано, Тон Дитц, Карен Витсенбург и Фред Заал: изменение климата, жестокие конфликты и местные институты в засушливых районах Кении
Наверх

Т.48, № 6

Вернуться наверх

Т. 48, № 5

Вернуться наверх

Т. 48, №4

Вернуться наверх

Т.48, № 3

Вернуться наверх

Т. 48, №2

Вернуться наверх

Т. 48, № 1

Вернуться наверх

Т.47, № 6

Вернуться наверх

Т. 47, № 5

Вернуться наверх

Т. 47, № 4

  • Анесса Л. Кимбалл: Политическое выживание, распределение политики и формирование альянсов
  • Клейтон Л.Тайн: Сторонник стабильности или агент возбуждения? Влияние внешней политики США на перевороты в Латинской Америке, 1960–99
  • Дэвид Филдинг и Аня Шортленд: «Око за око, зуб за зуб»: политическое насилие и борьба с повстанцами в Египте
  • Кайл С. Бердсли: Боль, давление и политическое прикрытие: объяснение случаев посредничества
  • Ларс-Эрик Седерман, Саймон Хуг и Лутц Ф.Кребс: Демократизация и гражданская война: эмпирические данные
  • Лотта Харбом и Питер Валленстин: вооруженные конфликты, 1946-2009 гг.
  • Майкл Д. Уорд, Брайан Д. Гринхилл и Кристин Бакке: Опасности политики по p-значению: защита гражданских конфликтов
  • Надир Оджал и Джулиде Йилдирим: Региональные последствия терроризма для экономического роста в Турции: географически взвешенный регрессионный подход
  • Нильс Б.Вайдманн, Ян Кетил Рёд и Ларс-Эрик Седерман: Представление этнических групп в космосе: новый набор данных
  • Силье Аслаксен: Нефть и демократия: больше, чем взаимосвязь между странами?
  • Сайед Мансуб Муршед и Давуд Мамун: Не любить ближнего, как самого себя: объяснения торговли, демократии и военных расходов, лежащие в основе соперничества между Индией и Пакистаном
Наверх

Т.47, № 3

  • Алекс Брейтуэйт: Сопротивление инфекции: как государственная способность обуславливает распространение конфликта
  • Кэмерон Г. Тис: Правители, повстанцы и доходы: возможности государства, начало гражданской войны и сырьевые товары
  • Каллен С. Хендрикс: Измерение дееспособности государства: теоретические и эмпирические последствия для изучения гражданского конфликта
  • Индра де Сойса и Ханне Фьельде: Скрытая рука — это железный кулак? Капитализм и гражданский мир, 1970–2005 годы
  • Карл ДеРоуэн мл., Марк Дж. Фергюсон, Сэмюэл Нортон, Янг Хван Парк, Дженна Ли и Эшли Стрит-Бартлетт: выполнение мирного соглашения о гражданской войне и государственная дееспособность
  • Кристиан Скреде Гледич и Андреа Руджери: Структуры политических возможностей, демократия и гражданская война
Наверх

Т.47, №2

  • Abel Escribà-Folch: Экономические санкции и продолжительность гражданских конфликтов
  • Алекс Брейтуэйт: Сопротивление инфекции: как способность государства обуславливает распространение конфликта
  • Кэмерон Г. Тис: Правители, повстанцы и доходы: возможности государства, начало гражданской войны и сырьевые товары
  • Каллен С.Хендрикс: Измерение дееспособности государства: теоретические и эмпирические последствия для изучения гражданского конфликта
  • Дэвид Э. Каннингем: Блокирующая резолюция: как внешние государства могут продлевать гражданские войны
  • Индра де Сойса и Ханне Фьельде: Скрытая рука — это железный кулак? Капитализм и гражданский мир, 1970–2005 годы
  • Йоаким Кройц: Как и когда заканчиваются вооруженные конфликты: знакомство с набором данных о прекращении конфликтов UCDP
  • Иона Виктор: Африканское миротворчество в Африке: политика военачальников, экономика обороны и легитимность государства
  • Карл ДеРоуэн мл., Марк Дж. Фергюсон, Сэмюэл Нортон, Янг Хван Парк, Дженна Ли и Эшли Стрит-Бартлетт: выполнение мирного соглашения о гражданской войне и государственная дееспособность
  • Кристиан Скреде Гледич и Андреа Руджери: Структуры политических возможностей, демократия и гражданская война
  • Маргит Буссманн: Прямые иностранные инвестиции и военизированный международный конфликт
  • Нета Орен: формирование израильской идентичности и арабо-израильский конфликт в избирательных платформах, 1969-2006 гг.
  • Ренат Шайхутдинов: Дайте миру шанс: ненасильственный протест и создание механизмов территориальной автономии
  • Тамир Шифер и Шира Двир-Гвирсман: Эффект спойлера: определение отношения и ожиданий к миру
  • Тобиас Бёмельт: Эффективность дипломатических стратегий при вмешательстве третьей стороны
Наверх

