О значении Гоголя в истории русской литературы

Воропаев В. А. д.ф.н., проф. фил. фак. МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва) / 2009

1 апреля нынешнего года исполнилось 200 лет со дня рождения великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя1. Для России, русской культуры это знаменательная дата. Интерес наших соотечественников к творчеству Гоголя никогда не угасал. В чем секрет такой популярности? Гоголь не только классик русской литературы, но и великий патриот России. «Поблагодарите Бога прежде всего за то, что вы русской, – писал он своему другу графу Александру Петровичу Толстому. – Для русского теперь открывается этот путь, и этот путь есть сама Россия. Если только возлюбит русской Россию, возлюбит и все, что ни есть в России. К этой любви нас ведет теперь Сам Бог. Без болезней и страданий, которые в таком множестве накопились внутри ее и которых виною мы сами, не почувствовал бы никто из нас к ней состраданья. А состраданье есть уже начало любви» (VIII, 300).

Это письмо, названное Гоголем «Нужно любить Россию» и включенное в книгу «Выбранные места из переписки с друзьями», было запрещено цензурой и не печаталось при жизни автора. Оно и сегодня, к сожалению, не так широко известно. Да и сама книга, о которой много написано, едва ли понята в своей сути. В ней Гоголь во всеуслышание высказал свои взгляды на веру, Церковь, царскую власть, Россию, слово писателя. Он выступил в роли государственного мыслителя, стремящегося к наилучшему устройству страны, установлению единственно правильной иерархии должностей, при которой каждый выполняет свой долг на своем месте и тем глубже сознает свою ответственность, чем это место выше.

Все вопросы жизни – бытовые, общественные, государственные, литературные – имеют для Гоголя религиозно-нравственный смысл. Признавая и принимая существующий порядок вещей, он стремился к преобразованию общества через преобразование человека. «Общество образуется само собою, общество слагается из единиц, – говорил он. – Надобно, чтобы каждая единица исполнила должность свою. <…> Нужно вспомнить человеку, что он вовсе не материальная скотина, но высокий гражданин высокого небесного гражданства. Покуда он хоть сколько-нибудь не будет жить жизнью небесного гражданина, до тех пор не придет в порядок и земное гражданство» (ХIII, 443).

Гоголь указал на два условия, без которых никакие благие преобразования в России невозможны. Прежде всего, нужно любить Россию. А что значит – любить Россию? Писатель поясняет: «Тому, кто пожелает истинно честно служить России, нужно иметь очень много любви к ней, которая бы поглотила уже все другие чувства, – нужно иметь много любви к человеку вообще и сделаться истинным христианином во всем смысле этого слова» (VIII, 441).

Не должно также ничего делать без благословения Церкви: «По мне, безумна и мысль ввести какое-нибудь нововведение в Россию, минуя нашу Церковь, не испросив у нее на то благословенья. Нелепо даже и к мыслям нашим прививать какие бы то ни было европейские идеи, покуда не окрестит их она светом Христовым» (VIII, 284). Для Гоголя понятие христианства выше цивилизации. Залог самобытности России и главную ее духовную ценность он видел в Православии.

Гоголь учил сознательному, ответственному отношению к жизни. Незадолго до смерти (в письме к протоиерею Матфею Константиновскому 1850 г. ) он говорил: «Хотелось бы живо, в живых примерах, показать темной моей братии, живущей в мире, играющей жизнию, как игрушкой, что жизнь – не игрушка» (ХIV, 179). Современный человек во многом утратил представление о том, для чего он живет, что ему делать со своей жизнью. Раньше он это понимал через православную веру, которая учит чувству ответственности.

Фольклорные образы и сюжеты, почерпнутые из преданий, народных песен и дум, сочетаются в произведениях Гоголя с жизненным реализмом, образуя неповторимый художественный синтез. Великий знаток человеческой души, доподлинно знавший, как неискоренимо зло в человеческой натуре, он был также гениальным лириком, тонко и проникновенно умевшим чувствовать красоту родной природы и величие человеческого духа.

Гоголь воспел героическое прошлое казачества, рыцарскую преданность Отечеству и вместе с тем в поэтическом песенном образе неудержимо несущейся птицы-тройки выразил уверенность в великом духовном будущем своей страны и народа. Для него русский и малороссиянин – близнецы-братья, призванные к тому, чтобы составить «нечто совершеннейшее в человечестве» (ХII, 419).

Что касается художественного стиля Гоголя, то он стремился выработать его таким, чтобы в нем сливались стихии церковнославянского и народного языка. Это подтверждается, в частности, собранными им «Материалами для словаря русского языка», где представлены слова и диалектные, и церковнославянские. По Гоголю, характерное свойство русского языка – «самые смелые переходы от возвышенного до простого в одной и той же речи» (VIII, 233). При этом он подчеркивал, что под русским языком разумеет «не тот язык, который изворачивается теперь в житейском обиходе, и не книжный язык, и не язык, образовавшийся во время всяких злоупотреблений наших, но тот истинно русский язык, который незримо носится по всей Русской земле, несмотря на чужеземствованье наше в земле своей, который еще не прикасается к делу жизни нашей, но, однако ж, все слышат, что он истинно русский язык…» (VIII, 358).

Эти мысли легли в основу характеристики Гоголем русского языка в статье «В чем же наконец существо русской поэзии и в чем ее особенность», которую по праву можно назвать эстетическим манифестом писателя. «Необыкновенный язык наш есть еще тайна <…> – говорит Гоголь. – Он беспределен и может, живой, как жизнь, обогащаться ежеминутно, почерпая, с одной стороны, высокие слова из языка церковно-библейского, а с другой стороны – выбирая на выбор меткие названья из бесчисленных своих наречий, рассыпанных по нашим провинциям, имея возможность таким образом в одной и той же речи восходить до высоты, не доступной никакому другому языку, и опускаться до простоты, ощутительной осязанью непонятливейшего человека…»(VIII, 408–409).

Не удивительно, что Гоголь отчасти и проник в тайну этого рождающегося языка. Приобретая драгоценный опыт, он стремился поделиться им с друзьями-литераторами, например, Николаем Языковым, которому писал в 1843 г. из Бадена: «В продолжение говения займись чтением церковных книг. Это чтение покажется тебе трудно и утомительно, примись за него, как рыбак, с карандашом в руке, читай скоро и бегло и останавливайся только там, где поразит тебя величавое, нежданное слово или оборот, записывай и отмечай их себе в материал. Клянусь, это будет дверью на ту великую дорогу, на которую ты выдешь! Лира твоя наберется там неслыханных миром звуков и, может быть, тронет те струны, для которых она дана тебе Богом» (ХII, 205).

Сохранившиеся тетради выписок Гоголя из творений святых отцов и богослужебных книг свидетельствуют о том, что ему хорошо известна была христианская книжность. Судя по всему, он искал путей к тому, чтобы стать духовным писателем в собственном смысле этого слова. Духовная, церковная литература по форме имеет ряд отличий от литературы светской, хотя между этими видами словесности имеются некоторые общие приемы, в том числе и художественные. Но духовное творчество имеет строго определенную цель, направленную к объяснению смысла жизни по христианскому вероучению. Такое творчество основывается на Священном Писании и имеет определенные признаки. Писатель, взявшийся решать вопросы сокровенной жизни «внутреннего человека», сам должен быть православным христианином. Он обязан также основательно знать предшествующую традицию церковной литературы, а она корнями уходит в Святое Евангелие – источник духовного слова, резко отличающийся по своей направленности от основы, породившей художественную литературу во всем разнообразии ее проявлений. Наконец, для церковного писателя необходима живая вера в Промысл Божий, в то, что во Вселенной все совершается по непостижимому замыслу ее Создателя. В своем зрелом творчестве Гоголь приблизился именно к такому пониманию целей литературы.

Назначение искусства, считал Гоголь, – служить «незримой ступенью к христианству», ибо современный человек «не в силах встретиться прямо со Христом» (VIII, 269). По Гоголю, литература должна выполнять ту же задачу, что и сочинения духовных писателей, – просвещать душу, вести ее к совершенству. В этом для него – единственное оправдание искусства. И чем выше становился его взгляд на искусство, тем требовательнее он относился к себе как к писателю.

Суть творческого развития Гоголя заключается в том, что от чисто художественных произведений, где литургическая, церковная тема была как бы в подтексте, он переходит к ней непосредственно в «Размышлениях о Божественной Литургии», сочинениях, подобных «Правилу жития в мире» (собственно духовная проза), и в публицистике «Выбранных мест из переписки с друзьями». К новым жанрам зрелого творчества Гоголя можно отнести и составленные им молитвы, а также систематизированные выписки из творений святых отцов и учителей Церкви – труды, характерные скорее для такого писателя-аскета, каким был, например, святитель Игнатий (Брянчанинов), чем для светского литератора. Молитвы Гоголя, написанные во второй половине 1840-х гг., свидетельствуют о его богатом молитвенном опыте и глубокой воцерковленности его сознания.

В постижении тайны проникновенного лиризма церковной поэзии, осознании значения церковнославянского языка в формировании русского литературного языка Гоголь опередил свое время. Для Гоголя русский литературный язык – единственный и прямой наследник церковнославянского языка, который в славянским мире иногда называли русским и который был общеславянским книжным (литературным) языком. «Честь сохранения славянского языка, – говорил он, – принадлежит исключительно русским»2. Как-то в разговоре со своим земляком О. М. Бодянским, профессором истории и литературы славянских наречий Московского университета, Гоголь сказал: «Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски <…> надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня – язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан…»

3

В конце жизни, осенью 1851 г., по возвращении из Оптиной Пустыни Гоголь посетил на Покров Свято-Троицкую Сергиеву лавру, чтобы помолиться о своей матери в день ее именин. Там он вместе с отцом Феодором (Бухаревым) посетил студентов Московской Духовной академии. «Студенты приняли его с восторгом, – вспоминал архимандрит Феодор. – И когда при этом высказано было Гоголю, что особенно живое сочувствие возбуждает он к себе тою благородною открытостью, с которой он держится в своем деле Христа и Его истины, то покойный заметил на это просто: «Что ж? Мы все работаем у одного Хозяина»».

Несмотря на краткость сказанных Гоголем слов, он все же выразил перед будущими пастырями важную мысль о том, что чувствует свою общность с ними в служении Христу4.

Константин Мочульский в книге «Духовный путь Гоголя», имея в виду значение Гоголя в истории русской литературы, писал: «В нравственной области Гоголь был гениально одарен; ему было суждено круто повернуть всю русскую литературу от эстетики к религии, сдвинуть ее с пути Пушкина на путь Достоевского. Все черты, характеризующие «великую русскую литературу», ставшую мировой, были намечены Гоголем: ее религиозно-нравственный строй, ее гражданственность и общественность, ее боевой и практический характер, ее пророческий пафос и мессианство. С Гоголя начинается широкая дорога, мировые просторы. Сила Гоголя была так велика, что ему удалось сделать невероятное: превратить пушкинскую эпоху нашей словесности в эпизод, к которому возврата нет и быть не может»

5.

В этих словах много правды, хотя, наверное, перелом в русской литературе был не столь резок. В том же Пушкине, особенно зрелом Пушкине 1830-х гг., нельзя не заметить начал будущей русской литературы, что, кстати сказать, хорошо сознавал и Гоголь, называя поэта «нашим первоапостолом».

О значении Гоголя в истории русской литературы говорилось немало. Может быть, точнее других сказал об этом протоиерей Павел Светлов, профессор богословия Киевского университета Св. Владимира: «Мысль Гоголя о необходимости согласования всего строя нашей жизни с требованием Евангелия, так настойчиво высказанная им в нашей литературе в первый раз, явилась тем добрым семенем, которое выросло в пышный плод позднейшей русской литературы в ее лучшем и доминирующем этическом направлении. Призыв обществу к обновлению началами христианства, хранимого в Православной Церкви, был и остается великою заслугою Гоголя перед отечеством и делом великого мужества для его времени, чаявшего спасения в принципах европейской культуры»6.

В заключение приведем слова, сказанные новомучеником протоиереем Иоанном Восторговым на панихиде по Гоголю в 1903 г., в которых ясно видится смысл его духовного значения. «Вот писатель, у которого сознание ответственности пред высшею правдою за его литературное слово дошло до такой степени напряженности, так глубоко охватило все его существо, что для многих казалось какою-то душевною болезнью, чем-то необычным, непонятным, ненормальным. Это был писатель и человек, который правду свою и правду жизни и миропонимания проверял только правдою Христовой. Да, отрадно воздать молитвенное поминовение пред Богом и славу пред людьми такому именно писателю в наш век господства растленного слова, – писателю, который выполнил завет апостола: слово ваше да будет солию растворено7. И много в его писаниях этой силы, предохраняющей мысль от разложения и гниения, делающей пищу духовную удобоприемлемой и легко усвояемой. <…> Такие творцы по своему значению в истории слова подобны святым отцам в Православии: они поддерживают благочестные и чистые литературные предания»8.

При жизни Гоголя ценили прежде всего как сатирика и юмориста. Многое в его творчестве стало понятно позднее. Любое направление или течение в литературе могло по праву видеть в нем своего предтечу. Гоголь стал первым представителем глубокого и трагического религиозно-нравственного стремления, которым проникнута русская литература. Выдвинутый им идеал воцерковления русской жизни – идеал до сей поры глубоко значимый для России.

Литературное значение Гоголя огромно. Его именем назван целый период русской литературы. И все-таки в сознание современников и последующих поколений он вошел как образец русского писателя, сознающего свою ответственность за то дело, к которому призван.

Примечания

1. Согласно свидетельству матери Гоголя и его родных, он родился 19 марта, а не 20-го, как ошибочно указано в метрической книге, и соответственно день рождения писателя мы должны отмечать 1-го апреля по новому стилю. (В нашем столетии при пересчете со старого стиля на новый прибавляется 13 дней.) См. об этом: Воропаев В. Когда родился классик? // Литературная газета. М., 2009. 1–7 апреля.

2. Цит. по: Гоголь Н. В. Собр. соч. : В 9т. /Сост., подгот. текстов и коммент. В. А. Воропаева, И. А. Виноградова. М., 1994. Т. 8. С. 30.

3. Данилевский Г. П. Знакомство с Гоголем (Из литературных воспоминаний) // Исторический Вестник. 1886. № 12. С. 479; Данилевский Г. П. Знакомство с Гоголем // Соч. СПб., 1901. Т. 14. С. 99.

4. <Феодор (Бухарев), архимандрит. > Три письма к Н. В. Гоголю, писанные в 1848 году. СПб., 1860. С. 5–6.

5. Мочульский К. Духовный путь Гоголя. Париж, 1976. С. 86.

6. Светлов П. Я., прот., проф. Идея Царства Божия в ее значении для христианского миросозерцания (Богословско-апологетическое исследование). Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1905. С. 232.

7. Кол. 4, 6.

8. Восторгов И. И., протоиерей. Честный служитель слова /Речь на панихиде по Н. В. Гоголю по случаю открытия ему памятника в гор. Тифлисе, сооруженного городским самоуправлением // Полн. собр. соч. : В 5 т. СПб., 1995. Т. 2. С. 226–227.

К списку научных работ

Поэма Н.В. Гоголя «Мертвые души» в культуре и искусстве XIX века в рамках литературной лаборатории «Открытая книга»

24 января в 15:00 в Библиотечно-культурном комплексе имени А. В. Молчанова на Ленинском проспекте, 115, состоится очередная встреча литературной лаборатории «Открытая книга» по теме: «Поэма Н.В. Гоголя «Мертвые души» в культуре и искусстве XIX века». Модератором встречи выступит кандидат искусствоведения Полина-Тереза Давыдова.

На прошлой встрече учащиеся средних школ Кировского района познакомились с драматургией и прозой Н.В. Гоголя, обсудили пьесу «Ревизор», а также знаменитые повести «Шинель» и «Записки сумасшедшего».

На этот раз ребятам предстоит еще глубже погрузиться в творчество Николая Васильевича Гоголя через поэму «Мертвые души». Модератор расскажет аудитории малоизвестные факты о произведении, даст представление о русской культуре XIX века, ознакомит с историей создания поэмы, и, конечно, покажет её отражение в культуре и искусстве того времени.

Николай Васильевич писал своё бессмертное детище около 17 лет. Именно эту работу он считал, пожалуй, самой важной миссией в своей жизни. История создания «Мертвых душ» полна пробелов, загадок, мистических историй и легенд. В процессе работы над произведением автор тяжело заболел и будучи почти на смертном одре чудесным образом вылечился. Н.В. Гоголь принял этот факт за знак свыше, который давал ему возможность закончить главное произведение своей жизни.

Знакомая многим история о махинаторе Чичикове предстанет перед аудиторией совершенно в новом свете, обретая современное звучание. Приглашаем всех, кто хочет расширить свой кругозор, получить новые знания или же задать интересующие вопросы о творчестве Николая Васильевича 24 января в 15:00 на литературную лабораторию «Открытая книга», которая пройдет в Библиотечно-культурном комплексе им. А.В. Молчанова на Ленинском пр., 115.

 «Открытая книга» — литературная лаборатория, адресованная молодёжи. Главная цель проекта – вернуть школьникам интерес к академическим литературным текстам, познакомить их с известными героями классических произведений, объяснить их связь с реальностью и значение их судеб в формировании мировоззрения любого человека.

Информация предоставлена ЦБС Кировского района

Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» в культуре и искусстве XIX века в рамках литературной лаборатории «Открытая книга»

24 января в Библиотечно-культурном комплексе им. А.В. Молчанова состоялась встреча литературной лаборатории «Открытая книга» по теме: «Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» в культуре и искусстве XIX века». Ведущими мероприятия выступили: кандидат искусствоведения Полина-Тереза Давыдова, заведующая библиографическим отделом Наталья Клюкина. 

На прошлой встрече проекта «Открытая книга» учащиеся средних школ Кировского района познакомились с драматургией и прозой Н.В. Гоголя. Продолжая говорить, в новом 2020 году, о творчестве великого русского классика Николая Васильевича Гоголя, искусствовед обратила внимание школьников на поэму «Мертвые души».  До Н.В. Гоголя в русской литературе были романические герои дворянского происхождения. А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов занимались дворянский судьбой, они писали о героях образованных, со светским воспитанием. Н.В. Гоголь очень сильно отличается от этих авторов, поскольку в его произведениях нет красивых людей, а есть маленькие, некрасивые персонажи. Маленькие люди, измученные своими маленькими желаниями, от них плохо пахнет, они много едят и вызывают отвращение. Именно такими персонажами населена поэма «Мертвые души». Гоголь называл таких людей всей Россией, собственно и роман посвящен всей России. Писатель говорил, что создает свою «Одиссею», а критики его беспощадно ругали,  называя русофобом и обвиняя в ненависти к России. Однако, такие критики, как В.Г. Белинский, С.П. Шевырев и К.С. Аксаков понимали гениальность Гоголя и его произведения, называя «Мертвые души» эпосом, фантастическим реализмом.

Искусствовед, Полина Георгиевна, рассказала учащимся о готовых литературных матрицах, жанрах и напомнила, что такое фабула и сюжет, а также, чем отличается тип от характера. Благодаря этим знаниям ребята смогли понять, почему произведение «Мертвые души» является эпической поэмой и выстроено, как плутовской роман. С одной стороны в произведении описан густонаселенный мир (одушевленный и неодушевленный в одном ряду), с другой – множественные лирические высказывания самого автора, которые задают вектор душевного высказывания о любви и ненависти к России.

Ребята познакомились с отрывками из художественного фильма «Мертвые души» режиссера М. Швейцера и наглядно увидели типы, населяющие эпическую поэму. Сам Николай Васильевич считал себя Коробочкой.  Н.В. Гоголь писал о явлениях и первым фиксирует сложнейший переход человека в вещь. Впервые в литературу проникает мертвый человек – человек-вещь. Полина Давыдова вместе с залом определили конфликт произведения, назвали основные проблемы и выявили актуальность произведения.

После основного обсуждения, ребята активно задавали вопросы о судьбе и характере Николая Васильевича, об идее сюжета произведения, успешности писателя при жизни (все произведения Гоголя при жизни имели успех), интересовались его отношениями с властью, к слову Николай I прекрасно относился к писателю и даже выделил деньги на написание «Мертвых душ» и др.  Во второй части литературной лаборатории Наталья Клюкина познакомила школьников с литературой о Гоголе и «Мертвых душах».  В шорт-лист вошли такие книги как: «В поисках живой души», «На вершине» и «Постигая Гоголя» Ю. Манна, «В тени Гоголя» А. Синявского под псевдонимом А. Терц, «Гоголь без глянца» П. Фокина. Все желающие получили распечатанный список литературы по теме литературной лаборатории. 

 Самые активные участники дискуссии получили памятные призы от ЦБС Кировского района.

Информация СПБ ГБУК «Централизованная библиотечная система Кировского района»

«Мертвые души» анализ произведения Гоголя – жанр, тема, история создания, смысл названия повести

Николай Васильевич Гоголь – один из самых загадочных писателей 19 века. Его жизнь и творчество полно мистики и тайн. Наша статья поможет качественно подготовится к уроку литературы, к ЕГЭ, тестовым заданиям, творческим работам по поэме. При анализе произведения Гоголя “Мёртвые души” в 9 классе важно опираться на дополнительный материал, чтобы ознакомиться с историей создания, проблематикой, разобраться, какие художественные средства использует автор. В “Мертвых душах” анализ специфичен по причине содержательной масштабности и композиционных особенностей произведения.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением Мертвые души.

Год написания – 1835 -1842 гг. В 1842 году опубликован первый том.

История создания – идея сюжета подсказана Гоголю Александром Сергеевичем Пушкиным. Автор около 17 лет работал над поэмой.

Тема – нравы и жизнь помещиков на Руси 30-х годов 19 века, галерея человеческих пороков.

Композиция – 11 глав первого тома, объединённых образом главного героя – Чичикова. Несколько глав второго тома, которые уцелели и были найдены и опубликованы.

Жанр – сам автор дал жанру определение поэмы в прозе. Большинство литературоведов обозначили жанр “Мёртвых душ” как роман.

Направление – реализм. В поэме есть и романтические черты, но они вторичны.

История создания

Николай Васильевич писал своё бессмертное детище около 17 лет. Эту работу он считал самой важной миссией в своей жизни. История создания “Мёртвых душ” полна пробелов и загадок, а также мистических совпадений. В процессе работы над произведением автор тяжело заболел, будучи на грани смерти, он внезапно чудесным образом исцелился. Гоголь принял этот факт за знак свыше, который даровал ему шанс закончить своё главное произведение.

Идею “Мертвых душ” и сам факт их существования как социального явления подсказал Гоголю Пушкин. Именно Александр Сергеевич, по словам автора, натолкнул его на мысль написать масштабное произведение, способное раскрыть всю сущность русской души. Поэма была задумана как произведение в трёх томах. Первый том (опубликованный в 1842 году) был задуман, как собрание человеческих пороков, второй – давал возможность героям осознать свои ошибки, а в третьем томе – они меняются и находят путь к правильной жизни.

Будучи в работе, произведение много раз правилось автором, менялись его основная мысль, персонажи, сюжет, сохранялась только суть: проблематика и план произведения. Второй том “Мёртвых душ” Гоголь закончил незадолго до своей смерти, но по некоторым сведениям он же сам и уничтожил эту книгу. По другим источникам, она была передана автором Толстому или кому-то из близких знакомых, а после – утеряна. Существует мнение, что эта рукопись до сих пор хранится у потомков высшего общества гоголевского окружения и когда-нибудь будет найдена. Третий том автор не успел написать, но о его предполагаемом содержании есть сведения из достоверных источников, будущая книга, её идея и общая характеристика, обсуждались в литературных кругах.

Посмотрите, что еще у нас есть:

Тема

Смысл названия “Мёртвых душ” двоякий: это само явление – продажа мёртвых крепостных душ, переписывание их и передача другому хозяину и образ людей, подобных Плюшкину, Манилову, Собакевичу – их души мертвы, герои глубоко бездуховны, пошлы и аморальны.

Главная тема “Мёртвых душ” – пороки и нравы общества, жизнь русского человека 1830-х годов 19 века. Проблемы, которые поднимает автор в поэме, стары, как мир, но показаны и раскрыты они так, как свойственно исследователю человеческих характеров и душ: тонко и масштабно.

Главный герой – Чичиков скупает у помещиков давно умерших, но ещё числящихся крепостных крестьян, которые нужны ему только на бумаге. Таким образом он планирует разбогатеть, получив оплату за них в опекунском совете. Взаимодействие и сотрудничество Чичикова с такими же мошенниками и шарлатанами, как он сам, становится центральной темой поэмы. Желание разбогатеть всеми возможными способами свойственно не только Чичикову, но и многим героям поэмы – это болезнь века. То, чему учит поэма Гоголя, находится между строк книги – русскому человеку свойственен авантюризм и тяга к “лёгкому хлебу”.

Вывод однозначен: самый правильный путь – жить по законам, в ладу с совестью и сердцем.

Композиция

Поэма состоит из полного первого тома и нескольких сохранившихся глав второго тома. Композиция подчинена главной цели – раскрыть картину русской жизни, современной автору, создать галерею типовых персонажей. Поэма состоит из 11 глав, насыщена лирическими отступлениями, философскими рассуждениями и чудеснейшими описаниями природы.

Всё это время от времени прорывается сквозь основной сюжет и придаёт произведению неповторимую лиричность. Произведение заканчивается колоритным лирическим размышлением о будущем России, её силе и могуществе.

Первоначально книга была задумана как сатирическое произведение, это повлияло на общую композицию. В первой главе автор знакомит читателя с жителями города, с главным персонажем – Павлом Ивановичем Чичиковым. Со второй по шестую главы автором даётся портретная характеристика помещиков, их неповторимый уклад жизни, калейдоскоп причуд и нравов. Следующие четыре главы описывают жизнь чиновничества: взяточничество, самоуправство и самодурство, сплетни уклад жизни типичного русского города.

Главные герои

О героях произведения мы написали отдельную статью – Главные герои «Мертвых душ».

Жанр

Чтобы определить жанр “Мёртвых душ”, необходимо обратится к истории. Сам Гоголь определил его как “поэма”, хотя структура и масштабность повествования близки повести и роману. Прозаическое произведение названо поэмой в силу его лиричности: большого количества лирических отступлений, замечаний и комментариев автора. Также стоит учесть, что Гоголь провёл параллель между своим детищем и поэмой Пушкина “Евгений Онегин”: последняя считается романом в стихах, а “Мёртвые души” – наоборот, поэмой в прозе.

Автор подчёркивает равнозначность в своём произведении эпического и лирического. Критика придерживается другого мнения по поводу жанровых особенностей поэмы. К примеру, В. Г. Белинский назвал произведение романом и с этим мнением принято считаться, так как оно вполне обосновано. Но по традиции гоголевское произведение называют поэмой.

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда — пройдите тест.

    
  • Марина Гудбайдог

    16/19

  • Татарина Татьяна

    19/19

  • Андрей Пышкин

    19/19

  • Амина Нурмагомедова

    12/19

  • Диана Костина

    16/19

  • Yoonmin Min

    17/19

  • Костя Киселёв

    16/19

  • Madadestka Atti

    16/19

  • Анна Архипова

    16/19

  • Диана Онянова

    19/19

Рейтинг анализа

Средняя оценка: 4.7. Всего получено оценок: 5911.

Своеобразие реализма Гоголя.. История русской литературы XIX века. Часть 1. 1800-1830-е годы

Своеобразие реализма Гоголя.

Творчество Гоголя обозначило новую фазу в развитии русского реализма. Сначала Белинский, а потом Чернышевский стали утверждать, что этот писатель явился родоначальником «гоголевского периода» в нашей литературе, который начался со второй половины 1840-х годов. Правда, содержание этого нового периода сводилось у них к развитию так называемого обличительного направления в литературе. В Гоголе они видели первого писателя-сатирика, сокрушившего в «Мертвых душах» социальные основы существовавшего в России общественного строя. Это был крайне односторонний взгляд на существо реализма Гоголя. Ведь не случайно же Достоевскому, глубоко религиозному писателю, чуждому идеологии революционной демократии, приписывается фраза: «Все мы вышли из гоголевской,,Шинели“». Дарование Достоевского, считавшего себя наследником Гоголя и Пушкина, бесконечно шире и богаче социального обличительства. «Гоголевское направление», утверждаемое Белинским и Чернышевским, просуществовало недолго и ограничилось, в сущности, рамками реализма писателей второй половины 1840-х годов, группировавшихся вокруг Белинского и получивших, с легкой руки Ф. В. Булгарина, название «натуральной школы». Подлинно гоголевская традиция, оказавшаяся продуктивной, развивалась в ином направлении, ведущем не к Чернышевскому с его романом «Что делать?», а к Достоевскому с его «Преступлением и наказанием».

Если подыскивать реализму Гоголя аналогии, то придется вспомнить о писателях позднего Возрождения – о Шекспире и Сервантесе, остро почувствовавших кризис того гуманизма, который с оптимизмом утверждали писатели раннего и высокого Возрождения в Италии. Этот гуманизм, традиции которого не умерли и в наше время, сводился к идеализации человека, его доброй природы. Новая русская литература, начиная с Пушкина, никогда не разделяла такой облегченной веры в человека, сознавая истину православно-христианского догмата о помраченности его природы первородным грехом. Этот взгляд очевиден у Пушкина, начиная с «Бориса Годунова». Русское Возрождение не порывало столь резко с религиозной традицией, как это случилось на Западе, и отстаивало гуманизм христианский, сознавая, что сама вера в человека изначально выросла из христианского сознания его связи с Богом. Конечно, реализм Гоголя существенно отличается от реализма Пушкина. Но природу этого реализма нельзя свести к социальному обличительству, ее можно понять лишь в соотношении творчества и эстетических позиций Гоголя с творчеством и эстетическими позициями Пушкина.

«Ничего не говорю о великости этой утраты. Моя утрата всех больше, – писал Гоголь друзьям, получив известие о гибели Пушкина. – Когда я творил, я видел перед собою только Пушкина. Ничто мне были все толки… мне дорого было его вечное и непреложное слово. Ничего я не предпринимал, ничего не писал я без его совета. Все, что есть у меня хорошего, всем этим я обязан ему».

Гоголь встретился и сошелся с Пушкиным в 1831 году, а расстался с ним, уезжая за границу, в 1836-м. С уходом Пушкина исчезла опора. Небесный свод поэзии, высокой и недосягаемой в своей Божественной гармонии, который Пушкин, как атлант, держал на своих плечах, теперь обрушился на Гоголя. Он испытал впервые чувство страшного творческого одиночества, о котором поведал нам в седьмой главе «Мертвых душ».

Ясно, что в поэте, который никогда не изменял возвышенному строю своей лиры, Гоголь видит Пушкина, а в писателе, погрузившемся в изображение «страшной, потрясающей тины мелочей, опутавших нашу жизнь», писателе одиноком и непризнанном, Гоголь видит себя самого. За горечью утраты Пушкина, великого гения гармонии, чувствуется уже и скрытая полемика с ним, свидетельствующая о творческом самоопределении Гоголя по отношению к пушкинскому художественному наследию. Эта полемика ощущается и в специальных статьях. Определяя Пушкина как русского человека в его развитии, Гоголь замечает, что красота его поэзии – это «очищенная красота», не снисходящая до ничтожных мелочей, которые опутывают повседневную жизнь человека.

В «Выбранных местах из переписки с друзьями», давая Пушкину высокую оценку, Гоголь замечает в то же время некоторую односторонность его эстетической позиции: «Изо всего, как ничтожного, так и великого, он исторгает только одну его высшую сторону, не делая из нее никакого примененья к жизни… Пушкин дан был миру на то, чтобы доказать собою, что такое сам поэт, и ничего больше… Все сочинения его – полный арсенал орудий поэта. Ступай туда, выбирай себе всяк по руке любое и выходи с ним на битву; но сам поэт на битву с ним не вышел». Не вышел потому, что, «становясь мужем, забирая отовсюду силы на то, чтобы управляться с большими делами, не подумал о том, как управиться с ничтожными и малыми».

Мы видим, что сквозь похвалу Пушкину слышится гоголевский упрек ему. Может быть, этот упрек не совсем справедливый, но зато ясно выражающий мироощущение Гоголя. Он рвется на битву со всем накопившимся «сором и дрязгом» «растрепанной действительности», который был оставлен Пушкиным без внимания. Литература призвана активно участвовать в жизнестроительстве более совершенного человека и более гармоничного миропорядка. Задача писателя, по Гоголю, заключается в том, чтобы открыть человеку глаза на его собственное несовершенство.

Расхождение Гоголя с Пушкиным было не случайным и определялось не личными особенностями его дарования. Ко второй половине 1830-х годов в русской литературе началась смена поколений, наступала новая фаза в самом развитии художественного творчества. Пафос Пушкина заключался в утверждении гармонических идеалов. Пафос Гоголя – в критике, в обличении жизни, которая вступает в противоречие с собственными потенциальными возможностями, обнаруженными гением Пушкина – «русским человеком в его развитии». Пушкин для Гоголя остается идеалом, опираясь на который он подвергает анализу современную жизнь, обнажая свойственные ей болезни и призывая ее к исцелению. Образ Пушкина является для Гоголя, как потом и для Достоевского, «солнцем поэзии» и одновременно залогом того, что русская жизнь может совершенствоваться в пушкинском направлении. Пушкин – это гоголевский свет, гоголевская надежда.

«Высокое достоинство русской природы, – считает Гоголь, – состоит в том, что она способна глубже, чем другие, принять в себя слово Евангельское, возводящее к совершенству человека. Семена небесного Сеятеля с равной щедростью были разбросаны повсюду. Но одни попали на проезжую дорогу при пути и были расхищены налетевшими птицами; другие попали на камень, взошли, но усохли; третьи, в тернии, взошли, но скоро были заглушены дурными травами; четвертые только, попавшие на добрую почву, принесли плод. Эта добрая почва – русская восприимчивая природа. Хорошо взлелеянные в сердце семена Христовы дали все лучшее, что ни есть в русском характере».

Пушкин, по Гоголю, гений русской восприимчивости. «Он заботился только о том, чтобы сказать одним одаренным поэтическим чутьем: „Смотрите, как прекрасно творение Бога!“ – и, не прибавляя ничего больше, перелетать к другому предмету затем, чтобы сказать также: „Смотрите, как прекрасно Божие творение!… И как верен его отклик, как чутко его ухо! Слышишь запах, цвет земли, времени, народа. В Испании он испанец, с греком – грек, на Кавказе – вольный горец в полном смысле этого слова; с отжившим человеком он дышит стариной времени минувшего; заглянет к мужику в избу – он русский весь с головы до ног».

Эти черты русской природы связаны, по Гоголю, с православнохристианской душой народа, наделенного даром бескорыстного приветного отклика на красоту, правду и добро. В этом заключается секрет «силы возбудительного влияния» Пушкина на любой талант. Гоголь почувствовал эту возбудительную силу в самом начале творческого пути. Пушкин дал ему «некий свет» и призвал его: «Иди ж, держись сего ты света. / Пусть будет он тебе единственная мета». Гоголь пошел в литературе собственным путем, но направление движения определял по пушкинскому компасу. Наряду с этим удивительно то напряженное чувство ответственности перед страной и народом, которое испытывал Гоголь на протяжении всего жизненного пути: «Русь! чего же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так и зачем все, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожидания очи?»

Во второй половине жизни своей Гоголь вдруг почувствовал себя одиноким. Ему показалось, что современники плохо его понимают. И хотя при жизни его высоко ценил Белинский и другие русские критики, этими оценками писатель был не удовлетворен: они скользили по поверхности его дарования и не касались глубины. В Гоголе все предпочитали видеть писателя-сатирика, обличителя пороков современного общественного строя. Но скрытые духовные корни, которые питали его дарование, современники склонны были не замечать.

В одном письме к Жуковскому Гоголь говорит, что в процессе творчества он прислушивается к высшему зову, требующему от него безусловного повиновения и ждущему его вдохновения. Вслед за Пушкиным Гоголь видит в писательском призвании Божественный дар. В изображении человеческих грехов, в обличении человеческой пошлости Гоголь более всего опасается авторской субъективности и гордыни. И в этом смысле его произведения тяготели к пророческому обличению. Писатель, как человек, подвержен тем же грехам, что и люди, им изображаемые. Но в минуты творческого вдохновения он теряет свое «я», свою человеческую «самость». Его устами говорит уже не человеческая, а Божественная мудрость: голос писателя – пророческий глас.