Т.47, № 1

Вернуться наверх

Т. 46, № 6

Вернуться наверх

Т. 46, № 5

Вернуться наверх

Т.46, № 4

Вернуться наверх

Т. 46, № 3

Вернуться наверх

Т. 46, №2

Вернуться наверх

Т.46, № 1

Вернуться наверх

Т. 45, № 6

Вернуться наверх

Т. 45, № 5

Вернуться наверх

Т.45, №4

Вернуться наверх

Т. 45, № 3

Вернуться наверх

Т. 45, №2

Вернуться наверх

Т.45, № 1

Вернуться наверх

Т. 44, № 6

Вернуться наверх

Т. 44, № 5

Вернуться наверх

Т.44, № 4

Вернуться наверх

Т. 44, № 3

Вернуться наверх

Т. 44, №2

Вернуться наверх

Т.44, № 1

Вернуться наверх

Т. 43, № 6

Вернуться наверх

Т. 43, № 5

Вернуться наверх

Т.43, № 4

Вернуться наверх

Т. 43, № 3

Вернуться наверх

Т. 43, № 2

Вернуться наверх

Т.43, № 1

Вернуться наверх

Т. 42, № 6

Вернуться наверх

Т. 42, № 5

Вернуться наверх

Т.42, № 4

Вернуться наверх

Т. 42, № 3

Вернуться наверх

Т. 42, № 2

Вернуться наверх

Т.42, № 1

Вернуться наверх

Т. 41, № 6

Вернуться наверх

Т. 41, № 5

Вернуться наверх

Т.41, № 4

Вернуться наверх

Т. 41, № 3

Вернуться наверх

Т. 41, №2

Вернуться наверх

Т.41, № 1

Вернуться наверх

Т. 40, № 6

Вернуться наверх

Т. 40, № 5

Вернуться наверх

Т.40, № 3

Вернуться наверх

Т. 40, №2

Вернуться наверх

Т. 40, № 1

Вернуться наверх

Т.39, № 6

Вернуться наверх

Т. 39, № 5

Вернуться наверх

Т. 39, № 4

Вернуться наверх

Т.39, № 3

Вернуться наверх

Т. 39, № 2

Вернуться наверх

Т. 39, № 1

Вернуться наверх

Т.38, № 6

Вернуться наверх

Т. 38, № 5

Вернуться наверх

Т. 38, №4

Вернуться наверх

Т.38, №2

Вернуться наверх

Т. 38, № 1

Вернуться наверх

Т. 37, № 6

Вернуться наверх

Т.37, № 5

Вернуться наверх

Т. 37, № 3

Вернуться наверх

Т. 37, №2

Вернуться наверх

Т.37, № 1

Вернуться наверх

Т. 36, № 6

Вернуться наверх

Т. 36, № 5

Вернуться наверх

Т.36, № 4

Вернуться наверх

Т. 36, № 3

Вернуться наверх

Т. 36, №2

Вернуться наверх

Т.36, № 1

Вернуться наверх

Т. 35, № 6

Вернуться наверх

Т. 35, № 5

Вернуться наверх

Т.35, №4

Вернуться наверх

Т. 35, № 3

Вернуться наверх

Т. 35, № 1

Вернуться наверх

Т.21, №4

Вернуться наверх .