Мировоззрение Гоголя в основе своей было глубоко религиозным. Гоголь никогда не разделял идейных установок Белинского и русской мысли, согласно которым человек по своей природе добр, а зло заключается в общественных отношениях. «Природа человека» никогда не представлялась Гоголю «мерою всех вещей». Источник общественного зла заключен не в социальных отношениях, и устранить это зло с помощью реформ или революций нельзя. Несовершенное общество не причина, а следствие человеческой порочности. Внешняя организация жизни – отражение внутреннего мира человека. И если в человеке помрачен его Божественный первообраз, никакие изменения внешних форм жизни не в состоянии уничтожить зло.

«Я встречал в последнее время много прекрасных людей, которые совершенно сбились, – обращался Гоголь к Белинскому и людям его круга. – Одни думают, что преобразованьями и реформами, обращеньем на такой и на другой лад можно поправить мир; другие думают, что посредством какой-то особенной, довольно посредственной литературы, которую вы называете беллетристикой, можно подействовать на воспитание общества. Но благосостояние общества не приведут в лучшее состояние ни беспорядки, ни пылкие головы. Брожение внутри не исправить никакими конституциями. Общество образуется само собою, общество слагается из единиц. Надобно, чтобы каждая единица исполняла должность свою. Нужно вспомнить человеку, что он вовсе не материальная скотина, но высокий гражданин высокого небесного гражданства. Покуда он хоть сколько-нибудь не будет жить жизнью небесного гражданина, до тех пор не придет в порядок и земное гражданство». Источник этих убеждений писателя очевиден: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6, 33).

Все творчество Гоголя взывает к падшему человеку: «Встань и иди!» «В нравственной области Гоголь был гениально одарен, – утверждал исследователь его творчества К. Мочульский, – ему было суждено повернуть всю русскую литературу от эстетики к религии, сдвинуть ее с пути Пушкина на путь Достоевского. Все черты, характеризующие „великую русскую литературу“, ставшую мировой, были намечены Гоголем: ее религиозно-нравственный строй, ее гражданственность и общественность, ее пророческий пафос и мессианство».

Гоголь бичевал социальное зло в той мере, в какой видел коренной источник несовершенств. Гоголь дал этому источнику название пошлость современного человека. «Пошлым» является человек, утративший духовное измерение жизни, образ Божий. Когда помрачается этот образ в душе, человек превращается в плоское существо, замкнутое в себе самом, в своем эгоизме. Он становится пленником своих несовершенств и погружается в болото бездуховного ничто. Люди вязнут в тине мелочей, опутывающих жизнь. Смысл их существования сводится к потреблению материальных благ, которые тянут человеческую душу вниз – к расчетливости, хитрости, лжи.

Гоголь пришел к мысли, что всякое изменение жизни к лучшему надо начинать с преображения человеческой личности. В отличие от либералов-реформаторов и революционеров-социалистов Гоголь не верил в возможность обновления жизни путем изменений существующего социального строя. Гоголь опровергает всякое сближение имени Христа с революционными идеями, что неоднократно делал Белинский, в том числе и в зальцбруннском письме: «Кто же, по-вашему, ближе и лучше может истолковать теперь Христа? – задает Гоголь вопрос Белинскому. – Неужели нынешние коммунисты и социалисты, объясняющие, что Христос повелел отнимать имущества и грабить тех, которые нажили себе состояние? Опомнитесь!… Христос нигде никому не говорил отнимать, а еще, напротив, и настоятельно нам велит Он уступать: снимающему с тебя одежду отдай последнюю рубашку, с просящим тебя пройти с тобою одно поприще пройди два». «Мысль об „общем деле“ у Гоголя была мыслью о решительном повороте жизни в сторону Христовой правды – не на путях внешней революции, а на путях крутого, но подлинного религиозного перелома в каждой отдельной человеческой душе», – писал о Гоголе русский религиозный философ Василий Зеньковский. В настоящей литературе Гоголь видел действенное орудие, с помощью которого можно пробудить в человеке религиозную искру и подвигнуть его на этот крутой перелом. И только неудача с написанием второго тома «Мертвых душ», в котором он хотел показать пробуждение духовных забот в пошлом человеке, заставила его обратиться к прямой религиозной проповеди в «Выбранных местах из переписки с друзьями».

Белинский придерживался в те годы революционно-демократических и социалистических убеждений. Потому он и обрушился на эту книгу в «Письме к Гоголю», упрекая писателя в ренегатстве, в отступничестве от «прогрессивных» взглядов, в религиозном мракобесии. Это письмо показало, что религиозную глубину гоголевского реализма Белинский не чувствовал никогда. Пафос реалистического творчества Гоголя он сводил к «обличению существующего общественного строя».

От Белинского пошла традиция делить творчество Гоголя на две части. «Ревизор» и «Мертвые души» рассматривались как прямая политическая сатира на самодержавие и крепостничество, косвенно призывавшая к их «свержению», а «Выбранные места из переписки с друзьями» толковались как произведение, явившееся в результате крутого перелома в мировоззрении писателя, изменившего своим «прогрессивным» убеждениям. Не обращали внимания на неоднократные и настойчивые уверения Гоголя, что «главные положения» его религиозного миросозерцания оставались неизменными на протяжении всего творческого пути. Идея воскрешения «мертвых душ» была главной и в художественном, и в публицистическом его творчестве. «Общество тогда только поправится, когда всякий человек займется собою и будет жить как христианин», – утверждал Гоголь. Это было коренное его убеждение от ранних повестей и рассказов до «Мертвых душ» и «Выбранных мест из переписки с друзьями».

Мёртвые души

Прежде всего, Гоголь очень сам любил поесть и попотчевать других.

Сергей Аксаков вспоминает, например, с каким артистическим упоением Гоголь собственноручно готовил друзьям макароны: «Стоя на ногах перед миской, он засучил обшлага и с торопливостью, и в то же время с аккуратностью, положил сначала  множество масла и двумя соусными ложками принялся мешать макароны, потом положил соли, потом перцу и, наконец, сыр и продолжал долго мешать. Нельзя было без смеха и удивления смотреть на Гоголя». Другой мемуарист, Михаил Максимович Михаил Александрович Максимович (1804–1873) — историк, ботаник, филолог. С 1824 года был директором ботанического сада Московского университета, заведовал кафедрой ботаники. С 1834 года был назначен первым ректором Императорского университета Святого Владимира в Киеве, но покинул должность спустя год. В 1858 году был секретарём Общества любителей русской словесности. Собирал украинские народные песни, изучал историю древней русской словесности. Вёл переписку с Гоголем. ⁠ , вспоминает: «На станциях он покупал молоко, снимал сливки и очень искусно делал из них масло с помощью деревянной ложки. В этом занятии он находил столько же удовольствия, как и в собирании цветов».

Михаил Бахтин, анализируя раблезианскую природу творчества Гоголя, замечает по поводу «Вечеров на хуторе близ Диканьки»: «Еда, питьё и половая жизнь в этих рассказах носят праздничный, карнавально-масленичный характер». Намёк на этот фольклорный пласт можно усмотреть и в пиршественных сценах «Мёртвых душ». Коробочка, желая задобрить Чичикова, ставит на стол разные пирожки и припёки, из которых Чичиков уделяет главное внимание блинам, макая их сразу по три в растопленное масло и нахваливая. Блинами на Масленицу задабривают колядующих, олицетворяющих нечистую силу, а Чичиков, приехавший «бог знает откуда, да ещё и в ночное время» и скупающий покойников, в глазах простодушной «матушки-помещицы» смахивает на нечисть.  

Еда служит для характеристики помещиков, так же как их жёны, деревни и обстановка, причём часто именно за едой в гоголевских карикатурах проступают симпатичные человеческие черты. Потчуя Чичикова «грибками, пирожками, скородумками Яичница-глазунья, испечённая вместе с хлебом и ветчиной. ⁠ , шанишками Уменьшительная форма слова «шаньги» — круглые пирожки, традиционное блюдо русской кухни. В записной книжке Гоголя — «род ватрушки, немного меньше». Впрочем, шаньги, в отличие от ватрушек, не делают сладкими. ⁠ , пряглами «Пышки, оладьи» (из записной книжки Гоголя). ⁠ , блинами, лепёшками со всякими припёками: припёкой с лучком, припёкой с маком, припёкой с творогом, припёкой со сняточками Снеток — мелкая озёрная рыба. ⁠ », Коробочка напоминает безусловно милую автору Пульхерию Ивановну из «Старосветских помещиков» с её коржиками с салом, солёными рыжиками, разными сушёными рыбками, варениками с ягодами и пирожками — с маком, с сыром или с капустою и гречневою кашею («это те, которые Афанасий Иванович очень любит»). Да и вообще она хорошая хозяйка, заботится о крестьянах, ночному подозрительному гостю радушно стелит перины и предлагает почесать пятки.

Собакевич, который в один присест уминает бараний бок или целого осетра, зато лягушку или устрицу (еду «немцев да французов») в рот не возьмёт, «хоть сахаром облепи», напоминает в этот момент былинного русского богатыря вроде Добрыни Никитича, выпивавшего разом «чару зелена вина в полтора ведра», — недаром его покойный батюшка один на медведя хаживал; русский медведь — совсем не пейоративное определение в гоголевском мире.

Ноздрёв был в некотором отношении исторический человек. Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории. Какая-нибудь история непременно происходила: или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели

Николай Гоголь

Манилов, выстроивший себе «храм уединённого размышления» и говорящий кучеру «Вы», предлагает Чичикову «просто, по русскому обычаю, щи, но от чистого сердца» — атрибут сельской идиллии среди счастливых поселян. Маниловка и её обитатели — пародия на литературу сентиментализма. В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Гоголь пишет: «Подражатели Карамзина послужили жалкой карикатурой на него самого и довели как слог, так и мысли до сахарной приторности», — Манилов, как мы помним, был не лишён приятности, однако «в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару». Обед в Маниловке, против обыкновения, не описан подробно — зато мы знаем, что Манилов с супругой то и дело приносили друг другу «или кусочек яблочка, или конфетку, или орешек и говорил трогательно-нежным голосом, выражавшим совершенную любовь: «Разинь, душенька, свой ротик, я тебе положу этот кусочек», тем самым показывая хоть и гротескный, но единственный пример супружеской любви во всей поэме.

Только от Ноздрёва Чичиков уезжает голодным — блюда у него пригорелые или недоваренные, сделанные поваром из чего попало: «стоял ли возле него перец — он сыпал перец, капуста ли попалась — совал капусту, пичкал молоко, ветчину, горох, словом, катай-валяй»; зато Ноздрёв много пьёт — и тоже какую-то несусветную дрянь: мадеру, которую купцы «заправляли беспощадно ромом, а иной раз вливали туда и царской водки», какой-то «бургоньон и шампаньон вместе», рябиновку, в которой «слышна была сивушища во всей своей силе».

Наконец, Плюшкин — единственная в «Мёртвых душах» не комическая, а трагическая фигура, чью историю трансформации рассказывает нам автор, тем самым неизбежно вызывая сочувствие, — не ест и не пьёт совсем. Его угощение — тщательно сберегаемый сухарь из пасхального кулича, привезённого дочерью, — довольно прозрачная метафора будущего воскресения. В «Выбранных местах» Гоголь писал: «Воззови… к прекрасному, но дремлющему человеку. …Чтобы спасал свою бедную душу… нечувствительно облекается он плотью и стал уже весь плоть, и уже почти нет в нём души. <…> О, если б ты мог сказать ему то, что должен сказать мой Плюшкин, если доберусь до третьего тома «Мёртвых душ»!»

Описать это возрождение Гоголю уже не пришлось: есть трагический парадокс в том, что в последние дни Гоголь жестоко постился, как считается, уморив себя голодом, отрекшись от еды и от смеха, — то есть сам обернувшись Плюшкиным в каком-то духовном смысле.

Труды сотрудников отдела русской классической литературы

Н. В. Гоголь

Полное собрание сочинений Н. В. Гоголя.

Т. 1. М., Наследие, 2001.

Т. 1. (Переиздание с уточнениями). М., Наука, 2003.

Т. 4. М., Наука, 2003.

Т. 3. М., Наука, 2009.

Т. 7, кн. I. М., Наука, 2012

Т. 7, кн. 2. М., Наука, 2012

Виноградов. И. А.  Гоголь — художник и мыслитель. Христианские основы миросозерцания. М., Наследие, 2000.

В монографии раскрываются христианские основы миросозерцания Гоголя на всем протяжении его творческого пути. Подробно анализируются главные гоголевские произведения. В качестве особого предмета анализа прослеживается история творческого «диалога» Гоголя с критиком В. Г. Белинским.

«Неизданный Гоголь». Издание подготовил И. А. Виноградов. М., Наследие, 2001.

Обнаружены в российских архивах не учтенные ранее автографы Н. В. Гоголя: беловики и черновики статей, вошедшие в книгу «Арабески»; письма и деловые бумаги; выписки из книг; копированные Гоголем стихотворения русских поэтов.

«Гоголь как явление мировой литературы». Сборник статей по материалам международной научной конференции (ИМЛИ РАН). Отв. ред. Ю. В. Манн. М., ИМЛИ РАН, 2003.

Сборник подготовлен по материалам Международной научной конференции, посвященной 150-летию со дня смерти Н. В. Гоголя. В статьях всесторонне отражены различные аспекты изучения биографии и творчества Н. В. Гоголя. Широкий состав участников дает представление о современном состоянии изучения творчества Гоголя, о различных научных гипотезах.

П. А Кулиш. Записки о жизни Н. В. Гоголя, составленные из воспоминаний его друзей и знакомых и из его собственных писем. Издание подготовил И. А. Виноградов М., ИМЛИ РАН, 2003.

Книга представляет собой первый опыт биографии Гоголя, написанной по воспоминаниям близко знавших его лиц. «Записки…» являются важнейшим первоисточником по изучению биографии и творчества Гоголя.

Гоголь Н. В. Мертвые души. Рис. М. Шагала. Сост. и вступит статья «Гоголиана Марка Шагала» — И. П. Золотусский. М., Фортуна, 2004.

Золотусский И. П. Смех Гоголя. Изд. 2-е, доп. и переработанное. Иркутск, «Издатель Софронов», 2008.

Эта книга — попытка объяснения природы смеха Гоголя и признание в ней приоритета комического, в котором первую скрипку играет юмор, несущий, по словам Гоголя, «примирение в душу».

Н. В. Гоголь. Тарас Бульба. Автографы, прижизненные издания. Историко-литературный и текстологический комментарий. Изд. подготовил И. А. Виноградов. М., ИМЛИ РАН, 2009.

В издании представлен подготовленный по автографам и прижизненным изданиям текст повести «Тарас Бульба».

Гоголь Н. В. Полн. собр.соч. и писем в 17 т. Составление, подготовка текстов и комментарии И. А. Виноградова и В. А. Воропаева. М., Киев, Изд-во Московской Патриархии, 2009.

Золотусский И. П. Гоголь (К 200-летию со дня рождения). 8-е издание с новым предисловием и послесловием автора. М., Моск. учебники, 2009.

Золотусский И. П. «Я человек, Ваше сиятельство». Комментарий. Похождения Чичикова. М., Моск. учебники, 2009.

Комментарий представляет собой вольное путешествие по поэме Гоголя. Внутренний сюжет комментария — параллельное движение автора и героя в сторону оправдания перед Богом.

Падерина Е. Г. К творческой истории «Игроков» Гоголя: история текста и поэтика. Монография. М., ИМЛИ РАН, 2009.

Первое монографическое исследование «Игроков». Творческая история и становление текста пьесы рассматриваются в широком историко-культурном контексте; впервые последняя гоголевская комедия проанализирована как произведение словесного искусства, установлено ее место в творческой биографии Гоголя, в литературном и театральном процессе эпохи.

Сб. Н. В. Гоголь. Материалы и исследования. Вып. 2. Отв. ред. к.ф.н. Е. Е. Дмитриева. М., ИМЛИ РАН, 2009.

Второй выпуск серийного сборника-спутника ПСС Н.В.Гоголя включает в себя неизвестные архивные материалы, текстологические исследования, а также материалы к комментариям произведений классика.

Юбилейная международная научная конференция, посвященная 200-летию со дня рождения Н. В. Гоголя. Тезисы. Отв. ред. к.ф.н. Е. Е. Дмитриева. М., ИМЛИ РАН, 2009.

Конференция проведена совместно с ИМЛИ, Институтом русской литературы (Пушкинский Дом), СПб. Гос. университетом и Рос. гос. пед. университетом им. А.И.Герцена. Доклады посвящены явлению Гоголя в русской и не только русской литературах; сюжетам, мотивам и моделям Гоголя-художника, проблемам истории, поэтики и рецепции.

Виноградов И. А., Воропаев В. А. Летопись жизни и творчества Н. В. Гоголя. Гоголь Н. В. Полн.собр.соч. и писем: В 17 т. Сост. И. А. Виноградов и В. А. Воропаев. М., Киев. Изд-во Московской Патриархии, 2010.

Краткая летопись жизни и творчества Гоголя.

Гоголь Н. В. Полн.собр.соч. и писем: В 17 т. Песни, собранные Гоголем. Стихотворения разных авторов, переписанные Гоголем. Выписки из журнальных статей. Сост., подг. текстов и комментарии И. А. Виноградова и В. А. Воропаева. М., Киев. Изд-во Московской Патриархии, 2010.

Золотусский И. П. Последняя книга Н. В. Гоголя. Сб. статей и материалов. Предисловие, составление, комментарий. М., Русский мир, 2010.

Статьи исследователей Гоголя (И. П. Золотусского, Ю. В. Манна, В. А. Воропаева и др.) о последней гоголевской книге «Выбранные места из переписки с друзьями».

Виноградов И.А. Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Полный систематический свод документальных свидетельств. Научно-критическое издание. Подготовка текстов и комментарии И.А.Виноградова. В 3 т. М.: ИМЛИ РАН, 2011. Т. 1. 904 с. — 74 а.л.

Издание открывают мемуарные и эпистолярные свидетельства о Гоголе его родных, а также воспоминания современников, связанные с пребыванием писателя на родине в Васильевке.

Дмитриева Е. Е. Н. В. Гоголь в западноевропейском контексте. М., ИМЛИ РАН, 2011, 24 а.л.

Монография посвящена изучению механизма сосуществования и взаимодействия различных языков и стилей в поэтической системе Гоголя.

 

Золотусский И. П. Нас было трое. Роман-документ. СПб.: Фонд «200 лет Николаю Гоголю», 2011. 10 а.л.

Определив жанр книги как роман-документ, автор выстраивает повествование на строго документальной основе своих воспоминаний и своего богатого опыта жизни. Перед читателем воссоздается непростой путь становления и формирования личности литературного критика, литературоведа, ученого, участвовавшего в формировании литературного пространства нескольких десятилетий.

Золотусский И. П. Сочинения: В трех томах. М., ИЦ «Москвоведение», 2011. 30 а.л.

Издание обобщает литературоведческие работы автора разных лет, в том числе о русских писателях-классиках, современном литературном процессе, а также литературный сценарий 10-серийного телевизионного фильма «Слово о Гоголе».

Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Полный систематический свод документальных свидетельств. Научно-критическое издание. Составление, подготовка текстов и комментарии И.А.Виноградова. В 3 т. М., ИМЛИ РАН, 2012. Т. 2. 1031 с. 83 а.л.

Книга представляет второй том издаваемого впервые полного систематического свода свидетельств о Гоголе его современников.

Сб. «Н.В.Гоголь. Материалы и исследования. Вып. 3.» М., ИМЛИ РАН, 2012. Отв. ред. д.ф.н. Ю.В. Манн. 17,5 а.л.

В очередной выпуск сборника-спутника к издаваемому ИМЛИ РАН Полному академическому собранию сочинений и писем Н.В. Гоголя вошли исследования, которые освещают проблемные вопросы гоголеведения, дополняют историко-литературные и историко-культурные комментарии издания, представляют результаты архивных поисков.

Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Полный систематический свод документальных свидетельств. Научно-критическое издание. Составление, подготовка текстов и комментарии И.А.Виноградова. В 3 т. М., ИМЛИ РАН, 2013. Т. 3. 1168 с. 94 а.л..

Книга представляет третий том издаваемого впервые полного систематического свода свидетельств о Гоголе его современников.

И.А.Виноградов. «Гоголь в Нежинской гимназии высших наук: из истории образования в России». М., ИМЛИ РАН, 2015. 13 а.л.

Монография посвящена изучению раннего этапа формирования религиозных и политических взглядов Гоголя.

Манн Ю.В. Сквозь форму к смыслу. Самоотчет. Часть 1: Из «Гоголевской мозаики». М.; Явнее: Высшая школа консалтинга, 2015. 13,5 а.л.

Книга объединила работы автора, созданные, главным образом, в первое десятилетие XXI века (2001–2009) и посвященные разным аспектам биографии и творчества Н.В.Гоголя.

Манн Ю.В. Сквозь форму к смыслу. Самоотчет. Ч. 2: Из «Гоголевской мозаики». М.: Явнее: Высшая школа Консалинга, 2016. 200 с. 12,5 а.л.

Манн Ю.В. Гнезда русской культуры. Кружок и семья. М.: НЛО, 2016. 600 с. 37,5 а.л.

 

 

Д. И. Писарев

Полное собрание сочинений Д. И. Писарева

Т. 1. М., Наука, 2000.

Т. 2. М., Наука, 2000.

Т. 3. М., Наука, 2001.

Т. 4. М., Наука, 2001.

Т. 5. М., Наука, 2002.

Т. 6. М., Наука, 2003.

Т. 7. М., Наука, 2003.

Т. 8. М., Наука, 2004.

Т. 9. М., Наука, 2005.

Т. 10. М., Наука, 2007.

Т. 11. М., Наука, 2012.

Т. 12. М., Наука, 2013.

Елизаветина Г. Г.  Писарев-критик. Начало пути. М., Наследие, 1992.

Ранние произведения Д. И. Писарева (1840–1868) известны мало. Книга «Писарев-критик. Начало пути» впервые в литературоведении целиком посвящена деятельности критика в забытом ныне журнале «Рассвет». В книге использованы архивные документы, труднодоступные издания, приводятся ранее неизвестные факты биографии критика.

Елизаветина Г. Г.  Писарев-критик. Испытание эстетикой. М., ИМЛИ РАН. Наследие, 1999.

В работе центральными становятся проблемы, принципиально значимые для главного этапа в жизни критика — периода его сотрудничества в журнале «Русское слово».

Елизаветина Г. Г.  Писарев-критик. После «Русского слова» М., ИМЛИ РАН, 2003.

В монографии предметом исследования стали последние два года жизни критика. Анализируются также незавершенные статьи и переводы. Большое место уделено обстоятельствам личной жизни Писарева.

Д. И. Писарев: Исследования и материалы. Вып. 1. Отв. ред. И. В. Кондаков. М., Наследие, 1995.

Публикуемые материалы поясняют неизвестные до последнего времени эпизоды и факты жизни юного Писарева, рассказывают о начальном периоде его творческой деятельности.

Мир Д. И. Писарева. Исследования и материалы. Вып. 2. Отв. ред. Г. Г. Елизаветина. М., Наследие, 2000.

Неизвестные или малоизвестные факты, проблемы атрибуции, современное осмысление произведений Писарева в контексте литературной борьбы составляют содержание сборника и определяют его место в ряду исследований, посвященных деятельности критика.

Мир Д. И. Писарева. Исследования и материалы. Вып. 3. Отв. ред. И. Б. Павлова. М., ИМЛИ РАН, 2005.

В сборник вошли работы историко-литературного, философского, культурологического характера, позволяющие читателю взглянуть на творчество Д. И. Писарева с современных методологических позиций.

В.И.Щербаков «Д.И.Писарев в воспоминаниях и свидетельствах современников». М. ИМЛИ РАН, 2015. 28 а.л.

Настоящий труд — первый сборник воспоминаний и прижизненных свидетельств о Д.И.Писареве. Значительная часть труда подготовлена по рукописям.

Щербаков В.И. Монография: Д.И. Писарев и литература эпохи нигилизма. М.: ИМЛИ РАН, 2016. — 416 с., 26 а.л.

Монография исследует феномен отрицания в русской литературе.

 

 

А. С. Пушкин

Собрание сочинений. Художественные произведения, критические и публицистические труды, письма, рисунки, пометы, деловые бумаги, размещенные в хронологическом порядке

Т. 1. 1809–1819 г. М., Наследие, 2000.

Т. 2. М., ИМЛИ РАН, 2009.

Т. 3. М., ИМЛИ РАН, 2010.

Т. 4. М., ИМЛИ РАН, 2013.

Т. 5. М., ИМЛИ РАН, 2014.

Хроника жизни и творчества А. С. Пушкина. Т. I, кн. 1. 1826–1828. Серия «Пушкин в XX веке». М., ИМЛИ РАН, Наследие, 2000.

Материалом «Хроники» становится не только факт, но и слово; Пушкин предстает в гуще исторической, общественной и культурной жизни, на фоне быта, деяний и идей исторических лиц, современников. Эта книга не только для справок, но и для чтения.

Хроника жизни и творчества А. С. Пушкина. Т. I, кн. 2. 1829–1830. Серия «Пушкин в XX веке». М., Наследие, 2000.

«Хроника» охватывает два сложнейших этапа — поездку на Кавказ (1829) и Болдинскую осень (1830). Хроника поездки, еще не разработанная в пушкинской литературе, потребовала дополнительных исследований. «Хроника» впервые вводит научное обоснование датировок произведений и событий.

Хроника жизни и творчества А. С. Пушкина. Т. II, кн. 1. 1831–1832. Серия «Пушкин в XX веке». М., Наследие, 2001.

Освещается период женитьбы и событий семейной жизни Пушкина. Это период острой критики «Бориса Годунова», только что напечатанного. Пушкин работает над завершением «Евгения Онегина», готовит к печати «Повести Белкина». Все это документируется в точных датах и ссылках на источники.

Хроника жизни и творчества А. С. Пушкина. Серия «Пушкин в XXI веке». Т. II, кн. 2. 1833–1834. Составитель Г. И. Долдобанов. М., ИМЛИ РАН, 2009.

Издание продолжает разделы, опубликованные в серии «Пушкин в XXI веке». Помимо биографических фактов, привлечены воспоминания современников, исторические документы, переписка, путевые записки, научные исследования и т.д. Пушкин представлен в тесной связи с событиями общественной и культурной жизни России, на фоне масштабной исторической панорамы середины 1830-х годов.

Пушкин через двести лет. Материалы Международной научной конференции юбилейного (1999) года. М., ИМЛИ РАН, 2002.

Основа сборника — выступления на Международной конференции, посвященной 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина, ведущих пушкинистов России, Кореи, Китая, Финляндии и других стран. В материалах рассмотрены актуальные проблемы пушкинистики: от конкретных вопросов поэтики Пушкина до осмысления феномена Пушкина в мировом литературном процессе.

Пушкин в XXI веке. Сборник статей в честь В. С. Непомнящего. М., Русский мир, 2006.

В 11-м сборнике серии приняли участие видные деятели отечественной науки и культуры. В их работах — филологических, историко-биографических, социокультурных, историософских и иных — рассматриваются различные актуальные вопросы современной пушкинистики. В заключительном разделе сборника публикуются новейшие исследования самого юбиляра В. С. Непомнящего.

С 1995 г. вышло 12 выпусков «Московского пушкиниста» и 11 выпусков «Пушкин в XX веке».

Есипов (Вогман) В. М. Пушкин в зеркале мифов. М., Языки славянской культуры. 2006.

Непомнящий В. С. Муза, страсть и политика. Из жизни Пушкина. М., Феория, 2008.

Книга посвящена творческой истории повести «Египетские ночи» и ее связи с заочным конфликтом Пушкина с А.Мицкевичем после подавления Польского восстания 1830–1831 гг.

Сурат И.З. (Составление, вступительная статья, комментарии). А. С. Пушкин. Поэзия. М., АСТ, АСТ Москва. Хранитель, 2008.

Сборник произведений А. С. Пушкина, адресованный широкому кругу читателей. В него включены избранные стихотворения Пушкина в хронологическом порядке, поэмы, сказки. Учтены новейшие исследования, приняты новые датировки ряда стихотворений.

Сурат И. З. А. С. Пушкин. Монография (в соавторстве с С. Г. Бочаровым). М., Астрель, 2008.

Книга представляет собой опыт творческой биографии А. С. Пушкина, позволяющей охватить единым взглядом его жизненный и поэтический путь.

Сурат И. З. Мандельштам и Пушкин. М., ИМЛИ РАН, 2009.

В монографии дан анализ художественного мира О. Э. Мандельштама в его связи с творчеством А. С. Пушкина. Отдельные стихотворения Пушкина и Мандельштама рассмотрены в широком контексте русской поэзии — от Державина до Заболоцкого и Бродского.

Московский Пушкинист. Периодическое издание. Вып. XII. Составитель и научный руководитель В. С. Непомнящий. М., ИМЛИ РАН, 2009.

В XII выпуске представлено разнообразие тематики современных исследований о Пушкине; работы философского и историко-литературного типа.

Сурат И. З. Вчерашнее солнце. О Пушкине и пушкинистах. Монография. М., РГГУ, 2009.

Монография посвящена методологическим проблемам пушкинской биографии и творчества, в ней анализируются отдельные произведения Пушкина, по преимуществу лирика. Наибольшее внимание уделено позднему Пушкину, его творчеству последних лет, истории пушкинистики.

Вогман (Есипов) В. М. Божественный глагол. Пушкин, Блок, Ахматова. М., Языки славянской культуры, 2010.

Основу книги составили работы, посвященные биографии и творчеству А. С. Пушкина. Специальный раздел обращен к классике XX века — наследнице пушкинских традиций. Внимание автора обращено к проблемным вопросам в исследовании творчества А. Блока и А. Ахматовой.

Непомнящий В. На фоне Пушкина. Т. 1 и т. 2. М., Эгмонт Россия Лтд.», 2014. Т. 1 – 30 а.л. Т. 2 – 25 а.л.

Двухтомник включает статьи и этюды известного литературоведа о творчестве А. С. Пушкина.

 

Л. Н. Толстой

Полное собрание Л. Н. Толстого в ста томах

Т. 1 (1) — М., Наука, 2000.

Т. 1 (19) — М., Наука, 2000.

Т. 2 (2) — М., Наука, 2002.

Т. 4 (4) — М., Наука, 2001.

Т. 4 (21) — М., Наука, 2002.

Т. 81 (251) — М., Наука, 2002.

Т. 3 (1) М., Наука, 2007.

Т. 9 (1) М., Наука, 2014.

Сб. «Толстой и о Толстом. Материалы и исследования». Вып. 1. Отв. ред. К. Н. Ломунов. М., ИМЛИ РАН, 1998.

Сб. «Толстой и о Толстом. Материалы и исследования». Вып. 2. Отв. ред. К. Н. Ломунов. М., ИМЛИ РАН, 2002.

В сборники включены исследования и публикации научных сотрудников ИМЛИ, ГМТ, Музея-усадьбы «Ясная Поляна» и зарубежных ученых.

Сб. «Толстой и о Толстом. Материалы и исследования». Вып. 3. Отв. ред. д.ф.н. А. В. Гулин. М., ИМЛИ РАН, 2009.

Очередной выпуск серийного научного издания-спутника ПСС Л. Н. Толстого в ста томах включает как статьи обобщающего характера о художественном творчестве писателя, его религиозно-философских воззрениях, так и новые материалы в рубриках «Толстой и современники» и «Толстой и зарубежный мир».

Сб. «Толстой и о Толстом. Материалы к комментариям». Вып. 4. Отв. ред. д.ф.н. М. И. Щербакова. М., ИМЛИ РАН, 2010.

Сборник включает не публиковавшиеся архивные материалы о роде Толстых, об окружении писателя — его современниках, посетителях и корреспондентах. Статьи авторов посвящены судьбе литературного наследия Толстого в ХХ веке: о ценностях российских архивохранилищ, о влиянии Толстого на мировую культуру, о переводах его произведений на иностранные языки. Впервые публикуются повесть Н. Н. Страхова «По утрам» и письма Пауля Эрнста о «Крейцеровой сонате».

Опульская Л. Д. Лев Николаевич Толстой. Материалы к биографии с 1892 по 1899 год. М., Наследие, 1998.

«Материалы к биографии Л. Н. Толстого с 1892 по 1899 год» — шестая книга в ряду вышедших ранее (в 1954–1979 гг.) трудов Н. Н. Гусева и Л. Д. Громовой-Опульской. В рассматриваемый период созданы и создавались роман «Воскресение», рассказы и повести «Хозяин и работник», «Отец Сергий», «Хаджи Мурат», драма «И свет во тьме светит», трактаты «Что такое искусство?», статьи о Гюи Мопассане и С.Т. Семенове, множество других статьей — горячих откликов на современные события и одновременно размышлений о сущности человеческой жизни и путях достижения ее блага.

Сб. «Мир филологии». Посвящается Лидии Дмитриевне Громовой-Опульской. Отв. ред. М. И. Щербакова. М.: Наследие, 2000.

Широкая тематика издания соответствует разносторонним научным интересам Л. Д. Громовой-Опульской. Представлен полный библиографический указатель трудов Л. Д. Громовой-Опульской.

Л. Н. Толстой — Н. Н. Страхов. Полное собрание переписки: В 2-х томах. Ред. А. А. Донсков. Сост. Л. Д. Громова, Т. Г. Никифорова. Ottawa (Canada), 2003.

Выход в свет этого издания приурочен к двойному юбилею — 175-летию со дня рождения корреспондентов: Л. Н. Толстого и Н. Н. Страхова. Некоторые из напечатанных здесь 467-ми писем, которыми авторы обменялись за время продолжавшейся почти четверть века переписки, публикуются впервые.

Л. Н. Толстой и США. Переписка. Сост., подготовка текстов, комментарии: Н. П. Великанова, Р. Виттакер. М., ИМЛИ РАН, 2004.

«Переписка» является частью более широкой темы «Толстой и США» и ярко освещает проблему мирового значения Толстого, также его представления об Америке.

Гулин А. В. Лев Толстой и пути русской истории. М., ИМЛИ РАН, 2004.

Монография посвящена изучению «ключевых» аспектов сложной проблемы «Толстой и русская история». В центре внимания находятся особенности толстовского историзма, пути и способы постижения писателем национального прошлого и современной действительности.

Единение людей в творчестве Л. Н. Толстого. Фрагменты рукописей. Подготовка текстов Л. Д. Громовой. Оттава (Канада), 2004.

Книга посвящена самой главной, кардинальной идее Толстого, владевшей им на протяжении всего творчества: от первой повести «Детство» до художественных и публицистических работ последних лет. В настоящем издании представлены отрывки произведений писателя, остававшиеся пока неопубликованными — примеры размышления Толстого о путях единения людей.

Новиков М. П. Из пережитого. Воспоминания, письма (сост., предисловие и примечания Л. В. Гладковой). М., Энциклопедия сел и деревень, 2004.

В книгу вошли воспоминания талантливого писателя-крестьянина, друга Л. Н. Толстого, к которому Толстой хотел приехать в 1910 г. и поселиться в деревне. Мемуары дополнены перепиской М. П. Новикова с Л. Н. Толстым, М. Горьким и др. Книга снабжена научно-справочным аппаратом и уникальными фотографиями.

Громова-Опульская Л. Д. Избранные труды. М., Наука, 2005.

Книгу составляют избранные статьи члена-корреспондента РАН, заслуженного деятеля науки РФ, лауреата премии А. А. Шахматова Л. Д. Громовой-Опульской. Написанные в разные годы и посвященные творчеству Л. Н. Толстого и проблемам текстологии, эти работы остаются эталонными образцами научного исследования, крупнейшим вкладом в отечественную и мировую науку. Актуальность статей по текстологии определяется важнейшим в научном наследии Л. Д. Громовой-Опульской утверждением прямой и последовательной связи трех составляющих: истории текста, творческой воли писателя и научной критики текста.

И. С. Аксаков — Н. Н. Страхов. Переписка. Сост., предисловие и коммент. М. И. Щербаковой. Ottawa (Canada), 2007.

Отраженное в переписке ближайшего конфедента Л. Н. Толстого Н. Н. Страхова и славянофила И. С. Аксакова двадцатилетие русской истории — 1860–1880-е годы — являет пример сильнейшего накала борьбы патриотической, духовной за Россию, единение славянского мира.

Л. Н. Толстой и А. А. Толстая. Переписка (1857–1903). М., Наука, 2011. 60 а.л. Отв. редактор —И. Г. Птушкина. Составление, подготовка текста, перевод с фр., комментарии — Л. В. Калюжная (совместно с П. И. Назаровой, О. А. Голиненко, Б. М. Шумовой).

В издание включена взаимная переписка Л. Н. Толстого и А. А. Толстой почти за 50 лет (1857–1903).

Булгаков В.Ф. В споре с Толстым. На весах истины. М.: Кучково поле. 2014. 384 с.: ил. 22 а.л. Составление, подготовка текста, примечания: А. Донсков, Л. В. Гладкова (Калюжная), А. Ключанский.

В настоящем издании философская работа В. Ф. Булгакова дополнена его перепиской с Л. Н. Толстым и С. А. Толстой, письмами к В. Ф. Булгакову канадских духоборов, многие из которых публикуются впервые.

М. Н. Толстая (урожденная княжна Волконская), мать Л. Н. Толстого. Каталог материалов из фондов Государственного музея Л. Н. Толстого. Тула: ИПО «Лев Толстой». 2014. 184 с. 7 а.л. Ответственный редактор Л. В. Гладкова (Калюжная).

В каталоге впервые полно представлены материалы фондов ГМТ, относящиеся к матери великого писателя. М. Н. Толстая, обладавшая литературным талантом, писала романы, повести, стихи, переводила с нескольких европейских языков.

Каталог выставки «Л.Н.Толстой. Диалоги с русскими писателями». Тула, ИПО «Лев Толстой», 2015. 10 а.л. Калюжная Л.В. (автор-составитель раздела «Толстой и писатели-крестьяне») и отв. редактор. 5 а.л.

Толстая А. Л. Дневники. 1903–1920 гг. М., Кучково поле, 2015. 25 а.л. Научный редактор Л. В. Калюжная.

 

Ф. И. Тютчев

Полное собрание сочинений и письма в 6-ти томах.

Т. 1. Стихотворения. 1813–1849. М., Классика, 2002.

Т. 2. Стихотворения. 1850–1873. М., Классика, 2003.

Т. 3. Публицистические произведения. М., Классика, 2003.

Т. 4. Письма. 1820–1849. М., Классика, 2004.

Т. 5. Письма. 1850–1859. М., Классика, 2005.

Т. 6. Письма. 1860–1873. М., Классика, 2004.

 

А. П. Чехов

 

Летопись жизни и творчества А. П. Чехова. Т. 1. 1860–1888. Сост. Н. И. Гитович, Л. Д. Громова-Опульская. Отв. ред. Г. П. Бердников, Л. Д. Громова-Опульская. М., Наследие, 2000.

Первый том «Летописи» включает материалы, охватывающие годы детства, учебы в Таганрогской гимназии, Московском университете, литературного творчества — от юморесок и пьесы «Безотцовщина», созданных в Таганроге, до выступлений в толстых журналах и сборниках с повестями «Степь», «Огни», рассказом «Припадок».

Летопись жизни и творчества А. П. Чехова. Т. 2. 1889 – апрель 1891. Сост. И. Ю Твердохлебов, отв. ред. Л. Д. Громова-Опульская. М., ИМЛИ РАН, 2004.

Второй том «Летописи» включает материалы жизни и творчества А. П. Чехова с 1 января 1889 по 30 апреля 1891 года. В биографии важнейшими событиями явились поездка на Сахалин, первое путешествие в Европу; в творческой работе — переделка пьесы «Иванов» и ее постановка в Петербурге, создание повести «Скучная история», комедии «Леший», очерков «Из Сибири», выпуск сборника «Хмурые люди».

 

История русской литературы XVIII–XIX вв.

2000 г.

Россия и Запад: горизонты взаимопознания. Литературные источники первой четверти XVIII в. Вып. 1. Отв. ред. Е. Н. Лебедев, науч. ред. Н. Д. Блудилина М., Наследие, 2000.

2001 г.

 

Смолина К. А. Русская трагедия XVIII века. Эволюция жанра. М., Наследие, 2001.

В книге рассматриваются историко-литературные проблемы, связанные с возникновением и эволюцией жанра русской трагедии XVIII века. Оригинальная концепция автора опирается на раскрытие проблемы историзма, религиозного и этического смысла русской трагедии.

2002 г.

 

Афанасьев Э. Л. На пути к XIX веку (русская литература 70-х гг. XVIII в. – 10-х гг. XIX века). М., Наука, 2002.

В данной работе предпринята попытка рассмотреть масштабность, творческий потенциал, некоторые из механизмов «повзросления» русской литературы на рубеже XVIII-XIX веков.

Литературные взгляды и творчество Н. А. Полевого. Отв. ред. А. С. Курилов. М., ИМЛИ РАН, 2002.

Н. А. Полевой — яркий представитель Романтизма в русской литературе и критике, роль которого в историии отечественной культуры и его обширнейшее наследие остаются практически неизученным. Настоящая книга частично восполняет этот пробел. В ней получили освещение разные стороны жизни и творчества Н. А. Полевого.

Сахаров В. И. Русская проза XVIII-XIX вв. Проблемы истории и поэтики. Очерки. М., ИМЛИ РАН, 2002.

В книге показана историческая динамика жанров и стилей русского повествования на широком историко-литературном материале: от М. М. Хераскова до А П. Чехова.

Труды Института мировой литературы им. Горького РАН. Библиографический указатель 1939-2000 г. Отв. ред. А. С. Курилов. М., ИМЛИ РАН, 2002.

В библиографическом указателе представлены издания ИМЛИ с 1939 по 2000 год. Учтены авторские монографии, коллективные труды, собрания сочинений классиков, подготавливаемые в Институте, а также издание «Литнаследства» за последние 40 лет.

 

2003 г.

 

Россия и Запад: горизонты взаимопознания. Литературные источники первой четверти XVIII в. (1726–1762). Вып. 2. Отв. ред. В. М. Гуминский, науч. ред. Н. Д. Блудилина. М. ИМЛИ РАН, 2003.

Антология художественных и документальных текстов, отражающих процесс познания Россией культуры Запада. Материал разнообразен по жанровому составу: путевые записки, письма, дипломатические документы, публицистика, поэзия. Сделаны переводы иноязычных текстов. Подготовлены источниковедческие, историко-литературные, конфессиональные комментарии и общие характеристики памятников и их авторов.

Филология и школа. Труды Всероссийских научно-практических конференций. Вып. 1. Отв. ред. В. Ю. Троицкий. М., ИМЛИ РАН, 2003.

Издание представляет 1-й выпуск трудов участников конференции «Филология и школа», имеющей своей целью творческую связь академической и вузовской филологической науки и ее преподавания.

К/т «Филология и школа». Труды Всероссийский научно-практических конференций «Филология и школа». Вып. II. М., ИМЛИ РАН, 2008. Отв. ред. д.ф.н. В. Ю. Троицкий.

Второй выпуск трудов научно-практических конференций «Филология и школа», цель которых — творческая связь современной академической и вузовской филологической науки с вопросами преподавания словесности в школе.

Российский консерватизм в литературе и общественной мысли XIX века. Отв. ред. К. А. Кокшенева. М., ИМЛИ РАН, 2003.

Сборник составлен на основе материалов проведенной в 1998 г. конференции «Консерватизм и традиционализм в литературе, культуре, философии, эстетике», в которой, кроме филологов, приняли участие известные историки, культурологи, философы.

 

2004 г.

Сахаров В. И. Романтизм в России: эпоха, школы, стили. Очерки. М., ИМЛИ РАН, 2004.

Книга дает общую картину развития русского романтизма XIX в., его поэзии, прозы, критики, литературной теории в течение первой половины столетия, показывает рождение и развитие этого уникального литературного направления, историческую динамику романтическх школ и кружков, жанров и стилей на широком историко-литературном материале: от К. Н. Батюшкова и Жуковского до Ф. В.Одоевского и О. И. Сенковского.

 

2005 г.

 

В. К. Тредиаковский и русская литература. Отв. ред. А. С. Курилов М., ИМЛИ РАН, 2005.

В коллективном труде с новых позиций исследованы разнообразные грани творчества Тредиаковского — поэта, филолога, теоретика, критика, переводчика. Дана оценка его роли в литературном процессе XVIII-XIX вв., в становлении и развитии отечественной любовной и пейзажной лирики. Авторский коллектив книги — литературоведы Москвы, Петербурга, Самары, Уфы, Ярославля.

Русская литература как форма национального самосознания XVIII в. Отв. ред. Д. П. Николаев. М., ИМЛИ РАН, 2005.

В коллективном труде русская литература XVIII в. рассматривается в аспекте выражения в ней национального самосознания русского народа на новом этапе его исторического развития. Показана роль литературы в духовном единении нации, в утверждении общенациональных нравственных ценностей и ориентиров.

Блудилина Н. Д. Запад в русской литературе XVIII века. М., Российский писатель, МИГЭК, 2005.

В монографии исследуется отражение в русской литературе XVIII века путей и особенностей формирования образа Запада в сознании русского общества, анализируется процесс формирования национальных особенностей русской культуры, определявшей свое место в ряду других культур на протяжении XVIII в. Материалы исследования — в основном архивные, редкие и новые — придают ему широкий диапазон.

 

2006 г.

 

Крашенинникова О. А. Древнеславянский Октоих Климента, архиепископа Охридского. М., Языки славянской культуры, 2006.

Монография вносит существенный вклад в изучение древнеславянской литературной поэзии конца IX – начала X вв. Представлены 16 новонайденных оригинальных канонов Климента Охридского, знаменитого болгарского книжника, просветителя, ученика Кирилла и Мефодия. Тексты публикуются по рукописи XIV в. с разночтениями по спискам XII-XV вв.

Переписка В. Ф. Одоевского и вел. кн. Марии Павловны. Составление, подготовка текста, вступ. статья и комментарии Е. Е. Дмитриевой. М., ИМЛИ РАН, 2006.

Г. Р. Державин и русская литература. М., ИМЛИ РАН, 2007. Отв. ред. д.ф.н. А. С. Курилов.

2007 г.

 

Сб. «Язык классической литературы». Материалы конференции, состоявшейся в ИМЛИ РАН 12–14 ноября. М., КРУГЪ. 2007. Отв. ред. д.ф.н. М.И.Щербакова.

Сборник посвящен проблемам изучения языка классической литературы как синтез культуры, воплотившего философские, идейные, социально-общественные, культурно-исторические, художественно-эстетические открытия XVIII–XX вв. Представлены работы по проблемам изучения художественного стиля Г.Р.Державина, А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, И.С.Тургенева, Ф.И.Тютчева, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, А.И.Островского, А.П.Чехова, А.Белого, М.И.Цветаевой, В.В.Маяковского, М.А.Шолохова, А.И.Солженицына и др.

 

2008 г.

 

К/т «Россия и Запад: горизонты взаимопознания. Литературные источники первой четверти XVIII века». Серия I (Россия и Запад). Т. II. Вып. 3. М., ИМЛИ РАН, 2008. Отв. ред. д.ф.н. Н. Д. Блудилина.

Необходимость переосмысления прежних концепций взаимоотношений России, Запада и Востока, выстроенных на устаревшей идеологической основе, выдвинула на первый план практическую задачу беспристрастного изучения исторической динамики противоречивых отношений между русской и европейской культурами на широком историческом материале, в том числе и литературном. Впервые исследовав в данном труде отражение в русской литературе этого периода восприятия и понимания Запада, авторский коллектив стремился преодолеть современные идеологические стереотипы и постичь сущность становления русской культуры в этот сложный и переходный для нее период.

Золотусский И. П. Нигилист второй свежести. Икрутск. «Издатель Софронов», 2008.

Книга публицистики, полемики о нигилистических разрушительных началах в литературе конца XX – начала XXI века. Автор выходит за пределы литературного процесса в самую жизнь, затем вновь возвращается к литературе, определяя главное направление современной художественном мысли, в том числе ее устремление от материализма к заветам русской классики. Сборник включает статьи литературоведов, исследователей жизни творчества Л. Н. Толстого.

Дмитриева Е. Е. (в соавторстве с О.Купцовой). Жизнь усадебного мира: утраченный и обретенный рай. Изд. 2-е. М., ОГИ, 2008.

Книга посвящена размышлениям о том, какую роль сам факт существования усадьбы сыграл в русской культуре, литературе, театре. Также предпринята попытка проанализировать и обратный процесс: как литература, театр, философия формировали усадебный быт, реальное усадебное пространство и сам способ проживания в усадьбе.

Кожевников В. А. (Вступит. статья, составление, комментарий, редактирование). Антология «Шедевры русской поэзии XVII–XXI веков для детей среднего возраста». В 4-х томах. М., Синергия, 2008.

Основные задачи книги — ознакомить современных детей с традициями русской культуры, как культуры христианской, православной, увлечь их высотой, совершенством, нравственными идеалами, сказавшимися в отечественной поэзии.

Золотусский И. П. Интеллигенция: Смена вех. Критика, эссе, портреты. М., Русский мир, 2008.

Центральная тема книги — русская интеллигенция, ее судьба в XX веке и стоящие перед ней и по сию пору проблемы: интеллигенция и история, интеллигенция и власть. Для определения путей России в XXI веке автор обращается к классическому наследию, опираясь на опыт Пушкина, Гоголя, Достоевского, Толстого, Лескова и др., а также писателей XX века.

Сукач В. Г. Василий Васильевич Розанов: Биографический очерк. Библиография. 1886-2007. М., Прогресс-Плеяда, 2008.

Биографический очерк Розанова выполнен на базе архивных источников. Анализируется творческий процесс писателя. Очерк обладает новизной материала и емкостью.

 

2009 г.

 

Розанов В. В. Красота в природе и другие статьи 1882–1890 гг. Составление и комментарий В. Г. Сукача. М., Плеяда-прогресс, 2009.

В книгу вошли статьи, созданные после книги «О понимании: Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания» и кризиса, в результате которого Розанов как бы простился с философским творчеством. В Приложении помещены впервые публикуемая незавершенная статья В. В. Розанова о Паскале и перевод «Метафизики» Аристотеля (До Розанова никогда не переводившейся) с обширными комментариями Розанова.

Письма А. Ф. Тютчевой и м-ль Гранси. 1854–1858. Подготовка текста, перевод с фр. языка, примечания, вступит. статья Калюжной (Гладковой) Л. В. М., Российский архив. Вып. 17, 2009.

В публикацию включены письма А. Ф. Тютчевой и м-ль Гранси за 1854–1858 гг., в которых живо переданы атмосфера последних месяцев жизни императора Николая I, впечатления о его внезапной кончине и жизни царской семьи в начале нового царствования.

Золотусский И. П. Незримая ступень. Русская литература и религия. М., Московские учебники, 2009.

В издании предпринята попытка рассмотреть отношения русской литературы и религии на материале творчества и судьбы А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, Ф. И. Тютчева, Н. С. Лескова, Ф. М. Достоевского и Л. Н. Толстого.

 

2010 г.

 

Н. С. Лесков в пространстве современной филологической мысли. Сб. статей. Отв. ред. д.ф.н. Видуэцкая И. П. М., ИМЛИ РАН, 2010.

В сборнике нашло отражение современное состояние науки о Лескове, основные цели и задачи ее поступательного развития. Сборник содержит статьи ученых из Москвы, Петербурга, Орла. Подведены итоги изучения творчества Н. С. Лескова за последние 25 лет. Сборник включает описи архивных фондов писателей в Москве и в Орле.

Золотусский И. П. Незримая ступень. Беседы о литературе и религии в гос. музее Л. Н. Толстого. М., Московские учебники, 2010.

Лекции в Гос. музее Л. Н. Толстого о Пушкине, Гоголе, Достоевском, Лескове.

Троицкий Ю. В. Судьбы русской школы. Проблемы наследия русской словесности. М., Институт русской цивилизации, 2010.

В книге представлен анализ инновационных программ, стандартов и учебных книг в сопоставлении с плодотворным прошлым опытом отечественной школы и требованиями к образованию в современных средних учебных заведениях. В центре внимания автора — проблема наследия русского слова.

Троицкий Ю. В. Слово и культура. 30 статей о слове, словесности, образовании, воспитании и культуре. Свято-Алексиевская Пустынь, 2010.

Книга посвящена насущным вопросам плодотворного освоения и защиты национального культурного достояния России в современном мире.

 

2011 г.

 

А. И. Герцен, Н. П. Огарев и их окружение. Книги. Рукописи. Изобразительные материалы. Памятные вещи. Материалы из собрания Гос. литературного музея. Каталог II. М., 2011. Отв. редактор — И. Г. Птушкина.

Книга издана к 200-летнему юбилею А. И. Герцена, который будет отмечаться в 2012 г.

 

2012 г.

 

К/т «1812 год и мировая литература» М., ИМЛИ РАН. 2012. Отв. ред. к.ф.н. В.И.Щербаков.

Изучение литературы о войне 1812 года традиционно ограничивается сочинениями русских писателей. Данный коллективный труд расширяет границы этих рамок и предлагает новые подходы к изучению классических произведений.

Курилов А.С. «В.Г. Белинский в жизни и творчестве». Учебное пособие для школ, гимназий и колледжей. М., Русское слово, 2012.

В книге изложена полная драматизма жизнь критика, по новому освещается творческий путь, истоки и эволюция его воззрений на литературу, ее задачи и цели, отношение критика к творчеству Пушкина, Лермонтова, Гоголя, других современных ему отечественных писателей.

 

2013 г.

 

А.А.Фет. Наши корни: Публицистика. Комментарии Г.Д. Аслановой и В.И. Щербакова. СПб.: ООО изд-во Росток; ООО содружество Посев, 2013.

Публицистика — наименее известная часть наследия А.А. Фета. Между тем, начиная с 1860-х годов до конца жизни она была важной частью его творчества. В статьях Фета затрагивались разнообразные вопросы, касающиеся политических, экономических и культурных реалий России времен Александра II и Александра III, освещались проблемы образования, философии, эстетики.

В.Ю.Троицкий. Слово и образование. О русской словесности, образовании и проблемах современной информационной среды. Свято-Алексиевская пустынь, 2013.

В книге «Слово и образование» продолжено исследование истории отечественного образования и культуры; представлен анализ конкретных проблем, стоящих перед современным российским образованием.

2014 г.

 

Манн Ю.В. История русской литературы первой трети XIX века. Учебник для академического бакалавриата. М., Юрайт, 2014.

Книга посвящена истории русского романтизма, хронологические рамки исследования: рубеж XVIII–XIX в. – 1840 г.

2015 г.

 

К/т «От истории текста к истории литературы». 2015. Отв. ред. д.ф.н. М.И.Щербакова.

Издание посвящено вопросам текстологии русской классической литературы XIX в.

Монография В.Ю.Троицкого. Н.С.Лесков. Начало пути. Истоки творчества. М., ИМЛИ РАН. 2015.

В книге исследуются истоки и становление художественного творчества Н.С.Лескова: его ранняя публицистика и первые самобытные беллетристические опыты, а также крупные произведения начального периода («Некуда», «Обойденные» и др.)

В.Ю.Троицкий. Словесность в школе. Книга для преподавателей русской филологии. Издание второе. М., 2015.

Книга освещает основополагающие понятия, лежащие в основании предмета «литература», а также важнейшие вопросы неизбежно возникающие в связи с ее изучением, в том числе методологического характера.

В.Ю.Троицкий. Защита русской школы. Российское образование перед судом истории. Москва, 2015.

В книге рассматриваются базовые вопросы современного образования, прежде всего — филологического в связи с оценкой разрушительных «реформ» и нововведений в педагогической сфере.

Золотусский И.П. Цикл лекций по русской литературе. М., Изд-во Гос. театр. музея им. А.А.Бахрушина. М., 2015.

Книга включает лекции, прочитанные с 2010 по 2015 гг. в Гос. театр. музее им. А.А.Бахрушина.

К/т. «Литературные взаимосвязи России XVIII—XIX вв. По материалам российских и зарубежных архивов». Научный альманах. Вып. 1. М., 2015. Отв. ред. д.ф.н. Н. Д. Блудилина, д.ф.н. М. И. Щербакова.

Материалы издания существенно обновляют фактографическую базу актуальной темы международных связей России.

 

2016 г.

 

К/т «А.П.Сумароков и Н.М.Карамзин в литературном процессе XVIII – первой трети XIX в.». М., ИМЛИ РАН, 2016. Отв. ред. Щербакова М.И.

Коллективный труд посвящен анализу творческого наследия А.П.Сумарокова и Н.М.Карамзина — двух ярких художников XVIII – первой трети XIX в., эпохи смены представлений о назначении искусства.

К/т «Чувствительность в литературе, искусстве, культуре конца XVIII–XIX века». К 250-летию Н.М.Карамзина. К 250-летию В.Л.Пушкина. М., 2016. Отв. ред. Щербакова М.И.

Сборник посвящен актуальной для конца XVIII–XIX столетия теме чувствительности в литературе, искусстве, культуре. В аспекте названной темы статьи широко и многопланово представляют творческое наследие Н.М.Карамзина, В.Л. Пушкина и других русских и европейских авторов.

К/т «Литературные взаимосвязи России XVIII–XIX веков: по материалам российских и зарубежных архивохранилищ». Отв. ред. Н.Д.Блудилина и М.И.Щербакова. Вып. 2. М., ИПО «У Никитских ворот», 2016. 608 стр. 38 а.л.

Материалы издания существенно обновляют фактографическую базу актуальной темы международных связей России.

Манн Ю.В. Гнезда русской культуры. Кружок и семья. М.: НЛО, 2016.

Палиевский П.В. Монография «Развитие русской литературы XIX начала XX века. Панорама», СПБ, изд. «Росток», 2016.

Безумие мертвых душ

Николай Гоголь, писатель украинского происхождения, известен как один из величайших авторов России. Такие произведения, как Шинель и Мертвые души вывел Гоголя в высшие эшелоны русских писателей, но его величайший шедевр, продолжение Мертвых душ, был оборван его трагической смертью.

Портрет Николая Гоголя, 1840 г. / WikiCommons

Николай Гоголь, украинский крестный отец русской литературы. Считающийся ведущей фигурой русского литературного реализма, название и движение, которое он отвергал, провозглашенный Владимиром Набоковым величайшим писателем из всех, когда-либо созданных в России, он оказал влияние на произведения многих поколений русских писателей, от Федора Достоевского до Михаила Булгакова.Одно из величайших противоречий литературных произведений, Гоголь — украинец, провозглашенный великорусским, знаменитый реалист, писавший шедевры сюрреализма. На самом деле жизнь Гоголя читается как один из его рассказов. Писатель, известный тем, что основал движение, в котором он не хочет участвовать, намеревается написать произведение, конкурирующее с «Божественной комедией» Данте или «Одиссей » Гомера, только для того, чтобы умереть до его завершения. Если, как полагают критики, «Шинель » символизирует литературный гений Гоголя, то «Мертвые души » стали символом безумия автора.Представляя, возможно, момент Икара, где жизнь имитирует искусство, действительно ли пресловутый шедевр Гоголя определяет подлинный подлинник литературных произведений, или это крайний случай романтизирования «замученного художника»?

Николай Васильевич Гоголь родился в украинской шляхте в 1809 году. Непопулярный среди сверстников, измученный болезненным самосознанием, молодой Гоголь искал утешения в мире любительского театра, в котором жил его отец. Некоторое время Гоголь грезил идеями о жизни на сцене, но к тому времени, когда он прибыл в Петербург,В Петербурге в 1828 году он жаждал литературной славы. После неудачной первой попытки добиться величия, стихотворение, опубликованное за его счет под псевдонимом, озаглавленное Ганс Кучельгартен , Гоголь Вечера на хуторе близ Диканьки (1831) увидело критики, приветствовавшие начинающего украинского писателя. Второй том оказался столь же популярным, но, несмотря на успех, неудовлетворенный Гоголь решил утвердиться как историк. Неопытный и неквалифицированный, Гоголь был профессором средневековой истории в университете Св.В Петербурге царил хаос, и он ушел в отставку в течение года. Неугомонный и ищущий иной формы выражения Гоголь решил направить свое творчество в новом направлении.

Мемориальная доска в честь Гоголя в Риме | © Реми Жуан / WikiCommons

1836 год стал поворотным для Гоголя, когда были выпущены книги The Government Inspector и The Nose , получившие признание критиков. «Правительственный инспектор» — это пьеса, высмеивающая бюрократию провинциальной русской жизни посредством исследования человеческой жадности и политической коррупции.Несмотря на то, что некоторые критики считают, что это нападение на царизм, в комедии многие пересмотрели более ранние взгляды Гоголя и переквалифицировали его как важного русского писателя. Совсем другой пример. Комический гений Гоголя «Нос », его великая сюрреалистическая работа, представляет собой забавную историю о человеке, который просыпается однажды утром и обнаруживает, что у него нет носа. Исследуя идеи выхолащивания, бессилия и абсурдизма, Нос , как Государственный инспектор , представляет собой кардинальную перемену для Гоголя.До этого момента Гоголь был недоволен произведениями, которые он считал бессмысленными, и надеялся, что эти новые социально значимые произведения могут вызвать духовное преобразование в его аудитории. После этих успехов Гоголь уехал за границу, утверждая, что может лучше писать о России на расстоянии. Проведя время в Германии, Швейцарии и Франции, прежде чем в конце концов обосноваться в Италии, он начал работу над двумя произведениями, которые привлекли внимание литературного мира.

Набаков назвал бессмертным и наиболее полно реализованным произведением Гоголя.Философская сказка «Шинель » (1842) видит Гоголя в его самом уникальном, оригинальном и блестящем. История о человеке, довольствующемся маленькими удовольствиями, которые его навязчивая натура находит в своей бюрократической работе, Акакий Акакиевич — офисная шутка, который внезапно оказывается в социальной атмосфере нужды и положения, которого он не понимает. Как и Нос до него Шинель — это свидетельство идеи о том, что, когда Гоголь освободился от ограничений реалистической литературы, он прославился как основатель и исследовал темную навязчивую природу своей собственной психики, он создал поистине оригинальный работа, которая подняла его до уровня, не имеющего аналогов.Многие до сих пор считают Шинель шедевром Гоголя. За этим последовал роман, способный поднять его на еще большие высоты, но в конечном итоге он стал главным антагонистом в истории все более религиозного человека, поглощенного чувством вины за собственный успех.

Марка с изображением Шинели из сувенирного листа России, посвященного 200-летию Николая Васильевича Гоголя, 2009 | Андрей Крижановский / WikiCommons

Эпическая поэма в прозе, которую часто считают одним из лучших образцов русской литературы 19 -го века, «Мертвые души » — это зверская выставка карикатур.Это поездка на карусели жадности; сентиментализм, живописная деревня и нелепые схемы быстрого обогащения. Созданный как произведение гомеровского масштаба, он повествует историю Чичикова, человека среднего класса, который отправляется в причудливый поиск богатства и власти за счет приобретения «мертвых душ» крестьянских рабочих, принадлежащих богатым землевладельцам городов, в которых он находился. посещения. Изначально запрещенная при представлении издателям исправленная версия имела мгновенный успех и считалась работой по-настоящему великого сатирика.Однако критики и современники Гоголя не подозревали, что это первая часть мозаики эпоса. С самого начала Гоголь планировал и другие пьесы для сопровождения «Мертвых душ» . Было разработано второе произведение, изображающее преобразование Чичикова под влиянием добродетельных людей, Чистилище Ад из первой части.

После успеха Dead Souls Гоголь снова отправился в путешествие. Он совершил паломничество в Иерусалим, посетил друзей, ученых и начал работу над второй частью книги Dead Souls .Твердо верящий в силу литературы для духовного изменения Гоголь оказался в критической точке во время этой первой попытки второй части. Разочарованный своими усилиями, он обратился за помощью к спиритуалистам. Признавая страх гибели за кажущуюся греховность своего творчества, Гоголь разделял чувство вины и выражал желание прощения. Не находя утешения, Гоголь уничтожил свои рукописи и впал в длительное состояние глубокой депрессии. За этим последовали годы болезней и добровольных духовных пыток, пока Гоголь снова в тисках духовного кризиса не сжег многие из своих рукописей, в том числе переписанную вторую часть книги Dead Souls .Обвиняя в этом последнем акте самоуничтожения Дьявола, Гоголь удалился от внешнего мира и лег в свою постель. Отказавшись от еды и находясь в состоянии лихорадки, он провел девять дней в сильной боли, прежде чем умер.

Трагические и смешные события вокруг смерти Гоголя привели к тому, что «Мертвые души » приобрел репутацию романа, доведшего его автора до самоубийства. Многие считают его ярким примером жизни, имитирующей искусство, как если бы мальчик, мечтавший стать актером, вышел на первый план и, взяв на себя роль Акакия Акакиевича, придумывает свое собственное падение в бездну навязчивых идей, которые его определяют.Однако это понятие оказывает Гоголю большую медвежью услугу. Конечно, мы должны признать, что Dead Souls никогда не было тем, что предполагал Гоголь, но эта первая часть закончилась за десять лет до того, как его смерть продолжится, несмотря на то, что не из-за дурной славы. Его следует отмечать как работу великого автора, высмеивающего государство и всю его бюрократию. Его следует отмечать не в каком-то болезненном смысле мифологизированной трагедии, а как центральное место в выдающихся произведениях поистине уникальных писателей.

Издательство «Новые направления» | Николай Гоголь

Николай Гоголь (1809–1852) был писателем и политическим сатириком. Родился в Сорочинцах, Украина, вырос в загородном имении своих родителей. В 1828 году начинающий писатель Гоголь поселился в Петербурге, имея свидетельство о праве на «чин 14-го класса». Чтобы прокормить себя, Гоголь работал на мелких государственных должностях и иногда писал для периодических изданий. Хотя он интересовался литературой, он также мечтал стать актером.Однако столица России не встретила его с распростертыми объятиями, и его ранняя повествовательная поэма Hans Küchelgarten (1829) обернулась катастрофой.

В разгар в значительной степени неудачного пребывания профессора истории средневековья в Санкт-Петербургском университете в 1834 году и в годы, последовавшие за его окончанием, Гоголь писал с огромной энергией. Встретив в это время писателя Александра Пушкина, его литературные амбиции достигли новых высот. Презентация 19 апреля 1836 года его комедии «Правительственный инспектор » ( Ревизор ) была настолько успешной, что он, наконец, поверил в свое литературное призвание.Комедия, жестокая сатира русской провинциальной бюрократии, была поставлена ​​только благодаря вмешательству императора Николая I.

С 1836 по 1848 год Гоголь жил за границей, путешествуя по Германии и Швейцарии. Зиму 1836–1837 гг. Он провел в Париже среди русских эмигрантов и польских ссыльных, часто встречаясь с польскими поэтами Адамом Мицкевичем и Богданом Залески. В конце концов он поселился в Риме. Большую часть двенадцати лет с 1836 года Гоголь провел в Италии. Он изучал искусство, читал итальянскую литературу и полюбил оперу.Он общался с русскими и другими посетителями, а в 1838 году встретил графа Иосифа Велгорского, 23-летнего сына чиновника, который привлек внимание императора к гоголевскому правительственному инспектору. Великорский ехал в надежде вылечить туберкулез. Гоголь очень привязался к молодому человеку и помогал ему в его болезни, но в 1839 году Велгорский скончался. Гоголь оставил отчет об этом времени в своей книге « ночи на вилле».

Смерть Пушкина произвела на Гоголя сильное впечатление.Его основным произведением в годы, последовавшие за смертью Пушкина, была сатирическая эпопея Мертвые души . Параллельно работал над другими задачами — переделал «Тарас Бульба» и «Портрет», завершил вторую комедию «Женитьба», написал фрагмент «Рим» и свой самый известный рассказ « Шинель».

Его работы, смесь русского реализма и своего рода загадочного сюрреализма, полностью принадлежащего ему (сюрреализм, продемонстрированный в «Жемчужине новых направлений», «Ночь перед Рождеством »), оставили неизгладимый след в русской литературе, что привело Достоевского к знаменитому заявлению. «Мы все вышли из-под гоголевской шинели.»

Николай Васильевич Гоголь | Encyclopedia.com

РОДИЛСЯ: 1809, Великие Сорочинцы, Полтава, Россия

УМЕР: 1852, Москва, Россия

ГРАЖДАНСТВО: Русский

ЖАНР: Художественная литература, поэзия

Ревизор (1836)
Мертвые души (1842)
«Шинель» (1842)
Игроки (1843)

Обзор

Николай Гоголь был инициатором движения русских натуралистов, в котором основное внимание уделялось описанию жизни низших слоев общества.Сам Гоголь исследовал современные социальные проблемы, часто в сатирической манере. Его самые известные произведения — роман Мертвых душ (1842), рассказ «Шинель» (1842) и драма Ревизор (1836) — широко признаны шедеврами русского натурализма. Многие считают Гоголя родоначальником современного рассказа. Его художественная литература, написанная в уникальном стиле, сочетающем в себе элементы реализма, фэнтези, комедии и гротеска, обычно представляет собой сложные психологические исследования людей, страдающих чувствами бессилия, отчуждения и разочарования.

Произведения в биографическом и историческом контексте

Школа-интернат, издательство Vanity Publishing и друзья на высотах Родившись в семье украинских помещиков, Гоголь в детстве учился в школе-интернате, развивая там интерес к литературе и драматургии. . Не сумев найти работу актером и продать свои произведения, Гоголь на собственные деньги опубликовал в 1829 году свое эпическое стихотворение Hans Kuechelgarten . Когда это произведение получило только отрицательные отзывы, амбициозный молодой человек собрал и сжег все оставшиеся экземпляры. книги.Вскоре после этого он получил государственную службу в Санкт-Петербурге и начал писать сборник вечеров на хуторе близ Диканьки (1831), в основном комических сказок, действие которых происходит на его родной Украине. В этих рассказах Гоголь изобразил мир казачьего крестьянства через увлекательную смесь натурализма и фантазии. Сразу же получившая признание как произведение блестящего молодого писателя, « вечеров на хуторе близ Диканьки » привлекла к Гоголю внимание прославленного поэта Александра Пушкина и известного критика Виссариона Белинского, который был одним из первых поборников Пушкина, а теперь признал подобное обещание у Гоголя. .Пушкин оказался сильнейшим литературным вдохновителем Гоголя, и их связь с 1831 по 1836 год способствовала наиболее продуктивному периоду Гоголя.

От рассказов сельской жизни к отчуждению города Миргород (1835), следующий цикл рассказов Гоголя, состоит из четырех сказок, охватывающих самые разные настроения и стили. «Старосветские помещики» — это легкая сатира на крестьянскую жизнь, а «Тарас Бульба», часто называемый «Казак Илиада », — серьезная историческая повесть о казацко-польских войнах XVI и XVII веков. .«Вий», описанный Гоголем как «колоссальный продукт народного воображения», — это сказка о сверхъестественном ужасе, напоминающая Эдгар Аллан По, и «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», считающаяся одной из самых юмористических. рассказы русскими буквами, подробности окончания долгой дружбы из-за пустякового спора.

Три рассказа в Arabesques (1835) входят в число лучших произведений Гоголя. При переходе от украинской обстановки к более космополитической среде Санкт-Петербурга.В Петербурге, где он теперь жил, эти пьесы составляют часть того, что было названо «Петербургскими сказками» Гоголя. Эти истории показывают город бессмысленным, обезличенным и сказочным. В «Дневнике сумасшедшего», единственном повествовании Гоголя от первого лица, он в форме дневника рассказывает о событиях, которые привели к заблуждению мелкого государственного служащего, что он король Испании. Эта история была истолкована как обвинение в бесчеловечности российской бюрократии и комментарий о тщетности амбиций. Гоголь писал на фоне растущего недовольства абсолютной властью царя (русского монарха).В 1825 году в Санкт-Петербурге произошло восстание декабристов (названное так потому, что оно произошло в декабре), в котором тысячи русских солдат во главе с офицерами, принадлежавшими к аристократии, отказались присягать новому царю Николаю I и потребовал взамен принятия конституции. Царь Николай подавил восстание, но революционный пыл продолжал кипеть.

Драмы, реальные и воображаемые В 1836 году The General Inspector был произведен в Санкт-Петербурге.Петербург. Этот спектакль, который часто считается самой оригинальной и непреходящей комедией

в истории русского театра, исследует реакцию выдающихся деятелей провинциального российского городка на известие о том, что государственный инспектор прибудет инкогнито для оценки муниципальных дел. Обнищавшего путешественника по имени Хлестаков, которого ошибочно принимают за ожидаемого чиновника, подкупают и с ним обращаются как с королевской семьей; он пытается соблазнить жену и дочь мэра, обручается с последней и уезжает незадолго до того, как жители города узнают о своей ошибке и ожидают прибытия настоящего правительственного инспектора.В этом простом сюжете, построенном в рамках типичной для его произведений извращенной логики, Гоголь высмеивал и русскую чиновницу, и фарсовые литературные условности.

Хотя пьеса обвинялась в российской бюрократии, она прошла жесткую цензуру того времени, потому что царь Николай I читал драму и восхищался ею. Он приказал всем своим министрам присутствовать на премьере и объявил, когда упал последний занавес: «Каждый получил свое, и я больше всех». Однако, несмотря на официальную санкцию царя, спектакль подвергся яростным нападкам со стороны ряда влиятельных людей, которые отрицали, что в нем есть единственный честный персонаж.Уязвленный этой критикой, Гоголь переехал в Италию в 1836 году и, за исключением двух коротких поездок на родину, оставался за границей двенадцать лет. Большую часть этого времени я потратил на написание Dead Souls , возможно, его самого прочного произведения из всех. Хотя изначально он планировал это как беззаботный роман, Гоголь вместо этого решил создать эпос в нескольких томах, в котором были бы изображены все элементы русской жизни.

Социальная критика и смерть по указанию священника Две последние петербургские сказки Гоголя, «Нос» и «Шинель», опубликованные как часть Сочиненя (1842), также были написаны в это время.Они считаются одними из величайших рассказов мировой литературы. Оба произведения демонстрируют тонкое переплетение юмора и пафоса Гоголя и, как и «Дневник сумасшедшего», сосредоточены на странной судьбе мелких государственных чиновников.

К концу жизни Гоголь все больше убеждался в том, что его произведения должны духовно обогащать его читателей. Избранные отрывки из переписки с моими друзьями (1847), сборник дидактических очерков и писем, которые многие предыдущие поклонники Гоголя осудили как реакционные, отражает этот растущий религиозный и моральный интерес.После критического провала Избранных отрывков из переписки с моими друзьями , Гоголь возобновил сочинение второй части своего романа Мертвые души , от проекта, от которого ранее отказался из-за нервного срыва. К этому времени, однако, Гоголь попал под влияние Матфея Константиновского, священника-маниакального, который настоял на том, чтобы он сжег рукопись и поступил в монастырь. Гоголь мучился над этим решением, но в конце концов подчинился, убежденный, что этот поступок спасет его от проклятия.По настоянию Константиновского Гоголь предпринял аскетический режим, чтобы очистить свою душу. Он начал голодание, которое ослабило его и без того шаткое здоровье, и вскоре умер. После его смерти небольшая часть второй части Dead Souls была обнаружена и опубликована, но критики в целом согласны с тем, что продолжение не демонстрирует мастерство первого раздела. В целом Dead Souls — один из величайших российских аболиционистских текстов, фокусирующий сатирическую линзу Гоголя на абсурдности системы крепостного права в России, которая функционировала как более или менее форма рабства.В то время как первый раздел Dead Souls был посвящен проблемам системы, незаконченный второй раздел изначально был предназначен для предложения решений. Однако так случилось, что рукопись сгорела, и институт крепостничества не был отменен в России до 1861 года, то есть намного позже смерти Гоголя. Хотя критическая привлекательность Гоголя ослабла в последние годы его жизни, его похороны все же собрали тысячи скорбящих. Комментируя скопление людей, прохожий спросил: «Кто этот человек, у которого на похоронах столько родственников?» Скорбящий ответил: «Это Николай Гоголь, и вся Россия ему родственник.

ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ СОВРЕМЕННИКИ

Среди известных современников Гоголя:

Александр Пушкин (1799–1837): русский поэт-романтик, которого многие считают величайшим поэтом своей страны и основателем современной русской литературы. Его стиль, сочетающий сатиру, драму, романтику и реалистическую речь, стал определяющим в русском литературном стиле.

Николай I (1796–1855): В течение своего тридцатилетнего правления, начиная с 1825 года, Николай I заработал репутацию одного из самых репрессивных и реакционных русских царей.

Лев Толстой (1828–1910): Считающийся одним из величайших романистов всех времен, Толстой написал произведения, в частности, Война и мир и Анна Каренина , которые считаются вершиной реалистической литературы.

Натаниэль Хоторн (1804–1864): Как и Гоголь, Хоторн был мастером рассказа. Его рассказы были сосредоточены в основном на истории колониальной Америки, наиболее известной из которых является его работа The Scarlet Letter , рассказ о лицемерии и вине в пуританской Новой Англии.

Джузеппе Гарибальди (1807–1882): Гарибальди, считающийся национальным героем Италии, был одной из ведущих фигур в Рисорджименто , или воссоединении Италии в девятнадцатом веке.

Произведения в литературном контексте

Николай Васильевич Гоголь — отец Золотого века прозы в России. Позднее русские авторы девятнадцатого века писали в тени гоголевской тематики и обширного эстетического видения, в то время как даже модернисты двадцатого века

признают Гоголя источником вдохновения.Многие читатели сравнивают гений Гоголя с гением Мигеля де Сервантеса, Лоуренса Стерна и Джеймса Джойса. В творчестве Гоголя проявляется необычайная способность манипулировать языком, смешение смешного и возвышенного и противоречивое желание словесными образами передать культурную сущность России.

Социальный реализм или духовность в упадке? В то время как большинство читателей времен Гоголя истолковали «Шинель» как пример соцреализма, полагая, что автор проявил глубокую симпатию к своему осажденному герою, более поздние ученые рассматривали историю с психологической точки зрения, утверждая, что шинель символизирует маску. что позволяет Акакию скрыть свою духовную нужду.Другие заняли метафизическую точку зрения, интерпретируя ироническую потерю пальто и тщетные мольбы Акакия о помощи как свидетельство духовного опустошения человечества в безразличном космосе. Несмотря на столь разные взгляды, критики неизменно отмечали резонансную иронию и лирическую силу, которыми Гоголь наделил этот рассказ.

Задушение бюрократии Во многих своих произведениях Гоголь сосредоточился на персонажах, нанятых правительственной бюрократией. Это касается таинственного генерального инспектора из одноименной пьесы и Акакия Акакивича в «Шинели».«Здесь, как и везде, Гоголь сосредотачивается на том, как окружающие обращаются с бюрократами разных уровней и как они вписываются в остальное российское общество. Автор изображает бюрократию как своего рода ловушку, в которой необходимо подавить истинные желания и цели человека, чтобы он мог стать продуктивной частью государственной машины. В этом заключалась неявная — хотя, как правило, не явная — критика царской системы, которая в первую очередь произвела такую ​​бюрократию.

Шинель за современной русской литературой Влияние Гоголя на русскую литературу продолжалось и в двадцатом веке и наиболее ярко проявляется в поэзии русских символистов.Такие поэты, как Андрей Белый и Александр Блок, называют богатую прозу и «визионерский» язык Гоголя воплощением высшей фантастики. Тем не менее многие критики утверждают, что смесь реализма и сатиры Гоголя оказалась наиболее влиятельной и остается его величайшим достижением. Достоевский признал огромный долг русской литературы перед Гоголем, просто заявив: «Мы все вышли из-под гоголевской« шинели »».

Сочинения в критическом контексте

Несмотря на похвалу и признание со стороны его критиков и читателей, Гоголь был одним из самых неправильно понятые писатели современности.Рой, казалось бы, несущественных деталей, несоответствий и противоречий, характеризующих жизнь и творчество Гоголя, ввел в заблуждение читателей, ищущих монолитную цель или истину. В своей критической биографии Гоголя Виктор Эрлих говорит, что «мы все еще далеки от согласия относительно природы его гения, значения его причудливого искусства и его еще более странной жизни». Владимир Набоков называет Гоголя «самым странным прозаическим поэтом, которого когда-либо создавала Россия».

Мертвые души Либеральные российские критики назвали «Мертвые души» истинным отражением жизни, а Гоголю присвоили титул «высший реалист».«Реализм, по словам Белинского, требовал простого сюжета, правдивого изображения повседневной жизни и юмористического раскрытия отрицательных сторон российского общества. Белинский видел в Dead Souls воплощение этих идеалов и считал это призывом к русским писателям бороться за цивилизацию, культуру и человечество. Совсем недавно рецензент Guardian А.С. Биатт предположил, что Гоголь «похож на [Чарльза] Диккенса в том, как все, что он начал вообразить, трансформировалось и начало извиваться вместе с жизнью», и что Dead Souls «имеет это бесплатно и радостная энергия произведения искусства, которое является первым в своем роде, не имеющим реальных моделей, которым можно было бы бояться или подражать.

ОБЩИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОПЫТ

Многие из сочинений Гоголя считаются обвинительными актами о подавляющем душу влиянии бюрократии. Вот еще несколько работ, в которых исследуется власть бюрократии:

Процесс (1925), роман Франца Кафки. Этот роман, опубликованный после смерти автора, повествует о человеке, арестованном, привлеченном к ответственности и казненном за неустановленное преступление.

Уловка-22 (1961), роман Джозефа Хеллера. Этот сатирический роман нацелен на У.С. военный. Название происходит от вымышленной «уловки» в книге правил, которая не позволяет любому солдату уклоняться от боя по причине безумия.

Бразилия (1985), фильм режиссера Терри Гиллиама. В этой культовой классике, действие которой происходит в унылой антиутопии будущего, герой мечтает сбежать от ошеломляющей бюрократической работы.

Ответы на литературу

  1. Более века, начиная с 1830-х годов, среди русских мыслителей бушевали споры о роли западного влияния на русскую культуру и общество.Оба лагеря назывались «западниками» и «славянофилами»; Гоголь при жизни был связан с западниками. Изучите две точки зрения. Вы, прочитав Гоголя, поместили бы его в лагерь западников, как это сделали его современники? Могли бы вы аргументировать, что он на самом деле был славянофилом? Почему или почему нет?
  2. Выберите один из коротких рассказов Гоголя и проанализируйте его культурные и исторические элементы. Что эта история рассказывает вам о российском обществе XIX века?
  3. В рассказе Гоголя «Шинель» как точка зрения рассказчика влияет на то, как рассказывается рассказ? Как бы все было по-другому, если бы история рассказывалась от третьего лица? Насколько, по вашему мнению, рассказчик похож на Гоголя?
  4. Роман Мертвые души неполный, отчасти благодаря совету религиозного фанатика.Изучите историю религии в России девятнадцатого века и то, что привело к решению Гоголя последовать совету фанатика.

БИБЛИОГРАФИЯ

Книги

Debreczeny, Paul. Николай Гоголь и его современники Критики. Филадельфия: Американское философское общество, 1966.

Фангер, Дональд. Творчество Николая Гоголя . Кембридж, Массачусетс: Belknap Press of Harvard University Press, 1979.

Fusso, Susanne. Конструирование «Мертвых душ»: анатомия беспорядка у Гоголя .Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press, 1993.

«Гоголь, Николай (Васильевич) (1809–1852)». Обнаружение авторов . Интернет-изд. Детройт: Гейл, 2003.

«Государственный инспектор». Студенческая драма . Эд. Элизабет Томасон. т. 12. Детройт: Гейл, 2001.

Магуайр, Роберт А. Изучение Гоголя . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета, 1994.

Милн, Ира Марк, изд. «Шинель». В Рассказы для студентов .т. 7. Детройт: Гейл, 2000.

О’Коннор, Фрэнк. «Гоголевская туфля». Обнаружение авторов . Интернет-изд. Детройт: Гейл, 2003.

Райдел, Кристина А., изд. Литературно-биографический словарь, Том 198: Русская литература в эпоху Пушкина и Гоголя : Проза. Книга обывателя Брукколи Кларка. Государственный университет Гранд-Вэлли. Детройт: Гейл, 1999.

Собел, Рут. Забытая книга Гоголя: «Избранные отрывки» и ее современные читатели . Вашингтон, Д.C .: University Press of America, 1981.

«Вопросы для изучения:« Шинель ». ИЗУЧЕНИЕ коротких рассказов . Интернет-изд. Детройт: Гейл, 2003.

Вудворд, Джеймс Б., Символическое искусство Гоголя: очерки его рассказов . Колумбус, Огайо: Slavica, 1982.

Zeldin, Jesse. В поисках красоты Николай Гоголь: исследование его творчества . Лоуренс: Regents Press of Kansas, 1978.

Periodicals

Byatt, A. S. «A Poll Tax of Souls», в Guardian Review , 30 октября 2004 г.

Гоголь в Украине: очень долго читали о писателе с двумя головами | by Vik’s Culture Atom

Вклад Николая Гоголя в литературный канон неоспорим:

Шинель, — символ российской художественной литературы, или Мертвые души — символ ее довольно скучного и несексуального рабства. Однако не многие знают, что символ всего русского, Гоголь, на самом деле был переселенцем. Из Украины.

Родившийся всего в 200 км от моего родного города, самый загадочный писатель своего времени, что довольно интересно, ведет загадочно сложный диалог со своим бывшим домом.Вы спросите, почему? Ну что ж, посмотрим.

Гоголь родился в Полтавской области, Украина, и, как и многие амбициозные модные, но провинциальные молодые люди, отправился в Петербург в поисках денег, славы и (как видно по его серьезной связи) уважения. Как и многие его современники, он начал с избавления от всего провинциального, как в одежде, так и в речи. И хотя он написал другу, что так и не понял русскую грамматику, а украинские слова продолжали ползать в его речи и письме, мы бы сказали, что у него все еще неплохо получалось.С сюжетами все было сложнее. Его первая дань немецким романтикам, H anz Kuchelgarten, , была разорвана на части тремя крупными литературными журналами, в результате чего анонимных авторов бегали по столице, скупая все непроданные экземпляры. Которых было большинство из них. Немецкие сказки стали банальными, и в поисках новой экзотики большинство писателей обратилось к Кавказу. Гоголь, однако, сделал хитрый ход и обратился к… матери. И выиграл большое время.

Известность принесла публикация серии текстов « Вечера на хуторе близ Диканьки », основанных на украинском фольклоре Гоголя.Впечатление Александра Пушкина о Вечерах как «, настолько необычном для нашей современной литературы, что мне еще предстоит осмыслить его », дает представление о том, насколько малоизвестной эта тема казалась русской культуре. Это также обрекало украинцев на то, чтобы с тех пор изображать определенным образом (см. Ниже).

Жизнь простых украинцев по Гоголю (из «Ночи перед Рождеством»)

Дома, напротив, Вечера стали восприниматься как органическое продолжение вековой традиции низкого барокко. Исходя из intermedia ( коротких юмористических спектаклей между действиями ) , украинское барокко характеризовалось бурлеском и китчем и было довольно популярно дома, даже если в центре империи оно воспринималось как экзотика, как жизнь любой далекой колонии. .

Между тем, на краю империи («Вечера…»)

Хотя и хорошо принятые, Вечера не совсем оригинальны. Несколькими десятилетиями ранее, в 1798 году, Иван Котляревский переписал Энеид Вергилия в стиле низкого барокко и стал известен как Отец украинской художественной литературы .

Поблагодарить дедушку украинской беллетристики за Энеиду

В детстве Гоголя украинский Энеид уже создал толпу эпигонов, включая отца Николая. Ранний цикл Гоголя также отражает стиль Котляревского, или, как назвал его первый биограф Пантелеймона Кулиша, « котляревщина». Кулиш лечил « котляревшину» как болезнь, которую большинству молодых украинских писателей приходилось переносить и преодолевать, как корь. Характерной чертой « котляревщины» было скрывание под маской простого человека , изображение типов (ведьма, дьявол, козак) и игра со временем.Гоголь широко использует последнее. Точное время никогда не упоминается в Вечерях , а в Тараса Бульба время действия , возраст веков, чтобы подчеркнуть легендарную нереальность всего этого. Кулиш рассматривает влияние Гоголя здесь как введение украинского дискурса в имперскую культуру, заявляя, что Гоголь трансформирует маргинальный неканонический жанр интермедиа в канон и вдохновляет украинскую диаспору в Петербурге примером успеха.Таким образом, вечеров исторически были успешным повторением украинской традиции на русской земле.

Эней Котляревского был «чертовски молодец».

Несмотря на многочисленных последователей Котляревского, в том числе « вечеров » Гоголя, украинская литература, однако, не вышла из свитка (козаковское пальто), как русская из хинель . Одной из причин мог быть Тарас Бульба. Героическое изображение украинских воинов-казаков как рыцарей России не способствовало росту популярности Гоголя на родине.Интеллектуалы вроде Кулиша, Драгоманова или Бодянского считали эти попытки слабыми с исторической точки зрения и опасными с идеологической. Сегодняшний литературный критик Стасиневич называет это похоронной песней, в которой Украина рассматривается Гоголем как Троя, обреченная на смерть, чтобы родить «третий Рим» (то есть Москву). Однако, честно говоря, Бульба сделал украинской художественной литературе много добра, подтолкнув Кулиша к написанию первого исторического романа на украинском языке, Черная Рада [ Черный Совет ].Он стал культом, воплотив в жизнь поговорку «где , двое, украинца, , трое, — начальники (гетманы)».

Тарас Бульба, неуклюжий гимн «папиным» вопросам и властям

Но в основном именно для Тараса Шевченко украинская традиция сделала неожиданный поворот, попрощавшись со всем, о чем был Гоголь. От романтики котляревщины к эгоцентричному личному повествованию.

Шевченко сыграл революционную роль в украинской литературе, а также в Империи.Он ввел в культурный дискурс повествование о рабах .

Чтобы полностью понять прорыв Шевченко, нам нужно взять Мертвых душ и представить, что стихотворение было написано с точки зрения душ , или рабов ( крепостных ). Шевченко дал рабам голос, агентство. Сам бывший раб, он сбросил маску комедии, чтобы показать литературному Петербургу, что раба думали о своих хозяевах (подсказка, небольшая: « Окуни свою свободу кровью угнетателей »).

Шевченко, украинец Че Гевара, всегда в тренде.

Гоголь мог бы сделать трагедию мертвых душ \ рабов неявной в романе, но он никогда не давал волю рабу, как Шевченко. Поэтому Пантелеймон Кулиш увидел в Шевченко модернизатора украинского языка и стиля. Он стал пророком Нового украинского Завета и, откровенно показывая темную сторону империи, направил украинский каноник в другое русло. С этого момента, будь то Панас Мирный, Иван Франко, Леся Украинка или Ольга Кобылянская, национальная классика сфокусировалась на проигравшей (рабыне, женщине или даже лесной ведьме), которая борется с колониальной системой.Украинский каноник предпочел скрытую ухмылку Гоголя искренние слезы Шевченко.

Леся Украинка грустная и удивительная в стиле Шевченко

Но это не значит, что романтическая традиция умерла вместе с Вечерами . И Леся Украинка, и Иван Франко использовали синкретический этнографизм Гоголя. Но только после обретения Украиной независимости влияние Гоголя на украинскую литературу приобрело новый интерес. Путь к новому открытию был вымощен исследователями диаспоры, в первую очередь Евгением Маланюком, который заявил, что мертвых душ наполнены украинскими образами, природой, словами и даже грамматические конструкции (да, люди замечают, когда вы не носитель языка).

Тарас Бульба: Кто снова с кем борется?

Переводы Гоголя на украинский язык также пролили новый свет на вопрос о каноне. Перевод Тараса Бульбы , сделанный Василием Шкляром в 2003 году, вызвал много потрясений как в России, так и в Украине, когда Шкляр использовал первое издание Бульбы (1835 г.), отказавшись от канонической в ​​русской науке версии 1942 г. Скандал был вызван тем, что в первом издании текста 1935 года вместо России упоминалась Украина, а Бульба изображался как анархист, а не монархист.Работа Шкляра доказала, что перевод может быть важной частью культурного производства, поскольку он открыл новый пласт в культурном развитии Гоголя. Однако это также добавило двусмысленности текста, сделав его, вероятно, наименее каноничным в Украине.

Постсоветская украинская фантастика смогла еще быстрее переоценить наследие писателя. Созданная в 1985 году литературная группа Бу Ба Бу писала романтические абсурдистские стихи, на которые, как отмечал Юрий Андрухович, оказали влияние как Гофман, так и Гоголь.

Писатель, который больше всего использовал поэтику Гоголя, — Сергей Жадан. Жадан упоминает Гоголя среди своих главных влияний детства, заявляя, что Гоголь сформировал его оптику и дал ему нерушимую веру в существование русалок.

Вместо прозы и поэзии Гоголя Жадан наполнен барочным сборником высокого и низкого, комического и трагического. Жаданские ночные дороги где-то под Полтавой возвышаются в тени Гоголя по тому простому факту, что читатели, которые там хоть раз бывали, знают, что каждый километр Полтавской трассы кишит дорожными знаками вроде Родина Гоголя , музей Гоголя, Диканька, экскурсии и др.Жадан использует подрывной неканонический статус Гоголя как фон для своих трансгрессивных персонажей. Любовь к этой дороге со всеми ее дружелюбными демонами и подрывниками — вот что делает Жадана действительно каналом для романтиков Гоголя. Только здесь, на родине Гоголя, к дьяволу можно относиться как к озорному питомцу, а при переносе в Петербург он становится мрачным, мрачным и вездесущим. Жадан возрождает традицию бурлеска. Таким образом, образ « птица-тройка » (трехконная повозка) трансформируется в «Украинские железные дороги», что является важным элементом в творчестве Жадана.

Как мы до сих пор видим обычную ночную поездку по Полтаве.

Травма гоголевского пальто оживает и в рассказе Жадана «Желтый китайский джип». Когда местный депутат берет потенциального немецкого инвестора Клауса в поездку по Украине почти в манере Чичикова, его сопровождают две переводчицы английского языка, которые никогда не надевают свои зимние куртки. Даже не ходить в сауну, танцевать на местной дискотеке, избивать друг друга и засыпать, обнимаясь на заднем сиденье джипа. Урок Гоголя усвоен — следите за своим пальто, знаете ли.

Жадан, сам заядлый путешественник между Европой и Донбассом, Западом и Востоком, может иметь отношение к гоголевской оптике Одиссеи и стремится вернуть Гоголя в украинский литературный канон, используя постколониальную теорию, когда он говорит:

‘Писатель Николай Гоголь это наш культурный Крым этакий. […] Почему мы должны отказываться от всего, на что претендует империя? »

Гоголь:« Ваше искусство может и не сгореть, но его можно обязательно стереть ».

Переходя от официального к, пожалуй, наиболее демократичному виду культурных мероприятий, украинское уличное искусство проявляет особый интерес к Гоголю, раскрывая тот аспект культурного наследия, который наиболее актуален для сегодняшнего дня, места и аудитории.

Один из самых популярных примеров — фреска, созданная в Харькове в 2009 году Романом Мининым и Гамлетом Зинкивским. Оба известны тем, что уделяют особое внимание словам, оба обладают особым чувством юмора. Свои пути в современном искусстве они начинают с создания новой иконографии Пушкина на улице Пушкина и Гоголя на улице Гоголя соответственно.

Сама улица, свидетельство советской культурной иерархии, является второстепенной по сравнению с массивной параллельной улицей Пушкина и по иронии судьбы известна тем, что в ней находится главный католический собор города.

Рис. 1: Минигама «Гоголь на улице Гоголя»

Особый акцент на фреске сделан на Оксане из «Ночь перед Рождеством» . Одетая в летную форму в стиле ревущих 1920-х, она подкреплена словами « Оксана выросла, стала пилотом и должна была выбрать… ». Варианты выбора изображены далее. Первая — это пара королевских туфель на фоне черного ночного неба, затем — два самолета. Вакула в традиционной народной одежде деревенского мечтателя молчит. Возможно, здесь мы сталкиваемся с творчеством Гоголя с точки зрения литературной традиции Шевченко, т.е. придание агентству второстепенности или даже еще один поворот собственного акцента Гоголя на «маленьком человеке», нахождение его в его собственных произведениях. В любом случае, взгляд художников на Шинель еще менее традиционен, так как Гоголь показан спящим в чем-то похожем на кокон, комментарии: « спящий Гоголь — не игрушка » и «, в нем было тепло и не так одиноко. пальто ‘.

Рис. 2: Минигама «Гоголь на Гоголевской»

Персонализация Гоголя в его текстах — это то, с чем часто играет украинское искусство.Поэтому Шинель рассматривается не как нечто каноническое (охватывающее всю русскую литературу, из которой выходит за пределы ), а как экран собственного душевного состояния писателя в холодном и темном зимнем городе. Оба автора заявили, что это конкретное изображение является очень личным.

Похожий снимок на Харьковской набережной. Здесь Гоголь помещен рядом с Даниилом Хармсом, что дает представление о традиции, частью которой он видел. Он едет на льве и окружен двумя надписями ( «Гоголю приснились дикие животные», и « М.Примаченко очень любил Миколу »). Последнее относится к украинской художнице первой половины ХХ века Марии Примаченко, известной своей реактуализацией народных мотивов в живописи. Верность культурным корням заставляет автора росписи связать эти два понятия. Гоголь верхом на диком льве, изображенный в характерном для Примаченко стиле, намекает на то, что его любовь к фантастике берет свое начало в украинском фольклоре. Вдобавок верховая езда на таком причудливом льве может быть намеком на псевдофолк, которым известны и Примаченко, и Гоголь.В случае с Гоголем это в основном относится к Vij, — существу, полностью выдуманному писателем, которое он пытается выдать за народное чудовище.

Рис. 3: Фреска на Харьковской набережной

Изображение обычно относится как к Night Before Christmas , так и к Vij , где ведьма прыгает на спину главного героя, как кошка, и уносит его в ночное небо. Другой слой к изображению добавляет слух, все еще распространяющийся в Полтавской области, что в детстве Гоголь утопил кошку в озере из-за внезапного страха перед дьяволом.Посадка на льва в этом свете может быть истолкована как реабилитация старых страхов, как кошачьих, умереть во сне, так и возможного страха перед женщинами. Именно эта личная связь и абсурдность жизни кажется неотъемлемой частью украинской канонизации Гоголя.

Если говорить абсурдно, похожая тенденция прослеживается в изображении Гоголя и его произведений в культуре украинских мемов. Самыми популярными героями являются Шевченко и его бесконечная грусть («журба»), Франко в образе кота или Леся Украинка в образе феминистки.Гоголевские мемы ярко показывают дуализм и проблему канонизации.

Большое внимание уделяется языку, создаваемому Гоголем на вечерах :

Автор неизвестен: « Пишу, как люблю». На двух языках.

Двойственность проявляется далее в восприятии гоголевских текстов современным украинским читателем:

Когда читаешь текст в зарубежной литературе / украинской литературе / Гоголь, @ ukrlit.mem

В то же время гоголевская двойственность иногда рассматривается как недостаток, а иногда как восстановление украинской идентичности на территории империи.

Писатели XIX века: Россия, Кавказ, Россия, эй, Россия! Гоголь: ‘, @ ukrlit.mem «Получить украинское гражданство непросто…», @ demotivator.info

Тогда как на первой картине Гоголь предстает передатчиком украинской идентичности в русскую литературу во времена, когда экзотика была в значительной степени приписываемый Кавказу, этот представляет украинцев как объект смеха, в котором часто обвиняют вечеров . Похоже, что украинское общество все еще не уверено, следует ли принимать или отбрасывать « вечеров » как напоминание о колониальных временах.И все же это по-прежнему самый канонический из его текстов.

Делая выводы, современное культурное производство в Украине, будь то литература, критика, перевод, искусство или мемы, уделяет много внимания творчеству Гоголя. Наиболее узнаваемым будет ранний цикл « Вечера на хуторе близ Диканьки », наименее упоминаемыми — « Мертвых душ » и пьесы Гоголя. Однако, учитывая, что долгое время Гоголя учили и критиковали исключительно как русского писателя, украинская культура, похоже, не решается рассматривать даже «Вечера » как национальный канон.Каноничность также подвергается сомнению с двух сторон. Одна — это российская критика, которая рассматривает ранние произведения как нечто более слабое, чем более поздние русские тексты Гоголя. Другая сторона — второстепенный статус Вечер по сравнению с более ранними произведениями украинского барокко, такими как Энеид Котляревского.

Наименее каноничным, вероятно, является Тарас Бульба с двумя его вариантами, которые с точки зрения современного украинца можно рассматривать как переход Гоголя к империализму, или, как заметил Стасиневич, похоронная песня для культуры, в которую Гоголь никогда не верил. независимый.

Каноничность — это хорошо или плохо — совсем другой вопрос. Возможно, именно маргинальный статус Гоголя побуждает современных украинских художников и писателей заново открывать смысл его наследия. Некоторые используют барочные черты «Вечеров» и даже петербургских текстов, например, «Шинель ». Другие вдохновлены гоголевской поэтикой дороги и природы, третьи берут наименее каноничные произведения, такие как Marriage , ища новые смыслы.Отношения Гоголя с современной украинской культурой лучше всего резюмирует Клементьев, который сказал, что « Украина известна в мире двумя источниками радиации — Гоголем и Чернобылем» . И, похоже, Украина еще не готова взять на себя полную ответственность за это.

Труппа Шекспировского театра | Крестный отец русской литературы

Портрет Гоголя, ок. 1840 г., художник неизвестен.

В России имя Гоголя так же важно, как и имя Шекспира.Это может удивить многих, кто не знаком с Гоголем и его творчеством, но влияние писателя изменило русское искусство точно так же, как произведения Шекспира изменили лицо английской драмы и язык. Его работы были настолько уникальны по стилю, что они пронизывали всю историю России и Европы, формируя движения от реалистического романа до авангардного искусства. Но чтобы по-настоящему понять значение Гоголя в литературном мире, мы должны понять уникальные обстоятельства русской литературы.

Владимир Набоков, писатель и ученый, считал, что иностранцы считают русскую литературу чем-то законченным, завершившимся расцветом художественной продукции.Все величайшие писатели России, имена которых мы знаем и изучаем, писали примерно в период с 1830 по 1930 годы: Пушкин, Достоевский, Толстой, Чехов и, конечно же, Гоголь. Отложенный в культурном отношении из-за царского контроля и основных фактов географии, художественно задушенный после русской революции и прихода Сталина в 1920-е годы, золотой век русской литературы наступил за поразительно сжатый промежуток времени. Только в то ограниченное время у художников была свобода писать и свобода чтения у публики.Сложная национальная литература развивалась молниеносно благодаря горстке литературных полубогов-провидцев.

Пушкин был первым полубогом русской литературы — первым, кто полностью осознал нюансы своего родного языка и сумел избежать ограничений европейского неоклассицизма, господствовавшего в русской письменности в течение последнего столетия. Опираясь на успехи своего соотечественника в поэзии, Гоголь произвел революцию в русской прозе. Все его произведения, будь то рассказ, драма или эпический роман, обладают исключительными качествами.Написанные живым языком, который иногда становится детализированным до абсурда, строки Гоголя полны остроумия и прихоти, но также предполагают зловещую тьму в своей основе. Его работы вызывают картины из русской жизни, которые настолько ярки, что убеждают бесчисленное количество читателей, что они наконец видят настоящую Россию. Проза Гоголя колдует из воздуха. Возьмите эту фразу из Мертвых душ , величайшего шедевра Гоголя:

«День не был ни ясным, ни мрачным, а был своего рода сине-серым оттенком, который можно найти только на изношенной форме солдат гарнизона, в остальном мирный класс воинов, за исключением того, что по воскресеньям они были несколько пьяными.”

В руках Гоголя описание погоды внезапно превращается в личность: неряшливого, пьяного солдата. Лучшие произведения Гоголя, написанные в 1830-х и 1840-х годах, вызвали бурю споров в российской публике и сформировали зародившуюся национальную литературу — когда кажется, что он просто пытался написать то, что он придумал, и понравиться за это . Он далек от политики, он жаждал одобрения критиков и народного успеха. Однако, когда в 1836 году состоялась премьера «Правительственный инспектор », театралы предположили, что резкие карикатуры предназначались для позорного позора правительственных чиновников.Гоголя презирали за его очевидную сатиру, но его остроумное чувство смешного по-прежнему делало его самой популярной русской пьесой до Чехова. Аудитория не могла насытиться. Писатель, однако, был настолько потрясен, что люди подумали, что он критиковал правительство, что он бежал в Италию, где написал бесчисленное количество писем и сиквелов, пытаясь исправить свою ошибку. Но бесполезно; ущерб был нанесен. Антиимперские фракции воспринимают его игру как острую сатиру, заслужившую его обожание. В начале ХХ века художники и писатели-авангардисты снова взяли бы Гоголя за образец социальной литературы.

Виссарион Белинский.

Мертвые души , последняя и величайшая работа Гоголя, опубликованная в 1842 году, рассказывает о путешествии человека по провинции в поисках «мертвых душ» или крепостных, которые умерли со времени последней переписи населения и, следовательно, остались живы на бумаге. Виссарион Белинский, крупнейший критик гоголевской эпохи, приветствовал реализм романа. Он защищал Гоголя как голос нового движения, посвященного детализации мелочей повседневной жизни во всей ее банальности и уродстве.Именно энтузиазм Белинского положил начало естественной школе, предшественнице русского реализма и эпохи Толстого, Достоевского и Чехова. Между тем консервативные критики высмеивали тему Гоголя; по их мнению, показ грязи и невзгод жизни и прославление низших классов было совершенно непригодным для литературы предметом. Судя по всему, полемика просто сбила Гоголя с толку. В конце жизни он впал в религиозный фанатизм и сжег все черновики второго тома Dead Souls , опасаясь, что Дьявол сыграл свою роль в их создании.

Гоголь всегда хотел, чтобы его превозносили как отца русской прозы, но это происходило так, как он и представить себе не мог. Его наследие затмевает всю литературную традицию страны. Основываясь на его работах, Толстой и Достоевский усовершенствовали реалистичную художественную литературу с помощью таких романов, как Преступление и наказание , Война и мир и Братья Карамазовы . Поэты-символисты во время революции были вдохновлены его сатирой и своеобразным стилем. Но «настоящая» Россия Гоголя была мнимой: по словам Набокова, Гоголь почти не бывал в провинции и почти не знал Россию.Даже не осознавая, Гоголь создал русскую литературу — и с тех пор русская литература создала Россию.

Лаура Генри Буда начала работу в качестве координатора STC по образованию в апреле и была научным сотрудником STC в 2011–2012 годах. Она имеет степень магистра драматургии от A.R.T./M.X.A.T. Институт Гарвардского университета.

«Несколько слов о Пушкине» Гоголя на JSTOR

Abstract

Гоголевские «Несколько слов о Пушкине» традиционно рассматривались как свидетельство того, что Гоголь боготворил Пушкина как национального поэта par excellence.В этой статье утверждается, что за почтением Гоголя к величайшему поэту России скрываются слои полемики и подрывного иконоборчества. Хотя первоначально он объявляет Пушкина национальным поэтом России, Гоголь продолжает использовать свои фирменные риторические инструменты, чтобы фактически лишить поэта этой чести. Поступая таким образом, он пытается повлиять на восприятие его собственных произведений, которые в то время преимущественно касались украинской тематики, таким образом, чтобы побудить его российскую аудиторию рассматривать его — а не Пушкина — как главного национального писателя России.Противодействуя русоцентрической модели национальной культуры Пушкина, Гоголь отстаивает центробежную концепцию национально-имперской идентичности, которая ставит имперскую периферию России в центр «русского» опыта.

Информация журнала

Канадские славянские газеты / Revue canadienne des slavistes (CSP) были созданы в 1956 году. В 1967 году они стали выходить два раза в год, а в 1968 году стали выходить ежеквартально. Журнал является официальным изданием Канадской ассоциации славистов (CAS).CSP — это рецензируемый многопрофильный журнал, публикующий оригинальные исследования на английском и французском языках по Центральной и Восточной Европе. Он привлекает читателей со всего мира и ученых из различных дисциплин: язык и лингвистика, литература, история, политология, социология, экономика, антропология, география, фольклор и искусство. Журнал особенно силен в славянском языкознании; Русская литература и история; Украинская литература и история; Польская и балканская история и культура.Статьи хорошо сбалансированы между темами модерна, раннего модерна и средневековья. Специальные тематические выпуски (или разделы) выходят регулярно и проходят сложную рецензию журнала.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis быстро выросла за последние два десятилетия и стала ведущим международным академическим издателем. Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывая широкий спектр предметных областей и включая журнальные отпечатки Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis.Taylor & Francis полностью привержена публикации и распространению научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается основной целью.

Николай Гоголь (Мягкая обложка) | Книги Чосера

$ 16,95

может быть доступен у издателя или распродан

Описание


Николай Гоголь был самым своеобразным из великих русских писателей XIX века и прожил трагически короткую жизнь, столь же хаотичную, как и жизни созданных им персонажей.